Книги про дельфинов

Тематические подборки: 9 книг о китах и дельфинах — Журнал «Чтение детям»

Тематическая книжная подборка

«Киты и дельфины»

Герман Мелвилл. Моби Дик, или Белый Кит

В центре романа Мелвилла «Моби Дик, или Белый кит» — смертельное противостояние отважного капитана китобойного судна Ахава и гигантского белого кита, олицетворяющего мировое зло.

На фоне эпических морских пейзажей экипаж «Пекода» воспринимается как символ человечества, блуждающего по океану жизни и бесстрашно бросающего вызов враждебным разрушительным силам.

Не принятый современниками писателя, «Моби Дик» вернулся из забвения лишь в начале прошлого века и по сей день считается одним из самых великих американских романов.

Для старшего школьного возраста

Издательство

Иностранка

Скотт О'Делл. Остров голубых дельфинов

Героиня книги, индейская девочка Карана, одна из всего племени осталась на небольшом островке у калифорнийского побережья. Карана сумела наладить жизнь в одиночестве, обеспечить себя едой и надежным убежищем. 

Самое главное для Караны — отношения с животными. Для нее «звери и птицы — те же люди, только со своим языком и своей манерой поведения. Без них жизнь на белом свете была бы очень тоскливой».

«Остров голубых дельфинов» получил в 1961 году медаль Ньюбери, а сам автор в 1972 году удостоился Золотой медали Ханса Кристиана Андерсена.

Для среднего и старшего школьного возраста

Издательство

Центр «Нарния»

Тамара Михеева. Дети дельфинов

Это история о невероятных приключениях самого обычного мальчика Сережи, который живет на крошечном Лысом острове, в научном центре по изучению океана и его обитателей (в первую очередь, дельфинов).

Однажды на остров приезжают еще двое детей — Максим и Роська. Втроем они исследуют окрестности и вдруг обнаруживают животных, которых никто до этого не видел. Во время очередной вылазки ребята забредают в «запретную зону». Оказывается, остров гораздо интереснее и… многолюднее, чем они могли предположить…

Это книга о взрослении, об обретении друзей и о том, что в жизни каждого наступает момент, когда он должен взять на себя ответственность за то, что происходит в его мире.

Для среднего школьного возраста

ИздательствоИД КомпасГидИллюстраторОльга Березинская

Тур Трункатов, Святослав Сахарнов: Девочка и дельфин, Приключения Гука и другие… 

Прочитав эту книгу, вы узнаете о полной необыкновенных приключений и опасностей жизни дельфина Гука и его соплеменников, побываете на дельфиньем острове, а также познакомитесь с трогательной историей дружбы дельфиненка Малыша и девочки Оли. 

В данный сборник вошли произведения: «Приключения Гука» Тура Трункатова, «Дельфиний остров» и «Девочка и дельфин» Святослава Сахарнова.

Для среднего школьного возраста

Издательство

Олма-Пресс

Анастасия Строкина. Кит плывёт на север

На спине огромного кита плывёт по океану загадочный зверёк мамору. У мамору непростая задача: найти один-единственный — свой — остров и стать его хранителем. Сможет ли он, такой неумелый и крошечный, такой беззащитный посреди ледяного океана, услышать зов острова, который ему предназначен?

Волшебная повесть Анастасии Строкиной «Кит плывёт на север» рассказывает об океане и живущих в нём островах, о диковинных птицах, рыбах и зверях и, конечно, о загадочном северном народе — алеутах.

Может показаться, что в повествование «Кита» вплетён настоящий алеутский фольклор. На самом же деле автор искусно воссоздаёт, заново придумывает легенды алеутов, у которых своего эпоса и мифов нет.

Для младшего и среднего школьного возраста

ИздательствоИД КомпасГидИллюстраторИрина Петелина

Владимир Мирзоев. «Я дельфин»

Быстрые и умные дельфины по праву могут считаться самыми умными морскими животными. А может быть и не только морскими.

Оказывается, дельфины узнают себя в зеркале, дают друг другу имена, помогают своим слабым сородичам. Они умеют приносить водолазам под воду нужный инструмент, доставлять пробы грунта, находить затонувшие суда, раковины с жемчугом, обнаруживать рыбные косяки и терпящие бедствия суда, спасать тонущих людей.

Но и это ещё не всё! Знаете ли вы, например, что самыми близкими современными родственниками дельфинов являются гиппопотамы, или бегемоты?

 Для младшего школьного возраста

ИздательствоАльпина ПаблишерИллюстраторЕкатерина Чудновская

 Лорен Сент-Джон. Песня дельфина

Мартина живет с бабушкой в африканском заповеднике, полном загадок и тайн.

У девочки особый дар, но об этом она узнает не сразу. Мартина отправляется в морское путешествие. Шторм… Крушение… Детей спасли дельфины.

Однако испытания только начинаются…

Для младшего школьного возраста

Издательство

АСТ

Джулия Дональдсон. Улитка и Кит

…- Как мне все надоело! / Мир огромен, а я тут сижу на скале, / А могла бы уплыть на большом корабле… / …Или… Или, может быть, на хвосте синего кита-великана?! 

Мир так широк, а улитка так мала — кто мог подумать, что именно крохотная улитка спасет своего большого друга, когда тот попадет в беду?

Для дошкольного возраста

ИздательствоМашины творенияИллюстраторАксель Шеффлер

Борис Заходер. Кит и кот. Стихи и сказки

«В этой сказке 
Нет порядка:
Что ни слово — 
То загадка!
Вот что
Сказка говорит:
Жили-были
КОТ
И
КИТ.»

Для дошкольного возраста

ИздательствоМахаонИллюстраторИнна Красовская

Приятного чтения 🙂

Источник: http://readchildren.ru/blog/tematicheskie-podborki-9-knig-o-kitah-i-delfinah/

Книга — Дельфины — Олперс Энтони — Читать онлайн, Страница 1

Закладки

Среди многочисленной литературы о дельфинах, появившейся в последнее время у нас и за рубежом, книга известного исследователя и популяризатора Энтони Олперса занимает особое место.

В этой книге не только собраны интереснейшие исторические сведения об образе жизни и удивительных способностях дельфинов, но к сделана первая, по существу, попытка обобщить и осмыслить накопленный опыт их изучения как в открытом море, так и в условиях океанариумов и лабораторий ученых.

Такие сведения помимо чисто познавательной ценности имеют большое значение для правильной постановки гидробионических исследований.

Но что же такое гидробионика и каковы ее задачи?

Коротко можно ответить, что это раздел бионики, занимающийся исследованием биологических особенностей и закономерностей, свойственных водным, преимущественно морским животным, и разработкой методов использования их в технических системах.

Иначе говоря, это соединение гидробиологии с техникой. Объектами изучения гидробиологии являются водные организмы вообще (гидробионты).

В прикладных целях наибольший интерес из них представляют так называемые нектонные животные, обитающие в толще морской воды и активно в ней перемещающиеся. К числу нектонных животных относятся рыбы, китообразные и головоногие моллюски.

И все они в той или иной степени наделены свойствами, изучение которых представляет большом интерес, особенно применительно к технике морского флота.

Так, например, теоретически можно предположить, что придание судну обтекаемых форм, создание специальных устройств и приспособлений позволяет достичь высоких скоростных и маневренных качеств рыб и китообразных, а применение простого принципа движения крупных моллюсков (например, кальмаров) сделает возможным создание эффективных гидрореактивных движителей различных судов.

Однако такое перенесение свойств живой природы в область инженерных решений немыслимо без глубокого и тщательного изучения их в условиях лаборатории и специальных сооружений.

Так возникла идея использования в качестве объектов гидробионических исследований морских животных, что потребовало постройки специальных искусственных водоемов — аквариумов и океанариумов — для их содержания.

Наиболее подходящими для гидробиологических исследований оказались дельфины, представители отряда китообразных из класса млекопитающих.

Хорошо известны высокоразвитые умственные способности этих животных, их необъяснимое дружелюбное отношение к человеку.

Дельфины прекрасно поддаются дрессировке, охотно вступают в контакт с человеком и хорошо себя чувствуют в условиях неволи. Это делает их незаменимыми лабораторными животными.

Вместе с тем, они наделены удивительными свойствами, представляющими собой пока еще загадки живой природы, которые ученым всего мира предстоит разгадать и в последующем использовать в технике.

Таких загадок, или секретов дельфина, по меньшей мере, пять. Одна из них — наиболее значительная — относится к области гидроакустики. Дельфины способны не только лоцировать самые мелкие предметы размерами до сантиметров, но и распознавать их структуру, материал.

Гидролокационный аппарат дельфина весьма надежен и совершенен по своему устройству, а его эхолокационные сигналы обладают высокой устойчивостью, помехозащищенностью. С помощью эхолокационных сигналов дельфины распознают обстановку и безошибочно прокладывают свой курс в глубинах океана.

Описаны случаи, когда дельфины, пользуясь своими гидроакустическими способностями, успешно проводили суда по сложным и опасным фарватерам.

Решение гидроакустической загадки дельфина может дать весьма полезный материал для конструирования гидроакустических станций и систем морских и, особенно, промысловых судов.

Не менее загадочна способность дельфинов выполнять различные задания человека. Благодаря высокоразвитому мозгу и привязанности к человеку дельфин легко приручается, вступает в контакт с людьми и становится не только удобным лабораторным животным, но и исполнителем довольно сложных заданий человека.

Так, например, специально обученные дельфины как связные обеспечивали работу подводной лаборатории «Солеб-2», а также использовались для розыска затонувших деталей на испытательном полигоне в США.

Служебное использование дельфинов предполагает их обучение в специальных бассейнах и океанариумах, в процессе которого изучаются особенности высшей нервной деятельности этих животных и прививаются им необходимые условные рефлексы.

Такие океанариумы строятся в настоящее время во всех странах мира, например, в США их имеется уже около 15, в Японии — 7, и т. д.

Крупные океанариумы, такие как Маринеленд в США, занимают значительные территории (больше 20 га) и в их состав входит более 15 водных бассейнов, в которых дельфинов содержат, исследуют, дрессируют и показывают зрителям в специальных цирковых программах. Научные исследования, таким образом, дополняются коммерческими мероприятиями, позволяющими полностью окупить расходы, связанные с постройкой и содержанием океанариумов.

Многие ученые, например, известный американский лингвист Джон Лилли, занимаются исследованиями языка дельфинов, на котором они, как предполагают, обмениваются информацией. Некоторые опыты, поставленные в лабораториях, действительно подтверждают наличие такой передачи информации; однако есть ли язык у дельфинов и может ли он быть расшифрован, пока еще сказать трудно.

Можно лишь уверенно говорить о наличии системы акустических смысловых сигналов, которыми дельфины пользуются в определенных ситуациях. Распознание значения этих сигналов позволило бы человеку не только общаться с ними, но и управлять их действиями.

Большой интерес представляет также гидродинамический секрет дельфинов.

Еще в 1936 г. американский исследователь Джеймс Грей на основании личных наблюдений и анализов сформулировал парадокс, согласно которому дельфин затрачивает на свое движение значительно меньшую мощность (в 7–8 раз), чем потребовалось бы для буксировки с такой же скоростью твердого тела аналогичной формы.

Парадокс Грея, имеющий большое значение с точки зрения целенаправленности гидродинамических исследований дельфинов, к сожалению, до сих пор не подтвержден необходимыми экспериментальными и теоретическими данными, но и не опровергнут. Различные ученые пока приходят к противоположным выводам в отношении существования этого парадокса.

Его сторонники утверждают, что длительная адаптация дельфинов к условиям жизни в водной среде привела к оптимизации их гидродинамических характеристик, в том числе формы тела, органов движения и управления, а также имеющихся у них биологических механизмов, приспособленных к скоростному плаванию. Эти механизмы (например, регулируемая упругая поверхность тела, демпфирующая возмущения в пограничном слое и образующая при быстром движении так называемую бегущую волну, температурный градиент на этой поверхности, а также специальная смазка ее, своеобразный двигательно-движительный комплекс, отличающийся высоким к. п. д. и др.) вместе с эффектом оптимальной формы тела неизбежно должны приводить к снижению сопротивления воды движению дельфина и тем самым ставить его в преимущественное положение по сравнению с аналогичными жесткими моделями.

Противники парадокса Грея основывают свою точку зрения на отсутствии, якобы, расхождений между расчетами мощности, затрачиваемой дельфинами на движение, и опытными данными испытаний по буксировке динамически подобных моделей.

Недостаточность фактического материала пока не позволяет отдать решительное предпочтение какой-либо одной из этих точек зрения. Однако почти все специалисты признают необходимость гидродинамических исследований, которые позволят разгадать этот секрет дельфина.

Источник: https://detectivebooks.ru/book/34490859/?page=1

Книга: Дельфины

Кани Джеронимо

Дельфины

И соль его слез забирает вода,

Никем не видимых капель любви и добра.

Ты никогда не увидишь, как плачет дельфин.

Если ты одинок, то он просто один.

Андрей «Дельфин» Лысиков

Веня быстро выбежал из квартиры и несколько раз резко нажал на кнопку вызова лифта. Конечно. Лифт как всегда не работал. Венедикту было не привыкать к подобного рода сюрпризам, поэтому он совершенно спокойно побежал к лестнице. «Так даже лучше,» — думал он. — «Заодно и разомнусь немножко» .

Читайте также:  Книги про силу мысли

Венедикт очень быстро спустился с девятого этажа, выбежал на улицу, завернул за угол и побежал вниз по дороге. Шесть утра — время раннее. Только уличные торговцы были в это время уже на ногах.

Они выкладывали свежие булочки, баранки, пирожные, медовую пахлаву с орехами, хачапури, жаренные и копченые мидии, различные салаты из морепродуктов, аккуратно разложенные по одинаковым порциям в одноразовую посуду. Веня пробежал мимо всей этой экзотики местных кулинаров.

От дома, где он жил, до моря было ровно четыреста метров, но и это расстояние для Вени показалось слишком большим. Он видел море всего несколько раз в жизни, поэтому он очень спешил поздороваться с морем, ведь и оно его ждало очень-очень долго.

Наконец, Веня прибежал на пляж. Вместо желтого песка там повсюду оказалась серая галька. Но какое это имело значение? Они снова встретились.

Недавно взошедшее солнце играло бликами на чуть колышущейся глади воды. Отражающиеся лучи солнца были похожи на звезды. Только перевернутые. Кто не мечтал упасть в небо? Издалека вода казалась зеленоватой.

Когда-то в школе Вене объясняли, что это из-за каких-то организмов, живущих в воде. Но сам Веня считал, что море живое, и оно специально изменило свой цвет, чтобы отличаться от неба. К тому же, если присмотреться, то не такое уж оно и зеленое. Зеленоватый оттенок.

Не более. А на самом деле — оно голубое, как глаза у Ангелов.

Венедикт подошел к воде. Она была совсем прозрачная. Волны накрыли стопы мальчика. «Холодная!» — проскочило у него в голове.

На пляже никого не было. Даже чаек. Веня отбежал от берега на пару метров, мгновения помедлил, будто раздумывая бежать или не бежать, и побежал. Красиво вошел в воду. Сразу же тысячи маленьких иголок вонзились в его тело.

Он почувствовал приятную боль. Лучи солнца пробивались через морскую гладь на несколько метров в глубину.

«Конечно море голубое! Какое же оно зеленое?» — все вокруг Веня видел расплывчато, но солнечные лучи и настоящий цвет моря ему были видны.

Он проплыл под водой метров десять и вынырнул на поверхность. Повернулся к берегу. Отнесло его гораздо дальше, чем он думал. Он развернулся лицом к морю и поплыл куда-то вдаль, постепенно сворачивая вправо — к Аю-Дагу.

Солнце уже начинало припекать. Становилось жарко. Венедикт нырнул в воду. Под водой он кружился по спирали, вокруг своей оси, да и просто кувыркался, то, уходя в бездну, то, поднимаясь вверх. Наконец он вынырнул. Он был совсем близко от горы.

Здесь нырять было опасно: острое дно, неожиданные мели. Поэтому Венедикт высунул голову и поплыл брасом. Он мог уйти дальше в море, но он знал, что стоит ему обогнуть Аю-Даг, как берег окажется слишком далеко.

Конечно, он знал, что море его с удовольствием примет, но ведь были еще и мама с бабушкой, которые будут очень переживать.

Обогнув Аю-Даг, Веня перевернулся на спину. Он очень устал. Его мышцы кричали и требовали дать им хотя бы полчаса покоя. Венедикт раскинул руки и позволил морю нести его.

Равномерное покачивание убаюкивало, но разве мог он заснуть в такой момент? В момент свидания с морем? Море несло его то, поднимая то вверх, то, опуская вниз.

А он лишь изредка помогал ему не сбиться с пути, подправляя курс рукой.

Приблизительно через сорок минут Веня решил, что уже достаточно отдохнул. Перевернулся на живот и начал набирать темп. Благодарные мышцы с удовольствием ему в этом помогали. Он плыл и ни о чем не думал. Он только чувствовал, как ему хорошо. И как хорошо море, что они снова встретились.

Что-то быстро промелькнуло под мальчиком. В следующую минуту, когда он опускал левую руку для очередного рывка, Веня почувствовал, как коснулся чего-то твердого. Мель? Нет. Дна не видно. Акула? Как же он об этом не подумал.

Ведь в море водятся акулы. У Венедикта была дома старая дедушкина книга про акул, и он читал, как эти безжалостные убийцы нападают на тех, кто купается в море.

«Может, они хотят защитить свое море от посторонних? Но разве я посторонний?» — думал Венедикт.

Он остановился. Высунул голову и стал ждать, что будет дальше. Вдруг, огромная рыба выпрыгнула из воды справой стороны и нырнула с обратной, перепрыгнув через ошарашенного Веню. «Дельфин! Дельфин! Дельфин!»

Венедикт давно мечтал увидеть этих замечательный животных. Он видел их в дельфинарии, и на картинках. Но это все было не то. Они там были какие-то грустные. А здесь дельфины были абсолютно свободны.

Дельфин снова выпрыгнул из воды. Еще один! Или это тот же? Да нет же! Их двое. Веня смеялся, так, как могут смеяться только дети в его возрасте. Он нырнул и попытался осмотреться вокруг. Все было мутное, но серый силуэт он все-таки заметил.

Венедикт поплыл за ним, чтобы ухватиться за плавник. И как только ему это удалось, дельфин рванул вверх, и они вместе выпрыгнули из воды.

Веня ощутил всю прелесть свободного полета, но этот момент был таким не продолжительным! И вот они снова в воде.

Человек и два дельфина плыли вместе еще очень долго. Венедикт то цеплялся за плавники своих друзей, то плыл с ним на перегонки. А дельфины постоянно что-то рассказывали Вене и прыгали через него.

Вскоре дельфины ушли дальше в море, а Венедикт поплыл дальше. Ему было очень хорошо. Вот только тело опять заныло, требуя отдыха. Оно, наверное, и раньше кричало, да только кто его тогда слушал? Веня перевернулся на спину, и поплыл к берегу.

На берегу было полно ребятишек. Они бегали по пляжу и радостно кричали, а молодые вожатые местного детского лагеря смотрели за тем, чтобы малыши не заходили в море. Видимо у них там все по расписанию: и завтраки с обедами и ужинами, и сон, и даже купание в море.

Когда Венедикт выходил из воды, все моментально замерли, и дети, и вожатые. Он прошел пару метров вглубь пляжа и улегся на песок. Здесь пляж был песчаный. И это не могло не радовать Веню. Закинув руки за голову, Венедикт уснул.

Проснулся он оттого, что ему на лицо сыпался песок. Веня приоткрыл один глаз, и увидел чумазое, испачканное в песке лицо маленького аборигена. Венедикт резко открыл глаза и выдохнул. «Пятница» с воплем побежал к свое вожатой.

А Венедикт встал и пошел к морю. Медленно зашел в него. Оглянулся. И исчез. Он вынырнул далеко от берега. Там, где его уже никто не мог видеть. Назад Веня плыл не спеша, постоянно давая отдохнуть уже изрядно подуставшему телу.

Дельфины больше не подплывали, но они сопровождали Веню. Он видел их вдалеке. Они попеременно выпрыгивали из воды, как будто смотрели: все ли в порядке с их новым другом.

Когда мальчик приплыл на родной берег, людей уже почти не было. Только самые преданные любители солнца еле-еле переворачивались, подставляя то один, то другой бок жарящим лучам.

Пройдет еще час, а может два, и на пляж снова придут люди, для того, чтобы искупаться в прогретом море, получить порцию лучей света от засыпающего солнца. Еще позже на берегу появятся романтики, чтобы в который раз посмотреть на закат.

Ну, а когда совсем стемнеет, все пойдут на набережную покупать сахарную вату и попкорн, сладкие трубочки и холодное пиво.

До завтра море. Встретимся завтра.

2003

Источник: http://www.e-reading.club/bookreader.php/19187/Dzheronimo_-_Del%27finy.html

«Быть дельфином» купить в интернет-магазине ГеоФото

Вы можете заказать эту книгу с автографом автора. (укажите ваше пожелание в комментарии к заказу)

Книга «Быть дельфином» — автор идеи и руководитель проекта — Виктор Лягушкин.

Эта книга — возможность для крупнейших отечественных учёных-дельфинологов рассказать России и миру о черноморской афалине, а для вас — помочь этому направлению отечественной науки.

Что вы знаете о пещерной рыбе вида Cryptotora thamicola, обитающей в субтропических районах Таиланда? Не слышали даже? А о морских чертях семейства Тауматихтовые? Ничего? Мы тоже знаем о них очень и очень немного, если честно. А что вы знаете о дельфинах? По выражению ваших лиц понимаю, что здесь все совсем по-другому. Вы смотрели кино, читали книги, слышали рассказы.

Но что вы действительно знаете о дельфинах? И что из этого является правдой?Мы хотим сделать книгу «Быть дельфином», в которой постараемся максимально доступно рассказать самое интересное из того, что известно об этих удивительных существах. Дельфинология – наука очень молодая. По-хорошему, ей немногим более полувека.

Люди только начинают открывать для себя, что такое дельфины, и что значит «быть дельфином». В книге мы предложим вам разобраться в этом, отправившись вместе с нами в увлекательнейшее путешествие в мир дельфинов. Мы попытаемся понять их язык, образ мысли, законы жизни в стае.

А помогут нам в этом крупнейшие российские и иностранные ученые-дельфинологи, тренеры, врачи – все те, для кого познание дельфинов стало смыслом и образом жизни.

Если вы хоть раз в жизни мечтали ощутить себя дельфином, легко выпрыгивающим из пены морской волны, – эта книга для вас. Уникальные фотографии дадут возможность побыть немного черноморской афалиной.

Если вам хочется узнать, кто же такие дельфины на самом деле: просто красивые и милые животные или представители другой цивилизации, существующей рядом с нашей, – эта книга для вас. Лучшие ученые России и мира поделятся с вами самыми современными взглядами на все аспекты жизни дельфинов.

Если вы хотите с пользой и удовольствием скоротать несколько вечеров – эта книга для вас. Ведь в ней все изложено доступно, так, словно маститый академик пришел в гости и рассказывает на кухне о дельфинах вам и вашим детям. Причем легко и с улыбкой! Если вам нужно сделать подарок – лучшего не найти.

Людей, равнодушных к дельфинам, не бывает. Если мы вас еще не убедили – тогда прочитайте книгу просто для того, чтобы доказать, что мы неправы.

Эта книга — научно-популярное издание, посвященное черноморскому дельфину-афалине (Tursiops truncatus ponticus). Содержит статьи, опирающиеся на работы ведущих отечественных и мировых специалистов по изучению китоообразных и на опыт людей, занятых тренировкой дельфинов.

Также читатель найдет здесь рассказы из жизни дельфинов, основанные на реальных событиях. Книга иллюстрирована почти сотней уникальных, нигде ранее не публиковавшихся фотографий, сделанных в океанариумах и в открытом море. Съемки производились в Черном и Красном морях.

Издание адресовано как интересующимся биологией морских млекопитающих, так и широкому кругу читателей.

Для реализации столь масштабного замысла привлечены лучшие учёные-дельфинологи России: патриарх отечественной дельфинологии, член-корр. РАН, д.б.н.

, профессор, почётный председатель Московского общества защиты животных Алексей Владимирович Яблоков; профессор, заведующий лабораторией сенсорных систем «Института проблем экологии и эволюции им. А.Н.

Северцова» РАН (ИПЭЭ РАН), Александр Яковлевич Супин; ведущий научный сотрудник лаборатории сенсорных систем ИПЭЭ РАН, Лев Мухарамович Мухаметов; гл. научный сотрудник лаборатории сенсорных систем ИПЭЭ РАН, Владимир Владимирович Попов и многие, многие другие.

Издатель: Абрамов Евгений Редакторы-составители: Ващенко Богдана, Чернявский ГлебНаучный редактор: Попов Владимир ВладимировичРедакторы: Бурд Илья, Зубарев Леонид, Мазнева Анастасия, Пророков Михаил, Соколова Нина, Фонусева Анна, Эйдис Максим

Фотографии: Виктор Лягушкин

Рубрика: Научно-популярная литератураОбъем: 160 страницГод издания: 2014Формат: 275×215 ммISBN 978-5-905826-05-4Переплет: Твердый переплет

Тираж: 8000 экз.

Читайте также:  Книги про рекламу

Источник: http://shtrik.ru/byt-delf-mir-prirody-mir-lyudey-fotoalbom-1/

В мире китов и дельфинов читать онлайн

Год издания: 2014

Жанры:

Рейтинг: (0)

Добавлено: 01.01.2016

Книга известного специалиста по морским млекопитающим, доктора биологических наук А. Г. Томилина посвящена современным проблемам биологии китов и дельфинов.

Автор, участник китобойных и дельфиноловных экспедиций, посвятивший много лет изучению водных млекопитающих, рассматривает удивительные приспособления их к водному образу жизни, сложное поведение, сообразительность, рефлексы и инстинкты; объясняет таинственные «самоубийства» китообразных, их отношение к людям. Дельфинами интересуются сейчас ученые разных специальностей — кораблестроители, гидроакустики, гидромеханики, физиологи, медики. Автор рассматривает перспективы использования дельфинов в рыбном промысле, в исследовании океана, возможности одомашнивания некоторых видов этого семейства, а также раскрывает несостоятельность антропоморфических представлений о языке и абстрактном мышлении дельфинов.

Авенир Григорьевич Томилин

В мире китов и дельфинов

В мире китов и дельфинов

А. Г. Томилин

5965Т56

© Издательство “Знание” 1974

Издательство“Знание” Москва 1974

Содержание

Глава 1. Нашествие сенсаций

Глава 2. «Помощники» и друзья человека в море

Глава 3. С суши в воду

Глава 4. Человек и дельфины

Глава 5. Поведение узников

Глава 6. «Тираны» китов — любимцы зрителей

Глава 7. Скороходы морей

Глава 8. Покорители морских глубин

Глава 9. Судьба анализаторов

Глава 10. «Акустические глаза» дельфинов

Глава 11. Поющие киты и «морские попугаи»

Глава 12. Обладают ли дельфины речью?

Глава 13. Мышление дельфинов конкретно, а действия трафаретны

Глава 14. Рефлексы выныривания и инстинкт сохранения вида

Глава 15. Сознательно ли дельфины спасают людей

Глава 16. «Самоубийства» среди китообразных или жертвы инстинкта

Глава 17. Странные попутчики или бездумные лоцманы

Глава 18. Дельфины и наука

Глава 19. Сигналы дальнего действия и звуковые маяки в океане

Глава 20. «Звезды моря» служат человеку

Глава 21. Будущее дельфинов

Приложение

Систематический список видов отряда китообразных

 Алфавитный список видов китообразных

«Дельфины — люди моря», «Мы сталкиваемся с нечеловеческим мышлением, может быть, более сложным, чем наше», «Наши младшие братья по разуму», «Впервые интеллектуальное первенство человека ставится под вопрос», «Люди или дельфины?» «Разум в океане», «Дельфины любят блондинок» — такими ошеломляющими заголовками запестрели газеты и журналы Запада после выхода в свет книги Джона Лилли «Человек и дельфин» в 1961 году. На рядового читателя обрушился поток «дельфиновых сенсаций».Нельзя сказать, что до этого дельфины не привлекали к себе внимания человека. Еще более 2000 лет назад культ дельфина был широко распространен в древнем мире. Древние сделали дельфина морским богом, его изображали на монетах (рис. 1), складывали о нем легенды, в его честь называли города и населенные территории.Время стерло былую славу дельфина, но во второй половине XX века о нем вдруг заговорили с новой силой. Однако в отличие от древних современные сенсации возвели это животное на пьедестал человека, наделили его человеческим мышлением и речью.Начало сенсациям положил американский нейрофизиолог Джон Лилли, тонкий экспериментатор, проводивший опыты над дельфинами на Вирджинских островах в своей хорошо оснащенной лаборатории на острове Сент-Томас. Подводя итоги своих исследований, этот ученый пришел к выводу, что первым живым существом на планете, которое установит с человеком сознательный контакт, будет дельфин, так как он обладает огромным головным мозгом с отлично развитой корой, сложным языком и способностью разумно пользоваться словом. Этими качествами дельфин будто бы вплотную приближается к человеку и отличается от всех остальных животных. Дельфины, по убеждению Лилли, обладают знанием и коллективной памятью. Но поскольку они не смогли разработать письменность, так как лишены рук, их жизненный опыт передается младшим сородичам и потомкам устным путем: «Примерно так же, как передавались знания у примитивных человеческих племен — через народные сказания и легенды — изустно от одного поколения Другому, которое, в свою очередь, запоминало их и передавало дальше. Способность к быстрому и прочному запоминанию, необходимая при таком обучении, требует очень крупного мозга. Наша письменность, книгопечатание и другие способы хранения информации вне мозга в значительной степени освобождают нас от необходимости запоминания. Дельфинам же приходится все хранить в памяти, поскольку у них нет ни библиотек, ни картотек…»

Рис. 1

Древнегреческие монеты из города Тарента IV — III веков до н. э. На дельфине сидит Тарас, мифический основатель города.

После установления словесного контакта человека с дельфином наука, по мысли Джона Лилли, сделает стремительный скачок вперед. Комментаторы, следуя за Лилли, допускают, что дельфины будут читать нашим капитанам и штурманам лекции о кораблевождении, войдут в разумный контакт с обитателями других миров на особом языке «линкос» (лингвистика космоса), основанном на математической логике (!?).

Согласно этой концепции дельфины примут участие в прогрессе науки, но не как подопытные животные, а как, сотрудники ученых и носители знаний. Лилли так и рассматривает своего лучшего дельфина Эльвара, будто бы способного экспериментировать над человеком; ученый благодарит дельфина за сотрудничество в одной из своих статей в научном журнале «Сайенс».

Постепенно туман с очеловечиванием дельфинов рассеялся, и шум вокруг них, продолжавшийся несколько лет, затих после неудачных попыток Лилли обучить Эльвара английскому языку и закрытия ученым своей лаборатории на острове Сент-Томас. Однако интерес ученых к дельфинам отнюдь не ослабел, а, напротив, возрос.

Сейчас дельфинами сильно интересуются люди самых разных специальностей: гидробионики, физиологи, гидроакустики, судостроители, экологи, океанологи, этологи (этология — наука о поведении животных), конструкторы подводных аппаратов, гидродинамики, психологи, медики, нейроанатомы, нейрохирурги — все они находят в этих животных предмет изысканий — каждый в своей области.

Одних интересует моделирование кожи дельфинов для создания обшивки быстроходных кораблей, других — секреты быстрого и безвредного погружения, третьих — тайны работы огромного головного мозга, четвертых — принципы устройства чувствительного, портатативного и устойчивого к помехам гидролокатора, одомашнивание и использование дельфинов в рыболовном деле, морских исследованиях, в медицине.

Если отбросить в сторону представления, очеловечивающие дельфинов, то взгляд на их биологическую природу к настоящему времени сложился довольно противоречивый. Одни ученые считают, что эти животные стоят на вершине систематической лестницы впереди обезьян, в том числе и человекообразных, а другие отводят им более скромное место — рядом с собакой или между собакой и обезьяной.

Чтобы лучше познакомиться с этими вторичноводными животными, совершим экскурсию в мир дельфинов, не погружаясь в фантастику, и рассмотрим достижения науки в изучении этих замечательных обитателей моря.

1

Загрузка…

Источник: https://bookocean.net/read/b/2839

Тамара Михеева — Дети дельфинов

Тамара Михеева

Дети дельфинов

Меня зовут Сережа. Только меня редко кто так называет. Чаще всего зовут Листиком. Это из-за фамилии. У меня фамилия, как у знаменитого композитора — Лист. Только мы не родственники, просто однофамильцы. Мама этого Листа очень любит, а я в музыке ничего не понимаю. Ни слуха у меня нет, ни голоса. Папа говорит: «Ирония судьбы». Наверное…

Но однажды я прославился. Я пробрался в кабинет Степанова, хотя он страшно засекреченный, и увидел там контрабас. Конечно, я не удержался и попробовал. Ну неужели у меня с тем Листом, кроме фамилии, ничего общего нет? Я так увлекся, что даже не заметил, как передо мной возник сам Степанов. Он захлопал в ладоши и сказал насмешливо:

— Браво! Для Листа, пожалуй, слабовато, но для Листика — вполне.

Он взял меня под мышки и опустил через окно в сад. Там на скамейке сидели Вероника и Леша Смелый. Они засмеялись. Подумаешь! Весь остров зовет меня Листиком, потому что я младший Лист. А что Степанов меня засек… попробуйте сами в его кабинет пробраться!

Так-то во мне ничего необычного нет. Мне двенадцать лет, я люблю мороженое и орехи, собак люблю, особенно своего Гаврюшу, книжки про рыцарей и пиратов. Люблю плавать, лазить по деревьям и ходить босиком. Любимая моя одежда — это тельняшка и шорты, которые нигде не жмут. В общем, я самый обыкновенный. Необычно во мне только то, что живу я на Лысом острове. Но это не во мне, а вокруг.

Лысый остров назван так, наверное, в насмешку, потому что такой буйной растительности, как у нас, нет нигде в мире. Я смотрел передачу про джунгли Амазонки. Куда им до нашего леса! Конечно, так у нас не везде. В Поселке вполне прилично, как на любом морском побережье. Пальмы, дубы, кипарисы. На востоке от Поселка — густой орешник, спокойная речка Янка, луга с высоченной травой.

Зато в глубине острова непролазная чаща, бурелом такой, что без топора не пройти. Там растут ядовитый цветок ясенец и держи-дерево. И дикие звери, конечно, там тоже есть.

Волки, пятнистые олени, косули, рыси… Все это мы знали по рассказам Степанова, он один был в этих джунглях. Заблудиться там проще простого.

Да еще ядовитые змеи, их там целые тысячи! Поэтому особым указом Степанова в лес ходить строго-настрого запрещено.

Наш остров, он даже не большой, а просто огромный. Чтобы обойти его по берегу, нужен не один день и не два, а целая неделя. Или две. А может быть, даже месяц. Никто никогда этого не делал, если честно. Поэтому никто не знает, что там, на той стороне острова.

А на этой стороне расположен Научный центр, изучающий дельфинов. В Центре полным-полно кабинетов, лабораторий, бассейнов, аквариумов. Заблудиться можно. Самый главный здесь и на всем острове Андрон Михайлович Степанов. Он хороший, только скрытный. Живет один, почти ни с кем не общается, даже дорогу к своему кабинету засекретил.

Все знают, где его кабинет находится, точные координаты указаны в Общей Таблице; если идешь туда со Степановым, все просто, согласно указанному адресу. Но если один сунешься… ни за что не найдешь! Коридоры, лестницы и двери будто нарочно путаются и меняются местами. Можно заблудиться так, что целый день тебя никто не найдет, кричи не кричи. И кажется, будто ты на другой планете.

А главное, непонятно, как это получается. Вероника как-то возмутилась:

— Андрон Михайлович! Это невыносимо! А вдруг что-то срочное?

— Для этого телефон есть. Ксения Фаддеевна всегда на месте.

Вероника подумала и сказала:

— Рядом с вами кабинет по ультразвуковым исследованиям, до него тоже не доберешься!

— Не лгите, Вероника. Если бы вы шли в кабинет № 34, у вас бы не возникло никаких трудностей.

Это правда. Если идешь по делу и о кабинете Степанова не думаешь, то вот он, не прячется. Спокойно… проходите мимо, а Андрону Михайловичу, будьте добры, не мешайте работать. А уж если он вам позарез нужен — ни за что не найдете! Может, кому-то это покажется странным, но мы уже привыкли.

И вот на этом самом Лысом острове я единственный ребенок! Я и родился здесь. И учусь самостоятельно. Раз в месяц мы с мамой ездим на Большую землю в школу, к которой я «прикреплен», и я сдаю зачеты по всем предметам. А если я чего-то не знаю, то учителя мне сами объясняют и рассказывают.

А потом дают новые задания. Так учиться совсем не трудно, мне все на острове помогают. Маленькому хорошо среди взрослых.

И все-таки… ничего мне так сильно не хотелось, как иметь друга! Хоть бы один мой ровесник был на острове! Но самый молодой сотрудник Центра Леша Смелый старше меня на десять лет.

И вот в это лето все изменилось: у нас на Лысом появилось еще двое ребят.

В то утро я, взяв папин бинокль, отправился на Хребет Дракона (так у нас называется груда камней над морем в одной бухте). Я на море могу бесконечно смотреть. Папа иногда даже сердится. Говорит:

Читайте также:  Книги про принцов

— Неужели ты за всю жизнь к нему не привык?

А я не могу привыкнуть. Потому что море всегда разное. Мне кажется, что с ним можно дружить, почти как с человеком. Слушать, как оно разговаривает волнами. Доверять ему свои секреты. Оно ведь никому не расскажет. Смотреть, как оно меняет цвет, будто одежду. Иногда оно делает мне подарки: красивые камешки, ракушки, куски черепицы с не нашими буквами…

Сегодня я смотрел, не приплывут ли дельфины. Но их все не было и не было. Зато занырял среди волн белый катерок метеослужбы с Большой земли. Он причалил к берегу и стал выгружать пассажиров. Это были ребята. Мои ровесники! Девочка и мальчик! Судя по багажу, они приехали надолго.

Сейчас я вам подробно опишу Роську. Сделаю я это потому, что она мой самый первый в жизни друг. Понимаете? Самый-самый первый! Если бы вы двенадцать лет прожили на острове, заселенном только взрослыми, вы бы меня поняли.

Роська — это сокращенно от Ярославы, полное имя у нее такое. Лицо у Роськи круглое, как луна, а глаза на пол-лица и как море. Это не поэтический образ, как в книжках, просто ее глаза так же, как море, умеют менять цвет.

Вроде бы темно-серые, обычные глаза, но поднесет Роська к лицу сиреневые колокольчики, и глаза тут же станут сиреневыми; заберется в гущу зеленых кипарисов, и глаза позеленеют.

Вот какие у Роськи глаза! А ресницы тоненькие, и не черные, а коричневые, с золотистыми кончиками, будто по ним мазнули золотой краской и они засветились. Волосы цвета степной травы она заплетает в две косички. Вот и вся Роська.

Я, конечно, не сразу все это рассмотрел, и Роська была просто девчонка. Но она была на Лысом! Я смотрел в бинокль, как они разгружаются, а сердце у меня так и бухало. Я не выдержал и побежал к пристани. За рулем катера был мой знакомый метеоролог, он сказал:

Источник: https://libking.ru/books/child-/child-prose/598122-tamara-miheeva-deti-delfinov.html

О книге джона к. лилли «человек и дельфин»: ненаучно и наивно — антропогенез.ру

На первый вопрос очень легко ответить. В 1961 году издатель­ство «Даблдэй» выпустило в свет книгу доктора медицины Джо­на К. Лилли «Человек и дельфин».

Смысл названия и главная мысль всей книги были четко сформулированы в пер­вых же словах предисловия, звучавших эффектно и захватывающе: «В течение ближайших 10—20 лет человечество наладит связь с представителями других биологических видов, т. е.

не с людьми, а с какими-то другими существами, возможно, не наземными, скорее всего морскими, но наверняка обладающими высоким уров­нем умственного развития или даже интеллектом».

Говоря о «других биологических видах», «скорее всего мор­ских», Лилли имел в виду бутылконосого дельфина.

Уже три года он повторял и развивал эту мысль в своих выс­туплениях и интервью, но только после выхода книги она прозву­чала со всею силой.

Журнал «Лайф» от 28 июля 1961 года во всеуслышание оповестил о выходе книги и напечатал о ней целую подборку, в том числе статью самого Лилли, озаглавленную «Говорите всерьез о беседах дельфинов» и представлявшую со­бой в основном извлечения из книги. Широкая печать откликну­лась на книгу хвалебными рецензиями.

«Это нечто большее, чем просто книга,— писал обозреватель газеты «Флорида Таймс-Юни-он» в номере от 3 сентября 1961 года.— Это тщательно докумен­тированный разбор совершенно неизвестных фактов о самом пле­нительном создании природы… Это новый рубеж науки, который мы бесстрашно открываем».

Обозреватель газеты «Крисчен Сайенс Монитор» приветст­вовал книгу как «вызов всем современным мыслителям» и вос­хвалял автора, называя его «способным и уважаемым биологом, который не боится говорить на языке фантастов, когда считает, что для этого есть веские причины».

Тон статей более искушенных обозревателей-ученых был сов­сем иным. Одни в осмотрительно подобранных словах одобряли творческую фантазию Лилли, другие весьма сдержанно высказы­вались по поводу избранного автором способа выражения мыслей.

А кое-кто открыто назвал книгу «ненаучной и наивной» [1].

Авторы популярных книг, выдвигающие якобы эпохальные идеи, способные произвести в науке полный переворот, обычно подкрепляют свои выводы легионами разнообразных доказа­тельств и аргументов. Вряд ли их можно за это упрекать, но кри­тиковать такие книги — дело исключительно трудное.

Автор волен подыскивать доказательства (или псевдодоказательства) своих тезисов, обращаясь к самым разным научным дисциплинам. Что­бы по достоинству оценить каждый авторский аргумент, рецен­зенту впору быть мастером на все руки, разбирающимся в самых разных областях науки. Автору не возбраняется смешивать в одну кучу факты и вымысел, бесспорные истины и полуправду.

Рецензент, если он обладает достаточными знаниями, как прави­ло, отличает истину от прямой лжи, но с полуправдами, сомни­тельными наблюдениями и необоснованными построениями ему не так-то просто разобраться.

И дело значительно усложняется тем, что средний читатель, ум и воображение которого взбудоражены новизной идей автора, склонен считать слова рецензента мелоч­ными придирками и брюзжанием уязвленного самолюбия по от­ношению к человеку, высказывающему новые идеи.

Хотя книга «Человек и дельфин» написана не так, как приня­то писать научные книги, многие читатели восприняли ее как «научную», то есть обладающую всей той авторитетностью, кото­рую обычно связывают с этим словом.

Так, например, книжный обозреватель газеты «Майами гералд» писал в обзоре от 3 сентяб­ря 1961 года: «Таков поверхностный обзор этой научной книги. Она требует специальных знаний от внимательного читателя, но интересна и для непосвященных».

В действительности же «Чело­век и дельфин» — это не научная книга, и соответственно ее нель­зя подвергать строгому научно-критическому разбору. Кое-кто из рецензентов понял это.

Тот же обозреватель «Крисчен Сайенс Монитор» писал: «Это книга для непосвященных, и поэтому ав­тор был вправе не соблюдать строгости изложения и норм, при­нятых в ученом мире при описании экспериментов». Правда, он  тут же добавил: «Доктор Лилли опубликовал множество науч­ных статей, где в более строгой форме рассматриваются вопросы, затронутые в книге».

Я вынужден сказать, что здесь рецензент погрешил против истины.

В списке литературы, приведенном в книге «Человек и дельфин», перечислено пять работ Лилли. Первая и вторая не имеют отношения к дельфинам.

Третья рабо­та— это рассказ об экспериментах по анестезированию дельфи­нов, о тех самых экспериментах, про которые говорилось в пер­вой главе настоящей книги, но Лилли и там не приводит ни точ­ных данных, ни результатов опытов.

О четвертой, озаглавленной «Одиночество, изоляция и уединение», сказано, что это книга, которая «готовится к печати». И, наконец, пятая — статья Дж. К. Лилли и А. М. Миллер «Голосовой обмен между отдельными дельфинами», помечена как «рукопись, оконченная в декабре 1960 года». 

Специальные статьи, которые Лили и его сотрудники опубликовали  позже в различных научных журналах, также не содер­жат веских доказательств, подтверждающих его правоту. Не со­держит их и его вторая книга «Разум дельфинов», выпущенная тем же издательством «Даблдэй».

Лаборатория под открытым небом, которую Лилли основал на острове Сент-Томас (Виргин­ские острова), фактически перестала работать в 1966 году, а свой «Институт исследований общения» в Майами Лилли закрыл в конце 1968 года.

Насколько мне известно, с того времени он не вел больше никаких работ с дельфинами [2].

Джон Лилли — человек блестящего ума, чистосердечный, ода­ренный воображением, весьма уважаемый среди своих коллег.

Увидев собственными глазами, насколько велик и как хорошо развит мозг дельфина, он убедил себя в том, что дельфины по своим умственным способностям либо сравнимы с человеком, либо даже превосходят его.

Услышав собственными ушами, как разнообразны звуки, издаваемые дельфинами, и насколько арти­куляция некоторых из этих звуков подобна человеческой речи, и приняв за факты недостоверные рассказы, он убедил себя в том, что дельфины обладают сложной речью.

С существами же, обладающими речью и умственными способностями, человек может вступить в интеллектуальное общение. Так почему бы, подумал Лилли, дельфинам не стать первым негуманоидным био­логическим видом, с которым человек вступит в такое общение?

Вторгнувшись в область незнакомых ему наук — этологии, био­акустики, лингвистики, Лилли, видимо, потерял свойственное ему критическое чутье и здравый скептицизм ученого.

Он цитирует рос­сказни, словно достоверные свидетельства.

Например, для иллю­страции того, что «косатки в умственном отношении тоже высоко­развиты и имеют язык», он пересказывает невероятную историю, услышанную им в Норвегии от некоего «научного работника», имя которого в книге не приведено.

Якобы «в Антарктике стадо из нескольких тысяч косаток вошло в район, где действовала рыбо­ловная флотилия. Убивая рыбу поблизости от рыболовных судов, косатки сделали невозможным дальнейший промысел. Рыбаки запросили по радио помощи от китобойцев. Китобойная флотилия выслала несколько китобойцев.

Был сделан один-единственный выстрел из гарпунной пушки. Через полчаса на площади более пятидесяти квадратных миль по соседству с китобойцами не оста­лось ни одной косатки, и после этого ни одна косатка не заходи­ла в тот район, где находились суда с гарпунными пушками.

Однако рыболовные суда, находившиеся в отдалении от китобой­цев, по-прежнему страдали от косаток». Если верить рассказу, «как рыболовные, так и китобойные суда были переделаны из корветов, участвовавших во второй мировой войне…

На вид они были совершенно одинаковы, и единственным заметным различием была гарпунная пушка, помещавшаяся на носу китобойца». По мнению Лилли, отсюда следует, что «киты смогли в течение полу­часа сообщить приметы китобойного судна другим китам… что… заставило множество особей немедленно и притом надолго изменить свое поведение».

Рыболовные флотилии в антарктические воды не заходят. Никто никогда не наблюдал стада косаток численностью свыше 60 или 80 животных.

Но этого ничем не подтвержденного расска­за и поспешного вывода из него оказывается Лилли вполне дос­таточно, чтобы пространно рассуждать о том, в каких имен­но выражениях «разговаривали» друг с другом косатки [3].

В подтверждение того, что дельфины обладают высокими умственными способностями и сложным языком, в книге приво­дятся и другие свидетельства того же рода. Так, на стр. 88—90 Лилли рассказывает о своем пребывании в исследовательской ла­боратории «Мэринленда» в январе 1958 года, когда он вел опыты по зондированию мозга дельфинов. В это время установилась хо­лодная погода.

Животное, с которым работал Лилли, содержалось неподвижным в лабораторном станке с проточной морской водой. Мы опасались, как бы дельфину не повредило длительное лежа­ние в холодной воде. Наконец опыт, длившийся несколько дней, закончился, и животное было возвращено в общий лабораторный бассейн.

Как рассказывает Лилли, едва «дельфина пустили в бас­сейн с двумя другими дельфинами, он издал сигнал бедствия — два обычных свиста с нарастанием и падением высоты. Немед­ленно другие дельфины подплыли и подняли его голову так, что дыхало высунулось из воды. Он сделал вдох и погрузился. Между тремя дельфинами последовал обмен звуками, свист и ще­бетание.

Теперь два других дельфина изменили тактику, и вмес­то того, чтобы подплывать под его голову и поднимать ее, они подплыли под хвостовую часть в области полового и анального отверстий. Когда они проплывали снизу, их спинные плавники касались очень чувствительных наружных отверстий в этой обла­сти.

Прикосновение вызывало рефлекторное опускание вниз мощ­ных лопастей хвоста, что заставляло животное подниматься к жи­вительному воздуху. Дельфины продолжали действовать таким образом в течение нескольких часов».

Но в это время, именно в это время никаких двух других дель­финов в бассейне не было.

Помощь потерявшему подвижность от затянувшегося пребывания в лабораторном станке дельфину оказывал мой ассистент Клифф Таунсенд. В течение получаса он толкал животное вдоль и поперек бассейна, раскачивая лопасти его хвоста вверх и вниз, пока оно вновь не обрело способность самостоятельно двигаться. Записи, сделанные в то время, под­тверждают мою (и Таунсенда) версию этого события.

Ф.Г. Вуд. Морские млекопитающие и человек. Перевод А.А.Шербакова. Л., Гидрометеоиздат, 1979, с. 92-96.

Источник: http://antropogenez.ru/quote/683/

Ссылка на основную публикацию