Книги про бойцов

5 книг для мотивации. Выбор бойца ММА

Боец Industrials Team Сергей «Хонда» Хандожко в преддверии поединка против Патрика Кинцла на турнире ACB 32 рассказывает о книгах, которые помогают ему в боях и в жизни.

«Всегда любил читать. Еще в детском саду, когда все играли, я сидел и читал книги, что многих удивляло.

В школе не был в сильном восторге от классики, а любил больше детективы и романы Джоан Роулинг о Гарри Поттере.

Бывало, приходил в шесть вечера домой после учебы и до трех утра зачитывался какой-нибудь интересной книжкой. Сейчас я ежедневно провожу по 2-3 часа в дороге до зала, поэтому коротаю время с книгами».

5 любимых книг Сергея Хандожко:

1) Эрнест Хемингуэй – «Острова в океане»

«Эту книгу можно любить хотя бы за одну цитату. Когда герои, противники всякого уличного мордобоя, рассуждают о драках, один говорит: «А если уж начал, то что делать?» Другой отвечает: «Если уж начал – побеждай».

Хоть я и боец, но это цитата подходит не только для драк, а вообще для любых жизненных ситуаций. Жизнь бьет, порой очень сильно бьет, но сделай так, чтобы ты всегда выходил победителем с высоко поднятой головой.

Если ты хочешь чего-то добиться, то стань лучшим в своем деле».

2) Эрнест Хемингуэй – «Старик и море»

«Еще одна мощнейшая книга Хемингуэя. Она про силу духа. Старик всю жизнь мечтал поймать хорошую серьезную рыбу, и на старости лет у него это получилось. Он несколько дней плыл с ней, ободрал все руки, натер плечи, но не сдавался и тянул ее. Он выдерживал всю эту борьбу с рыбой, потому что верил.

«Человек не для того создан, чтобы терпеть поражения», – эта цитата должна быть в голове у каждого спортсмена, да и вообще любого человека. Статус проигравшего и статус лузера мы придумываем себе сами. Человека можно убить, но нельзя сломать, победить. Пока ты не сдался, у тебя всегда есть шанс выиграть.

Жаль, конечно, что у старика ничего не получилось и рыбу съели акулы, но он был доволен, так как сделал все что мог. Книга очень сильно мотивирует».

3) Борис Акунин  – серия романов про приключения Эраста Фандорина

«Прочитал все книги Акунина. Меня очень мотивирует главный герой его книг – Эраст Фандорин. Он каждый год ставил себе задачу выучить что-то новое: освоить язык, овладеть искусством какого-нибудь танца, попробовать новый вид спорта. В крайних романах ему был уже шестой десяток, а он продолжал саморазвитие.

Нельзя стоять на месте, ведь вокруг нас такой большой и богатый мир, а мы сидим в маленькой комнате и ничего не видим. Сейчас многие удивляются, что я читаю книги. До такой степени это стало редкостью. Но если я спортсмен, это не значит, что я должен быть только спортсменом.

Надо всегда стараться узнать что-то новое и не ограничиваться чем-то одним».

4) Эрих Мария Ремарк – «Искра жизни»

«Очень тяжелая книга. В принципе, как и все книги Ремарка. Она рассказывает о жизни заключенных в немецком концлагере и заставляет задуматься о ценности того, что нас окружает. Когда у нас все есть, то мы это не ценим. А для людей в концлагере съесть одну картофелину за три дня уже было счастьем.

Вроде бы уже нет обычных для нас чувств, как радость или грусть, а остался лишь голод, который въелся в кости. Несмотря на все это, они все равно питали надежду, что выберутся оттуда. Многие ломались, однако находились и те, кто до конца отстаивал свою свободу. В итоге у многих получилось выжить.

Книга – про человеческую доброту и смелость. Вроде бы уже в безвыходной ситуации, когда все думали только о собственной шкуре, находились те, кто помогал абсолютно незнакомым заключенным, жертвуя собой. Пока есть такая возможность, надо больше отдавать, чем забирать. Ценить жизнь и помогать людям».

5) Сергей Есенин – «Полное собрание сочинений»

«Особенно люблю его патриотические стихи: «Гой ты, Русь, моя родная…» и другие. Мне нравится то, как он воспевал Россию. Он ведь жил в Москве и видел всю изнанку жизни страны.

Одно время был любимцем у правительства, но обожал родину не из-за каких-то поблажек сверху, а искренней и чистой любовью. Он ведь еще такой человек был, который не делал то, что ему указывали, а шел наперекор всему.

Мог уехать в другую страну, когда все было против него, но остался.

Можно поучиться в этих стихотворениях патриотизму, преданности идеалам, тому, как нужно любить и ценить свою страну, несмотря ни на что».

Instagram Сергея Хандожко

Больше интересных историй в нашем паблике в VK

INDUSTRIALS TEAM – ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ КОМАНДЫ

  • «Все шансы Брока Леснара в первом раунде». Профессиональные бойцы о UFC 200 9 июля 2016, 11:30
  • «Узнал о своем первом бое за неделю. Победил». Как стать профессиональным бойцом ММА 6 июля 2016, 16:11
  • «Лучше протеиновый коктейль, чем шаверма». Что нужно знать о самом популярном спортивном питании 24 июня 2016, 13:55
  • «Зацепили плечом, и я понял – надо идти разбираться». 6 крутых историй от бойца ММА 16 июня 2016, 13:27
  • «Если очень нужно, буду бить между ног». 12 конкретных вопросов бойцу об уличных конфликтах 3 июня 2016, 22:30
  • «Хотел выйти под песню «День победы», но запретили» 14 мая 2016, 12:08
  • «Мэйвезер будет развивать смешанные единоборства» 10 мая 2016, 13:14
  • «Некоторые говорили: «В террористы заделался?». С кем сегодня бьется Игорь Егоров 29 апреля 2016, 11:36

Источник: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/industrials/918479.html

Книга «Василий Тёркин. Книга про бойца»

В руках держу потертый том «Василия Тёркина» с остатком библиотечного корешка на обложке и россыпью штампов выдачи на первых страницах. Она проделала долгий путь в солдатских баулах деда с самого Сахалина и уже много-много лет скромно лежит на полке растущей домашней библиотеки.

Поэму (а чем не поэма?) уже давно учат в школе, строчки ее разошлись в народе, так и бродят присказками и внезапными воспоминаниями о «стихах про войну» десятки лет спустя. Недаром. В них есть удивительная, изумляющая сила, сродни народному творчеству, деревенской песне.

Услышишь ее раз и потом носишь в себе всю жизнь, позабыв мотив и половину строф, но ты уже измененный, другой.

Как эта книга смогла заставить плакать мужика на четвертом десятке? Что она извлекла из моей души, что вылечила? Откуда все это? Во мне, кто за энное поколение солдат/офицеров армии не видел! Об ужасах войны знавшем только по рассказам старших.

Читать «Теркина» пришлось несколько дней, с перерывами, откладывая книгу посередине стихотворения. Потому что тяжело. Его завораживающий ритм заговоров только обостряет мои эмоции.

О сложных, трогательных и вечных темах поэт пишет просто и скупо. О войне, о долге, о победе, о бойцах, о близких, о солдатской дружбе…

О настоящей, прочувствованной и осознанной, любви к Родине, от которой дышать трудно и грудь давит.
О смерти тоже.

Вместить в четыре строчки ее внезапность, когда каждый день живешь в подспудном ожидании собственной безвременной кончины — это талант на грани с гениальностью.

И диалог в «Смерти и воине», про невозможное по сути, но все же осуществляемое преодоление, расплавленным металлом пропитавшее раннесоветскую литературу с ее лейтмотивом о явственном перерождении человека в Героя и Победителя.

Физически ощутимая героика в «Теркине» присутствует повсеместно, от нее буквально мурашки по спине бегут, причем обычные люди, не военные, тоже герои. Хотя бы потому, что уцелевшие не потеряли надежды на победу и продолжали жить, когда в этом уже и смысла никакого не было.

Тут понятно, победили все, живые и мертвые, весь народ, и воля его, естественно, сильнее любых обстоятельств и препятствий. Для моих современников это и гордость, и невосполнимая утрата. Такой общности, на всех уровнях, даже на метафизическом, уже нет. Сегодняшний «Теркин» немыслим.

Не о ком и не для кого писать подобный эпос с бессмертным рефреном

Твардовский, сам того не зная, разбросал по тексту множество задачек и тестов для нас, потомков. Вот проверка на женскость — стихотворение «О любви», то самое

Екнет ли у девушек сердце при одной мысли о проводах своего любимого мужчины на войну и смерть? Что почувствуют в разлуке, каждодневном ожидании фронтового письма, бесконечных мыслях «как он там»?
Или, например, о братьях по оружию

Не испытав подобного, чувствую себя обделенным и каким-то… не целым.

И так почти на каждой странице. От строчки к строчке текст раскаляет тебя, пока тихие слезы очищения сами не начинают катиться по щекам. Такое мощное воздействие пугает, правда.

И это настоящее искусство, без рюшечек и кружев.

Оно лупит светом прямо в глаза и сердце, минуя всякое критическое осмысление, сдувает с тебя труху повседневности и бесстрастно показывает, что там у тебя, под шкурой.

Источник: https://www.livelib.ru/book/1001100646/quotes-vasilij-tjorkin-kniga-pro-bojtsa-aleksandr-tvardovskij

Читать

На войне, в пыли походной,

В летний зной и в холода,

Лучше нет простой, природной —

Из колодца, из пруда,

Из трубы водопроводной,

Из копытного следа,

Из реки, какой угодно,

Из ручья, из-подо льда, —

Лучше нет воды холодной,

Лишь вода была б – вода.

На войне, в быту суровом,

В трудной жизни боевой,

На снегу, под хвойным кровом,

На стоянке полевой, —

Лучше нет простой, здоровой,

Доброй пищи фронтовой.

Важно только, чтобы повар

Был бы повар – парень свой;

Чтобы числился недаром,

Чтоб подчас не спал ночей, —

Лишь была б она с наваром

Да была бы с пылу, с жару —

Подобрей, погорячей;

Чтоб идти в любую драку,

Силу чувствуя в плечах,

Бодрость чувствуя.

Однако

Дело тут не только в щах.

Жить без пищи можно сутки,

Можно больше, но порой

На войне одной минутки

Не прожить без прибаутки,

Шутки самой немудрой.

Не прожить, как без махорки,

От бомбёжки до другой

Без хорошей поговорки

Или присказки какой, —

Без тебя, Василий Тёркин,

Вася Тёркин – мой герой,

А всего иного пуще

Не прожить наверняка —

Без чего? Без правды сущей,

Правды, прямо в душу бьющей,

Да была б она погуще,

Как бы ни была горька.

Что ж ещё?.. И всё, пожалуй.

Словом, книга про бойца

Без начала, без конца.

Почему так – без начала?

Потому, что сроку мало

Начинать её сначала.

Почему же без конца?

Просто жалко молодца.

С первых дней годины горькой,

В тяжкий час земли родной

Не шутя, Василий Тёркин,

Подружились мы с тобой,

Я забыть того не вправе,

Чем твоей обязан славе,

Чем и где помог ты мне.

Делу время, час забаве,

Дорог Тёркин на войне.

Как же вдруг тебя покину?

Старой дружбы верен счёт.

Словом, книгу с середины

И начнём. А там пойдёт.

– Дельный, что и говорить,

Был старик тот самый,

Что придумал суп варить

На колёсах прямо.

Суп – во-первых. Во-вторых,

Кашу в норме прочной.

Нет, старик он был старик

Чуткий – это точно.

Слышь, подкинь ещё одну

Ложечку такую,

Я вторую, брат, войну

На веку воюю.

Оцени, добавь чуток.

Покосился повар:

«Ничего себе едок —

Парень этот новый».

Ложку лишнюю кладёт,

Молвит несердито:

– Вам бы, знаете, во флот

С вашим аппетитом.

Тот: – Спасибо. Я как раз

Не бывал во флоте.

Мне бы лучше, вроде вас,

Поваром в пехоте. —

И, усевшись под сосной,

Кашу ест, сутулясь.

«Свой?» – бойцы между собой, —

«Свой!» – переглянулись.

И уже, пригревшись, спал

Крепко полк усталый.

В первом взводе сон пропал,

Вопреки уставу.

Привалясь к стволу сосны,

Не щадя махорки,

На войне насчёт войны

Вёл беседу Тёркин.

– Вам, ребята, с серединки

Начинать. А я скажу:

Я не первые ботинки

Без починки здесь ношу.

Вот вы прибыли на место,

Ружья в руки – и воюй.

А кому из вас известно,

Что такое сабантуй?

– Сабантуй – какой-то праздник?

Или что там – сабантуй?

– Сабантуй бывает разный,

А не знаешь – не толкуй,

Вот под первою бомбёжкой

Полежишь с охоты в лёжку,

Жив остался – не горюй:

Это малый сабантуй.

Отдышись, покушай плотно,

Закури и в ус не дуй.

Хуже, брат, как миномётный

Вдруг начнётся сабантуй.

Тот проймёт тебя поглубже, —

Землю-матушку целуй.

Но имей в виду, голубчик,

Читайте также:  Книги про транспорт

Это – средний сабантуй.

Сабантуй – тебе наука,

Враг лютует – сам лютуй.

Но совсем иная штука

Это – главный сабантуй.

Парень смолкнул на минуту,

Чтоб прочистить мундштучок,

Словно исподволь кому-то

Подмигнул: держись, дружок…

– Вот ты вышел спозаранку,

Глянул – в пот тебя и в дрожь;

Прут немецких тыща танков…

– Тыща танков? Ну, брат, врёшь.

– А с чего мне врать, дружище?

Рассуди – какой расчёт?

– Но зачем же сразу – тыща?

– Хорошо. Пускай пятьсот,

– Ну, пятьсот. Скажи по чести,

Не пугай, как старых баб.

– Ладно. Что там триста, двести —

Повстречай один хотя б…

– Что ж, в газетке лозунг точен:

Не беги в кусты да в хлеб.

Танк – он с виду грозен очень,

А на деле глух и слеп.

– То-то слеп. Лежишь в канаве,

А на сердце маета:

Вдруг как сослепу задавит, —

Ведь не видит ни черта.

Повторить согласен снова:

Что не знаешь – не толкуй.

Сабантуй – одно лишь слово —

Сабантуй!.. Но сабантуй

Может в голову ударить,

Или попросту, в башку.

Вот у нас один был парень…

Дайте, что ли, табачку.

Балагуру смотрят в рот,

Слово ловят жадно.

Хорошо, когда кто врёт

Весело и складно.

В стороне лесной, глухой,

При лихой погоде,

Хорошо, как есть такой

Парень на походе.

И несмело у него

Просят: – Ну-ка, на ночь

Расскажи ещё чего,

Василий Иваныч…

Ночь глуха, земля сыра.

Чуть костёр дымится.

– Нет, ребята, спать пора,

Начинай стелиться.

К рукаву припав лицом,

На пригретом взгорке

Меж товарищей бойцов

Лёг Василий Тёркин.

Тяжела, мокра шинель,

Дождь работал добрый.

Крыша – небо, хата – ель,

Корни жмут под рёбра.

Но не видно, чтобы он

Удручён был этим,

Чтобы сон ему не в сон

Где-нибудь на свете.

Вот он полы подтянул,

Укрывая спину,

Чью-то тёщу помянул,

Печку и перину.

И приник к земле сырой,

Одолен истомой,

И лежит он, мой герой,

Спит себе, как дома.

Спит – хоть голоден, хоть сыт,

Хоть один, хоть в куче.

Спать за прежний недосып,

Спать в запас научен.

И едва ль герою снится

Всякой ночью тяжкий сон:

Как от западной границы

Отступал к востоку он;

Как прошёл он, Вася Тёркин,

Из запаса рядовой,

В просолённой гимнастёрке

Сотни вёрст земли родной.

До чего земля большая,

Величайшая земля.

И была б она чужая,

Чья-нибудь, а то – своя.

Спит герой, храпит – и точка.

Принимает всё, как есть.

Ну, своя – так это ж точно.

Ну, война – так я же здесь.

Спит, забыв о трудном лете.

Сон, забота, не бунтуй.

Может, завтра на рассвете

Будет новый сабантуй.

Спят бойцы, как сон застал,

Под сосною впо?кат,

Часовые на постах

Мокнут одиноко.

Зги не видно. Ночь вокруг.

И бойцу взгрустнётся.

Только что-то вспомнит вдруг,

Вспомнит, усмехнётся.

И как будто сон пропал,

Смех дрогнал зевоту.

– Хорошо, что он попал,

Тёркин, в нашу роту.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=248&p=1

Образ Василия Теркина в поэме Твардовского «Василий Теркин». Книга про бойца»

Твардовский Александр Трифонович (1910 — 1971) — русский поэт, главный редактор журнала «Новый мир» (1950 — 54, 1958 — 70). Поэма «Василий Теркин» (1941 — 45) — яркое воплощение русского характера и общенародных чувств эпохи Великой Отечественной войны.

В поэме «За далью — даль» (1953 — 60, Ленинская премия, 1961) и лирике (кн. «Из лирики этих лет. 1959 — 67)», 1967) — раздумья о движении времени, долге художника, о жизни и смерти. В поэме «Теркин на том свете» (1963) — сатирический образ бюрократического омертвления бытия.

В итоговой поэме-исповеди «По праву памяти» (опубл. 1987) — пафос бескомпромиссной правды о времени сталинизма, о трагической противоречивости духовного мира человека этого времени. Поэмы «Страна Муравия» (1936), «Дом у дороги» (1946); проза, критические статьи.

Лирический эпос Твардовского обогатил, актуализировал традиции русской классической поэзии. Государственные премии СССР (1941, 1946, 1947, 1971).

Твардовского всегда интересовала судьба своей страны в переломные моменты истории. История и народ — вот главная его тема. Во время Великой Отечественной войны (1941-1945) А. Т. Твардовский пишет поэму “Василий Теркин” о Великой Отечественной войне. Решалась судьба народа. Поэма посвящена жизни народа на войне.

 В “Стране Муравии” , “Василии Теркине” созданы образы масштабные, емкие, собирательные: события заключены в очень широкие сюжетные рамки, поэт обращается к гиперболе и иным средствам сказочной условности. В центре поэмы образ Теркина, объединяющий композицию произведения в единое целое. Теркин Василий Иванович — главный герой поэмы, рядовой пехотинец из смоленских крестьян.

Теркин воплощает лучшие черты русского солдата и народа в целом. Поэма построена как цепь эпизодов из военной жизни главного героя, которые не всегда имеют непосредственную событийную связь между собой. Теркин с юмором рассказывает молодым бойцам о буднях войны; говорит, что воюет с самого начала войны, трижды был в окружении, был ранен.

Судьба рядового солдата, одного из тех, кто вынес на своих плечах всю тяжесть войны, становится олицетворением национальной силы духа, воли к жизни.

Теркин дважды переплывает ледяную реку, чтобы восстановить связь с наступающими подразделениями; Теркин в одиночку занимает немецкий блиндаж, но попадает под обстрел собственной артиллерии; по дороге на фронт Теркин оказывается в доме старых крестьян, помогает им по хозяйству; Теркин ступает в рукопашный бой с немцем и, с трудом, одолевая, берет его в плен.

Неожиданно для себя Теркин из винтовки сбивает немецкий штурмовик; завидующего ему сержанту Теркин успокаивает: не последний. Теркин принимает командование взводом на себя, когда убивают командира, и первым врывается в село; однако герой вновь тяжело ранен.

Лежа раненным в поле, Теркин беседует со Смертью, уговаривающей его не цепляться за жизнь; в конце концов, его обнаруживают бойцы, и он говорит им: “Уберите эту бабу, Я солдат еще живой” В образе Василия Теркина объединены лучшие нравственные качества русского народа: патриотизм, готовность к подвигу, любовь к труду.

Черты характера героя и трактуются поэтом как черты образа собирательного: Теркин неотделим и неотъемлем от воинствующего народа. Патриотизм и коллективизм героя автор оттеняет и негативно: он подчеркивает отсутствие в Теркине черт индивидуализма, эгоизма, озабоченности своей персоной. Теркину свойственно уважение и бережное отношение мастера к вещи, как к плоду труда.

Недаром он отнимает у деда пилу, которую тот корежит, не умея ее наточить. Возвращая готовую пилу хозяина, Василий говорит: На-ко, дед, бери, смотри. Будет резать лучше новой, Зря инструмент не кори. Теркин любит работу и не боится ее. Простота героя — обычно синоним его массовости, отсутствие в нем черт исключительности.

Но эта простота имеет в поэме и другой смысл: прозрачная символика фамилии героя, теркинское “перетерпим-перетрем” оттеняет его умение преодолевать трудности просто, легко. Таково его поведение и тогда, когда он переплывает ледяную реку или спит под сосной, вполне довольствуясь неудобным ложем, и т.д.

В этой простоте героя, его спокойствии, трезвости взгляда на жизнь выражены важные черты народного характера. В поле зрения А. Т. Твардовского в поэме “Василий Теркин” находится не только фронт, но и те, кто трудятся в тылу ради победы: женщины и старики. Персонажи поэмы не только воюют — они смеются, любят, беседуют друг с другом, а самое главное — мечтают о мирной жизни. Реальность войны объединяет то, что обычно несовместимо: трагедию и юмор, мужество и страх, жизнь и смерть. В главе “От автора” изображается процесс “мифологизации” главного персонажа поэмы. Теркин назван автором “святым и грешным русским чудо-человеком” . Имя Василия Теркина стало легендарным и нарицательным.

Поэма “Василий Теркин” отличается своеобразным историзмом. Условно ее можно разделить на три части, совпадающие с началом, серединой и концом войны. Поэтическое осмысление этапов войны создает из хроники лирическую летопись событий.

Чувство горечи и скорби наполняет первую часть, вера в победу — вторую, радость освобождения Отечества становится лейтмотивом третьей части поэмы. Это объясняется тем, что А. Т.

Твардовский создавал поэму постепенно, на протяжении всей Великой Отечественной войны 1941-1945г.

Оригинальна и композиция поэмы. Не только отдельные главы, но и периоды, строфы внутри глав отличаются своей законченностью. Это вызвано тем, что поэма печаталась по частям. И должна быть доступной читателю с “любого места” .

Правдивость, достоверность широких картин жизни поэт подчеркнул тем, что назвал “Василия Теркина” не поэмой, а “книгой про бойца” .

Слово “книга” в этом народом смысле звучит как-то по-особому значительно, как предмет “серьезный, достоверный, безусловный” , — говорит Твардовский. Как и всем героям мирового эпоса, Тёркину даровано бессмертие (не случайно в поэме 1954г.

Теркин на том свете он попадает в загробный мир, напоминающий своей мертвечиной советскую действительность) и одновременно — живой оптимизм, делающий его олицетворением народного духа. Поэма имела огромный успех у читателей.

Василий Теркин стал фольклорным персонажем, по поводу чего Твардовский заметил: «Откуда пришел — туда и уходит». Книга получила и официальное признание (Государственная премия, 1946г.), и высокую оценку современников.

Содержание

В пехотной роте — новый парень, Василий Тёркин. Он воюет уже второй раз на своём веку (первая война — финская). Василий за словом в карман не лезет, едок хороший. В общем, «парень хоть куда».

Тёркин вспоминает, как он в отряде из десяти человек при отступлении пробирался с западной, «немецкой» стороны к востоку, к фронту. По пути была родная деревня командира, и отряд зашёл к нему домой. Жена накормила бойцов, уложила спать. Наутро солдаты ушли, оставляя деревню в немецком плену. Тёркин хотел бы на обратном пути зайти в эту избу, чтобы поклониться «доброй женщине простой».

Идёт переправа через реку. Взводы погружаются на понтоны. Вражеский огонь срывает переправу, но первый взвод успел перебраться на правый берег. Те, кто остался на левом, ждут рассвета, не знают, как быть дальше. С правого берега приплывает Тёркин (вода зимняя, ледяная). Он сообщает, что первый взвод в силах обеспечить переправу, если его поддержат огнём.

Тёркин налаживает связь. Рядом разрывается снаряд. Увидев немецкую «погребушку», Тёркин занимает её. Там, в засаде, поджидает врага. Убивает немецкого офицера, но тот успевает его ранить. По «погребушке» начинают бить наши. А Тёркина обнаруживают танкисты и везут в медсанбат…

Тёркин в шутку рассуждает о том, что хорошо бы получить медаль и прийти с нею после войны на гулянку в сельсовет.

Выйдя из госпиталя, Тёркин догоняет свою роту. Его подвозят на грузовике. Впереди — остановившаяся колонна транспорта. Мороз. А гармонь только одна — у танкистов.

Она принадлежала их погибшему командиру. Танкисты дают гармонь Тёркину. Он играет сначала грустную мелодию, потом весёлую, и начинается пляска.

Танкисты вспоминают, что это они доставили раненого Тёркина в медсанбат, и дарят ему гармонь.

В избе — дед (старый солдат) и бабка. К ним заходит Тёркин. Он чинит старикам пилу, часы. Догадывается, что у бабки есть спрятанное сало… Бабка угощает Тёркина. А дед спрашивает: «Побьём ли немца?» Тёркин отвечает, уже уходя, с порога: «Побьём, отец».

Боец-бородач потерял кисет. Тёркин вспоминает, что когда он был ранен, то потерял шапку, а девчонка-медсестра дала ему свою. Эту шапку он бережёт до сих пор. Тёркин дарит бородачу свой кисет, объясняет: на войне можно потерять что угодно (даже жизнь и семью), но не Россию.

Тёркин врукопашную сражается с немцем. Побеждает. Возвращается из разведки, ведёт с собой «языка».

На фронте — весна. Жужжание майского жука сменяется гулом бомбардировщика. Солдаты лежат ничком. Только Тёркин встаёт, палит в самолёт из винтовки и сбивает его. Тёркину дают орден.

Тёркин вспоминает, как в госпитале встретил мальчишку, который уже успел стать героем. Тот с гордостью подчеркнул, что он из-под Тамбова. И родная Смоленщина показалась Тёркину «сиротинушкой». Поэтому он и хотел стать героем.

Генерал отпускает Тёркина на неделю домой. Но деревня его ещё у немцев… И генерал советует с отпуском обождать: «Нам с тобою по пути».

Бой в болоте за маленькую деревню Борки, от которой ничего и не осталось. Тёркин подбадривает товарищей.

Тёркина на неделю отправляют отдохнуть. Это «рай» — хата, где можно есть четыре раза в день и спать сколько угодно, на кровати, в постели. На исходе первых суток Тёркин задумывается… ловит попутный грузовик и едет в свою родную роту.

Под огнём взвод Идёт брать село. ведёт всех «щеголеватый» лейтенант. Его убивают. Тогда Тёркин понимает, что «вести его черёд». Село взято. А сам Тёркин тяжело ранен. Тёркин лежит на снегу. Смерть уговаривает его покориться ей. Но Василий не соглашается. Его находят люди из похоронной команды, несут в санбат.

После госпиталя Тёркин возвращается в свою роту, а там уже все по-другому, народ иной. Там… появился новый Тёркин. Только не Василий, а Иван. Спорят кто же настоящий Тёркин? Уже готовы уступить друг другу эту честь. Но старшина объявляет, что каждой роте «будет придан Тёркин свой».

Читайте также:  Книги про альф и омег

Село, где Тёркин чинил пилу и часы, — под немцами. Часы немец отнял у деда с бабкой. Через село пролегла линия фронта. Пришлось старикам переселиться в погреб. К ним заходят наши разведчики, среди них — Тёркин. Он уже офицер. Тёркин обещает привезти новые часы из Берлина.

С наступлением Тёркин проходит мимо родного смоленского села. Его берут другие. Идёт переправа через Днепр. Тёркин прощается с родной стороной, которая остаётся уже не в плену, а в тылу.

Василий рассказывает о солдате-сироте, который пришёл в отпуск в родное село, а там уж ничего не осталось, вся семья погибла. Солдату нужно продолжать воевать. А нам нужно помнить о нем, о его горе. Не забыть об этом, когда придёт победа.

Дорога на Берлин. Бабка возвращается из плена домой. Солдаты дают ей коня, повозку, вещи… «Скажи, мол, что снабдил Василий Тёркин».

Баня в глубине Германии, в каком-то немецком доме. Парятся солдаты. Среди них один — много на нем шрамов от ран, париться умеет здорово, за словом в карман не лезет, одевается — на гимнастёрке ордена, медали. Солдаты говорят о нем: «Все равно что Тёркин».

Источник: https://students-library.com/library/read/45527-obraz-vasilia-terkina-v-poeme-tvardovskogo-vasilij-terkin-kniga-pro-bojca

Особенности поэмы военных лет. Василий Теркин («Книга про бойца»)

«Киров с нами» (1941) Н.Тихонов.

-волевая устремленность поэмы;

-архаичная лексика – одичный, высокопарный слог (старославянизм, высокая лексика), пафос одич произведения.

-трехсложный амфибрахий.

-мотивы «Слово о полку Игореве»;

-песня сквозь стиснутые зубы;

-Киров – политический деятель, 1й секретарь обкома ленинград. Руководитель, демократизм, «свой» чел-к, за ним шли, народ выдвигает таких людей.

«Февральский дневник» (1942) О.Берггольц.

-интимное, личные переживания;

-сливается индивидуальное «я» с народным «мы»;

-мысль о первооснове, о нравств. ценностях, даже если в доли война, первичные, незаменимые ценности (хлеб (любовь)/вода (счастье));

-человек – первооснова бессмертия и силы.

-идея любви;

«Зоя» М.Алигер.

-фронтовой корреспондент (докумен+худож);

-поэма о молодом поколении в войне;

-мученич пафос служения народу.

Образ Теркина.

В нем вес пафос пехоты. Труженник. Народный склад ума,хар-ра. Простодушный. Мастеровитый. Все по плечу.

Содержат образ – 1часть – показное ухарство, отвага, афоризмы. Автор отказывает герою в индивидуальности. Острый наблюдат ум. Чув-во юмора. Основательность – традиц рус начало (крестьянское). Монологическая.

Акимов (также ВТ занимались Выходцев и Люборев): достовернейший док эпохи.

2часть – рефлексия, взгляд в будущее, глубинное начало. Диалоги (свидет о появлении личности).

Знакомя с ним читателей уже в первой главе, поэт пишет: «Теркин — кто же он такой? / Скажем откровенно: / Просто парень сам собой / Он обыкновенный». И, подчеркнув эту, в отличие от фельетонного персонажа, обычность своего, по сути нового Теркина, он продолжает: «Красотою наделен / Не был он отменной. / Не высок, не то чтоб мал, / Но герой — героем».

Образ Василия Теркина действительно вбирает то, что характерно для многих: «Парень в этом роде / В каждой роте есть всегда, / Да и в каждом взводе». Однако в нем присущие многим людям черты и свойства воплотились ярче, острее, самобытнее.

Народная мудрость и оптимизм, стойкость, выносливость, терпение и самоотверженность, житейская смекалка, умение и мастеровитость русского человека — труженика и воина, наконец, неиссякаемый юмор, за которым всегда проступает нечто более глубокое и серьезное, — все это сплавляется в живой и целостный человеческий характер.

В его изображении естественно сочетаются классические и фольклорные, народно-поэтические традиции.

В «Книге про бойца» война изображена, как она есть — в буднях и героике, переплетении обыденного, подчас даже комического и трагического: «Бой идет святой и правый, / Смертный бой не ради славы, / Ради жизни на земле».

Являясь воплощением русского национального характера, Василий Теркин неотделим от народа — солдатской массы и ряда эпизодических персонажей (дед-солдат и бабка, танкисты в бою и на марше, девчонка-медсестра в госпитале, солдатская мать, возвращающаяся из вражеского плена, и др.), он неотделим и от матери-родины. И вся «Книга про бойца» — это поэтическое утверждение народного единства.

Наряду с образами Теркина и народа важное место в общей структуре произведения занимает образ автора-повествователя, или, точнее, лирического героя, особенно ощутимый в главах «О себе», «О войне», «О любви», в четырех главках «От автора». Так, в главе «О себе» поэт прямо заявляет, обращаясь к читателю:

И скажу тебе: не скрою, —

В этой книге, там ли, сям,

То, что молвить бы герою,

Говорю я лично сам.

Я за все кругом в ответе,

И заметь, коль не заметил,

Что и Теркин, мой герой,

За меня гласит порой.

Что же касается жанровых и сюжетно-композиционных особенностей поэмы, то, приступая к работе над ней, поэт не слишком беспокоился на этот счет, о чем свидетельствуют его собственные слова: «Я недолго томился сомнениями и опасениями относительно неопределенности жанра, отсутствия первоначального плана, обнимающего все произведение наперед, слабой сюжетной связанности глав между собой. Не поэма — ну и пусть себе не поэма, решил я; нет единого сюжета — пусть себе нет, не надо; нет самого начала вещи — некогда его выдумывать; не намечена кульминация и завершение всего повествования — пусть, надо писать о том, что горит, не ждет, а там видно будет разберемся» (5, 123).

Вместе с тем своеобразие сюжетно-композиционного построения книги определяется самой военной действительностью. «На войне сюжета нету», — заметил автор в одной из глав.

И в поэме как целом, действительно, нет таких традиционных компонентов, как завязка, кульминация, развязка.

Но внутри глав с повествовательной основой, как правило, есть свой сюжет, между этими главами возникают отдельные сюжетные связки, скрепы.

«Жанровое обозначение «Книги про бойца», на котором я остановился, не было результатом стремления просто избежать обозначения «поэма», «повесть» и т.п.

Это совпало с решением писать не поэму, не повесть или роман в стихах, то есть не то, что имеет свои узаконенные и в известной мере обязательные сюжетные, композиционные и иные признаки.

У меня не выходили эти признаки, а нечто все-таки выходило, и это нечто я обозначил «Книгой про бойца» (5, 125).

Книга Твардовского, при всей ее кажущейся простоте и традиционности, отличается редкостным богатством языка и стиля, поэтики и стиха. Она отмечена необычайной широтой и свободой использования средств устно-разговорной, литературной и народно-поэтической речи.

В ней естественно употребляются пословицы и поговорки («Я от скуки на все руки»; «Делу время — час забаве»; «По которой речке плыть, — / Той и славушку творить…»), народные песни (о шинели, о реченьке). Твардовский в совершенстве владеет искусством говорить просто, но поэтично.

Он сам создает речения, вошедшие в жизнь на правах поговорок («Не гляди, что на груди, / А гляди, что впереди»; «У войны короткий путь, / У любви — далекий»; «,Пушки к бою едут задом» и др.).

Сюжет книги складывался по мере хода всенародной войны, и его стержнем стала судьба всего народа. Герой представительствует за весь народ и является своеобразным воплощением богатырства русского народа. Теркин — «герой-народ».

Теркин в книге — не только общенациональный тип «русского чудо-человека», но и личность. Уникальность героя Твардовского — в сочетании в нем «всеобщего» и индивидуально-неповторимого.

Фольклорные герои одинаковы в начале и в конце рассказанной о них истории.

Эволюция же образа Теркина проявляется в смене основной эмоциональной тональности рассказа по мере движения сюжета; чем ближе к концу, тем все сдержанней проявления его веселости, все

Образ автора. Кроме «эпических» глав, героем которых является Теркин, «Книга про бойца» содержит «лирические» главы «От автор».

В первой из таких глав автор представляет читателю своего героя, во второй — делится с читателем «профессиональными» размышлениями о специфике содержания и сюжета самой книги; в третьей — дает еще одну характеристику герою, на этот раз прямо указывая на национальный масштаб обобщения в его образе («Он идет, святой и грешный/ Русский чудо-человек»). Наконец, в последней, завершающей книгу главе «От автора» дистанция между автором и героем почти исчезает: «мы с тобой» — обращается к Теркину автор.

Кроме четырех глав «От автора» лирическими по характеру являются еще несколько глав и фрагментов (« О себе »,«О любви»), в которых автор указывает на собственные общие с Теркиным черты. В целом фигура автора в поэме оказывается чрезвычайно близкой Теркину по жизненным оценкам и фронтовому опыту.

Своеобразие жанра и композиции. По аналогии с пушкинским «Евгением Онегиным» о «Василии Теркине» часто говорят как об энциклопедии фронтовой жизни.

«Василий Теркин» — своеобразная «солдатская библия». Т: это «именно «книга», живая, подвижная, свободная по форме книга…». Книга построена так, что каждая ее глава может быть прочитана как самостоятельное произведение.

Главы книги обладают композиционной законченностью и самостоятельностью. Однако это не означает, что книга не сложилась как целое.

Композиционное единство всему произведению придают моментальная узнаваемость главного героя в каждой главе, а также системе пронизывающих ее мотивов.

Основной стихотворный размер книги — четырехстопный хорей, но в некоторых фрагментах рядом с четырехстопными строчками — укороченные до трех или даже двух стоп стихи. В целом форме произведения (от мельчайших речевых единиц до объемных конструкций) присущи качества высочайшей естественности и смысловой прозрачности.

Высоко оценивал и жуков, и бунин. Это поистинне ценная книга: какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всем. Необыкновенный народный солдатский язык – ни сучк ни задоринки, ни единого фальшивого, литературно пошлого слова.

КРАТКОЕ СОДРЖАНИЕ В пехотной роте — новый парень, Василий Тёркин. Он воюет уже второй раз на своём веку (первая война — финская). Василий за словом в карман не лезет, едок хороший. В общем, «парень хоть куда».Тёркин вспоминает, как он в отряде из десяти человек при отступлении пробирался с западной, «немецкой» стороны к востоку, к фронту.

По пути была родная деревня командира, и отряд зашёл к нему домой. Жена накормила бойцов, уложила спать. Наутро солдаты ушли, оставляя деревню в немецком плену. Тёркин хотел бы на обратном пути зайти в эту избу, чтобы поклониться «доброй женщине простой».Идёт переправа через реку. Взводы погружаются на понтоны.

Вражеский огонь срывает переправу, но первый взвод успел перебраться на правый берег. Те, кто остался на левом, ждут рассвета, не знают, как быть дальше. С правого берега приплывает Тёркин (вода зимняя, ледяная). Он сообщает, что первый взвод в силах обеспечить переправу, если его поддержат огнём.Тёркин налаживает связь. Рядом разрывается снаряд.

Увидев немецкую «погребушку», Тёркин занимает её. Там, в засаде, поджидает врага. Убивает немецкого офицера, но тот успевает его ранить. По «погребушке» начинают бить наши. А Тёркина обнаруживают танкисты и везут в медсанбат…Тёркин в шутку рассуждает о том, что хорошо бы получить медаль и прийти с нею после войны на гулянку в сельсовет.

Выйдя из госпиталя, Тёркин догоняет свою роту. Его подвозят на грузовике. Впереди — остановившаяся колонна транспорта. Мороз. А гармонь только одна — у танкистов. Она принадлежала их погибшему командиру. Танкисты дают гармонь Тёркину. Он играет сначала грустную мелодию, потом весёлую, и начинается пляска.

Танкисты вспоминают, что это они доставили раненого Тёркина в медсанбат, и дарят ему гармонь.В избе — дед (старый солдат) и бабка. К ним заходит Тёркин. Он чинит старикам пилу, часы. Догадывается, что у бабки есть спрятанное сало… Бабка угощает Тёркина. А дед спрашивает: «Побьём ли немца?» Тёркин отвечает, уже уходя, с порога: «Побьём, отец».Боец-бородач потерял кисет.

Тёркин вспоминает, что когда он был ранен, то потерял шапку, а девчонка-медсестра дала ему свою. Эту шапку он бережёт до сих пор. Тёркин дарит бородачу свой кисет, объясняет: на войне можно потерять что угодно (даже жизнь и семью), но не Россию.Тёркин врукопашную сражается с немцем. Побеждает. Возвращается из разведки, ведёт с собой «языка».На фронте — весна.

Жужжание майского жука сменяется гулом бомбардировщика. Солдаты лежат ничком. Только Тёркин встаёт, палит в самолёт из винтовки и сбивает его. Тёркину дают орден.Тёркин вспоминает, как в госпитале встретил мальчишку, который уже успел стать героем. Тот с гордостью подчеркнул, что он из-под Тамбова. И родная Смоленщина показалась Тёркину «сиротинушкой».

Поэтому он и хотел стать героем.Генерал отпускает Тёркина на неделю домой. Но деревня его ещё у немцев… И генерал советует с отпуском обождать: «Нам с тобою по пути».Бой в болоте за маленькую деревню Борки, от которой ничего и не осталось. Тёркин подбадривает товарищей.Тёркина на неделю отправляют отдохнуть.

Читайте также:  Книги про коды

Это «рай» — хата, где можно есть четыре раза в день и спать сколько угодно, на кровати, в постели. На исходе первых суток Тёркин задумывается… ловит попутный грузовик и едет в свою родную роту.Под огнём взвод идёт брать село. ведёт всех «щеголеватый» лейтенант. Его убивают. Тогда Тёркин понимает, что «вести его черёд». Село взято. А сам Тёркин тяжело ранен.

Тёркин лежит на снегу. Смерть уговаривает его покориться ей. Но Василий не соглашается. Его находят люди из похоронной команды, несут в санбат.После госпиталя Тёркин возвращается в свою роту, а там уже все по-другому, народ иной. Там… появился новый Тёркин. Только не Василий, а Иван. Спорят кто же настоящий Тёркин? Уже готовы уступить друг другу эту честь.

Но старшина объявляет, что каждой роте «будет придан Тёркин свой».Село, где Тёркин чинил пилу и часы, — под немцами. Часы немец отнял у деда с бабкой. Через село пролегла линия фронта. Пришлось старикам переселиться в погреб. К ним заходят наши разведчики, среди них — Тёркин. Он уже офицер. Тёркин обещает привезти новые часы из Берлина.

С наступлением Тёркин проходит мимо родного смоленского села. Его берут другие. Идёт переправа через Днепр. Тёркин прощается с родной стороной, которая остаётся уже не в плену, а в тылу.Василий рассказывает о солдате-сироте, который пришёл в отпуск в родное село, а там уж ничего не осталось, вся семья погибла. Солдату нужно продолжать воевать.

А нам нужно помнить о нем, о его горе. Не забыть об этом, когда придёт победа.Дорога на Берлин. Бабка возвращается из плена домой. Солдаты дают ей коня, повозку, вещи… «Скажи, мол, что снабдил Василий Тёркин».Баня в глубине Германии, в каком-то немецком доме. Парятся солдаты. Среди них один — много на нем шрамов от ран, париться умеет здорово, за словом в карман не лезет, одевается — на гимнастёрке ордена, медали. Солдаты говорят о нем: «Все равно что Тёркин».



Источник: https://infopedia.su/1x389d.html

Сочинение Твардовский A. T. Книга про бойца

Поэзия военных лет оставила значимый след в литературе. В военные годы было создано немало великолепных произведений, из которых мы узнаем о нелегкой доле русских солдат и об их невероятном героизме, стойкости и мужестве, проявленных в борьбе с врагом.

Поэты и писатели чувствовали необходимость и значимость, быть может, неброского, но очень нужного, важного вклада в «дело далекой победы».

И «вечный огонь в честь неизвестного солдата», и первые памятники павшим героям — все это появилось прежде всего в поэтических строках той далекой военной поры.

А «первой искоркой в негасимом пламени, вспыхнувшем в память воина-брата», был, по тонкому наблюдению А. Туркова, ратный подвиг Александра Твардовского, создавшего бессмертный памятник грозных лет — «Книгу про бойца».

Поэт ставил перед собой цель написать книгу о «правде сущей, правде прямо в душу бьющей». Я мечтал о сущем чуде: Чтоб от выдумки моей На войне живущим людям Было, может быть, теплей, — говорил Твардовский.

Сам он называл свое произведение «Книгой про бойца». И действительно, в образе главного героя воплотились лучшие качества русского солдата, которого можно встретить «в каждой роте»: смелость, находчивость, сила духа, готовность идти на подвиг, и при этом — исключительная скромность.

Веселый балагур, Теркин в то же время глубоко задумывается о судьбах Родины и народа, негодует и скорбит вместе с ними. Ему, как любому русскому солдату, доступны все человеческие радости и страдания, надежды и разочарования. Широкому типическому обобщению «Книги про бойца» соответствует и сам жанр произведения, его необычайная выразительность и правдивость.

И. Бунин, ознакомившись с «Василием Теркиным», восхитился ее свободой, меткостью, точностью и необыкновенным народным, солдатским языком — «ни сучка, ни задоринки, ни единого фальшивого слова». Автор словно ведет доверительную, непринужденную беседу с читателем о том, чем жили люди на войне, касаясь даже мельчайших деталей фронтового быта.

И вместе с тем, это открытое повествование о напряженной борьбе солдат, о драматическом периоде в жизни всего русского народа. Не случайно уже с появлением первых глав поэма приобрела огромную популярность среди солдат. Бойцы увидели в образе Теркина самих себя, своих товарищей.

Василий Теркин был принят и зачислен в ряды «одетых в справедливую шинель бойца» воинов. «Василий Теркин» шел вместе с Твардовским, как сказал сам поэт, «дорогами войны в едином братстве воинском» до самого Дня Победы.

События военных дней освещены автором со всех сторон — повседневной, героической, трагической и бытовой. Мы узнаем обо всем, чем жили и о чем мечтали русские солдаты на войне.

Как изо дня в день совершали они свой ратный подвиг, не задумываясь о своем геройстве, «работая» на войне, «зло и гордо, как закон велит бойцу» встречая смерть «лицом к лицу».

Как в редкие минуты затишья, когда «отдымился бой вчерашний, высох пот, металл простыл, от окопов пахнет пашней, летом — мирным и простым» вспоминались им «далекие и любимые», «и друзей, и близких лица», «дом родной, сучок в стене…». «Василий Теркин» — поэма про бойца.

Но этим далеко не исчерпывается ее глубокий смысл и великое значение. Читая произведение, мы видим весь ход войны от первых до последних ее дней.

Все мысли и переживания героев сосредоточены на Родине, образ которой проходит через всю поэму, заключая в себе смысл всей народной борьбы: Бой идет святой и правый, Смертный бой не ради славы, Ради жизни на земле. Произведение отличается мастерским сочетанием юмора и лирической исповеди, почти сказочных элементов и правдивого описания реальной военной действительности.

По многочисленным утверждениям, «Книга про бойца» была воспринята как лучшее из того, что создала наша русская поэзия за время Отечественной войны. Поэму А.

Т. Твардовского «Василий Теркин» без преувеличения можно назвать лучшим произведением, написанным на фронте.

Она отличается искренностью и задушевностью. Когда читаешь ее, создается впечатление, что беседуешь с лучшим другом.

Возможно, именно поэтому поэма так сильно полюбилась фронтовикам — под свистом вражеских пуль и в госпиталях она поднимала боевой дух и вселяла веру в победу над фашистами. В своем произведении А. Т.

Твардовский рассказывает про суровые военные будни обычного русского солдата. Его образ создан с таким мастерством, что кажется, будто он списан с конкретного человека.

Василий Теркин соединяет в себе все лучшие качества русского народа: бесстрашие и мужество, смекалку и острый ум, верность долгу и любовь к родине. В какой бы ситуации он не оказался, оптимизм и веселое расположение духа не покидают его.

Этот солдат все делает лихо, с молодецкой удалью — будь то преодоление вплавь зимней реки, чтобы наладить связь между разбросанными вражеской атакой по разным берегам взводами, или игра на гармони, чтобы повеселить бойцов. Однако в жизни Теркина есть место не только подвигам. Как и любой другой человек, он тоскует по родной стороне, мечтает о мирном времени: Вот закончили б войну, Вот бы в отпуск я приехал На родную сторону…

Простой сельский парень, Василий мастер на все руки. Для незнакомых стариков в благодарность за гостеприимство он, как бы между делом, с шутками и прибаутками, сделал разводку пиле, починил часы, на которые хозяева уже давно махнули рукой.

Теркин не гонится за славой и наградами, но они сами находят этого храброго солдата: — Вот что значит — парню счастье, Глядь — и орден, как с куста! Произведение А. Т.

Твардовского — это книга про бойца, в образе которого воспет подвиг многих тысяч русских воинов, поднявшихся на защиту Отечества. Я уверена, что именно благодаря таким людям, как Василий Теркин, мы сумели одержать победу над врагом в Великой Отечественной войне.

Источник: http://www.slavkrug.org/sochinenie-tvardovskij-a-t-kniga-pro-bojca/

Книга про бойца (по поэме а. т. твардовского «василий теркин»)

КНИГА ПРО БОЙЦА. Поэзия военных лет оставила значимый след в литературе. Ввоенные годы было создано немало великолепных произведений, из которых мы узнаем о нелегкой доле русских солдат и об их невероятном героизме, стойкости и мужестве, проявленных в борьбе с врагом.

Поэты и писатели чувствовали необходимость и значи­мость, быть может, неброского, но очень нужного, важного вклада в «дело далекой победы». И «вечный огонь в честь неизвестного солдата», и первые памятники павшимгероям — все это появи­лось прежде всего в поэтических строках той далекой военной поры.

А «первой искоркой в негасимом пламени, вспыхнувшем в память воина-брата», был, по тонкому наблюдению А. Туркова, ратный подвиг Александра Твардовского, создавшего бессмертный памятник грозных лет — «Книгу про бойца».

Поэт ставил перед собой цель написать книгу о «правде су­щей, правде прямо в душу бьющей».

Я мечтал о сущем чуде:

Чтоб от выдумки моей

На войне живущим людям

Было, может быть, теплей, —

говорил Твардовский. Сам он называл свое произведение «Кни­гой про бойца».

И действительно, в образе главного героя воплоти­лись лучшие качества русского солдата, которого можно встретить «в каждой роте»: смелость, находчивость, сила духа, готовность идти на подвиг, и при этом — исключительная скромность.

Весе­лый балагур, Теркин в то же время глубоко задумывается о судь­бах Родины и народа, негодует и скорбит вместе с ними. Ему, как любому русскому солдату, доступны все человеческие радости и страдания, надежды и разочарования.

Широкому типическому обобщению «Книги про бойца» соот­ветствует и сам жанр произведения, его необычайная выразитель­ность и правдивость. И. Бунин, ознакомившись с «Василием Тер­киным», восхитился ее свободой, меткостью, точностью и необык­новенным народным, солдатским языком — «ни сучка, ни задо­ринки, ни единого фальшивого слова».

Автор словно ведет доверительную, непринужденную беседу с читателем о том, чем жили люди на войне, касаясь даже мельчай­ших деталей фронтового быта. И вместе с тем, это открытое пове­ствование о напряженной борьбе солдат, о драматическом периоде в жизни всего русского народа.

Не случайно уже с появлением первых глав поэма приобрела огромную популярность среди солдат. Бойцы увидели в образе Теркина самих себя, своих товарищей. Василий Теркин был при­нят и зачислен в ряды «одетых в справедливую шинель бойца» воинов.

«Василий Теркин» шел вместе с Твардовским, как сказал сам поэт, «дорогами войны в едином братстве воинском» до самого Дня Победы. События военных дней освещены автором со всех сторон — повседневной, героической, трагической и бытовой. Мы узнаем обо всем, чем жили и о чем мечтали русские солдаты на войне.

Как изо дня в день совершали они свой ратный подвиг, не задумываясь о своем геройстве, «работая» на войне, «зло и гордо, как закон велит бойцу» встречая смерть «лицом к лицу».

Как в редкие минуты затишья, когда «отдымился бой вчерашний, высох пот, металл простыл, от окопов пахнет пашней, летом — мирным и простым» вспоминались им «далекие и любимые», «и друзей, и близких лица», «дом родной, сучок в стене…».

«Василий Теркин» — поэма про бойца. Но этим далеко не исчерпывается ее глубокий смысл и великое значение. Читая про­изведение, мы видим весь ход войны от первых до последних ее дней. Все мысли и переживания героев сосредоточены на Родине, образ которой проходит через всю поэму, заключая в себе смысл всей народной борьбы:

Бой идет святой и правый,

Смертный бой не ради славы,

Ради жизни на земле.<\p>

Произведение отличается мастерским сочетанием юмора и лирической исповеди, почти сказочных элементов и правдивого описания реальной военной действительности. По многочислен­ным утверждениям, «Книга про бойца» была воспринята как луч­шее из того, что создала наша русская поэзия за время Отечествен­ной войны.

Источник: https://prepodka.net/kniga-pro-bojtsa-po-poe-t-tvardovskogo-vasilij-terkin/

Ссылка на основную публикацию