Книги про третью мировую

Александр Хлебников — Третья мировая война

Здесь можно скачать бесплатно «Александр Хлебников — Третья мировая война» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Научная Фантастика.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Третья мировая война» читать бесплатно онлайн.

Хлебников Александр

Третья мировая война

Александр Хлебников

ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ ВОИНА

Вой тормозных двигателей оборвался. И тишина…

— Полная потеря управления, — оправдываясь, сказал Майкл. — У меня было такое ощущение, будто «Крошку» кто-то подцепил и тянет в сторону. А ты сидишь, как пассажир, и ничего сделать не можешь. Противное чувство никогда подобного не испытывал.

— Не огорчайся, — утешил я, — сели-то благополучно.

— Скорее шлепнулись, — мрачно уточнил Майкл. — И намеченный район проскочили. Неизвестно, куда занесло.

— Не страшно, все равно — дома! — беспечно сказал я и, от удовольствия зажмурившись, еще раз раздельно протянул: — Понимаешь: до-ма! Наконец-таки на нашей славной, маленькой, голубой планетке. И с одним солнцем!

Мы отстегнули ремни кресел и, ощутив забытый вес своего тела, сначала с непривычки поморщились, а потом заулыбались.

— Ливень бы, — осторожно потягиваясь, сказал Майкл, — понюхать бы мокрые березовые листья…

— Лучше — по зеленой, настоящей траве — да босиком! — подхватил я. — Ух и блаженство!

Мы переглянулись и смущенно рассмеялись: придут же в голову такие дикие желания… За время пребывания в стерильных каютах звездолета наш организм утратил способность защищаться от самых безобидных микробов, и без скафандров, разумеется, нам выходить нельзя.

— Мак, а давай рискнем! — бесшабашно предложил я. — Чего нам бояться вылечат!

— Кто? — не принимая шутки, нахмурился Майкл. — Земля на позывные не ответила. Боюсь, я все-таки оказался прав.

Упрямец — он так и не изменил своего мнения. …Американец Майкл Стивенс был прикомандирован к нашему экипажу «Авроры» за великолепное мастерство и отвагу, проявленные им во время второго совместного полета «Союза» и «Аполлона». К сожалению, у него оказался один недостаток — слишком пессимистично смотрел на историю.

Помню, каково было нам, семерым, перед стартом прощаться с родными и близкими, понимая, что их уже не суждено увидеть в живых. Ведь по беспощадному парадоксу времени за годы полета с околосветовой скоростью пройдут полтора столетия! Но мы по крайней мере надеялись вернуться в мир сказочного расцвета науки и техники, в общество необычных преобразований…

Пессимисту Майклу было гораздо тяжелее, чем нам, покидать Землю: по возвращении он ожидал увидеть лишь сплошное радиоактивное кладбище на площади всех континентов.

— «Лучезарное будущее» — какой абсурд! — фыркал он, когда мы принимались спорить. — Камень, поднятый на вершину, неминуемо срывается вниз… История двух мировых войн свидетельствует: если оружие произведено, оно неизбежно бывает пущено в ход.

Разве вы забыли, что к тысяча девятьсот семидесятому году государства накопили ядерные заряды, способные четырежды перепахать все города мира? Нам просто повезло, что из-за потепления политического климата в Европе еще десять лет продержался мир, и мы успели вылететь.

Но поверьте мне, так долго продолжаться не может. Камень обязательно сорвется…

У люка в шлюзовую камеру Майкл предупредил:

— Не забудь взять ЭЛТ. — И, словно готовясь к выходу на чужую планету, пристегнул к скафандру ствол боевого лучемета. — Возможны неохищники радиационные мутанты, наподобие тех, которых мы встретили на планете погибшей цивилизации, — видя мое недоумение, добавил он.

— Мак, а ты не подумал о том, что если твоя концепция о будущем неверна, наш воинственный вид покажется встречающим весьма странным? — возразил я. Люди бросятся к нам с цветами, радостные, а мы…

— Кажется, старший здесь я? — прервал Майкл, и мне, как рядовому навигатору, пришлось подчиниться.

Именно из-за сверхосторожности, вообще присущей ему, капитан и назначил Майкла пилотировать на Землю последний уцелевший на «Авроре» двухместный космолет «Крошка».

Капитан-то, конечно, не разделял воззрений Майкла на будущее, тем более не верил в гибель человечества, и поручил нам оповестить людей о том, что звездолет, по какой-то причине не имеющий связи с Землей, в ожидании буксировщиков и снятия остального экипажа лег на гелиоцентрическую орбиту.

Взяв ЭЛТ, я вслед за Майклом спустился в шлюзовую камеру. Он потянулся было к кнопке, открывающей выходной люк, но опустил руку:

— Алек, нажми ты!

Необычное замешательство всегда смелого пилота передалось мне. Я испытал даже острый прилив страха, а потом рассердился.

Нас ждет родная планета, а мы, два чудака, в броне скафандров и вооруженные, не решаемся распахнуть люк! Стыдясь минутной слабости, я вдавил кнопку. Броневой щит беззвучно скользнул вниз.

В открытый люк ворвались лучи солнца, по которым мы так истосковались, на которые можно смотреть без всяких светофильтров!

Снаружи был летний день, высокое голубое небо с пышными кучевыми облаками, однако я непроизвольно отшатнулся назад. Кругом простиралась черная, обугленная, местами даже оплавленная равнина. И по ней к космолету мчались танки! Не менее десяти. Они пока не стреляли, но их орудия в башнях грозно и недвусмысленно разворачивались в нашу сторону.

Что делать — взлететь? Не успеть. Мы спрыгнули и укрылись за ближайшей опорой «Крошки». Кем мы атакованы, почему? Размышлять некогда — танки, идущие в центре, открыли огонь. Первые дымные трассы снарядов прошли мимо. Чтобы спасти космолет, мы взялись за оружие.

— Бьем по всем! — вскидывая ЭЛТ, приказал Майкл, и опоздал. Из-за космолета пронеслись огненные стрелы и вонзились в танки. Вихревые столбы пламени — и на месте машин курились глубокие воронки.

— Оказывается, танки стреляли не в нас, — хладнокровно заметил Майкл. Взгляни, вон их цель!

С противоположной стороны к космолету тоже мчались танки, но какие-то странные: без башен, с какими-то ребристыми выступами над бортами.

— Ракетоносцы, — определил Майкл. — Это они уничтожили орудийные… Но им несдобровать — слишком кучно идут.

Предсказание Майкла оправдалось, недаром он увлекался историей военного дела. С неба сорвалась раскаленная капля, ослепительная вспышка — и ракетоносцев будто и не было.

— Как, хороша встреча? С цветочками?! — прокричал Майкл. — Одного не пойму: отчего такое старье — танки, ракеты? Где же новинки-то?

— Мак, что происходит?

— Встречный бой танковых патрулей. Идет война! Нам надо быстрей в «Крошку» — и на орбиту! Контакт с варварами, занимающимися самоуничтожением, невозможен.

Читайте также:  Книги про биологию

— Не торопись, — попросил я. — Почему ракетоносцы — в пар, а нас даже ударная волна не коснулась? Хотя вспышка — в пределах видимости? Почему мы, без фильтров, — не ослепли? Почему, наконец, нет радиации?

— Вероятно, какой-то прогресс на Земле все-таки произошел, — усмехнулся Майкл. — По крайней мере, в боевой технике. Люди в прекрасном будущем научились воевать с комфортом, и даже в плотных боевых порядках… Эх, замешкались из-за тебя — теперь опасно взлетать!

Действительно, из-за горизонта с севера вновь выкатилась лавина танков, а навстречу им, с юга, выползала армада ракетоносцев. Обреченные на роль зрителей, мы оказались посредине двух сближающихся армий.

— Пока не прихлопнут, — спокойно заключил Майкл, оценив незавидность нашего положения. — Впрочем, если в горячке первого боя произошло чудо, и мы уцелели, то почему не быть чуду второму? — пробормотал он. — Только не вмешиваться в драку. Авось соблаговолят оставить «Крошку» без внимания обтекут по сторонам.

Армии продолжали сближаться. С противоположных направлений они двигались прямо на нас, неотвратимо и страшно.

Первый залп дали ракетоносцы — огненные смерчи окутали орудийные танки. В свою очередь они полыхнули ответным залпом, вторым, третьим! А затем противники сошлись! Ракетоносцы оказались быстроходнее. Они обошли космолет и вклинились в «северян». Броня сшиблась с броней.

На полном ходу машины сталкивались лоб в лоб, дыбились, опрокидывались и громоздились грудой металлического лома. Танковые орудия распарывали борта. Короткие ракетные молнии сносили башни, прожигали насквозь…

Непостижимо каким образом, но мы в этом аду пока оставались незадетыми — мы очутились словно «в глазу» свирепого тайфуна.

…Люки ближайшей пылающей машины откинулись — из них вывалились фигурки танкистов. Они заметались и бросились к космолету. Выскочивший из-за него ракетоносец заметил их, резко вильнул и намеренно гусеницами проутюжил их.

— Фашист! — крикнул я, вспомнив самое скверное ругательство, и лучом ЭЛТа ударил по ракетоносцу.

— Безумец! Что наделал? — зарычал Майкл. Едва вспыхнул атакованный мной ракетоносец, как его соседи затормозили, попятились и начали разворачиваться в нашу сторону. Реакция Майкла на их маневр была мгновенной. Взмах его ЭЛТа — и они вспучились столбами пламени. Но уже другие, ушедшие вперед, поспешно поворачивали назад.

— Алек, не зевай! Надо их опередить! — в боевом азарте ревел пилот и хлестал лучом направо и налево. Я не отставал от него, понимая: ракетный залп хотя бы одного танка сметет нас…

Источник: https://www.libfox.ru/22832-aleksandr-hlebnikov-tretya-mirovaya-voyna.html

10 книг в жанре альтернативной истории

Другая Россия в Крыму

Василий Аксёнов «Остров Крым»

Дата выхода:
1979

Главное отличие от нашего мира в детали — Крым в книге Аксёнова стал островом.

После отделения от СССР на острове процветает вообще всё: организована профессиональная армия, поднята промышленность, русский язык не костенеет, а меняется, превращаясь в ненавистный многими сегодня «рунглиш», люди счастливы и свободны. Очередей нет, Европа и весь мир россиян любит, а журнал Time даже не берёт СССР в общую статистику российского благополучия — неудобно как-то.

Как это случилось? Во время Гражданской войны белые во главе с Врангелем отступали на остров Крым через Чангарский пролив, покрытый льдом. Красные превосходили силой, но по чистой случайности английский корабль открыл огонь по проливу, и белые успели укрепиться на острове.

Альтернативная история, которая начинается идиллией, заканчивается трагично: главный герой книги Андрей Лучников, одержимый патриотической идеей объединения России и чувством вины, добивается своего, что приводит к катастрофическим последствиям для Крыма. Василий Аксёнов издал свою книгу на Западе и во многом рефлексировал о жизни эмигрантов.

Все они, сбежав из Советского Союза, так и не смогли объединиться и, в общем, потеряли родную землю.

Япония и Германия поделили США

Филип К. Дик «Человек в высоком замке»

Дата выхода: 1962

В реальности 27 сентября 1940 года Германия, Италия и Япония подписали Тройственный пакт о разграничении зон влияния при установлении «нового порядка» и военной взаимопомощи.

В мире великого фантаста Филипа Дика страны «оси» выиграли Вторую мировую войну и поделили мир.

СССР уничтожен, Соединённые Штаты поделены на две части: Тихоокеанские Штаты Америки — под властью японцев и Северо-Западные Штаты Америки, которые принадлежат Германии.

В декабре 1961 года вышло эссе американского историка Уильяма Ширера «Если бы Гитлер выиграл Вторую мировую войну».

Филип Дик перемещает читателя от одной сюжетной линии к другой, между 7 персонажами и через них постепенно открывает альтернативную вселенную: из Германии в Америку герои романа летают ракетами «Люфтганзы» всего за сорок пять минут, по радио слушают о высадке немцев на Марс и постоянно гадают по книге Перемен.

Между тем по рукам ходит другая книга, запрещённая в Германии, «Когда наестся саранча» — в ней Третий рейх проиграл. Но и эта книга в книге не является отражением нашего мира. Отражение — в сознании одного из героев, который случайно попадает в реальный читателю мир.

За «Человека в высоком замке» Филип Дик получил премию Hugo Award, в следующем году по роману собираются снять телефильм в четырёх частях. Продюсером выступает режиссёр «Бегущего по лезвию бритвы» Ридли Скотт.

Кеннеди не убили

Стивен Кинг «11/22/63»

Дата выхода: 2011

Чтобы написать «11/22/63», Стивен Кинг провёл многие месяцы за исследованиями, документами и теориями об убийстве Джона Кеннеди Ли Харви Освальдом. Этим писатель не без гордости делится в послесловии.

По сюжету учитель английского языка Джейк Эппинг игнорирует «эффект бабочки» и отправляется через портал в 1958 год предотвратить убийство Кеннеди 22 ноября 1963 года.

Его действия, разумеется, приводят к разрушительным последствиям.

Стивен Кинг хотел посвятить книгу покойному фантасту Джеку Финнею, написавшему роман «Меж двух времён», но потом поменял решение в пользу родившейся внучки.

Вернувшись в июнь 2011 года, Джейк Эппинг обнаруживает, что мир с Кеннеди выглядит гораздо хуже, чем без него. Закон о гражданских правах 1964 года не был принят, вьетнамский конфликт перерос в ядерную войну, землетрясения разрушили несколько японских островов.

Главного героя не останавливает и то, что на микроуровне изменение прошлого приводит к катастрофическим последствиям: несчастливое прошлое одного из своих учеников Гарри Даннинга Джейк меняет несколько раз, но каждый раз получается только хуже.

Небольшое уточнение: «Эффекту бабочки» в романе представлено пространства гораздо меньше, чем ностальгии по 60-м, в которых герой живёт долгое время, и любовной линии — Джейк желает взять в настоящее время свою возлюбленную, но патруль времени предупреждает его, что ещё раз изменив прошлое, он может вообще уничтожить мир.

Война во Вьетнаме завершена
отрядом супергероев

Читайте также:  Книги про ревность

Алан Мур, Дэйв Гиббонс «Хранители»

Дата выхода: 1986–1987

«Хранители» — графический роман о супергероях, который можно без стеснения читать тем, кто не любит «всех этих бэтменов и суперменов», а значит, провёл в анабиозе почти десять лет, пропустил мрачную трилогию Кристофера Нолана о человеке в костюме летучей мыши и экранизацию «Хранителей» Заком Снайдером. Алану Муру удалось доказать, что глубокое произведение может получиться, даже если главным героям приходится носить нелепые костюмы. На сегодняшний день «Хранителей» считают обязательным произведением для знакомства с комикс-культурой.

Итак, супергерои появились в США ещё в 40-е годы, помогли выиграть войну во Вьетнаме, но теперь находятся не у дел. Джона Остермана, бывшего физика-ядерщика, разложило на атомы после несчастного случая. Теперь он — властитель материи и пространства, синего цвета и постепенно теряет связь с человечеством — скучно. Близится ядерная война с СССР.

 Почти в каждый выпуск «Хранителей» Алан Мур вкладывал приметы времени — вырезки из газет и обложки журналов. Режиссёр «Хранителей» последовал примеру создателя вселенной — открывающие титры дают зрителям понять, что всё не так просто.

Внутри комикса и фильма есть дополнительное измерение — комикс в комиксе, который читает мальчик по имени Барни, сидя рядом с киоском газет в Нью-Йорке.

Россия развалилась, мир накрыло новое Средневековье

Владимир Сорокин «Теллурия»

Дата выхода: 2013

«Теллурия» — не единственный роман Владимира Сорокина, в котором он переносит читателя в альтернативную реальность, где на развилках жизни мир пошёл куда-то не туда.

В «Голубом сале» конец 30-х годов ознаменовался союзом Гитлера и Сталина, в «Дне опричника» и «Сахарном Кремле» у власти — патриот-монархисты, а церковь слилась с государством.

Последний роман — о том, как развалилась Россия и одновременно развалилась Европа, наступает новое Средневековье.

Альтернативная карта России по книге «Теллурия» Владимира Сорокина

Выглядит весь этот российский развал примерно так. Есть Московия, которая поделена на три части: столица Москва, Замоскворечье и Подмоскова, населённая, в основном, китайцами. Управляет Московией Государь, по-прежнему обитающий в Кремле. Нынешний режим Московии можно назвать «просвещённым теократокоммунофеодализмом».

Есть Рязанское княжество — тут провели реформу русского языка, вернувшую ему первоначальную чистоту и освободившую от засилья иностранных терминов.

Есть, конечно, и Сталинская Советская Социалистическая Республика — государство в 126 квадратных километров, землю для которого после распада постсоветской России выкупили трое московских олигархов-сталинистов и построили на ней сталинский рай.

Компьютер изобрели
в начале XIX века

Уильям Гибсон, Брюс Стерлинг «Машина различий»

Дата выхода: 1990

Одно из главных чудес в истории развития технологий — это изобретение разностной машины Чарльзом Бэббиджем, который в Викторианскую эпоху вместе со своей помощницей, дочерью Байрона Адой Лавлэйс создал прообраз современных компьютеров. Это устройство, которое опередило своё время примерно на век (Алан Тьюринг вернётся к идее создания подобных машин только в 1930-х), вдохновило Уильяма Гибсона и Брюса Стерлинга на создание «Машины различий». 

Действие романа разворачивается во время Крымской войны в викторианской Англии, где разностные машины стали применяться во всех сферах экономики, благодаря чему страна вступила в эру информационного общества.

Англия похожа на современную Силиконовую долину: наиболее почётное место в обществе занимают учёные и программисты, а гаджеты являются предметом культа.

Однако Гибсон и Стерлинг не идеализируют английское общество: компьютеры помогают не только учёным, но и военным, участвующим в Крымской войне, и в результате начинают управлять людьми.

Гитлера не было, но нацисты
захватили мир

Стивен Фрай «Как творить историю»

Дата выхода: 1996

Роман Стивена Фрая об англичанине, который пишет диссертацию об Адольфе Гитлере. Молодой исследователь знакомится с изобретателем устройства, благодаря которому можно передавать материальные объекты во времени, и вместе они отправляют в водопровод родного города Гитлера вещество, которое полностью стерилизует мужчин.

Таким образом, самый страшный человек в европейской истории XX века не появляется на свет. Однако это не отвращает все беды прошлого столетия: Гитлеру находится замена (фюрером становится его друг Рудольф Глодер), который уничтожает Москву и Ленинград, убивает миллионы евреев и подчиняет себе всю Европу.

Главный герой, оказавшийся в этой страшной альтернативной реальности, вынужден эмигрировать в США, где борьба за гражданские права провалилась, а гомосексуализм считается преступлением.

Пытаясь привыкнуть к чуждому ему американскому образу жизни, он отменяет свой эксперимент и возвращается в реальный мир, который, как выяснилось, не так плох, даже при том что в нём существовал Гитлер. 

Альберт Эйнштейн открыл
портал в другой мир

Джонатан Хикман, 
Ник Питарра «Манхэттенские проекты»

Дата выхода: 2012

Одно из самых новых удачных произведений в жанре альтернативной истории — графический сериал «Манхэттенские проекты» о том, что Роберт Оппенгеймер — маньяк-людоед, Альберт Эйнштейн — алкоголик, а Энрико Ферми — инопланетянин.

Все они работают над Манхэттенскими проектами, и даже ядерная бомба тут не самая страшная и разрушительная штука.

Кровожадная, но при этом смешная серия комиксов авторства Джонатана Хикмана идёт с марта 2012 года и до сих пор продолжается, поэтому избежим спойлеров.

Иисус Христос —
обычный человек

Жозе Сарамаго «Евангелие от Иисуса»

Дата выхода: 1991

Использование религиозных сюжетов в беллетристике в последние годы стало прерогативой Дэна Брауна, но в 1991 году первым подобный приём использовал Жозе Сарамаго. В 1999 году писатель получил Нобелевскую премию по литературе, таким образом возмущённый в своё время Ватикан проиграл интеллектуальному сообществу.

Жизнеописание Иисуса у Сарамаго полностью десакрализировано. Писателя интересуют не трагические последние минуты Сына Божьего, а его детство и сознательная жизнь.

Ангел, который приходит к Марии, у писателя, оказывается нищим; спасение собственного ребенка отдаётся Иосифу кошмарными снами и угрызениями совести — он мог предупредить и других родителей.

Книга Сарамаго стала по-настоящему популярной, а в аннотациях теперь пишут, что «Церковь назвала роман пасквилем на Новый Завет» — отличная реклама.

Наполеон Бонапарт
родился не в то время, не в том месте

Стивен Винсент Бене «Колокол поздний»

Дата выхода: 1935

Небольшой рассказ Бене, составленный из писем главного героя, иллюстрирует мысль, вынесенную в эпиграф: «Недостаточно обладать гением, гениальная личность должна соответствовать обстоятельствам эпохи. И Александр Великий не обеспокоил бы собою свет, случись ему родиться в период устойчивого мира, а Ньютон, выросший среди воров, открыл бы лишь новый вид отмычки».

Наполеон Бонапарт, день рождения которого автор переносит на тридцать лет назад, умирает безвестным майором, только иногда открывающим свою манию: «Вот, глядите, — бормотал он. — Ясно и болвану, как должно было поступать. Будь флот и десять тысяч отборных войск, то и такой немощный, подобный мне…».

Майор Бонапарт умирает от болезни, а на его могиле, в общем-то, нечего писать.

Читайте также:  Книги про отношения между девушками

Источник: http://www.lookatme.ru/mag/how-to/books/201315-alternative-history

Олег Алексеев — Третья мировая война (сборник)

Третья мировая война

(сборник)

Олег Алексеев

Рассвет на Непрядве

В ту осень меня приняли на первый курс института в Москве. Приемные экзамены закончились, до начала занятий оставалось три дня, и мне вдруг нестерпимо захотелось домой — в деревню, в псковские леса, к родителям, к друзьям, к одной необыкновенной девушке.

Лес встретил шумом, шорохом сухой иглицы. За десять дней в городе я истосковался по родине, шел, шатаясь, будто пьяный. Вот и деревня, вот и наш дом под тесовой крышей, отец возится с ружьем, мать идет с ведрами за водой… Увидела меня, бросила гремучие ведра.

От матери я узнал, что моя девушка выходит замуж в соседнюю деревню…

Не помня себя, добрел до поля, лег на копну, уткнулся лицом в горячее. Стало вдруг страшно. Так страшно, как было в войну, когда по мне и матери стрелял немецкий пулеметчик…

Смутно, словно издалека, долетел до меня чей-то голос. Пересилив себя, я привстал, а увидев, кто меня ищет, встал около копны…

Рядом со мной стояла хмурая женщина в темной юбке и черном платке, в мужском пиджаке, в яловых сапогах. Женщина, прихрамывая, подошла поближе. Левую руку держала неловко, будто птица подбитое крыло, в правой был холщовый узелок. Звали женщину Валентина-партизанка. В войну она жила в деревне за озером.

Каратели сожгли деревню, а людей убили. Спаслась каким-то чудом одна Валентина. На ее глазах фашисты застрелили мать, сестру, брата и двоих детей Валентины — сына и дочку. Муж ее погиб в армии еще в сорок первом… У Валентины не осталось даже дальних родственников.

«Полная, круглая сирота…» — говорила о себе Валентина. После страшного того дня она стала партизанкой. В деревне говорили, что она искала смерти, но и сама смерть ее боялась.

От матери я слышал, что Валентина часто ходит на то место, где была ее деревня, садится около двух молодых елочек, называет их именами сына и дочки. Даже когда она улыбалась, глаза ее оставались пасмурными.

— В Москву, говорят, едешь? — хмуро спросила меня Валентина. — Попросить хочу тебя очень…

Торопливо, зубами развязала она холщовый узелок.

— Вот, погляди!

В холстине лежали награды: орден Отечественной войны II степени, медали «За отвагу» и «За оборону Ленинграда». Валентина отвернула уголок, и мне показалось, что рядом с наградами — раскаленный уголь, только что выхваченный из костра или печи.

На холстине лежал красный камень с медной цепочкой. Мой отец был учителем в деревне, он рассказывал, что такие камни-обереги были в древности у многих псковских воинов.

Валентина бережно взяла оберег, протянула мне.

— Говорят, он в двух страшных битвах побывал — на Чудском озере и на Куликовом поле… Далеко от Москвы Куликово поле?

— Не знаю… — пожал я плечами. — Наверное, не очень…

— В нашем роду оберег этот от отца к сыну передавали. Будто он от смерти спасает… Тот, что на Куликовом поле бился, так и не приехал на родину, раненый был, остался, а оберег с товарищем обратно послал. Мне это дедушка рассказывал, а он от своего деда слыхал… Узнать бы, может, кто-то уцелел из нашего рода? Ну хоть одна живая душа?

Протягивая оберег, Валентина смотрела с надеждой и болью. Я не мог не взять бесценную древнюю вещь.

— Не потеряй… — дрогнувшим голосом попросила Валентина.

В войну давнее время словно бы приблизилось: прошлые войны и битвы, показалось, были совсем недавно, встали в один ряд с Великой Отечественной. Оберег будил память…

Со мной была моя беда, я не мог забыть о ней ни на минуту, но огромное чужое горе заслонило эту беду, и она как-то вдруг потускнела. Острая боль ушла, осталась глухая, ровная…

Моим соседом по общежитию оказался кудрявый увалень с карими веселыми глазами. Звали его Антоном. Знакомясь, он так пожал мне руку, что я чуть не вскрикнул от боли. Появился Антон с огромным плетеным сундуком, который он нес без особых усилий, словно тот был пустым. Шел шестой послевоенный год, и одет мой новый знакомый был в армейские брюки и сшитую из трофейной шинели грубую куртку…

— Что это? Покажи, — заволновался Антон, случайно увидев оберег.

Я пересказал слышанное от Валентины.

— С Куликова поля? — Антон глянул на меня недоверчиво. — А разве псковичи были на Куликовом?

— Были. В Четвертой Новгородской летописи сказано: «Да еще к тому же подоспели в ту пору военную издалека великие князья Ольгердовичи, чтобы поклониться и послужить: князь Андрей Полоцкий с псковичами и брат его князь Дмитрий Брянский со всеми своими мужами».

— Наизусть помнишь? — удивился Антон. — А много воинов послала Псковская земля?

— Наверное, много. Есть документы, что были воины из Пскова, Холма, Гдова и Острова.

Антон осторожно взял оберег, посмотрел его на просвет.

— Здорово. Видно облака, зарю, дым, какие-то холмы. Погоди, я сейчас тоже чудо покажу.

Антон открыл плетеный сундук и что-то оттуда вытащил. Сначала мне показалось, что в руке у Антона ничего нет, но там оказался шар величиной с крупное яблоко неправдоподобной чистоты и прозрачности. Сбоку часть шара была сколота.

— А-а, «видящий» шар… — послышался голос с дальней кровати.

Свесив ноги, на койке сидел с книгой в руках лохматый четверокурсник в роговых очках.

— Где достали-то? — весело спросил очкастый. — Оберег — сердолик, а это вещь ценная — горный хрусталь.

— Это шар моего дяди, — сказал Антон. — Нашли школьники в овраге, а дядя Сергей был учителем, ему принесли. Посмотришь в шар, задумаешь что-то, задуманное и увидишь. Когда я был мальчишкой — все зайцев во сне видел, только они почему-то были голубые…

— А дядя что, любил минералогию? — Старшекурсник встал, бросил на кровать книгу.

— Нет, историю любил. Собирал древние вещи, материалы про Куликовскую битву. Наша деревня совсем рядом с Куликовом…

— Великолепный шар. В древности такие шары были у волхвов… — Четверокурсник бережно взял хрустальное чудо в руки. — Это же линза. Можно разжечь костер, прижечь рану. Волхвы смотрели в шар, видели прошлое и будущее.

— Я битву видел… во сне, — глухо сказал Антон. — Только сразу проснулся от ужаса.

— Игра воображения, — усмехнулся старшекурсник. — Впрочем, научно доказано, что возможна передача информации по наследству. Гены памяти. Потом это будет целой наукой. Жаль, вещь попорчена.

Очкастый вернул Антону шар, спросил весело:

— А съестного в корзине, кстати, не найдется?

Тронутый вниманием, Антон вывалил на стол целую гору провизии: полкаравая деревенского хлеба, кусок ветчины, кулек с ягодами, яблоки, полдюжины головок лука.

Источник: https://libking.ru/books/sf-/sf-action/605994-oleg-alekseev-tretya-mirovaya-voyna-sbornik.html

Ссылка на основную публикацию