Книги про илью муромца

Читать Илья Муромец

Александр Нечаев

Илья Муромец

БОЛЕЗНЬ И ИСЦЕЛЕНИЕ ИЛЬИ

Возле города Мурома в пригородном селе Карачарове у крестьянина Ивана Тимофеевича да у жены его Ефросиньи Поликарповны родился долгожданный сын. Немолодые родители рады-радёхоньки. Собрали на крестины гостей со всех волостей, раздёрнули столы и завели угощенье – почестей пир. Назвали сына Ильёй. Илья, сын Иванович.

Растёт Илья не по дням, а по часам, будто тесто на опаре подымается. Глядят на сына престарелые родители, радуются, беды-невзгоды не чувствуют. А беда нежданно-негаданно к ним пришла. Отнялись у Ильи ноги резвые, и парень-крепыш ходить перестал. Сиднем в избе сидит.

Горюют родители, печалятся, на убогого сына глядит, слезами обливаются. Да чего станешь делать? Ни колдуны-ведуны, ни знахари недуга излечить не могут. Так год минул и другой прошёл. Время быстро идёт, как река течёт.

Тридцать лет да ещё три года недвижимый Илья в избе просидел.

В весеннюю пору ушли спозаранку родители пал палить [1], пенья-коренья корчевать, землю под новую пашню готовить, а Илья на лавке дубовой сидит, дом сторожит, как и раньше.

Вдруг: стук-бряк. Что такое? Выглянул во двор, а там три старика – калики перехожие [2]стоят, клюками в стену постукивают:

– Притомились мы в пути-дороге, и жажда нас томит, а люди сказывали, есть у вас в погребе брага пенная, холодная. Принеси-ка, Илеюшка, той браги нам, жажду утолить да и сам на здоровье испей!

– Есть у нас брага в погребе, да сходить-то некому. Недужный я, недвижимый. Резвы ноги меня не слушают, и я сиднем сижу тридцать три года, – отвечает Илья.

– А ты встань, Илья, не раздумывай, – калики говорят.

Сторожко Илья приподнялся на ноги и диву дался: ноги его слушаются. Шаг шагнул и другой шагнул… А потом схватил ендову [3] полуведёрную и скорым-скоро нацелил в погребе браги. Вынес ендову на крыльцо и сам себе не верит: «Неужто я, как все люди, стал ногами владеть?»

Пригубили калики перехожие из той ендовы и говорят:

– А теперь, Илеюшка, сам испей!

Испил Илья браги и почувствовал, как сила в нём наливается.

– Пей, молодец, ещё, – говорят ему странники. Приложился к ендове Илья другой раз. Спрашивают калики перехожие:

– Чуешь ли, Илья, перемену в себе?

– Чую я в себе силу несусветную, – отвечает Илья. – Такая ли во мне теперь сила-могучесть, что, коли был бы столб крепко вбитый, ухватился бы за этот столб и перевернул бы землю-матушку. Вот какой силой налился я!

Глянули калики друг на друга и промолвили:

– Испей, Илеюшка, третий раз!

Выпил Илья браги третий глоток. Спрашивают странники:

– Чуешь ли какую перемену в себе?

– Чую, силушки у меня стало вполовинушку! – отвечал Илья Иванович.

– Коли не убавилось бы у тебя силы, – говорят странники, – не смогла бы тебя носить мать сыра земля, как не может она носить Святогора-богатыря. А и той силы, что есть, достанет с тебя.

Станешь ты самым могучим богатырём на Руси, и в бою тебе смерть не писана. Купи у первого, кого завтра встретишь на торжище, косматенького неражего [4] жеребёночка, и будет у тебя верный богатырский конь.

Припаси по своей силе снаряженье богатырское и служи народу русскому верой и правдой.

Попрощались с Ильёй калики перехожие и скрылись из глаз, будто их и не было.

А Илья поспешает родителей порадовать. По рассказам знал, где работают. Старики пал спалили да и притомилися, легли отдохнуть. Сын будить, тревожить отца с матерью не стал. Все пенья-коренья сам повыворотил да в сторону перетаскал, землю разрыхлил, хоть сейчас паши да сей.

Пробудились Иван с Ефросиньей и глазам не верят: «В одночасье наш нал от кореньев, от пеньев очистился, стал гладкий, ровный, хоть яйцо кати. А нам бы той работы на неделю стало!» И пуще того удивились, когда сына Илью увидели: стоит перед ними добрый молодец, улыбается. Статный, дородный, светлорадостный. Смеются и плачут мать с отцом.

– Вот-то радость нам, утешение! Поправился наш ясен сокол Илеюшка! Теперь есть кому нашу старость призреть!

Рассказал Илья Иванович про исцеление, низко родителям поклонился и вымолвил:

– Благословите, батюшка с матушкой, меня богатырскую службу нести! Поеду я в стольный Киев-град, а потом на заставу богатырскую нашу землю оборонять.

Услышали старики такую речь, опечалились, пригорюнились. А потом сказал Иван Тимофеевич:

– Не судьба, видно, нам глядеть на тебя да радоваться, коли выбрал ты себе долю воина, а не крестьянскую. Не легко нам расставаться с тобой, да делать нечего. На хорошие дела, на службу народу верную мы с матерью даём тебе благословение, чтоб служил, не кривил душой!

На другое утро раным-рано купил Илья жеребёнка, недолетка косматого, и принялся его выхаживать. Припас все доспехи богатырские, всю тяжёлую работу по хозяйству переделал.

А неражий косматый жеребёночек той порой вырос, стал могучим богатырским конём.

Оседлал Илья добра коня, снарядился сам в доспехи богатырские, распростился с отцом, с матерью и уехал из родного села Карачарова.

ИЛЬЯ И СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК

Раным-рано выехал Илья из Мурома, и хотелось ему к обеду попасть в стольный Киев-град. Его резвый конь поскакивает чуть пониже облака ходячего, повыше лесу стоячего. И скорым-скоро подъехал богатырь ко городу Чернигову. А под Черниговом стоит вражья сила несметная. Ни пешему проходу, ни конному проезду нет.

Вражьи полчища ко крепостным стенам подбираются, помышляют Чернигов полонить-разорить. Подъехал Илья к несметной рати и принялся бить насильников-захватчиков, как траву косить. И мечом, и копьём, и тяжёлой палицей [5], а конь богатырский топчет врагов. И вскорости прибил, притоптал ту силу вражью, великую.

Отворились ворота в крепостной стене, выходили черниговцы, богатырю низко кланялись и звали его воеводой в Чернигов-град.

– За честь вам, мужики-черниговцы, спасибо, да не с руки мне воеводой сидеть в Чернигове, – отвечал Илья Иванович. – Тороплюсь я в стольный Киев-град. Укажите мне дорогу прямоезжую!

– Избавитель ты наш, славный русский богатырь, заросла, замуравела прямоезжая дорога в Киев-град. Окольным путём теперь ходят пешие и ездят конные. Возле Чёрной Грязи, у реки Смородинки, поселился Соловей-разбойник, Одихмантьев сын.

Сидит разбойник на двенадцати дубах.

Свищет злодей по-соловьему, кричит по-звериному, и от посвиста соловьего да от крику звериного трава-мурава пожухла вся, лазоревые цветы осыпаются, тёмные леса к земле клонится, а люди замертво лежат! Не езди той дорогой, славный богатырь!

Не послушал Илья черниговцев, поехал дорогой прямоезжею. Подъезжает он к речке Смородинке да ко Грязи Чёрной.

Приметил его Соловей-разбойник и стал свистать по-соловьему, закричал по-звериному, зашипел злодей по-змеиному. Пожухла трава, цветы осыпались, деревья к земле приклонилися, конь под Ильёй спотыкаться стал. Рассердился богатырь, замахнулся на коня плёткой шелковой.

– Что ты, волчья сыть [6], травяной мешок, спотыкаться стал? Не слыхал, видно, посвисту соловьего, шипу змеиного да крику звериного?

Источник: http://online-knigi.com/page/91412

Илья Муромец. :: Читать книги онлайн

1

Илья проснулся, когда солнце стояло уже высоко. Яркие лучи били сквозь решетку прямо в лицо, и борода от жара понемногу сворачивалась колечками.

Он медленно сел, опираясь на узкий топчан из половины векового дуба, и мутными глазами уставился на разбитые кувшины, судя по запаху, из-под греческого вина. Голова не то чтобы болела, но ощущалась как-то не на месте. Богатырь со стоном спустил босые ноги на кирпичат пол.

Во рту было гадко, как в печенежском становище после молодецкого дружинного погрома. Начинался тысяча триста двадцать шестой день его заточения.

Илья неловко встал, покачнулся, наступил на осколок кувшина. Бритвенно острый осколок зеленого неясного стекла с жалобным писком сломался об ороговевшую богатырскую пятку. Муромец крякнул, поднял ногу и осмотрел стопу.

Стопа выглядела основательно и надежно, словно заверяла: «Не бойсь, хозяин, наступай спокойно. Хоть на стекло, хоть на ежа, хоть на гада подколодного, не подведу». Он еще раз обвел погреб мутным взглядом.

Пол был завален черепками и осколками, на сундуке, в котором хранились книги, что притаскивал ему Бурко, валялась нижняя женская рубаха. Верхняя рубаха после недолгого осмотра обнаружилась на топчане. Илья стал прикидывать, куда делась хозяйка одежды и как она шла по Киеву нагишом.

Затем он попытался припомнить, кто она была вообще и как оказалась в темнице, но память отказывала. Узник вздохнул, подошел к двери и наклонился к окошку:

— Чурило! Чурило, поди сюда!

В галерее было темно, на зов богатыря никто не отвечал. Илья понемногу начал серчать:

— Чурило! ЧУРИЛО, НЕ БУДИ ВО МНЕ ЛЮТОГО ЗВЕРЯ! ПОДИ СЮДА, СОБАКА КНЯЖЕСКАЯ.

Вдалеке зазвякало, и послышался дрожащий голос:

— Иду, иду, Илюшенька. Иду, Солнце земли Русской.

Дверь со скрипом отворилась, и на пороге показался здоровый толстый мужик в кольчуге и шлеме. На шлеме, точнехонько над левым глазом, красовалась свежая вмятина, под правым глазом наливался грозовой темнотой свежий синяк Мужик слегка дрожал, старался казаться меньше и избегал глядеть на Илью.

— Ты, Чурило, это, — с виноватой досадой похлопал стражника по плечу Илья, — прибери тут немного. Что-то я вчера малость притомился.

Стражник торопливо закивал и попятился было к двери, но тяжелая богатырская рука по-прежнему лежала у него на плече.

— Слышь, Чурило, — глядя в сторону, пробормотал Муромец. — Под глазом… Это я тебя вчера?

— Нет, Илюшенька, — облегченно замотал головой Чурило. — Это ты по шлему мне вчера, — он указал на вмятину…

Илья облегченно вздохнул.

— Под глазом это ты мне сегодня, когда мы тебя на топчан укладывали.

— Эх ты, — удрученно крякнул богатырь. — Ну, ты не серчай. Сам понимаешь. Я ведь не со зла.

— Да я не серчаю, — жалко улыбнулся стражник.

— Ты давай убирайся покуда, — кивнул Илья. — Я на двор пойду, промнусь немного.

— Илюшенька! — возопил Чурило, падая на колени. — Не ходи! Христом Богом прошу!

— Это почему еще? — изумился богатырь. — Что за беда мне с того будет?

— Тебе не будет, — зарыдал стражник. — Да князь там сейчас. Увидит — опять меня выпороть велит, что недоглядел. И без того за твое вчерашнее изволили в зубы дать.

— За какое такое вчерашнее? — осторожно спросил Илья.

— А ты что, ничего не помнишь? — с ужасом уставился на него Чурило.

— Не-а, — помотал головой витязь. — Что я натворил-то?

— Ты иди, иди, — Чурило поднялся с колен и осторожно, под ручку, начал выпроваживать Илью из поруба. — У меня там, ну знаешь где, рассольчик, поправишься.

— Да что я делал-то? — обернулся подталкиваемый в спину Муромец.

— Ничего, ничего, все хорошо. — Чурило вытолкнул богатыря в коридор и прихлопнул дверь.

Голова болела по-прежнему, и Илья прошел по низкому коридору к каморке стражника. Нашарив за дверью жбан, он вылил рассол в себя и чуть было не грохнул по привычке посуду о стену.

Покачав головой, Илья поставил жбан на место и снова вышел в коридор. В порубе возился Чурило, и, судя по чертыханиям, убирать он будет еще долго.

Узник поискал глазами на мощеном полу два знакомых вбитых на полвершка камня и с кряхтением встал на четвереньки, поставив на них руки.

— Ну, Бурко, маму твою лошадь пополам, — пробормотал богатырь и принялся отжиматься.

Отжимания Бурко придумал через полгода после того, как Илью бросили в погреба глубокие. Всю первую неделю Муромец беспробудно пил и обижал стражников. На восьмой день, когда совершенно синий воитель сидел на топчане и с лютым лицом крошил в кулаке осколки последнего кувшина, Бурко с ноги распахнул дверь и заорал:

— Все, хватит! Начинается новая жизнь.

Бурко рассудил так, что даже в погребе можно заняться чем-нибудь полезным. Для начала он усадил богатыря учиться грамоте. Илья орал, угрожал прибить наглеца и указывал на то, что богатырю грамоту знать невместно, хватит с них Добрыни и Дюка Степановича с Соловьем Будимировичем.

Но Бурко хладнокровно притаскивал все новые пергаменты, и через несколько месяцев Илья научился читать, не водя пальцем по строкам, и даже писать не меньше двадцати слов за час.

Гусиные перья, правда, при этом уходили с бешеной скоростью — увлекшись, Илюшенька совершенно нечувствительно списывал их под корень, старательно выводя какую-нибудь особо заковыристую буквицу. Дальше пошла арифметика, потом неутомимый Бурко заставил богатыря выучить сперва печенежский, потом греческий, потом франкский языки.

Обнаружив, что от сидячего образа жизни богатырь неудержимо толстеет, хитроумный Бурко вычитал в какой-то греческой книге про гимнасий, и для Ильи начались черные дни. Особенно доставала до печенок беготня по ходу между погребами. Ход был длиной в десять сажен, и пробегать его надлежало четыреста раз в оба конца.

Не сразу богатырь приноровился к узкому ходу и низкому потолку, и первые три недели то и дело выворачивал головой да плечами камни из потолка и стен.

Читайте также:  Книги про королей

Постепенно, однако, привык и под конец бегал уже заковыристо: то с закрытыми глазами, то спиной вперед, то читая книгу, а то неся в руках кружку с медом, выпить коию дозволялось только после пробежки.

Еще Илья приседал, крепил какой-то торс (что это такое, он не знал, но живот, по-прежнему немалый, стал как каменный, так что Бурко, ударив в него ногой, только одобрительно крякал) и отжимался. Отжиматься Илье нравилось, потому что наводило на приятные мысли, да и вообще было полезно.

Озадаченный Бурко, увидев, как его друг задумчиво отжимается семисотый раз подряд, усложнил задачу: теперь отжиматься было положено на пальцах, каждый раз подпрыгивать на руках и ногах, как кот от выплеснутой воды, и выкрикивать что-нибудь заковыристое либо читать что-то на память. Сперва богатырь ругался, но через месяц, проткнув случайно пальцем Чурилов шлем, опять вошел во вкус. Все же одно дело сломать бревно об колено и совсем другое — расщепить его пальцами на лучины. Сегодня Муромец решил не бегать, дабы не расплескать по коридору то, что съел вчера. Поэтому за полчаса покончив с отжиманиями, он решительно вернулся в погреб. Чурило как раз кончил вытирать пол.

Источник: http://rubook.org/book.php?book=263010

Илья-Муромец: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

В граде Муроме, селе Карачарове, жили-были два брата. У большего брата была жена таровата, она ростом не велика, не мала, а сына себе родила, Ильей назвала, а люди — Ильей Муромцем.

Илья Муромец тридцать три года не ходил ногами, сиднем сидел. В одно жаркое лето родители пошли в поле крестьянствовать, траву косить, а Илюшеньку вынесли, посадили у двора на траву. Он и сидит.

Подходят к нему три странника и говорят.

— Подай милостыню.

А он говорит:

— Идите в дом и берите, что вам угодно. Я тридцать три года не ходил, отроду сиднем сидел.

Один и говорит.

-Встань и иди.

Он встал.

-Что вам угодно?

-Что не жаль.

Он зачерпнул чару зелена вина в полтора ведра.

-Выпей сам.

Он ни слова не сказал, одним духом выпил.

— Поди принеси еще.

Приносит он.

— Выпей сам.

Он одним духом все выпил.

Они у него спрашивают:

-Какую ты в себе силушку чувствуешь?

— Такую , добрые люди, что если бы был столб одним концом в небо, другим концом в землю вбитый, и кольцо, я бы повернул.

Они переглянулись.

-Это ему много. Поди, принеси еще. Еще принес. Он выпил одним духом.

— Теперь как?

-Чувствую, в половине осталось.

-Ну, вот с тебя хватит.

Он от большой радости пошел их проводить и говорит:

-Я чую в себе силу богатырскую, где теперь коня взять?

-Вот на обратном пути мужик будет вести строгача (два года коню, значит) продавать, ты купи, только не торгуйся, сколько спросит, столько и отдай.

Только откорми его три месяца бело-яровой пшеницей, отпои ключевой водой и пусти его на три зари на шелковую траву, а потом на шелковый канат и пропусти через железный тын туда — сюда перелететь. Вот тебе и конь будет.

Бейся с кем хочешь, тебе на бою смерти нет. Только не бейся со Святогором — богатырем.

Илюшенька проводил их далеко за село. На обратном пути видит, его отец-мать крестьянствуют. Они глазам не верят.

Он просит:

-Дайте, я покошу.

Взял косу и стал ею помахивать, не успели оглянуться — вся степь лежит. Говорит:

— Я захмелел.

Вот прилег отдохнуть. Проснулся и пошел. Глядь, — мужик идет, ведет строгача, он вспомнил.

-Здорово!

— Здорово, дорогой молодец!

— Далеко ли ведете строгача?

— Продавать.

— Продай мне.

— Купи.

— Сколько?

— Двадцать рублей.

Он отдал, ни слова не сказал, взял из полы в полу и повел домой.

Привел домой, постановил его в конюшню и насыпал белояровой пшеницы. Так три месяца кормил, поил ключевой водой, выпускал на шелковую траву на три зари, вывел его на шелковый канат, конь туды — суды через железный тын перелетел, как птица. Ну, вот ему и конь богатырский. Так и вправду случилось.

Бился Илья Муромец с Соловьем-разбойником, и он [Илья Муромец] его победил. Конь под ним был богатырский, как лютый зверь, ход у него спорый. Он задними копытами за переднюю восемнадцать верст закидывает. Он утреню стоял в Чернигове, а к обедне поспел в Киев-град.

Однажды ехал-ехал по дороге, оказалось, дорога расходится в три стороны и на этой дороге лежит камень, и на камне надпись:

“Влево поедешь — будешь женат, вправо поедешь — будешь богат, прямо поедешь — будешь убит”.

Он подумал:

— Жениться еще время не настало, а богатства своего мне не нужно. Некстати русскому богатырю Илье Муромцу богатство наживать, а под — стать ему бедных да сирот спасать, защищать, во всем помогать. Дай, поеду, где смерти не миновать. Мне ведь в бою-то смерти нет, не написана.

И поехал прямо. Ехал-ехал он по дикой степи, впереди дремучий лес, поехал по этому дремучему лесу. Ехал он дремучим лесом с утра до полудня. Приехал на поляну, там стоит громадный дуб в три обхвата, под ним сидят тридцать богатырей, а на поляне пасутся тридцать коней. Они увидели Илью Муромца и зашумели.

— Зачем ты сюда, негодный мужиковина? Мы богатыри рода дворянского, а тебя, мужиковина, за три версты видать. Смерть тебе!

Илья Муромец наложил каленую стрелу на лук, как вдарит в дуб, только щепки полетели, весь дуб расшиб на щепки. Богатырей побил, дубом прихлопнул. Обратил Илья Муромец коня и поехал назад и написал на камне:

“Кто писал: проедет — будет убит — неправда, путь свободен всем прохожим и проезжим”.

Сам думает:

— Дай-ка поеду, где буду богат! Ехал он день, ехал два, на третий подъезжает -огромный двор, высокий забор, у ворот чугунный столб, на этом столбе висит чугунная доска и железная палка. Взял Илья Муромец и стал бить в эту доску.

Отворились ворота, выходит старик.

— Входи в дом, бери, что тебе угодно! У меня кладовые, подвалы ломятся.

Он думает:

— Деньги прах, одежда тоже, а жизнь и слава честная всего дороже.

Поехал назад и написал на камне:

“Неправда, что будешь богат. Чужое богатство недолговечное и непрочное”.

— Ну, поеду по третьей дороге, что там за красавица, может, правда, женюсь.

Подъезжает, а там стоит дворец, сам деревянный, окошечки хрустальные, серебром покрыты, золотом облиты.

Выходит девушка-красавица и говорит: I

— Принимаю, добрый молодец, как любимого жениха.

Взяла его за руку правую и повела его в столовую и подала обедать честь честью.

— Теперь время отдохнуть.

Ввела в спальню.

— Вот, — говорит, — кровать, ложись, отдыхай.

Он взял, нажал кулаком, она — бултых. А там яма глубокая, сажень пять. И там тридцать богатырей.

— Эй, ребята, это вы жениться сюда заехали?

— Да, — говорят, — помоги, Илья Муромец!

Они сразу узнали.

Он снял аркан с коня и бросил туда и вытащил их, всех до одного вывел.

— Ну, говорит, ступайте, гуляйте на воле, А я с ней поговорю.

— Поди отгуляла невеста, пора замуж идти.

Вывел в лес, привязал за волосья, натянул тугой лук. Вдарил — не попал.

— А знать, ты ведьма!

Он взял каленую стрелу, выстрелил в темя.

Она сделалась такая страшная, нос крючком, два Зуба. Он перекрестил три раза, она — бултых.

Он вернулся и написал:

“Кто хочет жениться — это неправда, здесь невесты нет — отгуляла”.

ездил, ездил по дикой степи, дремучим лесам, селам и городам и думает;

— Поеду я смотреть Святогора — богатыря.

И поехал глядеть Святогора — богатыря. Ехал — ехал, подъехал — высокая гора, как Араратская, только что-то чернеет. Он пустил коня и полез пешком, он шел винтом, взошел, там раскинут шатер, и в нем Святогор — богатырь лежит.

— Здоров ли, Святогор — богатырь?

— Жив — здоров, спасибо тебе, триста лет живу, лежу, никто меня не навешал. Я плохо вижу. Приподнялся, пожали они друг другу руки слегка.

Спустились с горы, ходили-ходили, видят -гроб лежит.

— Э, тут наша смерть. Твоя или моя?

А крышка растворена. Илья Муромец влез — ему просторно.

— Э, Илья Муромец, еще рано тебе. Ну-ка вылезай, я попробую.

Святогор — богатырь влез, только вытянулся, крышка захлопнулась. Илья Муромец семь раз вдарил — семь железных обручей накатил. Святогор — богатырь и говорит:

— Илья Муромец, подойди ко мне поближе, я дуну на тебя, у тебя силы прибавится.

Илюшенька один шаг сделал, силу почуял и сделал три шага назад.

— А, не подошел, а то была бы такая сила, — мать земля не носилаб!

Илья Муромец подошел к гробу, поклонился.

— Ну, прости, Святогор — богатырь.

— Похорони меня!

Илья Муромец вырыл мечом могилу глубокую, сволок в нее гроб, повалил его, простился и поехал в Киев. Там он прожил двести лет. И помер.

За всю жизнь Илья Муромец много врагов русской земли победил, за что он и славен был.

Источник: https://skazki.rustih.ru/ilya-muromec/

Илья Муромец: биография былинного героя, в фильмах, на картинах, памятники богатырю

Прототипом былинного героя считается воин и монах Илия, чудотворец Муромский, живший в XII веке во время княжения Владимира Мономаха. Ратные подвиги Ильи окутаны легендами, а в конце жизни он принял монашество и упокоился в Киево-Печерской лавре.

Жизнеописание

Историки до сих пор спорят, кто был прообразом былинного героя. По легенде, им стал силач Чобитько, одержавший немало воинских побед. Так, например, однажды он перебил врагов сапогом за неимением лучшего оружия — за что получил в народе прозвище «Чоботок», то есть «Сапожок».

После очередного тяжелого ранения богатырь принял постриг в Феодосиевом монастыре, став иноком, а впоследствии был канонизирован. Предполагают, что Илья погиб при взятии Киева князем Рюриком Ростиславичем, когда войска половцев разгромили лавру.

В 1988 году экспертизу мощей святого провела специальная комиссия Минздрава. Исследователи выяснили: преподобный страдал заболеванием позвоночника, а тело его покрывали следы многочисленных ранений. Смерть, как считают, наступила от удара копья или меча в грудь, сквозь прикрывавшую ее левую руку.

Именно таким — с одной пронзенной ладонью, а другой сложенной для крестного знамения — описывает Муромца в 1701 году настоятель собора Василия Блаженного отец Иоанн Лукьянов. В своем «Путешествии в Святую землю» он замечает: «Глубоко символично, что левая рука его свидетельствует о служении воина, а правая — о молитвенном подвиге».

Былинная биография

В былинах череда героических событий поджидала Илью после 30-летия, а до этого времени он страдал: «не владел» ни руками, ни ногами. Существует гипотеза, что это было редкое гормональное заболевание, спровоцировавшее в том числе и физические габариты богатыря.

Однажды он, как обычно, сидел дома на печи, когда в ворота ему постучали странники и попросили впустить их. Илья встал, открыл двери — и только тут осознал, что исцелен.

С этого момента началась жизнь, полная испытаний: встреча с самым древним русским богатырем — великаном Святогором, поездка к «камене неподвижному» за оружием и доспехами и подвиги на благо родной земли.

Упоминают Муромца даже европейские легенды. Например, в германских эпических поэмах ХIII века представлен он витязем Ильей Русским — княжеского рода и небывалой силы. Ilian von Riuzen помогает правителю Гарды добыть невесту и тоскует по Родине, по оставшимся на Руси жене и детям.

Илья Муромец в литературе

Известный российский филолог, исследователь русского эпоса Сергей Азбелев насчитал пятнадцать героических сюжетов, связанных с богатырем Ильей Муромцем.

К его образу обращались не только сказители — например, крестьянский богатырь предстал галантным рыцарем в неоконченной поэме «Илья Муромец» Николая Карамзина.

«Он подобен мирту нежному: / тонок, прям и величав собой», — рассказывал «слогом древности» знаменитый историк.

Алексей Толстой написал о былинном богатыре балладу «Илья Муромец», в которой богатырь предстает уже в почтенном возрасте: «Под броней с простым набором, / Хлеба кус жуя, / В жаркий полдень едет бором / Дедушка Илья», а Василий Шукшин сделал былинного богатыря участником воображаемого спора классических литературных героев в современной библиотеке в рассказе «До третьих петухов».

Образ в кинематографе

По мотивам былин в 1956 году был снят первый в Советском Союзе широкоэкранный художественный фильм «Илья Муромец» с Борисом Андреевым в главной роли. Режиссер Александр Птушко за эту работу два года спустя был удостоен почетного диплома Международного кинофестиваля в Эдинбурге.

Читайте также:  Книги про лис

Специально для съемок на берегу Симферопольского водохранилища пришлось воссоздать Древний Киев. Эпическая картина потребовала участия более ста тысяч военнослужащих и одиннадцати тысяч лошадей. Костюмы для богатырей были изготовлены по картине Виктора Васнецова «Богатыри».

Образ Ильи Муромца использован в кинолентах «Этот негодяй Сидоров», «Приключения в Тридесятом царстве», «Реальная сказка». В 70-х годах ХХ века и в 2007 году былинный богатырь стал героем мультипликационных фильмов.

На картинах русских художников

Илью Муромца не раз изображали и художники, и иллюстраторы: Николай Рерих и Василий Верещагин, Константин Васильев и Николай Кочергин. Главное во всех образах — недюжинная сила русского богатыря. Наиболее часто к былинному сюжету обращался Виктор Васнецов.

Илья на картине «Богатыри» — образ собирательный. Во время работы над полотном , прообразами становились то крестьянин Владимирской губернии Иван Петров, то абрамцевский кузнец, то извозчик, которого художник случайно встретил в Москве и уговорил позировать.

Картина Васнецова «Витязь на распутье» появилась под впечатлением былины «Илья Муромец и разбойники», над образом художник работал на протяжении десяти лет и написал два полотна: в 1877 и в 1882 году.

Изначально богатырь был повернут лицом к зрителю, в окончательном варианте мы видим уже лишь понурые плечи и опущенную голову богатыря, в размышлениях взирающего на камень.

Сам художник подчеркивал, что текст надписи взят из былинной поэзии.

Илья Муромец в бронзе

Хоть и минули века с описанных народным эпосом событий, но образ былинного героя не теряет свою актуальность. В 1999 году на берегу Оки в городе Муроме установлен памятник Илье Муромцу.

Известный скульптор Вячеслав Клыков — автор памятника монументу маршалу Жукову на Манежной площади в Москве — соединил в бронзе образ богатыря и монаха. Под богатырской кольчугой — монашеское одеяние, в одной руке меч, а в другой — православный крест.

Памятники Илье Муромцу есть также во Владивостоке, Екатеринбурге, Ижевске.

В небесах, на земле и на море

В честь Муромца называли корабли, самолеты, поезда, автомобиль и даже танк. В 1913 году первый серийный многомоторный бомбардировщик, разработанный конструктором Игорем Сикорским, получил это гордое имя за небывалую для того времени грузоподъемность. Первая в мире эскадра бомбардировщиков «Илья Муромец» принимала участие в Первой мировой войне.

Бронепоезд «Илья Муромец» был подарен фронту в начале Великой Отечественной войны железнодорожниками Муромского узла.

За всю войну легендарный состав не получил ни одного серьезного повреждения, прошел боевой путь от Мурома до Франкфурта-на-Одере и был удостоен ордена Александра Невского. В 1971 году бронепоезд стал военным памятником, он установлен в Муроме.

На адмиралтейских верфях Санкт-Петербурга достраивается ледокол, названный в честь богатыря, и после завершения работ, в конце 2017 года, «Илья Муромец» заступит на службу.

Источник: https://www.culture.ru/materials/162545/ilya-muromec-bogatyr-sily-i-dukha

Илья Муромец

В граде Муроме, селе Карачарове, жили-были два брата. У большего брата была жена таровата, она ростом не велика, не мала, а сына себе родила, Ильёй назвала, а люди — Ильёй Муромцем.

Илья Муромец тридцать три года не ходил ногами, сиднем сидел. В одно жаркое лето родители пошли в поле крестьянствовать, траву косить, а Илюшеньку вынесли, посадили у двора на траву. Он и сидит.

Подходят к нему три странника и говорят.

— Подай милостыню.

А он говорит:

— Идите в дом и берите, что вам угодно. Я тридцать три года не ходил, отроду сиднем сидел.

Один и говорит.

— Встань и иди.

Он встал.

— Что вам угодно?

— Что не жаль.

Он зачерпнул чару зелена вина в полтора ведра.

— Выпей сам.

Он ни слова не сказал, одним духом выпил.

— Поди принеси ещё.

Приносит он.

— Выпей сам.

Он одним духом всё выпил.

Они у него спрашивают:

— Какую ты в себе силушку чувствуешь?

— Такую, добрые люди, что если бы был столб одним концом в небо, другим концом в землю вбитый, и кольцо, я бы повернул.

Они переглянулись.

— Это ему много. Поди, принеси ещё. Ещё принёс. Он выпил одним духом.

— Теперь как?

-Чувствую, в половине осталось.

— Ну, вот с тебя хватит.

Он от большой радости пошёл их проводить и говорит:

— Я чую в себе силу богатырскую, где теперь коня взять?

— Вот на обратном пути мужик будет вести строгача (два года коню, значит) продавать, ты купи, только не торгуйся, сколько спросит, столько и отдай.

Только откорми его три месяца бело-яровой пшеницей, отпои ключевой водой и пусти его на три зари на шёлковую траву, а потом на шёлковый канат и пропусти через железный тын туда — сюда перелететь. Вот тебе и конь будет.

Бейся с кем хочешь, тебе на бою смерти нет. Только не бейся со Святогором — богатырём.

Илюшенька проводил их далеко за село. На обратном пути видит, его отец-мать крестьянствуют. Они глазам не верят.

Он просит:

— Дайте, я покошу.

Взял косу и стал ею помахивать, не успели оглянуться — вся степь лежит. Говорит:

— Я захмелел.

Вот прилёг отдохнуть. Проснулся и пошёл. Глядь, — мужик идёт, ведёт строгача, он вспомнил.

— Здорово!

— Здорово, дорогой молодец!

— Далеко ли ведёте строгача?

— Продавать.

— Продай мне.

— Купи.

— Сколько?

— Двадцать рублей.

Он отдал, ни слова не сказал, взял из полы в полу и повёл домой.

Привёл домой, постановил его в конюшню и насыпал белояровой пшеницы. Так три месяца кормил, поил ключевой водой, выпускал на шёлковую траву на три зари, вывел его на шёлковый канат, конь туды — суды через железный тын перелетел, как птица. Ну, вот ему и конь богатырский. Так и вправду случилось.

Бился Илья Муромец с Соловьём-разбойником, и он [Илья Муромец] его победил. Конь под ним был богатырский, как лютый зверь, ход у него спорый. Он задними копытами за переднюю восемнадцать вёрст закидывает. Он утреню стоял в Чернигове, а к обедне поспел в Киев-град.

Однажды ехал-ехал по дороге, оказалось, дорога расходится в три стороны и на этой дороге лежит камень, и на камне надпись:

«Влево поедешь — будешь женат, вправо поедешь — будешь богат, прямо поедешь — будешь убит».

Он подумал:

— Жениться ещё время не настало, а богатства своего мне не нужно. Некстати русскому богатырю Илье Муромцу богатство наживать, а под — стать ему бедных да сирот спасать, защищать, во всём помогать. Дай, поеду, где смерти не миновать. Мне ведь в бою-то смерти нет, не написана.

И поехал прямо. Ехал-ехал он по дикой степи, впереди дремучий лес, поехал по этому дремучему лесу. Ехал он дремучим лесом с утра до полудня. Приехал на поляну, там стоит громадный дуб в три обхвата, под ним сидят тридцать богатырей, а на поляне пасутся тридцать коней. Они увидели Илью Муромца и зашумели.

— Зачем ты сюда, негодный мужиковина? Мы богатыри рода дворянского, а тебя, мужиковина, за три версты видать. Смерть тебе!

Илья Муромец наложил калёную стрелу на лук, как вдарит в дуб, только щепки полетели, весь дуб расшиб на щепки. Богатырей побил, дубом прихлопнул. Обратил Илья Муромец коня и поехал назад и написал на камне:

«Кто писал: проедет — будет убит — неправда, путь свободен всем прохожим и проезжим».

Сам думает:

— Дай-ка поеду, где буду богат! Ехал он день, ехал два, на третий подъезжает — огромный двор, высокий забор, у ворот чугунный столб, на этом столбе висит чугунная доска и железная палка. Взял Илья Муромец и стал бить в эту доску.

Отворились ворота, выходит старик.

— Входи в дом, бери, что тебе угодно! У меня кладовые, подвалы ломятся.

Он думает:

— Деньги прах, одежда тоже, а жизнь и слава честная всего дороже.

Поехал назад и написал на камне:

«Неправда, что будешь богат. Чужое богатство недолговечное и непрочное».

— Ну, поеду по третьей дороге, что там за красавица, может, правда, женюсь.

Подъезжает, а там стоит дворец, сам деревянный, окошечки хрустальные, серебром покрыты, золотом облиты.

Выходит девушка-красавица и говорит:

— Принимаю, добрый молодец, как любимого жениха.

Взяла его за руку правую и повела его в столовую и подала обедать честь честью.

— Теперь время отдохнуть.

Ввела в спальню.

— Вот, — говорит, — кровать, ложись, отдыхай.

Он взял, нажал кулаком, она — бултых. А там яма глубокая, сажень пять. И там тридцать богатырей.

— Эй, ребята, это вы жениться сюда заехали?

— Да, — говорят, — помоги, Илья Муромец!

Они его сразу узнали.

Он снял аркан с коня и бросил туда и вытащил их, всех до одного вывел.

— Ну, говорит, ступайте, гуляйте на воле, а я с ней поговорю.

— Поди отгуляла невеста, пора замуж идти.

Вывел в лес, привязал за волосья, натянул тугой лук. Вдарил — не попал.

— А знать, ты ведьма!

Он взял калёную стрелу, выстрелил в темя.

Она сделалась такая страшная, нос крючком, два зуба. Он перекрестил три раза, она — бултых.

Он вернулся и написал:

«Кто хочет жениться — это неправда, здесь невесты нет — отгуляла».

Ездил, ездил Илья Муромец по дикой степи, дремучим лесам, сёлам и городам и думает:

— Поеду я смотреть Святогора — богатыря.

И поехал глядеть Святогора — богатыря. Ехал — ехал, подъехал — высокая гора, как Араратская, только что-то чернеет. Он пустил коня и полез пешком, он шёл винтом, взошёл, там раскинут шатёр, и в нём Святогор — богатырь лежит.

— Здоров ли, Святогор — богатырь?

— Жив — здоров, спасибо тебе, триста лет живу, лежу, никто меня не навешал. Я плохо вижу. Приподнялся, пожали они друг другу руки слегка.

Спустились с горы, ходили-ходили, видят — гроб лежит.

— Э, тут наша смерть. Твоя или моя?

А крышка растворена. Илья Муромец влез — ему просторно.

— Э, Илья Муромец, ещё рано тебе. Ну-ка вылезай, я попробую.

Святогор — богатырь влез, только вытянулся, крышка захлопнулась. Илья Муромец семь раз вдарил — семь железных обручей накатил. Святогор — богатырь и говорит:

— Илья Муромец, подойди ко мне поближе, я дуну на тебя, у тебя силы прибавится.

Илюшенька один шаг сделал, силу почуял и сделал три шага назад.

— А, не подошёл, а то была бы такая сила, — мать земля не носила бы!

Илья Муромец подошёл к гробу, поклонился.

— Ну, прости, Святогор — богатырь.

— Похорони меня! — сказал Святогор.

Илья Муромец вырыл мечом могилу глубокую, сволок в неё гроб, повалил его, простился и поехал в Киев. Там он прожил двести лет. И помер.

За всю жизнь Илья Муромец много врагов русской земли победил, за что он и славен был.

Источник: http://VseSkazki.su/narodnye-skazki/russkie-narodnie-skazki/ilya-muromets.html

Читать онлайн электронную книгу Исцеление Ильи Муромца — бесплатно и без регистрации!

А во славном во русском царстве,

А во той ли деревне Карачарове,

У честных у славных родителей, у матери

Был сп орожен тут сын Илья Иванович,

А по прозванью был славный Муромец.

А не имел Илья во ногах хожденьица,

А во руках не имел Илья владеньица;

Тридцать лет его было веку долгого.

Во тое во летушко во красное

А уходили родная матушка да батюшка

А на ту ли на работу на тяжелую,

А оставался Илья да одинешенек.

А сидит-то Илья да Илья Муромец;

А приходили ко Илье да три старчика:

– А уж ты стань, Илья да Илья Муромец,

А ты напой-ко нас да голоднешеньких,

А ты накорми-ко нас да сытешенько! —

Ай говорил Илья да таковы слова:

– А накормил бы вас да сытешенько,

А напоил бы вас да пьянешенько —

А тридцать лет века долгого

А у меня нету в ногах ни хожденьица,

А во руках у меня нету ли владеньица. —

А говорили ли старцы прохожие:

– А уж ты стань, Илья да Илья Муромец!

А ты стань-ко, напои да накорми нас ты, жаждущих.-

А говорил Илья да таковы слова:

– А уж я рад бы встать на резвы ноги —

А у меня ноги есть, руки есть, —

А у меня ноженьки не владеют ли,

А у меня рученьки да не владеют ли. —

Читайте также:  Книги про черта

А в третьей након говорят ему да старцы ли:

– А уж ты стань, Илья да Илья Муромец!

А во ногах есть хожденьице,

А во руках есть у тебя владеньице. —

А тут ли стал Илья да на резвы ноги,

А крестил глаза на икону святых отцов:

– А слава да слава, слава господу!

А дал господь бог мне хожденьице,

А дал господь мне в руках владеньице. —

А опустился он во подвалы глубокие,

А принес ли он чару полную:

– А вы пейте-ко, старцы прохожие! —

А они попили, старцы прохожие:

– А сходи-ко ты, Илья, в погреба славны глубокие,

А принеси-ко ты чарушку полнешеньку,

А ты выпьешь сам на здравие. —

А он принес ли чару полнешеньку.

– А ты пей-ко ли, Илья, да на здоровьице,

А ты кушай-ко, Илья, для себя ли ты! —

А он выпил ли чарушку полную.

А спросили его старцы прохожие:

– А уж что же ты, Илыоша, в себе чувствуешь?

– А я чувствую ли силу великую:

А кабы было колечко во сырой земле,

А повернул бы земелюшку на ребрышко. —

Ай говорили тут старцы таковы слова:

– А ты поди-ко в погреба славны глубокие,

А налей-ко ты ли чарушку полнешеньку! —

А принес он чару полнешеньку.

– А уж выпей-ко чару единешенек.-

А уж выпил он чару единешенек.

– А теперь, Илья, что ты чувствуешь?

– А нунь у меня силушка да спала ли,

А спала у меня сила вполовиночку. —

Ай говорили старцы прохожие:

– А ведь и живи, Илья, да будешь воином.

А на земле тебе ведь смерть будет не писана,

А во боях тебе смерть будет не писана! —

А благословили они да Илью Муромца,

А распростились с Ильей да пошли они.

А Илья как стал владеть ручками, ножками,

А в избушке ли сидеть ему тоскливо ли —

А он пошел на те поля-луга зеленые,

А где его были родители сердечные.

А пришел он ко славной Непре-реке*:

– Бог вам помощь, родная матушка,

А бог тебе помощь, родной батюшка! —

А они да тут удивилися,

А они да тут ужаснулися:

– А уж ты, чадо, чадо милое,

А слава, слава да слава господу,

А господь бог тебе дал хожденьице,

А господь тебе дал в руках владеньице! —

А он и начал ли дубки подергивать,

А во Непру-реку стал покидывать,

А накидал Непру-реку дубов ли он —

А вода в реке худо побежала.

А говорили тут отец с матушкой:

– Ай же ты, мое чадо милое,

Ай господь тебе бог дал силу великую.

А живи как ты да поскромнешенько,

А не давай ретиву сердцу волюшки. —

А пришли ли они во деревеньку,

А говорил ли Илья да отцу матушке:

– А уж ты, батюшка да и матушка,

А вы давайте-ко благословеньице,

А вы дайте-ко вы прощеньице,

А мне-ко съездить во Киев-град

А ко солнышку ко князю ко Владимиру.-

А отец и мать-то его уговаривают:

– А уж ты, чадо, чадо да чадо милое,

А мы только видели света, света белого,

А мы не видели света, цела полвека. —

Ай говорил Илья да таковы слова:

– А уж вы, мои сердечные родители,

А уж дайте мне благословеньице.-

Говорила тут родная матушка:

– А уж поедешь ты ли, чадо наше милое,

А ты во славный да ли во Киев-град,

А не кровавь сабли востроей,

А не сироти-ко ты да малых детушек,

А не бесчести-ко ты да молодыих жен.-

Ай выводил он утром ранешенько

А своего коня-то, коня сизо-бурого,

А на тую ли он обеденку на раннюю:

– А уж ты, Сивушка мой да белогривушка,

А ты катайся-ко на роске на раннеей,

Чтобы шерсть-то у тебя сменялася,

Чтобы силушка в тебе прибавлялася.

А ты служи-ко добру молодцу

А на чистом поле разъезживать.

А через стеночки городовые перескакивать!

А тут Илыошенька да справляется,

А он во путь да отправляется.

Источник: http://librebook.me/iscelenie_ili_muromca/vol1/1

Илья Муромец. Былины и реальность

Илья Муромец (полное былинное имя — Илья Муромец сын Ивана.) — один из главных героев древнерусского былинного эпоса, богатырь, воплощающий народный идеал героя-воина, народного заступника.

Илья Муромец фигурирует в киевском цикле былин: «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Идолище Поганое», «Ссора Ильи Муромца с князем Владимиром», «Бой Ильи Муромца с Жидовином».

Большинством историков считается, что родина Ильи Муромца — село Карачарово под Муромом (Большинство былин про Илью Муромца начинаются со слов: «Того ли города онъ Муромля, Изъ того ли нунь села да Карачаева…

» По данным некоторых историков Российской Империи и современных украинских историков его малой родиной было древнее селение Моровийск на Черниговщине (современное село Моровск, Козелецкого р-на, Черниговской обл. Украины), что ведет из Чернигова в Киев. Данное заключение основывается на возможности слияния в народном эпосе образа Ильи Муромца с преподобным Илией Печерским.

Былинная биография Ильи Муромца

Большое число сюжетов, посвящённых Илье Муромцу, даёт возможность представить в более или менее цельном виде биографию этого богатыря (как представлялась она сказителям).

Согласно былинам, богатырь Илья Муромец до 33-х лет (возраста, в котором погиб и воскрес Христос) «не владел» руками и ногами, а затем получил чудесное исцеление от старцев (или калик перехожих).

Кто они — во всех советских изданиях опущено; в дореволюционном же издании былины считается что «калики» были Христос с двумя апостолами. Калики, придя в дом к Илье, когда никого кроме него не было, просят его встать и принести им воды. Илья на это ответил: «Не имею я да ведь ни рук, ни ног, сижу тридцать лет на седалище».

Они повторно просят Илью встать и принести им воды. После этого Илья встаёт, идёт к водоносу и приносит воду. Старцы же велят Илье выпить воду. Илья выпил и выздоровел, после второго питья ощущает в себе непомерную силу, и ему дают выпить третий раз, чтобы уменьшить её.

После, старцы говорят Илье, что он должен идти на службу к князю Владимиру. При этом они упоминают, что по дороге в Киев есть неподъёмный камень с надписью, который Илья тоже должен посетить.

После, Илья прощается со своими родителями, братьями и родными и отправляется «к стольному граду ко Киеву» и приходит сперва «к тому камени неподвижному». На камне был написан призыв к Илье сдвинуть камень с места неподвижного. Там он найдёт коня богатырского, оружие и доспехи. Илья отодвинул камень и нашёл там всё, что было написано. Коню он сказал: «Ай же ты конь богатырской! Служи-ка ты верою-правдою мне». После этого Илья скачет к князю Владимиру.

Исторический прототип

Прообразом былинного персонажа часть исследователей считает исторического персонажа, силача по прозванию «Чобиток», родом из Мурома, принявший монашество в Киево-Печерской лавре с именем Илия, и причисленный в 1643 году к лику святых православной церкви как «преподобный Илия Муромец».

По этой теории Илья Муромец жил в XII веке и скончался в Киево-Печерской лавре около 1188 года. Память по церковному календарю — 19 декабря (1) января.Современные антропологи и врачи-ортопеды при исследовании мощей Ильи подтверждают, что нижние конечности этого человека длительное время не действовали, вследствие или врождённого паралича, или родовой травмы.

Травма позвоночника была устранена, что позволило ему восстановить подвижность ног.Теория тождества былинного богатыря с иноком — Чобитько, Киево-Печерской лавры вполне правдоподобна.Русские летописи не упоминают его имени. После чудесного исцеления, переходит в православие и выбирает себе новое имя Илья.Мощи покоятся в Ближних Пещерах Киево-Печерской лавры.

Надгробная плита Ильи Муромца расположена возле могилы Столыпина. Часть мощей Ильи — Средний палец левой руки, находится в одном из храмов города Мурома, Владимирской области.Источник — Википедия — http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%BB%D1%8C%D1%8F_%D0%9C%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D1%86Дополнительная информацияОтсутствие в Киево-Печерском Патерике жития прп.

Илии косвенно свидетельствует о том, что в иноческих подвигах святой воин успел провести не так много времени. Это дает основание предположить, что постриг Илии Муромца приходился на время игуменства преп. Поликарпа Киево-Печерского (1164-1182), и под началом этого же великого подвижника и происходило духовное возрастание нового воина Христова.В 1988 г.

Межведомственная комиссия Минздрава УССР провела экспертизу мощей святого Ильи Муромца. Для получения объективных данных применялась самая современная методика и сверхточная японская аппаратура. Результаты исследований поразительны.

Определен возраст — 40-55 лет, выявлены такие дефекты позвоночника, которые позволяют говорить о перенесении нашим героем в юности паралича конечностей (строго в соответствии с житием); установлено, что причиной смерти стала обширная рана в области сердца. К сожалению, датировка гибели была установлена очень приблизительно — XI-XII вв. Интересен тот факт, что преп.

Илия почивает в молитвенном положении, сложив персты правой руки так, как принято и теперь в Православной Церкви — три первые перста вместе, а два последних пригнув к ладони. В период борьбы со старообрядческим расколом (XVII-XIX вв.) этот факт служил сильным доказательством в пользу трехперстного сложения.Источник — http://www.pravoslavie.ru/put/sv/muromec.htm

Авторская версия

Дата смерти, если взять основную теорию (силач Чобиток из Мурома),  — 1188.Возраст (по экспертизе мощей святого Ильи Муромца) — 40-55 лет.

Родина Ильи Муромца

Версия-1 (большинство историков) — село Карачарово под Муромом.Версия-2 (По данным некоторых историков Российской Империи и современных украинских историков) — селение Моровийск на Черниговщине (современное село Моровск, Козелецкого р-на, Черниговской обл. Украины), что ведет из Чернигова в Киев.Рассмотрим современную карту.

Версия-1

Село Карачарово под Муромом (микрорайон города Мурома Владимирской области, ранее село на южной окраине Мурома). Расстояние до Чернигова по современным дорогам (через Москву) — 1060 км. Доспехи, оружие и коня Илья получил скорее всего в Москве. По современным дорогам расстояние Муром — Москва — 317 км, Москва-Чернигов — 738 км.

Первым достоверным летописным упоминанием считается указание Ипатьевской летописи на субботу 4 апреля 1147 года, когда ростово-суздальский князь Юрий Долгорукий (1090-е годы — 15 мая 1157 года) принимал в городке под названием Москов своих друзей и союзников во главе с новгород-северским князем Святославом Ольговичем.

В 1156 году здесь были построены новые деревянные укрепления.

Версия-2

Селение Моровийск на Черниговщине (современное село Моровск, Козелецкого р-на, Черниговской обл. Украины), что ведет из Чернигова в Киев. Расстояние до Чернигова — 62 км по современным дорогам. Моровск-Киев — 94 км. Чернигов-Киев — 149 км.

Вопрос — Если ехал он в Киев к князю Владимиру, то зачем такой крюк делать? Чтобы отогнать врагов от Чернигова? Тогда где взял он воинскую справу? Неужели доспехи, оружие и конь, которые стоили целого состояния, под каждым камнем валялись?К какому князю Владимиру ехал Илья Муромец?Если исходить из даты смерти (1188г.

) и возраста (50 лет), то дата рождения Ильи Муромца — 1138г. Тогда год исцеления (в 33 года исцелился)- 1171г. Тут необходимо внести корректировки на срок реабилитации — не сразу же ведь после 33 лет «сидения» стал богатырем. Также надо учесть, что приобретение воинских навыков не в одночасье приходит. Это еще несколько лет.

Но в целом можно пока учитывать эти даты.В 1171 году в Киеве престол занял князь Владимир Мстиславич — личность неоднозначная.Владимир Мстиславич (1132 — 30 мая 1171) — князь Дорогобужский (1150-1154, 1170-1171), князь Владимиро-Волынский (1154-1157), князь Слуцкий (1162), князь Трипольский (1162-1168), великий князь Киевский (1171).

Сын Мстислава Владимировича Великого от второго брака, Мачешич.В 1171 г. после смерти Глеба Юрьевича Давыд и Мстислав Ростиславичи позвали своего дядю Владимира на великое княжение в Киев. Тайком от Ярослава Изяславича и от Андрея Боголюбского Владимир приехал в Киев, оставив Дорогобуж сыну Мстиславу.

Андрей Боголюбский потребовал от Владимира покинуть Киев. Владимир умер, княжив менее трех месяцев, не дождавшись насильственного изгнания с великого стола.

Заключение

Если учесть , что Илья Муромец принял постриг до 1182г.

(до 44 лет), то за 10 лет он совершил немало ратных подвигов, что о нем сложили столько былин:Обретение силы Ильёй Муромцем(Исцеление Ильи Муромца)Илья Муромец и СвятогорИлья Муромец и Соловей-разбойник[4]Илья Муромец и ИдолищеИлья Муромец в ссоре с князем ВолодимиромИлья Муромец и голи кабацкие(редко существует в виде отдельного сюжета, обычно прикрепляется к сюжетам о ссоре с Владимиром)Илья Муромец на Соколе-кораблеИлья Муромец и разбойникиТри поездки Ильи МуромцаИлья Муромец и Батый-царьИлья Муромец и ЖидовинИлья Муромец и Тугарин (о жене Ильи Муромца)Илья Муромец и СокольникИлья Муромец, Ермак и Калин-царьКамское побоищеИлья Муромец и Калин-царьПоединок Добрыни Никитича с Ильёй МуромцемИлья Муромец и Алеша Попович

Яркая была личность! Богатырь!

Источник: http://andresh.ru/avtor/statyi/487-ilia-muromec.html

Ссылка на основную публикацию