Книги про курск

Читать онлайн «Унесенные бездной. Гибель «Курска».», автора Черкашин Николай Андреевич

Николай Андреевич Черкашин Унесенные бездной

Николай Андреевич Черкашин

Предисловие

Опыт моей службы на подводных лодках в годы Великой Отечественной войны на Балтике, опыт командования соединениями подводных лодок в годы Холодной войны, а также опыт командования Северным флотом дает мне право сказать, что гибель ракетного атомного подводного крейсера «Курск» со ста восемнадцатью подводниками на борту – это трагедия не только для нашего Военно-Морского Флота, для военного ведомства, но и для народа всей России.

Это тяжелое происшествие на Северном флоте в мирное время свидетельствует о крайне сложной обстановке и серьезных упущениях в подготовке сил ВМФ в условиях так называемых «реформ».

Нет нужды говорить, какой серьезный ущерб нанесен за минувшие годы Вооруженным Силам России вообще и Военно-Морскому Флоту в частности.

Но в строю оставались наиболее преданные и стойкие офицеры, такие как командир «Курска» капитан 1-го ранга Геннадий Лячин, капитан-лейтенант Дмитрий Колесников, многие другие моряки…

Трагедия атомного подводного крейсера «Курск», оснащенного современной техникой, это серьезный урок для командования Военно-Морского Флота Российской Федерации и особенно для командования Северного флота и соединения атомных подводных лодок. Это строгое напоминание о том, что море и подводная служба не прощают ошибок, а требуют высочайшего чувства ответственности при решении главной задачи – обороны Родины с морских и океанских направлений.

Сейчас, когда решается многосложная задача подъема подводного крейсера «Курск», очень важно определить истинные причины катастрофы, причины гибели подводников для того, чтобы были сделаны должные выводы и подобные несчастья не повторялись впредь.

Полагаю, что труд писателя, бывшего подводника капитана 1-го ранга Николая Черкашина, послужит этому важному делу и будет полезен для подводных сил ВМФ России.

От автора

Итак, под занавес века, словно в хорошо и жестоко продуманной трагедии, Россия потеряла лучший корабль своего лучшего, Северного, флота – атомный подводный крейсер «Курск». И лучших своих моряков – сто восемнадцать душ…

Но именно в эти горькие дни я говорю: дорогие соотечественники, ну хоть теперь-то вы понимаете, какие великолепные люди служат на флоте?! Где, в какой ещё стране будут выходить в моря, зная: случись беда, спасения не будет? Разве подводники забыли, как спасали ребят с «Комсомольца»? Помнят… И все равно идут под гильотину арктических льдов, и Един Господь ведает: вернутся ли…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ПОДВОДНЫЙ КРЕЙСЕР ТЕРПИТ БЕДСТВИЕ

Глава первая «КУРСК» ЛЕГ НА ГРУНТ…

Позвонила мама:

– Опять на твоем флоте что-то случилось. Какая-то лодка легла на дно, сломались реакторы…

«Твой флот» – это мой Северный флот. Мама у меня «радиоперехватчица» – она слушает радио денно и нощно, а также и телевизор смотрит (я уже не могу), поэтому все важные новости – от нее. Тут же включил радио.

От официального сообщения «о неполадках на атомной подводной лодке Северного флота» слегка ёкнуло сердце – вот так же округлыми, ничего не значащими словами читали дикторы сообщения ТАСС об «авариях» на подводных лодках «Комсомолец» и К-219.

И какие трагедии открывались потом за всеми этими эвфемизмами…

Я не собирался в этот день в редакцию, но не мешкая отправился на улицу «Правды». Дежурный редактор «Российской газеты» Владислав Фронин обрадовался моему появлению:

– Срочно пиши комментарий в номер!

А чего тут комментировать, когда никакой внятной информации? Но сажусь и пишу, исходя из прошлого опыта. Главное, без паники: лег на грунт – это ещё не катастрофа. Как лег, так и всплывет. В крайнем случае – сами все выйдут, это же полигон, там сейчас, наверное, толпа кораблей…

«Курск» лег на грунт. Но есть шансы всплыть». С таким заголовком и поставили мою заметку на первую полосу. Однако вскоре пришли новые «тассовки», более тревожные, и заголовок пришлось сменить: «Подводный крейсер терпит бедствие». Это было точнее…

О, если бы все было так, как объявили вначале: «Атомная подводная лодка «Курск» вследствие технических неполадок легла на грунт и заглушила реакторы…»

Позже выяснилось, что подводный крейсер «Курск» вовсе не лег на грунт, а упал на склон одного из подводных холмов, «технические неполадки» оказались сокрушительным взрывом торпедного боезапаса, а «авария» обернулась небывалой в истории отечественного подводного плавания катастрофой.

Видно, никогда нам не избавиться от холопской привычки стелить начальству, а заодно и честной публике помягче… Хорошо хоть сразу назвали корабль. Скольких матерей спасли тем от слез; ведь тысячи моряков служат на подводных лодках, поди угадай, с какой именно стряслась беда, если бы объявили, как раньше: «На одной из подводных лодок Северного флота произошла авария…»

На другой день в ленте новостей выловили зловещую информацию корреспондента ИТАР-ТАСС:

«Предварительные результаты внешнего осмотра глубоководным аппаратом корпуса атомной подводной лодки «Курск», потерпевшей аварию в Баренцевом море, не подтверждают её столкновения с неопознанным объектом. Об этом корр.

ИТАР-ТАСС сообщил сегодня представитель одного из оборонных предприятий, связанных с разработкой военно-морской техники, принимающий участие в операциях по спасению лодки.

Он не исключил, что повреждения носовой части подлодки, в результате которого её торпедный отсек оказался затопленным, произошли в результате произошедшего в этом отсеке взрыва».

Но самое тревожное было не это – огромный подводный крейсер типа «Антей-2» не отвечал на запросы спасателей.

Мифический герой Антей припадал к земле, чтобы обрести новые силы. «Антей» подводный, «Курск», припал к земле в своем смертельном броске. Подводный гигант был убит практически сразу – без вскрика в эфир.

Сначала никто не поверил, что с кораблем могло что-то случиться. Один офицер-подводник даже высказал мысль, что «Курск» «лег на грунт в знак протеста против систематической невыплаты жалованья личному составу».

Многое из того, что обрушилось на «Курск» и флот со страниц российской печати, с телеэкранов, из радиоэфира, просто невозможно читать, смотреть и слушать – противно, омерзительно, «выть хочется», как справедливо отметила моя коллега.

Как ни странно, но наиболее объективную (хотя и не во всем бесспорную) картину трагедии нарисовал немецкий журнал «Штерн».

А впрочем, ничего странного в том нет, ведь Германия – страна, которая потеряла моряков-подводников больше всех в мире…

«ПОСЛЕДНИЙ ПОХОД „КУРСКА“

…Сигнал тревоги пронзительно гремит в переплетении труб, машин и людей. Подводники несутся к своим боевым постам. Каждый уже сотни раз отработал то, что он должен делать. Люки между девятью отсеками задраены.

Каждый чувствует напряжение, царящее перед пуском торпеды. Капитан-лейтенант Дмитрий Колесников сосредоточенно следит в седьмом отсеке за показаниями своих приборов. Рядом гудят турбины.

Отдачи от выстрела здесь, в кормовой части подводной лодки, он не почувствует.

В носовой части новейшей подлодки российского Северного флота аккуратными рядами лежат торпеды. Это арсенал смерти: торпеды на электрическом ходу диаметром 533 мм, «толстые» на взрывоопасном жидком топливе, калибра 650 мм, и учебные торпеды. В одном из аппаратов находится торпеда – вот-вот она вырвется наружу и, подхваченная гигантской мощью своего двигателя, пронзит Баренцево море.

В центральном посту, во втором отсеке, собираются взволнованные старшие офицеры. На борту находятся представители штаба дивизии, наблюдающие за работой командира и его экипажа. 45-летний капитан Геннадий Лячин – опытный командир. На подводных лодках он служит с 1978 года.

В глубинах северных морей он чувствует себя как дома. «Фанат», «трудоголик» – говорят о нём бывшие матросы с «Курска». Жизнь на суше, в семье, говорят они, всегда была для него на втором месте.

Он строг, его побаиваются и в то же время им восхищаются, когда он ночью, без посторонней помощи уверенно ведет свою лодку к пирсам в российских фьордах. Эти учения должны стать его последним походом.

Вскоре он собирается, как того требует морская традиция, выбросить в море свои бортовые тапочки и навсегда вернуться на сушу. От расставания с «Курском» его отделяет несколько торпедных пусков…

В субботу 12 августа 2000 года, в 11 часов 28 минут 27 секунд по московскому времени компьютер сейсмологической станции Карасёк в Северной Норвегии регистрирует взрыв в районе учений в Баренцевом море.

Спустя 2 минуты 15 секунд раздается второй, гораздо более мощный взрыв, эквивалентный по силе небольшому землетрясению. Острые зубцы на диаграмме пугают сотрудников Сейсмологического института в Осло лишь в понедельник.

В выходные институт пуст.

Второй взрыв потряс «Курск» с силой, равной почти двум тоннам взрывчатки. В седьмом отсеке падают металлические шкафы, в беспорядке летят ящики, стальной корпус подводной лодки трещит и скрежещет. Колесникова с силой бросает на пульт управления. Первый от …

Источник: https://knigogid.ru/books/20498-unesennye-bezdnoy-gibel-kurska/toread

Читать «Она утонула…». Правда о «Курске», которую скрывают Путин и Устинов Издание второе, переработа

Борис Кузнецов

«ОНА УТОНУЛА…»

Правда о «Курске», которую скрывают Путин и Устинов

Издание второе, переработанное и дополненное

Памяти моих учителей Анатолия Михайловича Алексеева, Георгия Павловича Смолкина и Бориса Николаевича Данилова посвящается.

Прибыль, полученная от продажи книги, будет направлена на оплату обучения детей членов погибшего экипажа.

Кто о смерти скажет нам пару честных слов?

Жаль, нет черных ящиков у павших моряков.

Карандаш ломается, холодно, темно.

Капитан Колесников пишет нам письмо.

Нас осталось несколько на холодном дне.

Два отсека взорвано, да три еще в огне.

Знаю — нет спасения, но если веришь — жди,

Ты найдешь письмо мое на своей груди.

«Курск» могилой рваною дернулся, застыл.

На прощанье разрубил канаты ржавых жил.

Над водою пасмурно, чайки, корабли.

На земле подлодка спит, но как далеко до земли.

После о случившемся долго будут врать.

Расскажет ли комиссия, как трудно умирать?

Кто из нас — ровесники, кто — герой, кто — чмо…

Капитан Колесников пишет нам письмо.

«Капитан Колесников пишет нам письмо»

Слова и музыка Юрия Шевчука

От издателя

Книга адвоката Бориса Кузнецова, представлявшего интересы 55 семей подводников, отвечает на вопрос, почему больше тринадцати лет назад погиб один из лучших подводных кораблей России — атомный подводный крейсер «Курск» и один из лучших экипажей подводного флота России — 118 моряков во главе с капитаном I ранга Геннадием Лячиным.

Эта книга — о верности и предательстве, о мужестве и трусости, о чести и бесчестьи, о равнодушии, из-за которого, по выражению польского гуманиста Бруно Ясенского, совершаются все убийства и предательства на свете.

Она называет конкретных виновников трагедии — адмиралов, которые ради своей карьеры обрекли на гибель российских моряков.

В книге по минутам и секундам воспроизведена разворачивающаяся трагедия, бездарно проведенная поисково-спасательная операция, описана вопиющая халатность при подготовке экипажа и корабля, а также всего учения, раскрыты глубинные причины кризиса российского Военно-морского флота и воинствующей безответственности.

Автор рассказывает о ходе расследования гибели «Курска», о политической составляющей этого дела, о жизни и героической гибели 23 подводников в 9-м отсеке, мужество которых позволило обнаружить затонувший корабль, об их надежде на спасение, перечеркнутой трусостью людей, пославших их на гибель.

По сравнению с первым изданием на русском языке, второе издание книги дополнено новыми фактами: описаны попытки Генеральной прокуратуры возбудить против автора уголовное дело за разглашение государственной тайны и задержать распространение тиража, преследование адвоката, изгнание из офиса, обвинение в популизме, многочисленные судебные процессы, инициаторами которых был как сам адвокат, так и его оппоненты, обвиненные им в фальсификации материалов уголовного дела и отдельных экспертиз, и, наконец, уголовное преследование Бориса Кузнецова по обвинению в разглашении государственной тайны по эпизоду, формально не связанному с книгой о гибели «Курска».

По сведениям из надежных источников, это уголовное преследование было доведено до предъявления обвинения по указанию Владимира Путина и связано с книгой о гибели «Курска». Над вторым изданием книги автор работал уже в США, где получил политическое убежище.

Много внимания уделено опровержению версии, появившейся в связи с похолоданием в российско-американских отношениях, о причастности к гибели «Курска» американских военно-морских сил, в частности подводных лодок «USS Memphis» и «USS Toledo». По убеждению автора, к распространению этой версии причастны российские спецслужбы, по заданию которых французские кинодокументалисты сняли фильм «„Курск“: Подводная лодка в мутной воде».

Об атомном подводном крейсере «Курск» издано более 30 книг. Многие из них писались по свежим следам, на основе публикаций в СМИ, когда версии были противоречивыми, а факты — искаженными. Но докопаться до истины можно лишь после изучения подлинных документов и их критического осмысления.

Книга адвоката Бориса Кузнецова, написанная по материалам уголовного дела и по результатам собственного независимого расследования, — наиболее полное, объективное и честное изложение трагических событий и их последствий.

Читайте также:  Книги про чтение

Ее цель — не только довести до читателя правду о «Курске», которую скрывают Владимир Путин, Владимир Устинов, Владимир Куроедов и Александр Савенков, но и предотвратить такие трагедии в будущем, чтобы юноши по-прежнему мечтали попасть на подводный флот, а матери не боялись отпускать их на службу.

Если в этом хоть что-то хоть в чем-то изменится к лучшему, значит, эта книга свою задачу выполнила.

Об авторе

Борис Аврамович Кузнецов родился 19 марта 1944 года в Кирове, куда его семья была эвакуирована из блокадного Ленинграда. В 1975 году окончил ВЮЗИ.

В 1962–1982 годах служил в должностях оперативно-начальствующего состава подразделений уголовного розыска ГУВД Леноблгорисполкома и УВД Магаданского облисполкома.

Участвовал в раскрытии сотни преступлений, среди них — кража дуэльных пистолетов из музея-квартиры А. С. Пушкина, кражи из Эрмитажа и Русского музея, хищения промышленного золота на приисках Чукотки.

С 1982 года занимается адвокатской, научной и правозащитной деятельностью. С 1989 года — советник группы народных депутатов СССР, член межрегиональной депутатской группы.

В 1991 году создал Адвокатское бюро «Борис Кузнецов и партнеры», которое до 1995 года входило в состав Петербургской коллегии адвокатов, а с 1995-го — в состав Межреспубликанской коллегии адвокатов.

С 2003 года — адвокат Адвокатской палаты города Москвы.

Принимал участие в разработке Конституции РФ, законов «О разделе продукции», «Об оперативно-розыскной деятельности», «Об оружии». Участвовал в защите по делам, вызвавшим большой общественный резонанс.

За работу в уголовном розыске был отмечен государственными и ведомственными наградами, является обладателем золотого знака «Общественное признание», медалью к 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина, медалью Анатолия Кони. За защиту военных моряков награжден медалью «300 лет Российского флота», золотым знаком «Подводник Военно-морского флота России» № 14 и именным кортиком.

Кавалер высшего адвокатского ордена «За верность адвокатскому долгу». По опросам журналистов и читателей газеты «Версия», журналов «Деньги» и «Лица» был включен в пятерку лучших российских адвокатов.

Включен в справочно-энциклопедические издания «Лица России» (1999, 2000), «Кто есть кто в России» (1997, 1999), «The International Who's Who» (1998–1999, 2004–2005, 2007–2008).

Журнал «Лица» включал Кузнецова в издания «Кумиры России» (1999–2008).

О наиболее интересных гражданских и уголовных делах, проведенных адвокатом, издана книга «Освободить из-под стражи в зале суда» (М.: Парус, 1997). Автор книг «Защита чести и достоинства» (М.: МРКА. 1996), «„Она утонула…“ Правда о „Курске“, которую скрыл генпрокурор Устинов» (Де-Факто, 2005).

Источник: http://online-knigi.com/page/559305

Дело «Курска»: адвокат обвиняет

Известный российский защитник Борис Кузнецов дополнил свою книгу о гибели подлодки «Курск» новыми фактами и документами.

Газета «Совершенно секретно» благодарит автора за предоставленные для публикации новые фрагменты книги «Она утонула» – ее вторая редакция до сих пор на русском языке не вышла.

Предисловие ко второму изданию

…Политэмигрантом я стал шесть лет назад. Дело «Курска» является едва ли не самой главной причиной того, что я оказался в эмиграции не по собственной воле.

…Летом 2009 года на дачном участке под Санкт-Петербургом сгорела баня, и осматривавшие место происшествия сотрудники пожарной инспекции нашли признаки поджога.

Ни до ни после этого происшествия таких случаев в дачном кооперативе не было.

Баня находилась на территории дачного участка, где жили моя дочь и ее семья, и за неделю до пожара баня была заполнена 3000 томов моего архива, который я собирал с 1962 года.

В возбуждении уголовного дела было отказано, виновные в поджоге лица установлены не были. В пожаре сгорели 15 томов материалов по делу подводной лодки «Курск»…

Из адвоката, занимающегося профессиональной защитой, путинский режим превратил меня в политика с радикальными взглядами.

Один из моих приятелей – известный доктор, которого уважают и к чьему мнению прислушиваются в Кремле, изо всех сил старался помочь мне вернуться в Россию и по поручению одного из стоящих у кормила власти и хорошо понимавшего глупость и бесперспективность обвинения спросил у меня:

– На каких условиях ты можешь вернуться в Россию? Откажешься ли ты от политического убежища?

Я ответил:

– Это возможно в том случае, если будет пересмотрен ряд дел и отменены судебные и процессуальные решения по ним. – И перечислил эти дела. – Я вернусь тогда, когда власти в России будут соблюдать законы, а суды будут свободны от давления власти и спецслужб.

И первым я назвал дело о гибели АПРК (атомный подводный ракетный крейсер. – Ред.) «Курск».

Сразу должен оговориться: я не хочу видеть ни бывшего командующего флотом, ни других высокопоставленных и ответственных начальников и командиров ни в лагере, ни даже на скамье подсудимых. Просто мне и тем семьям членов погибшего экипажа, которые поверили в меня в 2002 году, нужна вся правда, а не взвешенные и дозированные продажными прокурорами, судьями и экспертами ее куски.

Открытый судебный процесс с участием руководителей учений, независимых экспертов и потерпевших мог бы поставить в этом деле точку. Но то, что происходило на заседаниях военных судов, однозначно характеризует российскую судебную систему как встроенную в вертикаль исполнительной власти.

Фигуранты

В этой главе будут названы лица, которые, как я считаю, причастны к трагедии 12 августа 2000 года.

Обвинения им не предъявлялись и, вероятно, никогда уже не будут предъявлены, сроки давности преступлений, в которых их можно обвинить, истекли или истекут, но назвать их имена очень важно и даже необходимо.
Все мои обвинения носят виртуальный характер.

Я – не прокурор, не следователь. Не проводил расследования преступной деятельности лиц, которых я перечисляю, не располагаю всей полнотой доказательств.

В декабре 2001 года, через 16 месяцев после катастрофы, указом Президента России 12 высших офицеров Северного флота, в том числе адмиралы Вячеслав Попов и Михаил Моцак, были сначала отстранены, а затем уволены с формулировкой «за упущения в организации повседневной и учебно-боевой деятельности флота», а надо было увольнять за гибель АПРК «Курск» и 118 членов экипажа. В июле 2002 года Главная военная прокуратура уголовное дело прекратила. Виновных во взрыве торпеды, которая погубила субмарину, не нашли.

Обращаю ваше внимание на то, что упоминания о гибели 118 моряков в приказе нет: бардак – был, а «Курска» – не было, и этот бардак никак не связан с гибелью корабля и экипажа. Тогда Владимир Устинов заявил:

«Выявленные в ходе следствия нарушения в организации и проведении учений Северного флота и поисково-спасательной операции не состоят в причинно-следственной связи с гибелью АПЛ «Курск»…

На фото: Владимир Путин на ходовом мостике атомной подводной лодки «Карелия» 06.04.2000 г. (Фото РИА «Новости»)

Источник: https://www.sovsekretno.ru/articles/id/3987

Апрк «курск»

Многие до сих пор верят в иностранную подлодку, хотя есть материалы уголовного дела. Трагедия в Баренцевом море: 12 лет после события

YANDEX FOTO

Без приговора преступникам мы помним про «Курск» неправильно

12 лет спустя «Курск» остается катастрофой первого ранга. Вехой, от которой россияне ведут летопись национальных трагедий. Символом — в буквальном и переносном смысле — ДНА

Готовится ко второму изданию единственная стоящая книга про «Курск». Ее автор — известный российский адвокат Борис Кузнецов, пять лет назад получивший статус политического беженца в Америке.

За блистательный адвокатский труд по защите своего клиента (в ту пору неприкосновенного сенатора РФ Чахмахчяна) Борис Аврамович получил от государства оплеуху в виде уголовного дела.

Его обвинили в раскрытии страшной государственной тайны: спецслужбы следили и прослушивали сенатора, наплевав и на его неприкосновенность, и на закон. Перед сибаритом Кузнецовым (долгие годы дружбы извиняют некоторую фамильярность) замаячило «Лефортово».

И хоть по сравнению с «Матросской Тишиной» следственный изолятор ФСБ отличается повышенной комфортностью и пониженной смертностью контингента, Борис Аврамович выбрал опцию побега.

Я считаю, правильно сделал.

Сам Кузнецов считает, что Чахмахчян был только поводом. А пришли за ним из-за «Курска».

Кузнецов и дело «Курска» действительно впаяны друг в друга, как впаяна задняя крышка разорванного взрывом торпедного аппарата в межотсечную переборку погибшей подлодки.

Не знаю, останется ли память об адвокатах нашего времени у наших потомков. Но адвоката Кузнецова из истории российского флота уже не вычеркнешь.

Борис Аврамович бесплатно представлял интересы потерпевших. Я считаю, главное, что он сделал, — не позволил засекретить это дело (Кузнецов все-таки органически не переваривает государственные секреты).

Но благодаря тому, что по жалобе адвоката Верховный суд РФ снял с уголовного дела гриф секретности, я знаю про «Курск» всё. Как взорвалась торпеда, почему и кто виноват. Сколько жили подводники в 9-м отсеке, как они погибли, как их НЕ спасали.

Кто, почему и как фальсифицировал экспертизы.

Многое о катастрофе в Баренцевом море мне было известно и до знакомства с Борисом Аврамовичем. Но только благодаря адвокату Кузнецову, рассекретившему и разжевавшему всем, кого интересовали сто с лишним томов уголовного дела, я могу каждое написанное слово (а за 12 лет о «Курске» я написала километры слов) подтвердить документом. Просто потому, что это дело читала.

Версию об американской подлодке с американской торпедой запустили российские адмиралы.

Те конкретные адмиралы, которые лично довели «Курск» до беды, сбежали из района гибели сразу после взрывов на лодке, ничего не сделали для спасения выживших подводников 9-го отсека. Но себя они спасали судорожно.

Подчищали документы, подделывали подписи за мертвого командира Лячина, врали стране, президенту, следователям. В буквальном смысле репетировали перед зеркалом жесты отчаяния, чтобы им поверили семьи погибших подводников.

Это очень гадкая история. Но именно это — правда.

Если бы мы хотели ее услышать, то тогда, в 2002 году, мы бы это сделали. Но, видимо, не очень-то хотели.

Писать о правде бесполезно, если нет потребности эту правду знать. Тем не менее мы делаем еще одну попытку.

12 августа — 12-я годовщина гибели «Курска».

Не врите в этот день.

Моцак

Михаил Васильевич Моцак, с моей точки зрения, является одним из основных виновников трагедии. 16 ноября 2001 года именно он дал корреспонденту «Известий» Константину Гетманову интервью с заголовком «Столкновение». Вот как газета рекомендует интервьюера: «В трагедии «Курска» до сих пор официально нет виноватых.

Страна так и не знает, по какой причине были потеряны лучший экипаж и один из лучших кораблей российского ВМФ. Несмотря на то, что, по словам официальных лиц, осталось всего три общеизвестные версии катастрофы, ни члены правительственной комиссии, ни высокопоставленные военные до сих пор не брали на себя смелость публично высказать соображения в пользу той или иной из них.

Теперь такой человек нашелся. Вице-адмирал Михаил Моцак, начальник штаба Северного флота, был в числе руководителей учений, во время которых погиб «Курск».

Сегодня мы публикуем признание, которое вице-адмирал сделал в беседе с корреспондентом «Известий»… Вице-адмирал впервые приводит серию доказательств того, что «Курск» погиб в результате столкновения с иностранной подводной лодкой. Мы не знаем, почему он решил рассказать об этом именно сейчас.

Военные, занимающие столь высокие должности, очень редко делают подобные заявления без согласования с руководством — вплоть до президента России. Если такое согласование было — значит, после подъема «Курска» комиссии удалось получить окончательные доказательства столкновения. Если же его не было — значит, вице-адмирал пошел ва-банк, ставя честь офицера выше своей карьеры…»

В этой публикации Моцак сделал сенсационное признание: «Курск» имел позывной «Винтик». После катастрофы, начиная с 18.30 и далее в 19.30, в 20.30 и даже в 1.

30 ночи, когда была объявлена тревога, по УКВ-связи появлялся неизвестный корреспондент, который работал под этим позывным. То есть даже за три часа до того, как ракетный крейсер «Петр Великий» обнаружил в 4.

Читайте также:  Книги про кулинарию

30 аварийную подлодку, эксперты и командование еще имели лживую информацию о том, что имеют связь с «Курском»…»

Мои вопросы вице-адмиралу, Герою России М.В. Моцаку.

1) Михаил Васильевич, гидроакустик «Петра Великого» Лавренюк в 11.28 12 августа зафиксировал взрыв по пеленгу 96 градусов и доложил об этом на мостик. Пеленг совпадал с коридором, где по плану учений К-141 должен входить в район боевых действий. Почему Вы не дали приказание классифицировать контакт? Почему не проверили и не получили дополнительную информацию об источнике взрыва?

2) По показаниям свидетелей — моряков, находившихся в 11.28 12 августа 2000 г. на борту «Петра Великого», корабль получил сильнейший гидравлический удар. Как Вы на допросе в Главной военной прокуратуре классифицировали причину этого удара?

3) В соответствии с «Инструкцией по организации поисково-спасательного обеспечения на СФ РФ» АПЛ должна быть объявлена аварийной при отсутствии донесения через 1 час после назначенного времени, а с учетом пеленга взрыва и последующего гидравлического удара — немедленно. Почему Вы не объявили «Курск» аварийным?

4) Почему при допросе следователем Главной военной прокуратуры Вы скрыли факт про позывной «Винтик»? Какой корабль, какая станция и какой радист зафиксировал эти позывные? Почему отсутствуют записи об этом в вахтенных и других бортовых журналах надводных кораблей?

5) Чем Вы можете объяснить, что ни командующий морской авиацией Северного флота Мордовалов Н.А., ни его начальник штаба Валяев Б.М., ни другие офицеры штаба морской авиации: Бессонов Е.В., Жданов А.А., ни командиры авиационных частей Зубков А.А., Чечеров С.В. и Боев В.

Н, а также инспектор-летчик ВВС СФ полковник Цап Б.М., экипажи самолетов Леонов А.Н., Богданов А.А., Абдуаминов Б.Х., Козыревский А.К., Мосейчук В.Т., Пономарев В.Б., Казаков В.А., майор Симонов А.А., Максименко О.Ю. и Тютьков В.В.

на допросах не подтвердили Ваше утверждение, что они преследовали неизвестную подводную лодку? Кроме того, показания летчиков о времени и результатах поисково-спасательных работ подтверждаются заключением экспертов, проводивших фонографическую экспертизу и дешифрирование магнитных фонограмм переговоров экипажа самолета во время осуществления полетов.

6) 26 июля 2000 года начальник Главного штаба ВМФ адмирал Виктор Кравченко направил Вам телеграмму следующего содержания: «Требую: обеспечить дежурство спасательного судна с подводными аппаратами… при нахождении в море ПЛ… Исполнение доложить 15 августа 2000 года». Почему указание начальника Главного штаба ВМФ Вами не было выполнено?

7) Вы утвердили «План поисково-спасательного обеспечения комплексной боевой подготовки СФ». Почему:

a) в «Плане ПСО…» кораблем оказания первой помощи был определен ркр12 «Маршал Устинов», который при аварии АПЛ никаких действий по поиску и спасению АПЛ не выполнял?

б) не были включены АС-1513, АС-36, ПК-750014, ГС15 «Свирь»?

в) не было определено, какие дежурные спасательные группы должны были выделяться, от каких воинских частей и в каком количестве?

г) не были определены дежурные барокамеры флота, а также не определен дежурный автотранспорт для обеспечения ПСР?

д) не были определены командир сил поиска и руководитель спасательных работ по видам аварий?

е) не были указаны способы обозначения места затонувшей ПЛ (буями, вехами, гидроакустическими маяками и т.д.)?

ж) не были указаны степени готовности сил ПСО (ни дежурных сил, ни сил наращивания)?

з) командир спасательного судна «Михаил Рудницкий» капитан 2 ранга Костин Ю.А. даже не знал о проведении учений, ему задач о заступлении в силы ПСО никто не ставил?

10) иностранные подводные лодки (класс «Лос-Анджелес») могут атаковать с дистанции 2500 км с ядерной боеголовкой, 1600 км с обычной и в случае войны должны быть обнаружены и уничтожены на расстоянии предельной дальности.

Как вы, начальник штаба самого крупного флота России, допустили, что при большой концентрации всех противолодочных сил Северного флота иностранные подводные лодки (класс «Лос-Анджелес») свободно ходят в районе учений?

11) Михаил Васильевич, Вас допрашивали в качестве свидетеля и Вы показали, что экипаж «Курска» прошел курс обучения и был допущен к содержанию, эксплуатации и применению данного вида оружия (перекисно-водородной торпеды калибра 650 мм).

Чем Вы объясните, что после многочисленных проверок готовности «Курска» к учениям на его борту не оказалось инструкции по боевому применению и эксплуатации торпед 65-76. Почему все проверки, в т.ч.

проводимые Вашими подчиненными, не выявили факта отсутствия инструкции об эксплуатации этой торпеды на подводной лодке проекта 949А?

12) Кто подделал подписи под целым рядом документов Северного флота, а именно:

— Акт проверки системы аварийного выброса на «Курске» от 15 декабря 1999 г.»,  подписанный командиром БЧ-3 капитаном 3 ранга Байгариным и утвержденный командиром подводной лодки капитаном 1 ранга Лячиным;

— Акт обезжиривания и проверки трубопроводов от 15 декабря 1999 г. на «Курске», подписанный командиром БЧ-3 капитаном 3 ранга Байгариным и утвержденный командиром подводной лодки капитаном 1 ранга Лячиным;

— Акт испытания грузовых устройств БЧ-3 от 20 июля 2000 г., подписанный командиром БЧ-3 старшим лейтенантом Ивановым-Павловым и утвержденный командиром подводной лодки капитаном 1 ранга Лячиным;

— Контрольный лист проверки готовности корабля к приему оружия и боеприпасов от 20 декабря 1999 г., подписанный председателем комиссии — начальником штаба 7-й дивизии подводных лодок капитаном 1 ранга Баренцевым;

— Акт комиссии 7-й дивизии подводных лодок о приеме экзаменов от личного состава БЧ-3 «Курска» на допуск к эксплуатации и техническому обслуживанию автоматизированного дистанционного контроля окислителя «Садко»16 от 26 июля 1999 г., подписанный начальником штаба дивизии капитаном 1 ранга Баренцевым как председателем комиссии и утвержденный командиром 7-й дивизии контр-адмиралом Кузнецовым;

— План отработки личным составом действий по борьбе за живучесть», подписанный командиром «Курска» капитаном 1 ранга Г.П. Лячиным;

— рапорт командира Лячина на имя командира 7-й дивизии подводных лодок о приеме специальных задач от боевых частей и служб подводной лодки от 17.06.2000;

— рапорт командира «Курска» о готовности к сдаче курсовой задачи Л-1 экипажем подводной лодки;

— записи в «Журнале учета занятий и тренировок 7-й дивизии подводных лодок» о выполнении тренировок корабельного боевого расчета по выходу в торпедную атаку под руководством командира «Курска», проведенных 11 и 24 июля 2000 г.;

Источник: https://yaremchuk-v.livejournal.com/258992.html

30 случайных вопросов об истории Курска

Накануне Дня города наш автор и краевед Яков Бондарев поделился интересными фактами из истории Курска. Он нашел ответы на самые задаваемые и самые неожиданные вопросы о родном городе.

1

Сколько лет городу Курску?

Неизвестно. Поселение славян там, где сейчас располагается Знаменский собор, существовало вероятно с VIII века. Точная дата возникновения городского поселения, скорее всего, никогда не будет установлена.

Юбилей города празднуется с подачи курских краеведов. За основу берётся дата, впервые упомянутая в письменном источнике, а именно в «Житие преподобного Феодосия Печерского», официально – 1032 год.

Но и эта дата достаточно спорна.

2

Матерью какого курского князя была принцесса Гита?

Изяслава Владимировича. Один из первых курских князей родился от брака Владимира Мономаха и Гиты Уэссекской, дочери последнего англосаксонского короля Гарольда II. После гибели отца дочь скиталась по Фландрии, затем переехала в Данию, пока не вышла замуж за смоленского князя Владимира Мономаха.

Фактически только в 1529 году. Это дата окончательной ликвидации Курского удельного княжества. Чуть ранее сам Курский край был присоединён к Москве в ходе войны с Великим княжеством Литовским – заброшенный с XIII века городок Курск находился в составе Литвы с 1362 года по 1508-й.

4

Сколько городов было на территории современного Курска?

Как минимум два. Один город Курск существовал примерно с IX века по 1285 год, когда был сожжён дотла. Впоследствии регулярное население на месте бывшего города отсутствовало. Второй Курск существует с 1596 года и по сей день. В 1596 году, согласно Разрядной книге 1475-1598 гг., по решению Боярской Думы был снова срублен город на «курском городище».

5

Где находился тайный ход в средневековом Курске?

Скорее всего, ход начинался от Оскольской башни (ныне территория Филармонии-2) и спускался вниз к источнику недалеко от реки Тускарь. Ход представлял из себя глубокую траншею, которая была присыпана толстым слоем грунта для того, чтобы осаждающие город противники не смогли препятствовать пополнению запаса пресной воды.

Армянин по национальности, голкипер Олег Рафаилов, родом из Осетии, позднее женившийся на курянке и ставший жителем нашего города.

7

Какой российский император «побывал» в Курске после смерти?

Александр I Благословенный. Император умер в Таганроге в декабре 1825 года, и спустя месяц по пути в столицу одну ночь тело царя находилось в спешно освещённом по такому случаю Знаменском Соборе.

Неизвестно. В обороне Севастополя участвовали солдаты из Курской губернии. По словам очевидцев, когда у курских дружинников заканчивались патроны, они шли с топорами, отбивая батарею от неприятеля.

После неудачной для России Крымской войны знамёна дружины были торжественно переданы в Сергиево-Казанский собор, где через десятки лет во время приезда в Курск их осматривал Николай II.

После революционных событий 1917 года знамёна бесследно исчезли.

9

Какая курянка прославилась своими кулинарными книжками?

Её звали Екатерина Алексеевна Авдеева. Будущий автор книг по домоводству родилась в Курске в 1789 году.

Екатерина Алексеевна написала несколько очень популярных в России того времени кулинарных книг: «Ручная книга русской опытной хозяйки» (1842 год) и «Карманно-поваренная книга» (1846 год).

В рецензии на произведения Авдеевой писалось, что её книги «в хозяйственном быту сделались необходимыми как соль и хлеб».

10

Что за скульптура стоит на здании Курского драматического театра?

Это богиня победы Ника. Здание было окончательно построено в 1983 году, то есть в юбилей Битвы на Курской дуге. Высота скульптуры 8 метров, в правой руке она держит пальмовую ветвь как символ мира, наступившего после войны.

11

Кто из курских ювелиров торговал порошками?

Мухин и Жуков. В начале XX века в некоторых курских ювелирных магазинах можно было купить порошки из драгоценных камней. Их смешивали с водой и использовали как лекарство. Считалось, что сердолик помогает от цинги, гранат – от сердечной недостаточности, а изумруд – от болезней горла.

12

На пересечении каких двух улиц, названных в честь самоубийц, находится одна из старейших курских церквей?

Это улицы Маяковского и Дубровинского. Введенская церковь 1762 года постройки находится на месте, где издавна в Ямской слободе ставили церкви. В советское время старые улицы получили новые имена. Владимир Маяковский покончил жизнь самоубийством в 1930-м, застрелившись, а Иосиф Дубровинский утопился в Енисее, будучи в ссылке ещё в 1913 году.

13

Кто сочинил гимн Таиланда?

Композитор из Курска Пётр Щуровский. В 1890 году Щуровский издал сборник национальных гимнов в переложении для духового оркестра. Гимн Щуровского был официальным гимном страны до 1932 года. Теперь это неформально главная мелодия для тайской королевской фамилии.

В районе пересечения улицы Энгельса с Моковским проездом. Мост был разобран уже в XX веке. Название моста не имеет никого отношения к нечистой силе – просто раньше в этом месте проходила городская черта, а местные жители придали своё значение старому мосту на границе города.

15

Откуда взялся памятник Ленину в парке Пионеров?

Из Берлина. Памятник Владимиру Ильичу стоял когда-то рядом с посольством СССР в ГДР. Когда советские военные уезжали из Германии, то забрали памятник с собой. Долгое время он простоял в расположении одной из воинских частей, а потом был передан местным коммунистам. Двухтонный бронзовый памятник почистили, и в 2009 году он заменил гипсовый монумент вождю, стоявший ранее в парке.

На Георгиевской площади. Это место ныне занимает Пролетарский сквер. До революции на площади в тёплое время года размещался передвижной цирк-шапито. Там же можно было увидеть людей с физическими аномалиями: от бородатых женщин до девушки, родившейся без рук, которая вязала кружева пальцами ног.

17

Какое высшее достижение курских спортсменов?

Команда «Труд» стала чемпионом России по хоккею с мячом. Это событие произошло в 1959 году. В Курске лёд настолько профессионально заливался, что в 1964 году в рамках чемпионата мира по хоккею с мячом на стадионе «Трудовые резервы» проводилась игра между сборной Швеции и Финляндии.

18

Кто такой «Курский-Фоменко»?

Это лимон. В 1958 году курский цитрусовод-любитель Анатолий Андреевич Фоменко вывел новый сорт лимонов – он отличался тонкой шкуркой, сочной мякотью и высокой урожайностью.

Читайте также:  Книги про драму

19

По какому указу курские гимназисты обязаны были путешествовать?

Такой указ был издан Министерством народного просвещения. Каждый гимназист в период обучения должен был принять участие минимум в трёх путешествиях по родному краю и в одном – за пределы губернии.

В 1903 году курские гимназисты прошли на лодках по крупным рекам до Киева. В 1909 году студенты посетили Стамбул и Афины. А в 1913-1914 годах курские учащиеся открыли для себя Волгу и Уральские горы.

20

Каких насекомых экспортировала в Европу Курская губерния?

Муравьев. В конце XIX века губерния наладила экспорт муравьиных яиц для европейских ферм – для корма птицам и для изготовления муравьиной кислоты. Курские крестьяне нередко целыми деревнями занимались выращиванием и добычей личинок местных видов муравья.

21

Где находится скрытый подвал несуществующей церкви?

Под памятником покорителям космоса на улице Дзержинского. До революции на месте, где сейчас есть небольшой сквер напротив Театра Кукол, высилась Николаевская церковь.

В советское время церковь была снесена, а на её месте стали строить новое здание, но из-за начавшейся войны даже не успели залить фундамент. Потом стройку засыпали.

Вероятнее всего полуразрушенный подвал до сих пор находится под землей.

В подвале дома номер 10 по улице Садовой. Этот дом принадлежал Николаю Даниловичу Диковскому – курскому ветеринару и учёному, учившегося у самого Луи Пастера в Париже. Кроме исследования методик лечения сифилиса, Диковский проводил эксперименты, иногда на себе, с тифом, сибирской язвой и другими опасными болезнями и вирусами, поражающих людей и животных.

23

Что за башни на некоторых курских зданиях?

Это вышки противопожарной тревоги. Например, одна такая башня встроена в здание Курского Государственного университета, другую можно увидеть у школы №7 на улице Дзержинского, 95. Официально они используются как противопожарные, но в случае возникновения военной угрозы их назначение может поменяться.

24

Для чего в парке Героев Гражданской войны залили странный фундамент?

Он не странный и по форме напоминает бабочку. Если вы когда-нибудь гуляли по Бородино (народное название парка Героев Гражданской войны), то, наверняка, встречали фундамент, поднимающийся от земли примерно на 20-ть сантиметров.

Это не что иное, как незаконченное кафе, которое пытались построить здесь в ранние девяностые годы. Но окончательное разрешение так и не было получено.

Особую пикантность добавляет то, что будь здание построено, оно находилось бы рядом с общественным дурно пахнущим в любое время года туалетом.

25

Сколько этажей у Асеевки?

Визуально с фронтона три этажа, с левой стороны пять этажей, а с правого торца и вовсе шесть. Здание было построено в начале 1960-х. Любопытно то, что стройка настолько затянулась, что директору библиотеки пришлось ночевать в недостроенной библиотеке, чтобы с утра пораньше контролировать ход работ в ускоренном темпе.

26

В какой курской скульптуре спрятана бутылка?

По словам художника Владимира Ивановича Бартенева, он со своим сокурсником при выполнении дипломной работы – скульптуры девушки, стоящей ныне перед корпусом художественно-графического факультета, – решил замуровать внутри статуи бутылку из-под коньяка с посланием потомкам. Художники написали на бумажке строчку из текста песни Владимира Высоцкого: «С соседями я выпил, сволочами, для музы приготовленный коньяк», и положили бутылку с письмом в будущее внутрь статуи.

27

Как куряне встретили Великую Октябрьскую социалистическую революцию сто лет назад?

Без энтузиазма. Курские большевики открыто говорили, что Центром был допущен ряд непростительных ошибок. Через четыре дня после переворота в Петрограде Курский Совет рабочих и солдатских депутатов принял резолюцию, в которой признавал, что «захват власти большевиками путём военного заговора является насилием над волей большинства».

Большевик и курянин Александр Воробьёв заявил, что он «отрекается от такого большевизма, который имеет дело с кровью и насилием». В Курске уже довольно долгое время было сильно влияние кадетов, эсеров и меньшевиков, поэтому и здесь пришлось насаждать большевистскую власть силой.

В начале декабря Советская власть, как её понимали большевики, утвердилась в городе.

В православной традиции его называют Никита Готфский. По преданию великомученик Никита был из народности готов и родился на берегах Дуная. В 372 году Никита был сожжён за распространение христианства среди своего народа. Этого святого особенно почитали старообрядцы – как и первые старообрядцы, сжигавшие себя в срубах, Никита погиб в огне.

29

В какой курской газете журналисту выплатили гонорар «жидким мылом»?

В газете «Курский листок». Частная газета появилась в Курске в 1879 году и порой печаталась в убыток и мало платила своим работникам. Однажды журналист потребовал отдать ему долг. Через какое-то время главный редактор газеты привёз к его дому ящики с жидкостью, из которой изготавливали тогда мыло, и таким образом погасил долг.

30

Где находится единственно уцелевший по чётной стороне улицы Ленина дом XIX века?

По адресу улица Ленина, 70. Здание было построено в 1897 году Российским обществом Красного Креста. Долгое время в нём располагалась больница. В 1963 году больница для курских железнодорожников была перенесена на новое место.

Сейчас в здании находится Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей. Из-за того, что здание было построено с сильным отдалением от красной линии, оно смогло сохраниться после войны практически в первозданном виде.

С 1950-х годов дом под номером 70 остался единственным построенным в дореволюционное время на чётной стороне главной улицы.

Источник: https://morsmagazine.ru/lifestyle/30-sluchajnyh-voprosov-ob-istorii-kurska/

Читать

Мои-то куряне опытные воины,

под трубами повиты, под

шлемами взлелеяны, с конца

копья вскормленны…

Слово о полку Игореве

Кто посмел тосковать по суше?

Забудьте думать и не горюйте.

Номер приказа… Секретно… Слушай…

Всем, всем, всем, кто похоронен на грунте:

Товарищи матросы, старшины и офицеры.

В годовщину славной победы нашей

Флагман разрешает раздраить двери

И распахнуть горловины настежь.

Рыб и чудовищ морской пучины

Через пробоины гнать косяком,

Бушлаты заштопать нитями тины,

Бляхи надраить золотым песком.

Ровно в полночь с ударом четвертым

Склянок флотских, мои друзья,

Всплыть на поверхность, ровняясь побортно.

Парадом командовать буду я.

И, как приказано, – в полночь

Мы поручни трапов на ощупь хватали,

Тонули мы молча, падали молча

И молча всплывали, всплывали, всплывали…

В хлябях соленых, запрокинув головы,

Распластав руки и открыв рты,

Мы всплывали со стометровой —

А может и более темноты.

Горнисты вскинули к звездам горны

И затрубили, не видя звезд:

Началась перекличка сквозь штормы

С норда на зюйд и с веста на ост.

* * *

Проходим мы морем Баренца,

И Черным, и Белым, и Балтикой.

Нам уж никогда не состариться,

Никогда не мерзнуть в Арктике.

Поднявшись над палубной кровлей,

Мы, год уж который подряд

На волнах, пропитанных кровью,

Проводим привычный парад.

Отбой… Вновь уходим в глубины:

Отсеки телами запрудив,

Ложимся опять под турбины

И падаем возле орудий.

Но если внукам придется с врагом

Сойтись в час решающей мести,

Ждите нас – мы снова всплывем,

Но уже с кораблями вместе.

Мы были когда-то, нас нет.

Мы были, мы будем… МЫ ЕСТЬ!

Валентин Пикуль. Марш мертвых команд

© Шигин В.В., 2015

© ООО «Издательство «Вече», 2015

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2015

* * *

В далекой, занесенной снегами и продуваемой ветрами заполярной Ара-губе стоят атомоходы Северного флота. Они теснятся у причалов в ожидании приказа вырваться на океанские просторы. А потому несведущий человек не сразу поймет, почему всегда пустынно только у одного и того же восьмого причала. От этой пустоты сразу же становится как-то тревожно.

Проходящие мимо причала подводники всегда замедляют шаги у памятной доски, что висит на стене контрольно-дозиметрического поста.

Они всегда объяснят несведущему, что именно от этого восьмого причала десять лет назад, утром 10 августа 2000 года, ушел в свой последний поход атомный подводный ракетный крейсер «Курск» Впрочем, объяснять некому, потому что чужих здесь, как правило, не бывает.

Теперь у восьмого причала пусто, только тихо плещет внизу стылая северная волна, да как-то особенно тоскливо кричат проносящиеся над головой чайки. Больше здесь никогда уже не будут стоять корабли, ибо хозяин этого дома ушел из него навсегда…

Не мною первым замечено, что корабли, как и люди, имеют свою судьбу. Есть корабли-счастливцы, те, у которых все в их жизни получается. Они выходят невредимыми из самых невероятных ситуаций, служа верой и правдой людям долгие и долгие годы. Однако есть корабли, на которых словно лежит печать некого проклятия.

Они буквально притягивают к себе всевозможные неприятности. Их преследуют аварии и катастрофы, на них все время гибнут люди, и в конце концов они погибают и сами, унося с собой немало жизней. Атомный ракетный подводный крейсер «Курск» изначально, казалось, принадлежал к первой категории.

Судьба этого корабля вначале складывалась вполне благополучно. Счастливым было прежде всего само появление на свет этого корабля. На фоне развала флота первой половины девяностых годов, массового списания и уничтожения сотен и сотен еще вполне боевых кораблей все же были найдены силы и средства для его достройки.

Счастливым было и начало его, увы, столь короткой биографии.

В конце 1960-х годов советский военно-морской флот окончательно вышел на просторы мирового океана. Одновременно перед ним встала весьма непростая задача: как противостоять мощным авианосным группировкам ВМС США?

Первые годы все в этом вопросе обстояло вроде бы неплохо.

Но в 1968 году на верфи Ньюпорт Ньюс Шипбилдинг в США был заложен первый атомный суперавианосец нового поколения СYN-68 «Нимитц» – родоначальник большой серии кораблей этого класса, строительство которого продолжается и по настоящее время.

По сравнению со своими предшественниками «Нимитц» имел значительно более высокую живучесть и ПВО, рубеж которой расширился до 5000 километров. Резко возросла и ударная мощь плавучих американских аэродромов.

Первоначальный расчет на полки ракетоносной авиации полностью не оправдывался.

Да, стратосферные Ту-16 могли наносить удары ракетами в любой точке океана по старым (времен еще Второй мировой войны) авианосцам, однако наличие мощной противовоздушной обороны на новейших атомных суперавианосцах уже изначально снижало их боевую эффективность. Необходимо было новое и неожиданное для американцев решение. И оно было найдено.

Необходимость эффективной борьбы с новыми авианосными соединениями США предопределила дальнейшее развитие в СССР класса крейсерских атомных подводных лодок, вооруженных крылатыми ракетами, способными наносить массированный ракетный удар из-под воды по неприятельским кораблям с больших дистанций и с возможной избирательностью поражения целей.

Входившие к этому времени в состав советского ВМФ апл проекта 675 (даже после модернизации) не могли уже гарантировать уничтожения неприятельских морских группировок. Время и обстоятельства требовали создания нового, более мощного и более дальнобойного ракетного комплекса с подводным стартом.

Под новый ракетный комплекс, естественно, требовался и новый ракетоноситель, способный вести залповую стрельбу из подводного положения 20–24 ракетами. По расчетам именно такая концентрация ракет гарантировала «пробитие» противоракетной обороны американского авианосного соединения.

Кроме этого новый подводный ракетоносец должен был обладать повышенной скрытностью и глубиной погружения, что обеспечивало бы ему возможность преодоления противолодочной обороны противника и последующий послезалповый отрыв от преследования.

Поисковые работы по созданию подводного ракетоносца 3-го поколения начались в 1967 году, а в декабре 1969 года командованием ВМФ было дано официальное тактико-техническое задание на создание «тяжелого подводного ракетного крейсера», оснащенного ракетным комплексом оперативного назначения, – крейсерской атомной подводной лодки, вооруженной крылатыми ракетами нового поколения оперативно-тактического назначения. При разработке проекта нового подводного ракетоносца широко использовался научно-технический задел и отдельные конструкторские решения, полученные при создании самой скоростной подводной лодки в мире проекта 661. Новый проект получил наименование 949.

Одновременно под началом академика В. Челомея велась работа и по созданию нового ракетного комплекса. Новая ракета, получившая название «Гранит», была принята на вооружение в 1980–1981 годах.

Создателям «Гранита» удалось реализовать весьма не простые задачи: подводный старт ракет, обладающих скоростью 2,5 тысячи километров в час и дальностью полета более 500 километров; управление полетом исключительно с помощью бортовой аппаратуры, без вмешательства извне; подлет к цели на минимальной высоте, что сводило на нет все потуги ПРО.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=574663&p=1

Ссылка на основную публикацию