Книги про гонщиков

От Лауды до Шумахера. Четыре книги о Формуле 1

Twitter

Facebook

Вконтакте

Telegram

Четыре книги о Формуле 1

О Королеве автоспорта написано множество книг. Но мы решили выделить для вас четыре, каждая из которых раскрывает определенную эру Формулы 1. Одна из них расскажет о становлении автоспорта, как механизма зарабатывания денег и о разных гранях Берни Экклстоуна. Вторая – о революции в медицинской безопасности в Формуле 1. А еще две — о великих чемпионах Королевы автоспорта.

Имя австрийца известно не одному поколению поклонников Формулы 1. Для почитателей автогонок постарше он – трехкратный чемпион мира, переживший страшную аварию на Нюрнбургринге и сумевший героически вернуться за руль болида.

Для тех, кто интересуется Формулой 1 недавно, Лауда – почтенный мужчина в красной кепке, который следит за успехами команды Mercedes и предпочитает не сильно подбирать слова в своих высказываниях.

Возможно, для кого-то Лауда – всего лишь герой известного фильма «Гонка».

Особенно второй и третьей категории людей мы советуем прочитать автобиографию великого австрийца «Моя судьба» (Meine Story).

Ники Лауда предельно откровенно рассказал о своем детстве, о том, как пришел в мир автомобилей, а впоследствии – и в Формулу 1.

Все поклонники автогонок из первых уст узнают о закулисной жизни Королевы автоспорта 70–80-х годов, о взаимоотношениях Лауды с коллегами и, в частности, о знаменитом противостоянии австрийца с Джеймсом Хантом.

Кроме этой книги Ники Лауда в соавторстве с Хербертом Фелькером также написал «Моя жизнь в Ferrari» (My Years With Ferrari), «Новая Формула 1: Эра турбо» (The New Formula One: A Turbo Age), «Искусство и наука о пилотировании в Гран-при» (The Art and Science of Grand Prix Driving) и «Третья жизнь» (Das dritte Leben).

Эта книга рассказывает о том, как Берни Экклстоуну удалось организовать бизнес под названием «Формула 1» и поднять его на ноги. Естественно, англичанин не всегда поступал честно. И автор не скрывал ничего из той информации, которую ему удалось добыть.

По признанию самого Тома Бауэра, создание данного произведения ему заказал человек, занимающий важный пост в Формуле 1, но пожелавший остаться неизвестным.

Этот аноним хотел, чтобы все узнали о подлости, алчности и беспощадности главного промоутера Королевы автоспорта.

Бауэр утверждает, что во время написания книги имел свободный доступ к любой информации и общался практически со всеми людьми, занимающими руководящие посты в Формуле 1. К тому же, когда все звонили Экклстоуну с вопросами: «Что говорить писателю?», Берни всегда отвечал: «Только правду. Обо мне не беспокойтесь».

Судя по отзывам, автор справился со своей задачей полностью. Многие поклонники Формулы 1, уже прочитавшие книгу, отмечают, что в ней действительно показана Королева автоспорта не как спорт, а как бизнес, в котором за очень большие деньги продают воздух. А все остальное имеет еще большую цену.

Сид Уоткинс – британский нейрохирург, который сыграл важную роль в становлении современного уровня медицинской помощи в Формуле 1. В 1978 году Берни Экклстоун предложил ему стать главным гоночным врачом, после чего господин Уоткинс начал настоящую революцию.

В 1996 году в свет вышла его книга «Жизнь на пределе: Триумф и трагедия в Формуле 1» (Life at the Limit: Triumph and Tragedy in Formula One), которую он начал писать после гибели своего друга Айртона Сенны.

В ней британец рассказал о взлетах и падениях, сопровождающих автоспорт, о закулисных историях и о том, почему так сложно добиться высокого уровня безопасности в гонках.

В 2001 году вышла еще одна книга Уоткинса — «Жизнь за пределом» (Beyond the Limit).

Во вступительной речи к своему второму произведению главный врач Формулы 1 написал, что за семь лет, которые прошли после гибели Айртона Сенны и Роланда Ратценбергера, в Формуле 1 была проделана огромная работа по повышению безопасности.

В доказательство этому Уоткинс описал ряд аварий, произошедших на гоночном треке с 1994 по 2000 года, и рассказал о пилотах, выживших в них.

Также главный врач Королевы автоспорта на страницах этой книги поделился своими впечатлениями от посещений автогонок и о гонщиках данного периода. Однако, выпуская в свет свое второе произведение, Уоткинс был убежден, что новое поколение автогонщиков испытывает куда больше нагрузок и стрессов, чем их предшественники. Именно поэтому книга и была названа «За пределом».

Также в 2000 году вышла в свет еще одна книга Сида Уоткинса – «Наука безопасности: Борьба против неприемлемых рисков в автоспорте» (The Science of Safety: The Battle Against Unacceptable Risks in Motor Racing).

Эту книгу-историю о Красном Бароне написал известный британский журналист.

Он рассказал о разных этапах биографии семикратного чемпиона мира, о работе в разных командах, об отношениях с семьей и коллегами, а также об уроках, извлеченных Михаэлем из его гоночной жизни и смерти Айртона Сенны. Кроме того, автор предоставляет читателю несколько неопубликованных интервью с немецким пилотом и его коллегами и руководителями.

Уже во вступлении к своему произведению Аллен обещает показать Шумахера с другой стороны, приоткрыть занавес над его внутренним миром, поскольку обычно он очень закрыт от представителей прессы.

По словам родных и близких, Михаэль – эмоциональный и чуткий человек, но он тщательно скрывает это от публики за маской беспощадности и высокомерия.

При этом, автор обещает показать и еще одну сторону семикратного чемпиона – его авторитет в кулуарах Формулы 1 и то, как умело немец всегда этим пользовался.

Кроме этой истории о семикратном чемпионе также написана книга «Михаэль Шумахер. Его история» Кристофера Хилтона.

Ирина Лазурская

Источник: http://parabolike.com/2016/05/21/4books

Книга Большой Приз Монте-Карло. Содержание — Как стать гонщиком Формулы 1

Тучный Гонзалес, несмотря на свои сто килограммов, вскочил в автомобиль и блестяще стартовал. «Ягуар» отставал уже всего лишь на круг.

Когда «Феррари» снова пронеслась мимо нас на скорости свыше двухсот километров в час, я увидел, как зрители встали и зааплодировали… будто Гонзалес мог их услышать. А когда он пересек финишную черту, толпа пришла в безумство.

Я до сих пор помню круг почета, который я проделал вместе с Гонзалесом и механиками, повисшими на капоте и на задней части автомобиля.

Зрители были рады нашей победе, безумно рады, поскольку это была неожиданная победа «чистокровного скакуна».

Я уже достаточно рассказал о 24-часовых гонках в Ле-Мане. Честно признаться, от того английского триумфа в 1957 году мне было паршиво. Возможно, я похож на глупого шовиниста – ведь я, прежде всего, француз.

Благодаря профессии гонщика я объездил большую часть мира. Если бы вы, как и я, видели, сколько автомобилей «Ягуар» и «Мерседес» колесят по дорогам Северной Америки и, главное, Южной, то вы бы поняли, почему я так сердит оттого, что нет французского конструктора, который засучил бы рукава и, наконец, построил бы автомобиль, способный одержать победу в Ле-Мане.

Потому что именно у нас, в самом сердце Франции, английские, немецкие и итальянские спортивные автомобили своими победами обеспечивают себе достаточную популярность для того, чтобы их предприятия могли работать в полную силу, имея полную книгу заказчиков.

Однажды, вернувшись в Париж, я остановился пообедать в Йоне.

Владелец ресторана узнал меня. Он был любителем автомобилей и просто обожал спортивные автомобили с хорошим темпераментом. А когда он показал мне свой новый «Порше 1600», который ждал восемнадцать месяцев, он выглядел счастливым и грустным одновременно.

– Я предпочел бы французский автомобиль, но у нас таких автомобилей просто нет.

И добавил:

– Вы и сами это знаете. Гоняетесь то Вы на итальянских автомобилях.

А что делается в Америке? Как такое возможно, что Америка не имеет гоночных монопостов, которые могли бы блистать в гонках Гран-при?

Действительность такова, что Америка понимает гонки не так, как их понимаем мы. Для них это прежде всего зрелище: кажется, они придерживаются принципа прямой и очень быстрой езды.

Читайте также:  Книги про манипуляцию

Например, трасса в Индианаполисе представляет собой большой овал со скоростными поворотами, которые можно проходить, лишь немного снимая ногу с педали «газа». С самого старта автомобили идут на полной скорости, и нога практически не снимается с педали «газа».

Американские гонщики очень искусны и, главное, очень отважны… но если бы победителю гонки в Индианаполисе потребовалось пройти шпильку за рулем «Феррари», он чувствовал бы себя так же неуверенно, как и любой новичок. Эти гонки нельзя сравнивать.

Мне просто хотелось бы, чтобы американцы когда-нибудь начали делать автомобили, подобные нашим… можно было бы устраивать потрясающие сражения!

Я очень мало говорил о 1000-мильных гонках. Как и 24-часовые гонки в Ле-Мане, они пользуются большой популярностью, но, к сожалению, несколько кровавой.

Я не являюсь большим поклонником 1000-мильной гонки, которая проводится по 1600-километровому маршруту по пути из Брешии через Пескару, Рим, Флоренцию, Болонью и назад в Брешию, по двум причинам.

Прежде всего, она проводится по дорогам общего пользования, вдоль которых толпятся тысячи зрителей, которые из-за своей недисциплинированности представляют угрозу для гонщиков и самих себя, поскольку дороги недостаточно огорожены. Доказательством является смертельная авария Портаго в 1957 году, в которой он на своей «Феррари» смел девять человек.

Во-вторых, исключительно из спортивных соображений, поскольку итальянцы всегда имеют явное преимущество.

Они знают всю 1600-километровую дистанцию наизусть, иностранец же должен провести в этой стране целый месяц, чтобы нивелировать преимущество итальянцев… а это практически невозможно, единственный подобный случай произошел с англичанином Стирлингом Моссом, который выиграл эту гонку в 1955 году, используя финансовые возможности «Мерседес», которые позволили ему в течение целой недели тренироваться на этих дорогах.

Если бы кто-нибудь завтра организовал 1000-мильную гонку по маршруту Париж-Ним-Париж, я бы с радостью принял бы предложение «Феррари»… и только изрядная доля невезения могла бы стать причиной того, что я закончил бы гонку далеко позади победителя.

В любом случае, все свидетельствует о том, что тысячемильные гонки уже не будут проводиться в своем классическом виде, поскольку они слишком опасны и слишком кровавы. По этой же причине в календаре крупных международных соревнований больше нет прославленных панамериканских гонок, проводившихся по дорогам через всю Мексику.

Я часто получаю от молодежи письма, в которых она спрашивает, что нужно сделать для того, чтобы стать гонщиком.

Эти письма меня очень умиляют; только жаль, что я не знаю, как им всем ответить.

Автомобильный спорт – единственный, толком не организованный. Сейчас я это объясню:

Если молодой человек хочет заниматься, например, атлетикой, плаванием, футболом или регби, то все просто. Он приходит в один из клубов, где его опекает тренер, дает ему советы и говорит: «Из тебя выйдет прыгун в высоту, полузащитник или крайний.» Затем молодой человек сосредотачивает внимание на своих возможностях и уже знает, каков его предел, и на что он может рассчитывать.

В автоспорте ничего подобного нет. Мастерами руля становятся случайно, при определенном стечении обстоятельств.

Не хочу выглядеть самоуверенным, но я знаю, что, например, у меня прирожденный талант, который позволил мне завоевать в автоспорте определенную репутацию.

Но я уверен, что во Франции есть много молодых людей, которые так же талантливы, как и я, и что существуют два или три будущих Вимилля, даже не подозревающие об этом.

А не знают об этом они лишь потому, что им никто не предоставил возможности.

Недавно я беседовал на эту тему со своим приятелем Широном, который также получает много писем от молодых людей, горящих желанием стать похожими на него. И он с горечью им отвечал:

– Чтобы молодой человек проявил себя как гонщик, он должен иметь или много денег, или знакомства в автомобильных кругах… или неслыханное везение!

Все это грустно. И тем печальнее оттого, что французская публика обожает автомобильные гонки.

Если учесть, что более 200 тысяч зрителей приезжают в Ле-Ман посмотреть на противостояние английских и итальянских гонщиков и автомобилей, и они еще до старта знают о том, что ни один французский автомобиль не имеет шансов на победу, то это только доказывает их преданность гонкам. А как грустно, должно быть, молодым французам, мечтающим стать автогонщиками, когда они видят победы молодых англичан.

Если им сказать:

«Англичане – выдающиеся. Посмотрите, как много отличных гонщиков они воспитали,» молодые поклонники автомобильного спорта лишь пожмут плечами и ответят:

«В Англии куча конструкторов, строящих спортивные автомобили. В Англии каждую неделю организовывается куча мелких соревнований, где молодежь имеет возможность тренироваться. А во Франции пока нет никого, кто бы строил гоночные автомобили.»

Очевидно, мало таких, кто на вопрос о профессии могут ответить – автогонщик.

Во всей Франции таких лишь двое – Бера и я, а это действительно очень мало. Настоящий гонщик – это человек, посвятивший себя одной фирме, живущий лишь для нее, выступающий за нее во всех крупных гонках и всегда готовый испытать ее новый автомобиль.

Бера живет в Модене, и, если только он не занят участием в каких-нибудь гонках, все свое свободное время проводит на фабрике «Мазерати».

В моем случае ситуация несколько иная, поскольку моей родной пристанью является поместье Арно, где мы с женой выращиваем виноград. Но достаточно одного телефонного звонка из «Скудерии Феррари», как я приезжаю в Модену, чтобы обсудить гоночную программу, побеседовать или испытать новую модель.

27

Источник: https://www.booklot.ru/genre/dokumentalnaya-literatura/biografii-i-memuaryi/book/bolshoy-priz-montekarlo/content/570518-kak-stat-gonschikom-formulyi-1/

Книга: Гонщик No 1

В. ЛИШЕВСКИЙ

Гонщик No 1

— Впереди Гарри Смит под номером восемнадцать. Он обошел всех на целый круг! — Репродукторы разносили по мотодрому возбужденный голос диктора.

На трибунах нервничали. Разговоры, свист, крики слились в несмолкающий гул. Конечно, это опять трюки дельцов.

Впереди не чемпион, не представитель преуспевающей фирмы, а неизвестный гонщик, выступающий за «Грин Рокит».

Мотоциклы этой фирмы с нарисованными на баках маленькими зелеными ракетами были неплохими, но и не лучшими, а главное — «Грин Рокит» не имела гонщиков экстракласса и никогда не побеждала на крупных соревнованиях.

Позади осталась половина дистанции, впереди еще десять кругов. Трасса петляла по мотодрому. Канавы с водой, имитирующие ручьи, заболоченные участки, песок, крутые подъемы, спуски, трамплины и нагромождения камней — через эти преграды надо было пройти двадцать раз.

Гонщик под номером восемнадцать резко увеличил темп, и шум на трибунах начал стихать. Теперь даже самым непосвященным стало ясно, что здесь нет обмана. Гарри Смит шел блестяще! Смело и вместе с тем очень хладнокровно.

Руки спокойно лежат на руле: вправо, влево, вправо, влево…

Мотоцикл на бешеной скорости берет поворот за поворотом, влетает в канавы с водой и, поднимая тучи брызг, выезжает на противоположный берег, прыгает с трамплинов, почти не сбавляя скорости, взлетает на подъемы.

Вторую половину дистанции Гарри Смит прошел еще стремительней, чем первую. На финише он опередил всех остальных участников, среди которых было много известных гонщиков, почти на три круга. Это было изумительное зрелище! Можно было простить даже проигранные деньги, а основная масса зрителей теряла не так уж много. Другое дело бизнесмены от спорта…

…Вечерние газеты вышли с метровыми аншлагами. «Неожиданная победа!», «Исключительное мастерство!», «Гонщик No1», «Слава, завоеванная в полчаса!» кричали заголовки.

Газеты подробно описывали гонку, пестрели многочисленными фотографиями, подсчитывали возможную выручку фирмы «Грин Рокит» от игры на тотализаторе, не считая приза за первое место, гадали, сколько будет стоить Смит — новая «звезда» мотоспорта.

На следующий день состоялось совещание главных тренеров нескольких фирм. Это были представители враждующих сторон, и увидеть их вместе можно было очень редко, вот как сегодня, когда надо было объединиться против общего врага.

Председательствовал главный тренер фирмы «Спид» Антонио Чезаре, сухощавый мужчина с тонкими черными усиками и шрамом над правой бровью.

Читайте также:  Книги про общество

— Присутствуют все, кроме представителя фирмы «Грин Рокит», хотя приглашение было послано… Все видели, как шел Смит? Это потрясающе! Мы сейчас не сможем его побить. У нас нет гонщика такого класса. А если он будет побеждать во всех соревнованиях… Представляете?.. Что скажете, Ченсон?

Толстый лысый Ченсон пожал плечами.

— Я двадцать лет работаю тренером. Раньше я не представлял, что так можно ездить. Это мечта! Здесь что-то не так… Видимо, дело в мотоцикле.

— Почему же техкомиссия ничего не заметила? Был же осмотр перед стартом.

— А что и как они смотрят? Тормоза. Замеряют кубатуру.

— Тогда надо попросить, — Чезаре сделал ударение на слове попросить», чтобы техкомиссия детальнее осмотрела мотоцикл Смита.

— Зачем? Разоблачить Смита и «Грин Рокит»? Чтобы все газеты кричали; «Мотоспорт — это нечестно!»? Во всей этой истории мне непонятно одно: почему Смит победил с таким отрывом? Достаточно было быть впереди на полколеса.

Затем можно было проиграть, снова победить и там далее. Он мог играть с нами, нам кошка с мышью. Не использовать такую возможность! Теперь пути обрезаны. Все будут ставить только на него, и «Грин Рокит» лишится доходов от игры на тотализаторе.

Почему фирма сделала такую глупость?

— Что же вы предлагаете, Ченсон?

— Надо прежде всего заполучить мотоцикл Смита. Поручите это дело мне.

Все знали Ченсона, этакого добродушного толстячка, как человека дела.

* * *

Прошла неделя с того дня, когда впервые имя Гарри прогремело на всю страну. Гонку с его участием видело более ста тысяч человек, а сколько просмотрело фильм об этой гонке!..

Своей ездой Гарри доставлял эстетическое наслаждение, будил лучшие чувства. Людям казалось, что это они сами так смело мчатся на мотоцикле, преодолевают препятствия. Они расправляли плечи и были благодарны Гарри за то, что он делает их лучше, смелее.

Казалось, все превосходно, но Гарри мрачнел с каждым днем. Разве об этом он мечтал?

Гарри не радовало, что его имя гремит по всей стране, а со страниц журналов смотрят портреты: Гарри после соревнований, Гарри в театре, Гарри в ресторане, Гарри на улице.

Меняются костюмы, фон, окружающие люди, но его всюду можно узнать: голубые глаза, светлые волнистые волосы, ослепительные зубы. Его любят. На улицах подходят незнакомые люди, говорят ласковые слова, дарят цветы, за что-то благодарят…

За что? Что он сделал? Сделал их чуточку смелее, создал иллюзию хорошего. А он хотел своим трудом доставить настоящую радость.

Даже то немногое хорошее, что дал Гарри людям, сделано с помощью обмана. Разве побеждает он, его умение, мастерство, мужество? Побеждает мотоцикл, а кто ведет его — безразлично. Правда, такой мотоцикл создал он, Гарри Смит. Тем хуже, значит он сознательно обманывает всех.

…Гарри считался талантливым студентом. Еще на четвертом курсе он создал «электронную машинистку», которая перепечатывала рукописи, читая их «глазами» фотоэлементов. Одна из фирм купила его машину.

Гарри приобрел для родителей прекрасный домик, а себе — автомобиль. Теперь не надо было думать, где брать деньги на учебу.

Гарри не узнал, как проклинали его изобретение тысячи девушек, оставшиеся без работы.

После окончания учебы Гарри получил работу в крупном концерне. Специальность инженера-электроника была дефицитной.

Пасмурным осенним днем Гарри поехал осматривать хлебозавод, реконструированный по его проекту. Теперь там не было рабочих. Все делали автоматы. Вопросы, возникающие в процессе производства, разрешались «заместителем главного инженера» — счетно-решающей машиной. Только в крайнем случае машина вызывала главного инженера — человека.

Покидая завод, Гарри увидел стоящих у ворот людей. Это были безработные. Садясь в автомашину, он услышал гневный выкрик: «Тебя мало убить! Чем мы будем кормить своих детей?!» Брошенный камень ударился в захлопнувшуюся дверцу автомобиля.

На следующий день Гарри не вышел на работу. Он не знал, что будет делать дальше. Он только знал, что хочет улучшать, а не ухудшать жизнь людей.

Когда-то Гарри читал о летучей мыши. На чердаке натянули веревки — и мышь летала в темноте; не задевая ни одной. Почему? Оказывается, писк, издаваемый летучей мышью, — это ультразвук. Отражаясь от препятствий, ультразвук возвращается к летучей мыши и информирует ее. Когда ее уши залепили воском, мышь стала натыкаться на веревки.

Гарри задумался. Сколько людей гибнет каждый день при автомобильных катастрофах!.. Вот где он может принести пользу. Первая же фирма, куда Гарри обратился со своим предложением, дала согласие на проведение экспериментальных работ.

Последнее время дела у «Грин Рокит» шли неважно. Все труднее и труднее было бороться с более могущественными конкурентами. Фирма была на грани краха, и только чудо могло ее спасти. Нужна была сенсация, и «Грин Рокит» решила рискнуть.

Фирма предложила Смиту установить аппаратуру сначала на мотоцикле и испытать ее на соревнованиях. Гарри были предоставлены мотоцикл и мастерская для его доводки.

На мотоцикле Гарри было сразу три информатора: фотоэлемент, ультразвук, и радиолокатор. Дублируя и подстраховывая друг друга, они давали сведения о дороге, которые поступали в электронную счетно-решающую машину.

Электронный мозг реагировал на все изгибы, неровности пути и выбирал наилучший и безопасный режим движения мотоцикла.

Команды поступали на спрятанные внутри полых трубок рамы крошечные сервомоторы, которые поворачивали руль, увеличивали или уменьшали газ и приводили в действие тормоза.

Самое трудное было спрятать аппаратуру так, чтобы она не была видна. Правилами разрешалось иметь сколько угодно фар, сигналов. Смит поставил еще одну фару и лжесигнал. Там, где был трехжильный провод, он пустил пятидесяти-семидесятижильный — внешне все оставалось по-старому.

И вот победа, но она не радует.

Только после соревнований Гарри понял, что предложение победить с небольшим преимуществом было сделано серьезно. Представитель фирмы прямо заявил: «Теперь все будут ставить на вас, и мы ничего не заработаем».

Гарри испытывал свое изобретение, а фирму интересовало другое… Ну что ж!.. Придется выступить еще раз; надо проверить один прибор. Но больше он не будет заниматься обманом.

* * *

В кабинете были двое: Ченсон и его подручный — молодой парень в светлом костюме, под которым угадывалось сильное, мускулистое тело.

— Где же обещанный мотоцикл? — ехидно спрашивал Ченсон. — Может быть, вы его спрятали в карман? А кто-то говорил, что машина Смита сегодня будет у меня.

— Понимаете, Ченсон, выше головы не прыгнешь… Смит построил для своего мотоцикла гараж недалеко от мастерской. Здание стоит особняком и не охраняется. Казалось, все так просто… Неожиданности начались сразу же, как я только подошел к двери. «Отойдите от здания!» — раздался голос Смита.

Оглянулся — никого. Тогда я понял: это сигнализация. Пока взламывал замок, голос предупредил меня еще раз. Наконец дверь распахнулась: голые стены, кафельный пол и посредине мотоцикл. Я отчетливо видел его, но подойти не мог. Воздух, как упругая подушка, отбрасывал меня назад.

Казалось, мотоцикл окружен резиновым стеклом: все видно, а при каждом шаге натыкаешься на невидимую преграду. И снова раздался голос: «Если вы не оставите своих попыток, это закончится для вас трагически».

Я предпочитаю, чтобы у моего гроба сказали: «Покойному было девяносто лет», нежели «покойному было двадцать три».

— Хорошо, можете идти. Я сам займусь Смитом.

* * *

Очередные соревнования были в Гронке.

Старт принимали мотоциклы с заведенными моторами. Грохот разрывал воздух.

Смит туже натянул перчатки, поправил очки и посмотрел на соседей. Через несколько минут он будет далеко от них. Сизые клубы отработанных газов мешали дышать. Скорее бы старт!

Стартер поднял флаг, похожий на большой клетчатый платок. Моторы взревели. Взмах…

Гарри рванул на себя ручку газа и включил реле управления. Прошло несколько минут. Впереди никого, а сзади клубилась пыль, подымаемая отставшими гонщиками.

…Гонка продолжалась уже полчаса. Трасса проходила по лесу. Вдоль тропинок, у брода, на подъемах стояли зрители. Было воскресенье, и многие приехали семьями.

Читайте также:  Книги про магические миры

Овраг. Склоны почти вертикальные. И вдруг на тропинку скатился большой разноцветный мяч, а за ним выскочил мальчуган в коротких штанишках.

Свернуть в сторону было невозможно… Но автоматика машины предусматривала и такие неожиданности. Включилось аварийное торможение, дополнительные колодки прижались к тормозным барабанам. Торможение было настолько резким, что Гарри вылетел из седла и, пролетев несколько метров по воздуху, ударился о склон.

Когда Гарри пришел в себя, он увидел участливо склоненные головы. Кто-то вытирал ему мокрым платном лицо, другой расстегивал ворот, третий протягивал фляжку с виски.

Гарри мотнул головой и сел. Шлем смягчил удар, но сотрясение было сильным. Деревья, люди — все плыло и кружилось.

Наконец он пришел в себя. Встал, огляделся. Несколько парней подвели к нему мотоцикл.

— Здесь какие-то люди хотели увезти вас и ваш мотоцикл, — проговорил один из них, — но мы не дали. Мы решили, что вы еще сможете всех догнать. Как вы себя чувствуете?

— Ничего… Давно прошла основная масса участников?

— Минут пять.

Мотоцикл завелся сразу же. Все было в порядке. Как только кончался контакт с гонщиком, приборы управления выключались и мотоцикл останавливался.

Гарри выехал на дорогу и включил реле. Он не сомневался, что догонит остальных. «Рисковать мальчишкой! У этих бизнесменов нет ничего святого…»

* * *

…Резные, красноватые и желтые листья кленов говорили, о наступлении осени, но было тепло, светило солнце. Природа, наверное, забыла заглянуть в календарь.

Гарри сидел на скамейке в сквере и вспоминал свой последний разговор с главой фирмы. «После вашей победы в Гронке, — говорил директор, — тотализатор выдал на доллар — доллар и сорок центов. Значит, кто-то еще думал, что победите не вы. Теперь и этого не будет.

Как спортсмен, вы стали неинтересны. А ставить ваши приборы на автомашины экономически невыгодно. Автомобили станут значительно дороже, а спрос будет небольшим. Если ездить осторожно, ваша электроника не нужна. Так будут рассуждать многие покупатели.

Продайте свое изобретение военным…»

— Ну нет! Я не буду работать на войну! — Гарри со злобой ударил кулаком по скамейке.

Он предчувствовал этот разговор с директором и принял меры. Теперь гараж был самым обыкновенным. Приборы, охранявшие машину, уничтожены. От мотоцикла остался один скелет — вся аппаратура то же исчезла. Изобретение Гарри больше не будет использовано для обмана.

«Что же делать, чтобы приносить пользу?» Вопрос оставался нерешенным.

Источник: https://www.e-reading.by/bookreader.php/34621/Lishevskiii_-_Gonshchik_No_1.html

Гонщик из Монако :: Читать книги онлайн

1

     Импозантная стать Андреоса Деметриоса вступила в противоборство с воздушными завихрениями, вызванными вращающимися лопастями вертолета. Андреос, только что покинувший его салон, вынужден был пригнуться. Будучи редкостным снобом, он тяжело шел на подобные компромиссы, извиняя себя только тем обстоятельством, что никто не смог бы противостоять силе авиационных моторов.

     Мэтью, наблюдавший за отцом из салона вертолета, улыбнулся еле заметной саркастической усмешкой, но тут же спрятал ее, когда удаляющийся попытался повернуться к нему лицом.

     Мэтью ступил на землю вслед за ним.

     Так сложилось, что в силу роста,— возраста, общественного положения, определенных черт характера и еще бог знает по какой причине Мэтью никогда не становился объектом изучения со стороны других людей. Он сам наблюдал за окружающими и находил это захватывающим, поучительным, но чаще забавным.

     При этом его внешность была отнюдь не безынтересной. Высокий, стройный, атлетически сложенный человек, профиль которого был достоин изображения на аверсе древнегреческой монеты, а фас — быть выписанным во всех подробностях на холсте. Сам же он казался всем «вещью в себе». И видел в этом пользу.

     Свинцово-серые глаза Мэтью, как правило скептически сощуренные, выдавали только насмешливый его нрав и острый ум, о который многие уже поранились. Он был возмутительно молчалив, позволял себе игнорировать все светские условности, никогда не расшаркивался, не поддерживал церемониального пустословия, с ходу приступая к сути дела.

Не размениваясь на пустую болтовню, он замечал, насколько внимательными становятся к его словам люди, стоит ему заговорить. Кого-то его вызывающее бесстрастие возмущало, кого-то стесняло и озадачивало, кого-то даже забавляло, редко в ком вызывало симпатию. Но Мэтью систематически демонстрировал безразличие к мнению окружающих.

Он давно уяснил для себя главное: окружающие воспринимают его иначе, чем его отца, которому он тем не менее во многом следовал.

     Он и был иным в большинстве своих внешних проявлений.

     Старик повернулся к нему и кивнул, требуя внимания. Мэтью сосредоточился.

     В отношениях между сыном и отцом всегда присутствовала напряженность.

     Старик заговорил по-гречески. Его голос, с трудом перекрывавший шум лопастей, звучал раздраженно, надрывно, нетерпимо. Мэтью выслушал старика с вежливой полуулыбкой на лице.

     Андреос был единственным человеком в галактике, — которого Мэтью искренне не желал нервировать без особой на то надобности. Просто это происходило всегда само собой. То ли от разности темпераментов и интересов, то ли в силу возрастных различий. Но взаимное раздражение росло независимо от желания этих двоих.

     Так или иначе, Мэтью Деметриос, известный также как Мэтью Готье — бесстрашный гонщик «Формулы-1», всякий раз втайне радовался, вступая в безгласное противостояние со стариком. Только заглядывая предку в глаза, выслушивая его старомодно-патетичные тирады, он мог ощутить внутреннее удовлетворение от их непохожести.

     Ему нравилось думать, что он иной, отличный, особенный. Но он старался не вступать в открытую конфронтацию с отцом. Иначе бы ему пришлось выдать себя. Выдать свои потаенные мысли и идеи, тщательно скрываемые ото всех. Он же не желал этого и смиренно выслушивал сварливое ворчание старика.

     Мэтью внутренне посмеивался над его неудачными попытками разгадать натуру собственного сына. Он лелеял это тайное чувство собственного превосходства, которого ему так недоставало в отрочестве и которое он старательно и мучительно взращивал в себе в годы юности.

     Андреос Деметриос читал и перечитывал обширный доклад, который был подготовлен к его прилету. Обладая критическим мышлением, он первым делом стремился выискать ошибки, явные и скрытые. Удовлетворив свою придирчивость в том, что касалось формы доклада, он мог погрузиться в анализ его содержания.

     Подчиненные были хорошо осведомлены об этой его черте, а те, которые сталкивались с ней впервые, быстро научались соответствовать требованиям босса.

     По прищуру подслеповатых глаз, сжатым губам и углубившимся на лбу морщинам можно было безошибочно определить, что Андреос просматривает столбцы сумм, перепроверяет, сопоставляет, делает выводы.

Сжавшиеся — в определенный момент челюсти красноречиво сообщали наблюдателю, что недовольство каким-то обнаруженным недочетом не замедлит себя проявить и лишь дожидается необходимого толчка — той «последней капли», которая способна превратить в праведный гнев его тривиальную страсть к придиркам.

     Этот момент настал. Яркий пурпур гнева залил морщинистые отцовские щеки.

     — Ты обязан отменить эту свою поездочку… — с презрением процедил Андреос, но спазм раздражения пресек его натужную речь. — Куда ты там собирался?

     Мэтью не выдал ни удивления, ни расстройства. Он продолжал внимательно взирать на отца, кротко ожидая продолжения отповеди. Но когда пауза затянулась, Мэтью слегка кашлянул.

     Отец оторвал глаза от бумаги и посмотрел на сына, нахмурившись. Мэтью вынужден был сказать:

     — В Шотландию…

     — В Шотландию… — пробормотал вслед за ним Андреос. — Так вот, в Шотландию ты не поедешь, — безапелляционно объявил он.

     — Почему? — невинно поинтересовался Мэтью.

     — Потому что я велю тебе отменить эту твою поездочку, — вернулся к своему обычному пренебрежительному тону Андреос.

Источник: http://rubook.org/book.php?book=345476

Ссылка на основную публикацию