Книги про золотую молодежь

Золотая молодежь — как живут и развлекаются дети богатых родителей?

В восемнадцать лет ездить на розовом «Бентли» и не думать о том, как прожить на одну стипендию, где найти подработку, как накопить на первое путешествие – все это легко, если ты дитя обеспеченных родителей. У чад богатых родителей свои проблемы и заботы, свои способы развлекаться и своя манера жить.

Кто такая золотая молодежь?

Понятие «золотая молодежь» появилось в конце XVIII века во времена французской революции. Есть несколько вариантов происхождения:

  1. Золотая молодежь — это молодые люди, приверженцы короля и сторонники монархии, роялистского настроя, они дети знатных и состоятельных буржуа. Их стиль одежды богатый, роскошный, расшитый золотом.
  2. До известных событий во Франции в середине XVIII века Ж.Ж. Руссо в своем романе «Новая Элоиза» пишет о золотой молодежи еще без политической окраски – это дети знатных родителей, богатые, роскошно одетые в камзолы, расшитые сплошь золотом.
  3. Еще один вариант тесно связан с политикой и уже не с «позолоченной» одеждой, а золочеными знаками старой французской армии. В 1793 году выходит декрет «О подозрительных», который приравнивает к измене ношение этих отличительных знаков. Специально их носит молодежь, по прежнему преданная королю.

Современная золотая молодежь не имеет ничего общего с политикой. Понятие давно утратило свой политический подтекст. Сейчас золотая молодежь — это дети очень богатых, влиятельных или известных людей. Чаще – все одновременно. Мажоры, так их еще называют в России, ведут праздный образ жизни, ни в чем себе не отказывая, ни в чем не нуждаясь.

Как живет золотая молодежь?

Жизнь золотой молодежи беззаботная и обеспеченная. Эти дети – наследники своих богатых родителей, которые заняты в разных сферах бизнеса. Чтобы занять в будущем позицию высокопоставленного отца, нужно учиться. Поэтому обучение в престижных вузах России и не только – одна из составляющих жизни таких детей.

Есть мнение, что у многих отпрысков из обеспеченных семей существует проблема мотивации – когда у тебя есть все, к чему стремиться и чего хотеть? В связи с этим множество скандальных историй о том, как богатенькие детки развлекались, гоняя по ночной трассе, кто-то лечился в наркологической клинике, а кто-то – любитель публичных выходок.

Чем занимается золотая молодежь?

Будни золотой молодежи отличаются от будней обычных людей, просто потому что они могут позволить себе практически все. Молодые люди имеют частные самолеты, автомобили с персональным водителем, учатся в закрытых частных школах, чаще за границей (в Швейцарии, Великобритании), имеют прислугу, обедают в самых дороги ресторанах, где чек за ланч может составить стоимость неплохого седана.

Как отдыхает золотая молодежь?

Хорошо отдыхать нужно уметь, — это девиз современных богатых отпрысков. И они умеют! Мало кто так развлекается, как развлекается золотая молодежь. Исследователи феномена золотой молодежи условно делят ее на два типа у которых есть одна общая черта — жажда острых ощущений.

  1. Ночная. Ночные клубы, закрытые тусовки, баловство различными наркотическими препаратами, гонки по ночным трассам и другие прелести подлунной жизни.
  2. Неночная. Дорогие виды спорта (серфинг, сноуборд, гольф). Пребывание по полгода на морских и горнолыжных курортах для них привычное дело.

Фильмы про золотую молодежь

Фильмы про мажоров и золотую молодежь – не редкость как в отечественном, так и зарубежном кинематографе.

Режиссеры знают о желании обычных людей заглянуть за завесу и узнать, как проходят вечеринки золотой молодежи, как живут чрезвычайно богатые люди.

Некоторые режиссеры обращаются к моральным аспектам, проблеме выбора и поиска мотивации у богатых детей. Фильмы и сериалы, которые расскажут о простой непростой жизни «сливок» общества:

  1. Золотая Молодежь. Фильм Стивена Фрая о молодом писателе, жившем на грани нищеты, но однажды попавшем в беззаботный мир роскоши и праздности.
  2. Жестокие игры. Знаменитый триллер Роджера Кэмбла о том, как циничность и бездушие пресыщенных жизнью и избалованных молодых людей может привести к настоящей трагедии. В фильме снялась звездная троица: Райан Филипп, Сара-Мишель Гелар и Риз Уизерспун. Во второстепенной роли можно увидеть также популярную кинозвезду — Сальму Блэр.
  3. Великий Гэтсби. Фильм, снятый Базом Лурманом, по известному роману Ф.С. Фицджеральда, окунет в атмосферу роскоши и шика. Аристократический дух, многомиллионные вечеринки, самые дорогие автомобили — здесь найдется все, что послужит фоном для драматических событий с главными героями.

Книги про золотую молодежь

Про мажоров и золотую молодежь не только снимают фильмы, но и пишут книги:

  1. «Мерзкая плоть» Ивлин Во. Иронический роман об английской аристократии.
  2. «Хелл» Лолита Пий. Книга о проблемах современной золотой молодежи, поиске смысла жизни, любви и дружбы.
  3. «Сплетница» Сисели фон Зигесар. Захватывающий бестселлер о сплетнях, интригах, изменах в кругу богатых деток, готовящихся к поступлению в лучшие университеты и колледжи.

Источник: https://womanadvice.ru/zolotaya-molodezh-kak-zhivut-i-razvlekayutsya-deti-bogatyh-roditeley

«Золотая молодежь» из Аризоны

Аризона — суровая, насквозь прокаленная беспощадным тропическим солнцем американская пустыня. Но среди сухих, как порох, песков, растрескавшихся красных, черных, фиолетовых скал раскинулись оазисы неописуемой красоты.

Там, среди пальм, экзотических кактусовых зарослей, тщательно ухоженных садов и цветников, высятся красивые виллы и многоэтажные отели. С некоторых пор среди богатых людей стало модным проводить отпуск или даже уикэнд в этих оазисах.

Какой увлекательный контраст: пустыня и тут же рай на земле, где солнце светит 360 дней в году, а сады, щедро орошенные водой, поднятой из-под земли, цветут и благоухают!

Вокруг вилл и отелей выросли поселки и даже целые города, население которых кормится обслуживанием богатых клиентов.

Если перелистать красочные проспекты, посвященные этим городам, может сложиться представление, что там действительно райская жизнь, не омраченная никакими бедами, свойственными Нью-Йорку, Чикаго пли Лос-Анджелесу.

Но это впечатление обманчиво: рак пороков, разъедающий американские города, распространил свои метастазы и здесь.

Те, кто видели замечательный фильм Антониони «Забриски пойнт» (это — географическое название одной из точек в пустыне), снятый в этих краях, никогда не забудут его заключительных кадров: после того, как в оазисе разыгралась трагедия, героиня этого фильма покидает его и, обернувшись, видит: великолепный отель в тропическом саду взрывается как бы от ее испепеляющего, гневного взгляда. В воздух летят обломки здания и его роскошного убранства, взрыв повторяется снова pi снова, и вот уже в Америке взрывается все подряд — дома, магазины, вещи, книги, газеты, отравляющие сознание людей.

Я вспомнил эти суровые символические кадры, когда прочел сообщения о двух трагедиях, разыгравшихся там, в Аризоне, — в городах Тусон и Меса…

Город Тусон с населением 317 000 человек расположен в одном из красивейших оазисов. Он раскинулся весьма привольно: по площади Тусон равен Парижу. Его сердцевина — великолепные поместья миллионеров.

Много тропических парков, бассейнов. А сразу же за околицей — сухая, мертвая пустыня и красивейшие горы Санта Каталина. В этом городе есть свой университет и 127 церквей. Но нет ни одного музея и ни одного театра.

Культурной жизнью здесь и не пахнет.

В городе много бездельничающей «золотой молодежи», живущей за счет богатых родителей. Они разгоняют скуку наркотиками, диким распутством. Чтобы пощекотать нервы, приобщаются к садизму.

Это подчас кончается плохо: согласно полицейской статистике, в городе ежегодно исчезает бесследно примерно пятьдесят подростков. Их тщетно разыскивают, потом записывают: «По всей видимости, сбежал».

Но убегают не все; иной раз в пустыне неподалеку от города находят человеческие кости, обглоданные койотами.

10 ноября 1965 года в Тусоне внезапно был арестован сын разбогатевшего врача роскошной клиники для миллионеров двадцатичетырехлетний Чарльз Шмид.

Как выяснилось, на его совести три преступления: 3 мая 1964 года он убил дочь медсестры Алин Роув, а 16 августа 1965 года — двух сестер Фриц.

Эти преступления так и остались бы нераскрытыми, если бы Чарльза Шмида не выдал его девятнадцатилетний приятель Ричард Бранс, который сам, несмотря на свой юный возраст, уже несколько раз попадал в полицию за темные дела.

Ниточка к раскрытию преступлений Шмида потянулась с совершенно неожиданной стороны: Ричард Бранс влюбился в шестнадцатилетнюю девчонку Кэти Мораф и буквально не давал ей прохода, требуя, чтобы она вышла за него замуж.

Богатые родители Кэти не хотели такого зятя и пожаловались на него… в суд. Судья сказал Брансу, что он упечет его в тюрьму за проделки, на которые раньше он закрывал глаза, если тот не покинет немедленно город. Бранс уехал в штат Огайо, к своей бабушке.

И вдруг оттуда он позвонил по телефону в полицию Тусона:

— Умоляю вас взять Кэти Мораф под охрану! Чарльз Шмид хочет ее убить.

— Что за шутки, — проворчал дежурный полисмен.

— Это правда! — воскликнул Бранс. — Он уже убил трех девушек — Алин Роув и сестер Фриц. Я знаю, где лежат их останки…

Два детектива немедленно вылетели в штат Огайо и привезли оттуда Бранса. Он указал в пустыне места гибели трех девушек. От Алин Роув не осталось даже костей — их растащили дикие звери, но на месте расправы нашли ее бигуди и обрывки трусов. Останки сестер Фриц сохранились: они были закопаны.

Назавтра полицейские отправились за Чарльзом Шмидом. Они нашли его у предоставленного ему родителями бунгало в большом фамильном парке; он спокойненько подстригал машинкой газон.

Поразил полицейских лишь внешний вид этого голубоглазого, сильного молодого человека: его волосы были выкрашены в черный цвет, губы намазаны белой помадой, лицо покрыто бронзовой краской, на щеке налеплена искусственная большая родинка, а нос заклеен пластырем, хотя никакой раны там не было. Шмид не оказал при аресте никакого сопротивления.

Что же выяснило следствие?

Чарльз Шмид оказался вполне здоровым человеком. Он не был ни безумцем, ни алкоголиком. У него была, по американским стандартам, вполне благополучная семья. Детство проходило нормально. Правда, в школе он ленился и был средним учеником. Высшие оценки Чарльз Шмид получал только по физкультуре, все остальное его не интересовало.

В шестнадцать лет его исключили из школы за воровство. Возник скандал, но нежные родители решили, что во всем виновата школа и что при их капитале сынок сможет безбедно прожить и без образования.

Когда Чарльзу Шмиду исполнилось двадцать, отец подарил ему бунгало в парке и гоночный автомобиль и полностью предоставил его самому себе. Все его покупки оплачивались по счетам без звука.

Кроме того, ему давали наличными на карманные расходы шестьсот долларов в месяц.

Единственной проблемой этого молодого человека была забота о том, как убить время.

Днем он бесцельно гонял на своем автомобиле по улицам, плавал в бассейне, заходил в кафе и рестораны, охотясь за девчонками, которые, кстати сказать, липли к этому богатому молодому кавалеру как мухи на мед.

Ночи Чарльз Шмид проводил в ночных клубах или в собственном бунгало, которое он объявил «секс-клубом»; там он устраивал чудовищные оргии с малолетними девчонками. Родители глядели на этот разврат сквозь пальцы.

Девчонки из «лучших семей» Тусона млели перед Шмидом, их влекли к себе его грубые манеры, его необычайный грим, его бесстыдный цинизм. Во время оргий он рассказывал девчонкам лихие истории, от которых у них захватывало дух: подумать только, перед ними был самый настоящий гангстер, как в кино!

— Был у меня приятель шестнадцати лет, — рассказывал гостеприимный хозяин с бронзовым лицом и белыми губами. — Идиот! Он неосторожно вел машину и задавил мою любовницу. Ну, я его и наказал: отрубил ему обе руки, а потом прикончил…

Девчонкам было весело; казалось, они играют в увлекательную игру. Но вскоре выяснилось, что все это не игра, а нечто пострашнее. 31 мая 1964 года

Читайте также:  Книги про речь

Шмид вдруг предложил своим приятелям — Джону Сауиндерсу, девятнадцати лет, и очередной любовнице, семнадцатилетней Мари Френч, убить другую приятельницу — Алин Роув. «Чтобы рассеять скуку», — уточнил он.

Сказано — сделано. Шмид уложил в багажник своего автомобиля ящик пива и лопату, чтобы закопать труп, и вся компания поехала за Алин. Ее мать была на дежурстве в госпитале, а она сама уже спала; волосы ее были накручены на бигуди.

Мари Френч ее разбудила: «Поедем развлечься в пустыне!» — «Поедем!» Алин, даже не сняв бигуди (как помнит читатель, именно они вспоследствии явились уликой против Шмида!), прыгнула в гоночный автомобиль приятеля, и веселая компания покатила дальше — в пустыню.

Заехали в глухое, дикое место. Выпили пива. Мари Френч ушла и села в автомобиль: ей не хотелось смотреть, как будут убивать подругу. Вскоре она услышала крик. Полчаса спустя к ней подошел Шмид: «Готово.

Пойдем — поможешь ее закопать». Алин была изнасилована, потом Шмид камнем размозжил ей голову. Выкопать яму не удалось — земля была слишком тверда. «Ничего, — сказал Шмид, — койоты сделают свое дело».

Труп бросили и уехали…

Целый год мать Алин обивала пороги полиции и Федерального бюро расследований. Она твердила, что ее дочь наверняка убил Шмид. От нее отмахивались: подумать только, какая-то медсестра пытается бросить тень на одну из самых респектабельных семей города! «Просто она сбежала» — такое заключение сделали следователи, и дело об исчезновении Алин Роув было закрыто.

Тем временем Чарльз Шмид наглел все больше. Он объявил себя «ангелом смерти» и заявил, что утратил чувствительность к страданиям живых существ.

Чтобы доказать это, он на глазах у восхищенных поклонниц зверски замучил до смерти свою кошку. Потом он приказал всем своим малолетним подружкам перекраситься в черный цвет.

Мари Френч чуть было не покончила с собой, когда он вдруг сказал, что хочет, чтобы какая-нибудь девочка ради него уничтожила себя.

Но всего этого Шмиду было мало. Он вдруг заявил, что ему нужна подружка из «самого высшего света». Выследил в городском бассейне семнадцатилетнюю красавицу Гретхен Фриц, дочь богатого и знаменитого врача-кардиолога, поехал вслед за ней на машине до самого ее дома, вошел в дом и… провел с ней ночь. Гретхен оказалась столь же доступной, как и другие девчонки, с которыми Шмид имел дело раньше.

Это была капризная, такая же извращенная, как и он, девушка; к своим семнадцати годам она познала многое, ей даже пришлось уйти из школы, так как грозило исключение за дурное поведение.

Связь Гретхен и Шмида протекала бурно: они то ссорились, то мирились, — каждому хотелось главенствовать над другим. Чтобы утвердить свое верховенство, Шмид однажды ночью отвез Гретхен в пустыню и показал ей обглоданные шакалами кости Алин.

Она хладнокровно сказала: «Мне наплевать на то, что ты сделал с этой девчонкой…»

Через несколько месяцев они рассорились окончательно. Но перед тем, как расстаться со Шмидом, Гретхен Фриц на всякий случай выкрала у него дневник, в котором он вел записи о своих приключениях и преступлениях. Шмид, обнаружив пропажу дневника, начал нервничать. В сердцах он сказал приятелям:

— Я убью эту суку, но дневник верну…

Через день после этого, 16 августа 1965 года, в его «секс-клубе» шла очередная грязная оргия. Вдруг туда позвонила по телефону Гретхен Фриц и начала угрожать Шмиду, что выдаст его полиции. Шмид сказал друзьям: «Я займусь ею», — и приказал им разойтись.

В эту ночь Гретхен Фриц и ее младшая сестра исчезли. Отец их заявил об этом полиции. Расследование, как обычно, было коротким и формальным, и заключение гласило: «Девчонки сбежали».

(Тем временем Шмид сказал Брансу, которому он доверял как самому себе: «Я убил их в моем бунгало, потом засунул трупы в багажник автомобиля и отвез в пустыню»). Но доктор Фриц не успокоился.

Видя, что полиция бессильна, он обратился за помощью к местным деятелям мафии — Батталья и Боннано.

Мафия действовала более решительно. Бандиты ночью похитили Шмида и Бранса и начали их пытать, требуя, чтобы они сказали, что случилось с Гретхен и ее сестрой. Шмид поклялся, что они бежали в Калифорнию. Предусмотрительные бандиты обязали его полететь вместе с ними в Сан-Диего, где якобы находились сестры, и там их выдать. Шмид дал согласие — в голове у него созрел новый коварный план…

Когда бандиты отпустили его и Бранса, он тут же укатил со своим приятелем в пустыню, чтобы закопать брошенные там трупы сестер Фриц; они легко нашли их по запаху. Полуразложившееся тело Гретхен закопали в яме, тело ее сестры засыпали песком. Вернувшись домой, Шмид тут же позвонил в Вашингтон, в штаб-квартиру Федерального бюро расследований:

— Меня преследует мафия. Она требует, чтобы я отправился в Калифорнию в сопровождении двух гангстеров и выдал им двух девчонок, которые сбежали из дому и, по слухам, находятся в Сан-Диего…

Федеральное бюро расследований поспешило на помощь сыну владельца клиники для миллионеров. Когда он и два его грозных спутника прилетели в Сан-Диего, их уже ждала полиция.

Гангстеров схватили, а Чарльз Шмид как ни в чем не бывало вернулся в Тусон.

Его преступления так и остались бы нераскрытыми, если не непредвиденное обстоятельство: самый верный друг Шмида, Бранс, приревновавший его к Кэти Мораф, выдал его полиции, и не только выдал, но и помог полицейским найти останки жертв убийцы…

После долгих судебных проволочек в октябре 1966 года суд приговорил «Смитти», как фамильярно именовали судебные репортеры преступника Шмида, к смертной казни. Но был ли этот приговор приведен в исполнение, я не знаю. Скорее всего, жизнь ему все же сохранили.

А месяц спустя после окончания процесса Шмида там же, в Аризоне, в городе Меса, было раскрыто новое сенсационное преступление, столь же бесстыдное, бессмысленно жестокое и беспричинное. Героем очередного скандала, вновь потрясшего Америку, был еще более молодой человек — восемнадцатилетний учащийся колледжа Роберт Бенджамин Смит.

12 ноября 1966 года он, действуя подобно чикагскому матросу Спеку, студенту из Остина Уайтмену и недоучке Шмиду из Тусона, застрелил ни в чем не повинных трех девушек, молодую женщину, девочку и ранил еще одну девочку и младенца.

Кстати, на судебном процессе он развязно заявил, что мысль об этой страшной бойне пришла ему на ум, когда он прочел в газетах об убийстве восьмерых студенток в Чикаго и о бойне в университете штата Техас в Остине.

— Эта мысль, — уточнил он, — окончательно созрела у меня, когда родители подарили мне пистолет 32-го калибра. Я убил их потому, что мне хотелось, чтоб обо мне узнали. Мне хотелось доказать, что я тоже выдающийся человек.

Обстоятельства этого преступления действительно весьма схожи с кровавым «случаем в Чикаго». Смит скопировал повадку Спека, который сначала приказал своим жертвам держаться тихо, пока он их свяжет, а потом убил одну за другой. Он не зря читал газетные отчеты о суде над Спеком!

Дело было так. Смит вошел в класс женского училища «Роз Мари», готовящего специалисток по косметике. В одном из классов в ожидании начала занятий сидели двадцативосьмилетняя Джойс Семлерс со своей трехлетней дочерью Деборой и трехмесячным младенцем и девушки Мари Маргарет Ольсен, Гленди Картер, Кэрол Фармер. Здесь же находилась сотрудница училища Бонита Сюе Гаррис.

Оглядевшись по сторонам, Смит спокойно предложил всем присутствующим лечь на пол в круг, головами к нему, ногами — к стенам. Сам он встал в центре. Вытащил револьвер и стал стрелять — каждой по пуле в голову.

Женщины во дворе услышали выстрелы и вызвали полицию. Полицейские застали Смита среди трупов в классе, залитом кровью. Он смеялся. Увидев полицейских, Смит сказал: «Да, убийца — я», — и протянул руки, чтобы на них надели наручники. И добавил: «Теперь обо мне узнает вся Америка».

На следствии он рассказал, что вначале собирался поехать в свой родной город Хьюстон в штате Техас, чтобы там сотворить то, что сделал Уайтмен в Остине. Но потом сообразил, что этот план можно осуществить в Месе.

Свой выбор он остановил на косметической школе, — там, пояснил он, всегда найдется достаточное число жертв. Между прочим, выяснилась такая деталь.

Когда Смит приказал женщинам лечь на пол и они покорно выполнили его приказ, одна из них сказала, видимо пытаясь его смутить: «Через несколько минут сюда войдут сорок человек». Смит улыбнулся и сказал: «Жаль, но у меня не хватит пуль на всех».

Следователь спросил его: «Что бы вы сделали, если бы в момент этой бойни в класс вошли ваша мать и сестра?» Смит, не задумываясь, ответил: «Думаю, что я их тоже застрелил бы. Мне хотелось убить как можно больше людей, чтобы составить себе имя. Я хочу, чтобы все знали, что я за человек»…

Вот какая «золотая молодежь» растет в солнечном штате Аризона, который так расхваливают американские туристские проспекты!

Источник: http://mirror4.ru.indbooks.in/?p=83469

4. Золотая молодежь | Читать онлайн, без регистрации

4. Золотая молодежь

Вечером в пятницу я с ветерком прокатился по загородному шоссе. Когда несешься на мотоцикле и тебя чуть не сносит с седла ветродуй, в голове остаются только хорошие мысли. Поэтому я приехал в коттеджный поселок, где живут Софроновы, свежим и радостным, угрюмое настроение в связи с недавней неудачей как ветром унесло.

Было еще светло, солнце пока не садилось, и, заметив узкую тропку, уходящую от шоссе в лес, я свернул, отъехал метров на триста и встал на дивной полянке. Теперь надо было найти сухое дерево, потому что живые я не трогаю.

Я тренируюсь через день-два, по полчаса или больше, и так все последние десять лет: метаю ножи – единственное оружие, которое использовал в частном сыске.

Два тонких, без рукоятей, ножа в спаренных ножнах, пристегнутых к левой руке, под рукавом.

Я с удовольствием отработал почти час, приплясывая вокруг старого пня: нужно метать парами, с разных углов и расстояний. В любое место на теле врага, размером в банковскую карту, я давно попадаю девяносто восемь раз из ста.

Один раз из этой сотни нож попадает ребром, но и так он пускает кровь.

Но один раз, – правда, не из сотни, а из пяти-шести сотен, – нож вообще никуда не попадает, и, если целишься в сухое дерево, он отскакивает от него с жутким звоном, летит назад, и надо успеть от него увернуться.

Это только кажется, что нож – идеальное оружие для улицы. Я могу так метать его только с четырех шагов – на один полный оборот ножа. Внутри оборота или за ним – неминуемый промах. Однако со временем, после долгих тренировок, в глазах буквально вспыхивает эта дистанция, ее просто видишь. И тогда нож войдет в сухое дерево гулко, крепко, радуя слух, и так глубоко, что сразу не вытащить.

Когда я подъехал к коттеджному поселку, солнце уже скрылось за лесом. У шлагбаума с обеих сторон – просторные будки с охранниками. За высоким кирпичным забором виднелись верхние этажи элегантных особняков. Я посмотрел по сторонам.

В каждой деревне есть укромное место, где летними вечерами собирается местная молодежь. Элитный коттеджный поселок – не исключение, но только молодежь здесь богаче.

Сегодня пятница и чудный летний вечер, поэтому самое времечко для тусовки.

Неширокая асфальтированная дорожка вела вдоль забора в лесок, и там за сосенками горели фары, негромко рокотали моторы. Я туда и направил свой мотоцикл.

На песчаной лужайке стоял приземистый спортивный автомобиль, а на бревнышках сидели три девушки и два парня. Перед ними красовались еще двое на мотоциклах, рыкающих мощными движками. Я медленно подкатил к ним ближе, выключил мотор и махнул рукой в перчатке над рулем, как принято среди мотоциклистов:

– Привет!

Читайте также:  Книги про психопатов

Двое на мотоциклах молча ответили тем же. Я выставил подножку своей старой «Ямахи», перекинул ногу через седло и с удовольствием распрямил спину. Все молча наблюдали за мной.

– Услыхал ваши моторы, захотелось поглядеть. Классные у вас аппараты.

Они действительно были хороши: Один – чоппер, настоящий «Харлей-Дэвидсон», очень престижный. Другой – спортбайк от «Хонды», новый и тоже дорогущий.

Сверкающие хромом и лаком, начищенные к выходным, – смотреть на них было одно удовольствие (тому, конечно, кто любит и понимает).

Одеты были байкеры под стать своим аппаратам: на чоппере – ковбой в черной коже, черной бандане и в тисненых щит-кикерах на каблуках. Спортсмен – в гоночном, пестром от рекламы комбинезоне с красным шлемом-интегралом.

Спортбайк рыкнул мотором, хрустнул песочком, как застоявшийся конь, и медленно, красуясь, сделал кружок перед бревнышками. По мелким признакам, заметным только опытному глазу, ездок был неопытным, новичок.

Всем в этой компании было лет по восемнадцать-двадцать. Я сразу почувствовал, что оказался чужим и лишним, главное, очень старым. Здесь тусовалась золотая молодежь элитного поселка со своими подружками, а я приперся на своем старье.

Но ведь я тут по делу…

Я завел мотор, окинул глазами лужайку, асфальтовую дорожку, уходящую в лес, и поддал холостые обороты.

Ручка газа как бичом подхлестнула раскаленные после дороги цилиндры, тахометр на приборке метнулся выше, заскакивая в красный сектор, вой двигателя из спаренных труб перешел в визг. И я отпустил толчком сцепление.

Мотоцикл взлетел на дыбы, на заднее колесо, – и рванул вперед. Такое делать с места – самое трудное, намного легче «козлить» на ходу, отрывая переднее колесо. Но сейчас мне нужен был особенно сильный эффект.

Влетев в лес, я тормознул, упал на переднее колесо и развернулся.

Мне было жаль снова рвать мотоцикл, и я броском разогнал его до восьмидесяти, и только перед лужайкой дал еще газку и рванул на себя руль.

Он встал на дыбы, как игривый конь, и так, на заднем колесе, я прохватил мимо бревнышек метров тридцать. Потом медленно вернулся и поставил его с краю, между соснами: пусть теперь «старик» отдыхает.

Девчонки встретили меня аплодисментами, к ним неловко присоединились и парни. Но это не было моим «выпендрежем». Это «язык», понятный всем, кто садился когда-нибудь на мощный мотоцикл или хотя бы издали любовался им. Означало примерно следующее: вот мой ненаглядный, и вот что он умеет, – я на нем только сижу.

Но самое главное: может, мне и снесет в свое время голову, но все равно это того стоит. Это не показуха, не вызов или приглашение повторить. Ради Бога, не надо! Таким штукам на мотоцикле учатся годами, порой разбивая его и ломая кости.

Просто это «язык» рисковых людей, такой же, как и приветствие поднятой над рулем перчаткой – между незнакомцами, летящими навстречу, со скоростью за сотню, когда не только снимать руку с руля, а разжимать на нем пальцы опасно.

Но, к несчастью, по неопытности «спортсмен» на «Хонде» понял это как вызов. Ведь на бревнышках, как тетерки на токовище, сидели хорошенькие девочки. Он только успел рыкнуть своим оборотистым движком, смахнул вниз стекло на шлеме, – а я уже знал, чем это все для него кончится.

Он откатил сначала по дорожке в лес для разгона и развернулся. Тут я не выдержал, соскочил с пенька, где сидел, и выбежал наперерез: сейчас этот салажонок навернется и сломает шею, и все из-за меня! Махнул ему крест-накрест руками, и он тормознул передо мной.

– Чего тебе?

– Убьешься, слушай, не надо, не здесь. Я поучу потом.

– Отвали, брат! – За темным стеклом шлема мелькнула презрительная усмешка.

– Ладно, слушай, оторвешь колесо – не бросай газ, и ногу на тормоз!

Парень только кивнул и пошел на разворот.

Хорошо еще, что он не разогнался, как в первый раз, – хоть этим я помог, – а рванул вовремя руль на себя и молодцом «закозлил».

Но ручку газа отвернул слишком сильно, и крутой мощный байк просто вывернулся и уехал без него – на скорости под пятьдесят. Пролетев еще немного, накренился в песок, кувырнулся раз-другой и осел с хрустом в кустах.

Сам же байкер, вскочивший на него в последнюю секунду, крепко приложился затылком об асфальт и закувыркался к обочине, под самые бревнышки.

Девочки вспорхнули, разом бросились к нему, и я тоже.

– Алешка! Ой, мамочка, он не дышит! Алешка! Не пугай нас!

Глаза у парня смотрели в разные стороны, крови видно не было. Стянув с трудом шлем, увидели, что он улыбается. Стали поднимать – только охнул, когда привстал на ногу. Похоже, пронесло. Кожа на комбинезоне содрана, на заднике шлема – вмятина с трещиной, и рука на запястье до крови содрана, там, где расстегнулась и вывернулась перчатка.

Но все это были «семечки», в целом дешево отделался: «цокнись» он так в бандане, какая была у его друга-ковбоя, и голова его была бы похожа на сырую яичницу. А так через минуту-другую Алешка уже сидел героем среди перепуганных девчонок. Ребята привели из кустов его байк – тоже не страшно, по песку он кувыркался, не по асфальту.

Правда, пластик обтекателя поломан, задний поворотник всмятку, но когда завели – зафурычил.

На душе полегчало. Я взобрался на бревнышки и присел рядом с парнями. Пережитый общий страх сближает и дает особые права. Поэтому я смело вынул из кармана фотографию с выпускного бала и молча протянул одному из ребят.

– Знаешь ее?

– Это – Танька Софронова. Искали ее тут, менты всех расспрашивали. Ты тоже мент?

– Нет, сейчас не мент. Мне ее парень нужен.

Тот оглянулся на девчонок и окликнул:

– Галя, подойди! – Повернувшись ко мне, добавил: – Подружка.

Галей оказалась девушка постарше, лет двадцати, с темно-карими глазами и обворожительной улыбкой. Я приметил ее раньше и сразу выделил среди троих. Поэтому не только улыбнулся, а даже поклонился – так она была хороша.

– Он ищет парня Таньки Софроновой. Знаешь?

– Ее парня? – Галя непонимающе смотрела на меня, улыбалась и качала головой. – Вот же он, Лешка, на спортбайке. Чуть не убился.

– А другой?

– Какой вам нужен?

– Другой, последний.

– Гуталин, наверное, – вставил первый парень, возвращая мне снимок, и крикнул всем: – Эй, народ! Мы едем или нет? Десятый час уже!

– Едем, едем!

– Музыкант он, этот Гуталин, ударник, играет в клубе, – спрыгнул с бревен парень.

Компания засобиралась, и все потянулись – кто к машине, кто к байкам. «Цокнутый» Алешка тоже похромал к своему. Но Галя никуда не торопилась, сидела, улыбалась и вдруг сказала:

– В клубе «Дубль» он играет, это недалеко.

– Галя, ну, ты едешь? – крикнул байкер в бандане.

– Мне домой надо, маме обещала. Что так смотришь? Я ж тебе говорила!

Я слез с бревнышек и подошел к Леше, сидевшему на своем спортбайке.

– Как мне найти Таню Софронову?

– Ох, слушай, и ты ее ищешь…. Меня уже расспрашивали менты. Да кто ж ее знает, она – девка шальная…

– Жива?

– Да кто ж ее знает? Мы с ней расстались, еще перед выпускными. Ну, ладно, свидимся. Хорошая была девка… Жалко… Ну, давай.

– Счастливо.

Тишину леска разорвал рык моторов, молодые голоса утонули в нем, за сосенками мелькнули рубиновые фонари, и все стихло. Я обернулся. Галя продолжала сидеть на бревнах. Я подошел к ней и присел рядом.

– Какой вечерок… К вам присесть можно? – Она в ответ только засмеялась. Посидели минутку молча – я уже забыл, что нужно говорить при луне красивой девушке. – Красивая луна… как живая. Вам не холодно?

– Вы, наверное, из полиции, – опять засмеялась она.

– Нет, нет. Я сам по себе.

– И кто же вы?

– Я – Николай, а вы?

– Галя. Зачем вам Танин парень?

– Пропала она. Уже неделя прошла. И дед весь извелся. Хоть бы позвонила. Передать ей можете?

– Кому? – с деланым испугом повернулась ко мне Галя.

– Подружке вашей, Тане.

– Как же я ей передам?

– Когда позвонит вам в следующий раз.

– Какой вы смешной! – она встала и оправила платье. – Мне пора.

– Я вас провожу.

– На мотоцикле?

– Можно и на мотоцикле. Садитесь.

Галя игриво, но умело запрыгнула в седло и обхватила меня сзади руками. Я медленно поехал мимо сосен и через сто метров остановился возле шлагбаума.

– Вот мой коттедж, – махнула она рукой за высокий забор. – А это – Софроновых.

Коттедж Софроновых стоял с краю, мрачно чернея на фоне серебристых лунных облаков. Два окна на втором этаже светились.

– Мы еще увидимся? – Я снял перчатку и протянул ей ладонь.

– Может быть. Клуб «Дубль». Он завтра там играет после девяти. Танин парень. Мы все там будем.

– Я приеду. Обязательно. Спокойной ночи.

– Только сами-то не разбейтесь – так отжигаете. – И Галя юркнула под шлагбаум.

* * *

Я посмотрел на два светящихся окна на втором этаже и набрал на своем мобильнике телефон этого коттеджа. Ответили не сразу, и я взглянул на часы – одиннадцатый час. Наконец услышал женский голос:

– Я вас слушаю. – Он был низкий, грудной, такого сексуального голоса я раньше никогда не слышал. Возраст – не более двадцати пяти.

Я попросил позвать Ивана Петровича.

– Иван Петрович отдыхает. Кто его спрашивает?

Я назвал себя и добавил, что по его заданию разыскиваю Таню. После этих слов голос резко изменился.

– Что-нибудь узнали?

– К сожалению, ничего. Иван Петрович спит?

– Сейчас посмотрю. – В трубке было слышно отдаленное: «Ваня, Ванечка! К телефону, мой дорогой, ты не спишь?»

Минут через пять засветилось еще одно окно, и глухой, недовольный голос хозяина, похоже, сильно пьяного, произнес:

– А-а, объявился, герой. Я что, нанимал тебя колотить всех до крови? Ты Танюшу нашел?

– Нет.

– Что за скандалы ты учиняешь! Портной мне звонит, мол, какого бандита я к нему подослал! Мы же с ним договорились обо всем, а ты мне такую свинью подложил!

– Вы про внучку с ним договорились?

– Что, внучка? Что, я тебя спрашиваю! Может, и не он!

– Молитесь, чтобы он. Повторяю, лучше бы это был он.

– А охранника нашего зачем избил?

– Его спросите и свидетелей.

– И так тошно, еще ты всех мордуешь… Ищешь ее?

– Ищу. Но сейчас звоню по другому вопросу. Хочу завтра присутствовать на собрании акционеров.

– Это еще зачем? И без твоих кулаков будет жарко!

– Соберутся интересные люди, я должен их увидеть.

– Очень интересные… Лишнее. Еще и завтра ввяжешься. Тоже мне, хирург нашелся…

– Иван Петрович, как хотите, я могу прекратить поиски, решайте, денег я у вас еще не брал. И возьмите себя в руки.

– Ну вот, теперь ты мне хамишь!

Читайте также:  Книги про подсознание

– Жалко вас с Таней.

– Ты хоть что-нибудь узнал о ней?

– Ничего я не узнал. Что вы решили, Иван Петрович?

– Ничего он не узнал… Жива или мертва наша Танечка… Ладно, закажу тебе пропуск. Но гляди мне завтра, рта на собрании не открывать! Не твое это дело!

Источник: http://velib.com/read_book/pronin_aleksejj/territorija_vojjny/4_zolotaja_molodezh/

Никонов Александр — Управление выбором, или искусство стрижки народных масс аудиокнига слушать онлайн

Купить книгу Комментарии

ALokiN_1946-63 Никонов Александр неоднозначен. Есть книги — популяризация научных достижений (Верхом на бомбе, Апгрейт обезьяны, История отмороженных и некоторые другие) чрезвычайно интересны.

А есть просто матерные книги, которые просто портят его реноме. Мат он и есть мат. Как и многое плохое в жизни. Но плохое только засоряет жизнь и не способствует прогрессу.
А аудиокниги полезны пр поездках. Как на автомобиле, так и поездом.

Узнаёшь новое и сокращаешь расстояние.

vvtech у автора своя точка зрения, полюсная Сергею Кара Мурзе. интересно почитать

koubatian Автор — подлец и манипулятор. Факты подтасовывает, выводы делает заведомо ложные. Гитлера не любит, а сам — чистый Гитлер, фашист.

Тот делил людей на арийцев и недочеловеков, а этот — на умников (вроде него) и лохов.

И не понимает (не хочет понимать) ни причин по которым одни живут хорошо, а другие плохо, ни того что на чужом несчастье собственное счастье не построишь, будь ты хоть семи пядей во лбу.

NORMAN_02 Книги Никонова бывают полезны умственно-эмоциональной встряской. Сам я предпочитаю книги другого уровня — Толле, Кастанеда. От книг же Никонова веет цинизмом и мизантропией. Но ведь он журналист-современник, популяризатор и вдобавок атеист.

krazty по началу когда он там плел оценки людям-я зевал и думал уже потереть всю ахинею….но перешел в папочку про рекламу…
и решил что этого чела надо поставить в рамочку и повесить на хорошем месте!!!!все так грамотно систематизировано что я теь ищу все его книжки и с радостью ознакомлюсь с новыми идеями как в рекламе и маркетинге так и ….а больше вроде и нечего…

serpentarius я тоже с Никоновым не во всех вопросах согласен, но тем не менее его эрудиция и умение обобщать разные знания мне нравится. Эту книгу пока не читал. Я аудио книги не очень люблю — много места занимают. Подскажите где можно её в текстовом варианте найти? Киньте пожалуйста ссылочку

Feelov «…и убедительно показывает, что ценность интеллекта сегодня намного превосходит ценность материальных ресурсов» тра-ла-ла
Между тем, людям, отягощенным интеллектом, не мешает еще узнать, как пишется слово «искусство», которое фигурирует в названии раздачи.

Kanzler0 Спасибо!
С Никоновым не согласен, в точке зрения на социум. Но интересно (если не сказать больше!) послушать противоположную точку зрения из уст не глупого человека.
С удовольствием послушаю!

Элементарно выслушай тогда.
чел зарабатывает на компиляции всего во всём. собирает и создаёт в основном большой мусор. надо много знать и понимать, чтобы понять насколько он тупит и бредит, а порой и реально гонит чушь и ложь во многих местах. рассчитано на впечатлительную массу, т.к. написано шаловливым языком.
но есть и полезное, конечно же, почти как в любой литературе.

Heiro Одна из лучших книг автора. Да что там, нет у него практически скучных книг. А критиковать его за то, что он на них зарабатывает, вообще бессмысленно, по-моему.

MaximStrebchuk ребят, книга — ацтой полный, более однобокого и недалекого взгляда на серьезные вещи еще не встречал. В топку

lakuna2012 да уж, книжка полный ппц. автор чистой воды теоретик. все что он говорит в реальности абсолютно противоположно. природные ресурсы у него самовосстанавливаются в разы за пару лет, развитым странам нефть не нужна (о нефтяных войнах на ближнем востоке автор видимо не слышал), все богатые люди — умнейшие из всех…. короче фуфел какой-то

Источник: https://book-audio.com/25616:nikonov-aleksandr-upravlenie-vyborom-ili-iskusstvo-strizhki-narodnykh-mass

Новая Москва. Золотая молодежь (Часть 2)

Представители известных фамилий, Антон Немцов, Илья Куснирович, Джордж Киселев и Анастасия Перхун, рассказывают об амбициозных планах на будущее и о том, как они планируют менять мир к лучшему.

16 лет, ученица московской гимназии № 1409, дочь вратаря ЦСК Сергея Перхуна

Больше всего в жизни я горжусь своим отцом (Сергей погиб, получив травму во время матча в 2001 году. – МС). И очень трепетно берегу в сердце память о нем.

Меня увлекает медицина, горжусь тем, что в прошлом учебном году выиграла Московскую олимпиаду по биологии. Зачитываюсь работами американского биолога Джеймса Уотсона, который открыл структуру­ ДНК, за что в 1962 году получил Нобелевскую премию. Однажды мне удалось его увидеть – на церемонии вручения премии «Призвание».

Свое будущее точно планирую связать с биологией и меди­циной. В последнее время все более актуальной становится телемедицина, также стремительно развиваются клеточные технологии и операции с применением робототехники. Так что в обозримом будущем нам стоит ожидать резкого увеличения высокотехнологичных операций, которые будут выполняться лишь под контролем человека, в том числе дистанционно.

24 года, организатор музыкального фестиваля Bosco Fresh Fest, сын главы Bosco di Ciliegi Михаила Куснировича

Сейчас я активно развиваю свое агентство полного цикла Esthetic Joys – спектр деятельности широк, от создания музыкальной айдентики пространства до организации мероприятий под ключ.

Честно, работы много – я также занимаюсь с товарищами кафе «Фантазеры» на ВДНХ, которое мы открыли в прошлом году. Мне доставляет большое удовольствие работать с профессионалами – в Москве их достаточно много в различных сферах.

Большое уважение вызывают команды Sila Sveta, Stereotactic, Unity, Department и так далее.

Планирую продолжить и музыкальную деятельность с группой Esthetix – тут вдохновляет пример старших коллег вроде On-The-Go и достижения наших электронных артистов за рубежом. Очень хочется созидать, преобразовывать и менять к лучшему мир – вокруг и внутри нас.

16 лет, it-boy, фотограф, сын Алексея Киселева (Кисы), креативного директора кинокомпании «Небо» и совладельца ресторана Patara, внук журналиста и телеведущего Евгения Киселева, ученик University of Cambridge

Я во всем ориентируюсь на отца и деда. Стараюсь узнавать как можно больше, пробую себя в разных ролях. Фотографирую и снимаю видео – пока что как любитель, но с четкой минималистичной концепцией. Хотел бы и дальше развиваться в этой области. Также я стажировался в глянцевых журналах, помогал отцу в «Небе».

Мне интересна сфера медиа – думаю, мог бы неплохо продюсировать и освещать культурные события. Мечтаю поработать с Карин Ройтфельд над CR Fashion Book как фотограф или продюсер. Карин дружит с моим отцом, я знаю ее с детства и безгранично восхищаюсь ее талантом и свежим взглядом на моду и искусство. 

20 лет, выпускница Central Saint Martins (University of the Arts London), дизайнер собственной марки одежды Subterranei, дочь владелицы шоу-рума «Ли-Лу» Оксаны Бондаренко

Я горжусь родителями и во многом стараюсь равняться на них – очень бы хотела научиться быть такой же общительной и деловой, как моя мама. Мое главное fashion-правило – не слепо следовать трендам и хайпу, а опираться на особенности своей фигуры и индивидуальности. А также less is more. В моем гардеробе вы не найдете «лабутенов и афигительных штанов».

Верю в то, что Дэмиен Хёрст когда-нибудь обанкротится, и в то, что для того, чтобы добиться успеха, нужно не думать о конкурентах, а опираться на свое собственное видение развития.

Меня вдохновляют любые ограничения (LIMITS), а мой девиз – WHY DON’T YOU DON’T? Своим главным достижением на данный момент считаю ощутимый интерес к моему бренду и начало продаж в ЦУМе.

23 года, выпускница Central Saint Martins (University of the Arts London), сооснователь мобильной арт-площадки J-box, дочь арт-директора Первого канала Дмитрия Ликина и Елены Вольцингер (директор «Гилель» в России)

Год назад вместе с архитектором Жанной Дикой мы задумали необычную арт-площадку. По сути это передвигающаяся мультимедийная комната-галерея – куб-трансформер 3 х 3 х 3 метра, – которую мы как кураторы предоставляем молодым художникам и тем самым даем им возможность донести свое высказывание публике.

Чтобы художника могли услышать (и увидеть) как можно больше людей, планируем ставить наш куб на максимально «транзитных» площадках и общественных пространствах. Дворы музеев, «Флакон», Крымская набережная и другие.

Мы хотим не заманивать людей в музеи, а, используя разные медиавозможности, сделать искусство ближе – то искусство, которое апеллирует к ценностям гуманизма.

16 лет, автогонщик, пилот программы SMP Racing (основатель и руководитель проекта – Борис Ротенберг), сын бизнесмена Александра Смоляра

У всех увлеченных спортсменов есть два состояния: ты «на тренировках/соревнованиях» и ты «дома/на отдыхе». В первом случае для меня это «круто, сегодня опять гоночки!», а во втором – «сколько еще дней до выезда?». Я действительно люблю автоспорт.

Главное мое достижение на данный момент – поул-позиция на чемпионате мира по картингу, такого еще не было в истории российского автоспорта. С самого детства папа меня учил: как бы плохи ни были дела, нельзя опускать руки. Когда у меня что-то не выходит, злюсь, поэтому работаю над абсолютным самообладанием.

Иначе не стать чемпионом мира в «Формуле-1». Амбициозно? Наверное. Но это моя реальная цель, к которой я иду.

18 лет, пианист, выпускник ЦМШ, лауреат международных конкурсов, сын певицы Валерии

Я в музыке с четырех лет. Люблю и исполняю классику: Лист, Рахманинов, Скрябин. Могу не спать сутками, чтобы разучить произведение. Например, на юбилее мэтра Никиты Михалкова пару лет назад я должен был исполнить часть концерта для фортепиано с оркестром авторства Эдуарда Артемьева – сложнейшее и новое для меня произведение.

Третья часть концерта ля мажор Вольфганга Амадея Моцарта в сопровождении оркестра РНО под руководством Михаила Плетнева на юбилейном концерте моей мамы в Кремле, два сольника на сцене Дома музыки и Московского зала консерватории, а также выступление в Royal Albert Hall с Королевским симфоническим оркестром дались мне, поверьте, в разы проще.

А здесь… Почти не спал трое суток, вставал в шесть утра, завтракал, подтягивался на турнике и садился за фортепиано до позднего вечера. Выучил тему наизусть за 53 часа. Я определил высоту – и взял ее. В этом мой drive, мой rock и мой rock-n-roll.

19 лет, студентка Parsons School of Design в Париже, дочь Светланы Захаровой, владелицы Metropol Fashion Group

Мне повезло, я никогда не хотела быть похожей на кого-то. Видимо, с детства понимала, как важно быть собой: первое правило, которое я усвоила, – не сотвори себе кумира. Тот же принцип отлично работает и в моде, которая так непостоянна.

Я учусь на втором курсе в институте Parsons по специальности «дизайн одежды». Параллельно мне нравится стилизовать и продюсировать съемки. Еще занимаюсь персональным шопингом – помогаю людям найти свой стиль. В моем возрасте трудно говорить об оглушительном успехе: многое еще хочется попробовать.

Но время меняется, увидим, на чем в итоге я остановлюсь.

22 года, бакалавр МФТИ, сын политика Бориса Немцова и Екатерины Одинцовой, основательницы креативного пиар-агентства PR Trend

Поскольку мой отец был физиком, я решил взять с него пример и тоже окончить физический вуз. Выбрал МФТИ, потому что он лучший. Папа меня поддержал – техническое образование отлично развивает мозг, и это дает возможность работать в любом направлении.

Через год планирую поступать в финансовую магистратуру Колумбийского университета. Надеюсь стать успешным инвестиционным банкиром – хочу управлять деньгами других людей. Кстати, думаю, в скором будущем все перейдут на безналичные деньги.

Во-первых, так безопаснее: вероятность мошенничества, возможность украсть или подделать интернет-валюты, банковские счета и карты, не оставив «следов» в Сети, сводится к минимуму. Во-вторых, так действительно удобнее.

Лучший совет, который дал мне отец, – «всегда думай самостоятельно и только во вторую очередь прислушивайся к советам». Активно отрабатываю этот принцип даже на шахматной доске – хочу научиться играть на уровне гроссмейстера.

Источник: http://www.marieclaire.ru/stil-zjizny/novaya-moskva-zolotaya-molodej/

Ссылка на основную публикацию