Книги про ассасинов

Книги про ассасинов

Ассасины. Исторически это люди, принадлежавшие к тайному ордену, терроризировавшему Средневековье в течение почти трехсот лет. Книги про ассасинов сейчас пользуются большой популярностью. Это исторические, политические и даже детективные художественные романы, главные герои которых — воины, обученные искусству убивать.

Это профессионалы (и мужчины, и женщины), которые в одиночку противостоят целой армии противников. По их мнению, смерти заслуживают все, кто выступает против истины, а истину знают только руководители ордена.

В исследовательских книгах про ассасинов рассказывается об истории ордена, его работе, завоеваниях, союзе с тамплиерами и распаде.

Орден Ассасинов — Колин Уилсон

Уилсон показывает историю средневековых ассасинов, членов сект индийских душителей и других многосерийных убийц, пытаясь разобраться, что же толкает этих людей на такие поступки. Он ответит на некоторые волнующие вопросы, проникнув в самое сердце преступников.

Восточные ордена: ассасины, ваххабиты, басмачи, дервиши — Александр Андреев, Максим Андреев •
В произведении рассказывается об ордене ассасинов, восстании басмачей из Казахстана, движении ваххабитов и дервишах, оставивших большой след в истории востока. Попутно с этим излагаются удивительные события, произошедшие в Иране, Турции и Афганистане.

Молитва по ассасину — Ферриньо Р.
В середине 21 века в результате сброса ядерных бомб осталось только 2 сверхдержавы, а большая часть мира принадлежит теперь мусульманам. Экономика находится в ужасном состоянии, а везде свирепствует религиозная полиция. Ракким выступает против этих правил.

Легенды об ассасинах. Мифы об исмаилитах — Фархад Дафтари
Множество веков воображение людей будоражили различные мифы об ассасинах и исмаилитах. И вот Фархад Дафтари собрал новейшие и подтвержденные научные данные об истории зарождения и быте средневековых ассасинов, а также включил легенды об этом народе.

Ожерелье голубки. Райский сад ассасинов — Эрнст В. Хайне $
Во времена крестовых поход Герцог Людовик Баварский убит на глазах у многочисленных свидетелей.

Все винят в этом орден тамплиеров, но они ни в чем не повинны, поэтому юный рыцарь Орландо должен найти настоящих преступников, которыми, по его мнению, являются ассасины.

Ассасины — Томас Гиффорд $
Томас Дрискил ищет убийц своей сестры-монахини и сталкивается с борьбой за власть в церковной иерархии, где используют любые способы для устранения неугодных. И тут он обнаруживает бумаги, в которых указывается на существование внитри церкви тайного общества убийц.

Возрождение — Оливер Боуден
Эцио — преданный молодой человек, служащий главенствующим семьям Италии. Он решает встать на путь мести и обучиться искусству ассасина, чтобы вырвать коррупцию с корнем. На этом пути ему встретятся как союзники, так и враги, которые помогут добраться до истины.

Братство — Оливер Боуден
Когда-то величественный город Рим отныне лежит в руинах: его поглотили голод и боль. Им правит семейство Борджиа, угнетающее обычное население. Но недолго еще осталось бедным жителям терпеть тиранию: скоро им на помощь придет лидер воинов-ассасинов — Эцио.

Тайный крестовый поход — Оливер Боуден
Спустя много лет отец Марко рассказывает ему секрет всей жизни Николо, а именно историю Альтаира, одного из самых сильных воинов ассасинов, который отправился на смертельное задание, заключающееся в том, чтобы доказать верность Братству, убив девятерых врагов.

Откровения — Оливер Боуден
Эцио Аудиторе победил во всех битвах всех своих врагов и понимает, что теперь должен найти истину. А для этого он решает пойти тем же путем открытий, что и некогда великий мастер Альтаир. Это путешествие приведет его в столицу Османской империи, в Константинополь.

Покинутый — Оливер Боуден
Хэйтем Кенуэй- молодой человек с очень тяжелым детством, которому после некоторых событий пришлось стать убийцей в целях самозащиты. Его отца убили во время ночного набега и в ту же ночь похитили сестру Дженни. Именно этот день стал для него толчком к новой жизни.

Черный флаг — Оливер Боуден
Эдвард Кенуэй-молодой капер, живущий в эпохе, когда процветает пиратство со свойственными ему жадностью, коварством, амбициями и коррупцией. Сам же он также стал пиратом и по стечению обстоятельств втянут в ужасающую войну между Тамплиерами и орденом Ассасинов.

Источник: http://knigki-pro.ru/knigi-pro/54-knigi-pro-assasinov.html

Assassin’s Creed: Renaissance

Факелы мерцали и колебались высоко на башнях Дворца Веккьо и Барджелло, и только несколько фонарей освещало площадь перед кафедральным собором.

Также были освещены пристани по всей длине вала реки Арно, в которых, как и в любом городе, где большая часть горожан с наступлением ночи предпочитала ложиться спать в помещении, сквозь темноту проглядывались фигуры нескольких моряков и портовых грузчиков.

Некоторые из моряков все еще крутились возле своих кораблей и лодок, подготавливали снасти и аккуратно складывали скрученные веревки на темные, шершавые доски, а грузчики торопливо отволакивали или перевозили груз для хранения на ближайшие склады.

Огни также мерцали у трактиров и публичных домов, но на улицах было очень мало людей.

Прошло уже семь лет с тех пор, как 20-летний Лоренцо Медичи был избран правителем города, принеся с собой хоть какое-то ощущение порядка и мира в серьезное соперничество между семьями лидирующих международных банкиров и купцов, которые и сделали Флоренцию одним из богатейших городов мира.

Злоба эта никогда не переставала кипеть в городе, время от времени достигая точки кипения, и как каждая группировка боролась за контроль, так и некоторые из них заключали альянсы, а некоторые оставались постоянными и непримиримыми врагами.

Во Флоренции, в год Господа нашего 1476, как раз стоял весенний, пропахший нежным жасминовым запахом, вечер, когда вы бы смогли почти не замечать зловония из Арно, особенно если ветер дул справа. Впрочем, выходить на улицу после захода солнца было бы не самым разумным решением.

Луна восходила в темно-синем небе, правя над множеством сопровождающих ее звезд. Свет падал на площадь перед мостом Веккьо, на множество лавок, темных и молчаливых в такой час, вплотную прилегающих к северному валу реки.

Читайте также:  Книги про недвижимость

Свет также лился на фигуру, одетую в черное, застывшую на крыше Церкви Санто Стефано аль Понте. Юноша, семнадцати лет, высокий и горделивый. Осматривая лежащие внизу окрестности острым взглядом, он приложил ладонь к губам и свистнул, негромко, но резко.

Отзываясь на призыв, сперва один, затем трое, потом дюжина, а после и двадцать человек, выглядящих так же молодо, как он сам, большинство закутанные в черное, некоторые в кроваво-красных, зеленых или голубых капюшонах или головных уборах, все с мечами и кинжалами на поясах, вышли на площадь из темноты улиц и арок. Банда опасно выглядящих юнцов развернулась веером, дерзкая и самоуверенная в своих действиях.

Юноша посмотрел вниз на напряженные лица, бледные в лунном сиянии, пристально смотрящие на него. Он вскинул над головой кулак в дерзком приветствии.

— Мы на одной стороне! — воскликнул он, и они тоже вскинули кулаки с зажатым в них оружием и, потрясая им, одобрительно поддержали: «На одной!»

Юноша быстро спустился, подобно коту, вниз по незаконченному фасаду с крыши на портик церкви, спрыгнул, взметнув за спиной плащ, и припал к земле, прямо в центре собравшейся группы. Они обступили его, ожидая.

— Тише, друзья мои! — призвал он, подняв руку и останавливая их, потом мрачно улыбнулся. — Вам известно, зачем я позвал вас, своих ближайших друзей, сюда в такой час? Чтобы просить вас о помощи.

Слишком долго я молчал, пока наш общий враг, вам известно, о ком я, о Вьери Пацци, безнаказанно распространял по городу клевету о моей семье, смешивал имя Аудиторе с грязью и не оставлял жалких попыток унизить моих близких.

Обычно я не опускаюсь до того, чтобы марать руки о шелудивого пса, но…

Он не договорил, потому что большой, каленый камень прилетел со стороны моста и упал возле его ног.

— Прекрати нести чушь, глупец, — раздался голос.

Юноша и группа вокруг него, как один, обернулись на голос. Парень уже знал, кому он принадлежит. Другая группа под предводительством молодого человека пересекала мост с южной стороны.

На их предводителе был роскошный красный плащ, удерживаемый пряжкой в виде эмблемы — золотые дельфины и кресты на синем фоне, поверх темного бархатного костюма, ладонь его лежала на эфесе меча.

Он считался красавцем, но впечатление портили жестоко сжатые губы и слабый подбородок, также он был полноват, что, впрочем, не сказывалось на силе его рук и ног.

— Добрый вечер, Вьери. — Невозмутимо ответил юноша. — Мы как раз разговаривали о тебе. — Он поклонился с преувеличенной учтивостью, хотя и выглядел удивленным. — Но ты должен простить меня, я не ожидал увидеть здесь тебя. Обычно Пацци действуют чужими руками.

Вьери двинулся вперед и остановился вместе со своими людьми на расстоянии в несколько ярдов до противников.

— Эцио Аудиторе! Ты избалованный щенок! Да твоя семейка прячется за спины охраны при первых же признаках неприятностей. Трус! — Он схватился за рукоять меча. — Боишься сам взяться за дело?

— Что тебе сказать, толстяк Вьери. В последнее время твоей сестре Виоле нравилось, как я за нее брался, — Эцио широко улыбнулся врагу, с удовольствием слыша за спиной одобрительный смех своих союзников.

Но он понимал, что зашел слишком далеко. Вьери покраснел от ярости.

— Тебе это не под силу, ублюдок. Посмотрим, дерешься ли ты так же хорошо, как треплешься.

Он развернулся к стоящим у него за спиной людям и подняв меч над головой, крикнул:

— Бей ублюдков!

Еще один камень просвистел в воздухе, но на этот раз он был брошен прицельно. Он вскользь ударил Эцио по лбу, оцарапав кожу до крови. Эцио мгновенно отшатнулся, когда град камней полетел в них, брошенный руками сторонников Вьери.

Его собственным людям едва хватило времени, чтобы собраться вместе, пока банда Пацци не налетела на них. Борьба началась так стремительно, что уже не оставалось времени вытащить мечи и кинжалы, и две банды сцепились в рукопашную.

Бой был тяжелым и беспощадным — жестокие удары и пинки сопровождались характерным хрустом ломающихся костей. Эцио, которому кровь из рассеченного лба мешала нормально видеть, разглядел, как двое из его лучших людей оступились, упали, и были растоптаны убийцами Пацци.

Вьери рассмеялся, совсем рядом с Эцио, и снова замахнулся, целясь последнему в голову, его рука сжимала тяжелый камень Эцио упал на корточки, и удар пропал впустую, но расслабляться было рано, сторонникам Аудиторе приходилось хуже всего.

Прежде чем Эцио сумел подняться, он сумел вытащить кинжал и кинул, целясь в бедро крепко сложенного головореза Пацци, который оказался рядом с ним с обнаженными мечом и кинжалом в руках.

Кинжал Эцио прорезал ткань и вошел в мышцы и сухожилия, мужчина закричал от мучительной боли и отступил, бросив оружие и схватившись обеими руками за кровоточащую рану.

Эцио огляделся и увидел, что Пацци, окруженный союзниками, оттеснил людей Эцио к одной из стен церкви. Чувствуя, что силы к нему возвращаются, Эцио побежал к своим.

Увернувшись от скифского меча другого бандита Пацци, Эцио ударил его в покрытую щетиной челюсть и с удовлетворением заметил, как вылетели зубы, а нападающий упал на колени, оглушенный ударом.

Он призвал своих людей поздравить его с этой победой, но, по правде говоря, мысли Эцио были сосредоточены на том, как отступить, сохранив достоинство. И вдруг он услышал хорошо знакомый веселый и звучный голос, перекрывший шум битвы, окликнувший его из-за спин банды Пацци.

— Эй, братишка, какого черта ты тут творишь?

Сердце Эцио забилось от радости, и он сумел восстановить дыхание.

— Федерико! Что ты здесь делаешь? Я думал, ты как обычно кутишь где-нибудь.

— Ерунда! Я знал, что ты что-то задумал, и решил посмотреть, сможет ли мой братишка постоять за себя. Но, как вижу, тебе еще понадобится урок или два!

Федерико Аудиторе, на несколько лет старше Эцио, был старшим сыном Аудиторе. Это был крупный человек с большими аппетитами во всем — в еде, в любви и в драке. Он набросился и столкнул лбами двух

Источник: http://booksonline.com.ua/view.php?book=140766

Ассасины :: Читать книги онлайн

1

«The Assasini» 1990, перевод Н. Рейн

Читайте также:  Книги про золото

Посвящается Элизабет

Октябрь 1982

Нью-Йорк

Он походил на хищную птицу — весь в черном, он так и парил над серебристым озером льда.

Несмотря на возраст, он явно наслаждался движением, легким посвистыванием коньков, разрезающих лед. Он выписывал на нем правильные геометрические фигуры и радостно подставлял лицо холодному осеннему ветру.

Чувства были обострены до предела, так всегда бывало в особо важные для него дни. При получении очередного задания он сразу оживал; чувствовал себя избранным, направляемым рукой судьбы и самого Господа Бога, и с особой ясностью осознавал свое предназначение.

И окружающий мир тоже становился ясен до предела, теряя свою загадочность.

Утренний туман наконец рассеялся, сквозь легкие белые облака пробилось солнце. Высоко над его головой поблескивали окнами башни Рокфеллеровского центра, из громкоговорителей лилась музыка, задавая ритм катанию. И он целиком растворялся в этой музыке и ритме своих движений, навевавших воспоминания о прошлом.

Мальчишкой он учился кататься на коньках по замерзшим каналам Гааги. Угрюмые дома, заснеженные парки, свинцово-серое небо с тяжелыми тучами. Оно раскинулось над всем этим древним городом, над дамбами и мельницами. Почему-то именно эта картина врезалась в память, стала неотъемлемой частью детских воспоминаний.

Забыть ее было просто невозможно. И неважно, что нет там сейчас никаких мельниц. В его сознании они существуют, медленно вращают огромными лопастями. Воспоминания об этих медленно крутящихся лопастях и резком скрежете коньков по льду почему-то всегда вызывало у него умиротворение.

И в дни, подобные этому, когда предстояла работа, он уходил воспоминаниями в детство в Гааге и расслаблялся. Нынешнее молодое поколение называет это медитацией. Но как ни называй, результат один. Таким образом достигался наивысший уровень концентрации, настолько совершенной и абсолютной, что ты уже не замечал своих стараний.

Он уже почти достиг его. Катание полностью захватило. Скоро остановится время. Скоро. Совсем скоро.

На нем был черный костюм с твердым стоячим воротничком и черный дождевик, который развевался по ветру и походил на средневековую накидку. В этом наряде он грациозно двигался среди других конькобежцев, в основном то были подростки. Ему и в голову не приходило, что развевающийся по ветру плащ придает ему зловещий, угрожающий вид. Ведь мыслил он не стандартно.

Он был священником. Представителем Церкви. И потом, у него такая добрая обезоруживающая улыбка. Он — воплощенная добродетель, и людям незачем его бояться. Тем не менее другие катающиеся предпочитали расступаться перед ним и опасливо провожать взглядами, точно этот человек мог осудить их за неподобающее поведение. Надо сказать, они были недалеки от истины.

Странный конькобежец был высоким, его зачесанные назад, со лба, седые волосы чуть вились. Благородное узкое с длинным носом и широким тонкогубым ртом лицо напоминало лица сельских врачей, знающих жизнь, перевидавших немало на своем веку и не боящихся смерти.

И еще лицо его было отмечено какой-то особой, словно светящейся изнутри, бледностью, что вырабатывается десятилетиями, проведенными в сумрачных часовнях и плохо освещенных кельях. Бледность — свидетельство многочасовых бдений и молений. На носу низко сидели очки в тонкой металлической оправе.

Святой отец был поджар и очень крепок физически, хотя недавно ему исполнилось семьдесят.

Современные ритмы сменила старая мелодия, девушка пела песенку из фильма, который он смотрел на борту самолета, доставившего его из Италии в Нью-Йорк. Она пела о том, что собирается жить вечно, что вот сейчас выйдет и взлетит высоко, прямо в небеса…

Священник продолжал грациозно скользить по льду мимо ребятишек и хорошеньких девушек с длинными развевающимися по ветру волосами и в плотно облегающих джинсах. Таких тесных, что, казалось, вот-вот лопнут по всем швам. Девушки этого возраста всегда напоминали ему игривых и дурашливых жеребят.

Он ни разу в жизни не видел обнаженной женщины. Он вообще почти никогда не думал об этих вещах.

Выставив одну ногу вперед, он ловко покатил на одном коньке, слегка раскачиваясь из стороны в сторону, руки чуть шевелятся, словно раздвигая плотные слои воздуха, глаза прищурены, точно он вглядывается в самую суть вещей.

А сам все катит и катит вперед, увлекаемый потоком воспоминаний. Ну в точности огромная черная птица, что кружит и кружит высоко в небе, а глаза устремлены вперед, ясные светло-голубые глаза, бездонные, как горное озеро.

Ни тени чувства, ни намека на какие-либо эмоции в этих глазах. Они как будто не участвуют в действии.

В группе девочек послышалось перешептывание и хихиканье, когда мимо них промчался старый священник с прямой, как палка, спиной, суровый и аскетичный. И в то же время в их взглядах читалось почтение. Совсем старик, а как здорово двигается, какой стильный и мощный у него шаг.

Но он едва заметил их, слишком уж был поглощен мыслями о предстоящем задании. Эти девчонки тоже наверняка думают, что будут жить вечно, что выйдут и воспарят в небо. Замечательное желание, но ему, старому священнику, лучше знать.

И вдруг впереди он увидел девчушку лет четырнадцати или около того. Совершая пируэт, она упала и теперь сидела на льду, некрасиво раскинув ноги. Подружки ее покатывались со смеху, девочка трясла головой, от чего конский хвост мотался из стороны в сторону.

Он подлетел к ней сзади, подхватил под мышки и резко, одним движением, поставил на ноги. Сам пронесся мимо, точно ворон, и заметил лишь тень удивления на хорошеньком личике. Затем девочка очнулась, заулыбалась и крикнула вслед «спасибо». Он ответил мрачным кивком через плечо.

Читайте также:  Книги про восточных женщин

Источник: http://rubook.org/book.php?book=348091

Assassin :: Читать книги онлайн

Из цикла серии рассказов «Город»

Email: veronica@melanbooks.com http://zhurnal.lib.ru/m/melan_w/

http://romanticfantasy.ucoz.ru/

Чего ни в коем случае не стоит делать, если однажды вечером случиться встретить красивого и опасного незнакомца: — не попадаться ему на глаза; — не оказывать знаков внимания; — не соглашаться на сомнительного рода предложения; — не влюбляться.

Вот так и никак иначе.

Что? Неприятности? А чего же ты хотела, девочка? Как говорится, сама подписалась…

Случайный свидетель

Он был невероятно красив.

Красив в этой смертельной схватке, где любой другой уже лежал бы недвижим, истекая стремительно холодеющей кровью. Но не он. Человек, на которого я смотрела, притаившись в тени бетонного угла многоэтажного дома, двигался слишком стремительно, чтобы его противники могли причинить ему хоть малейший вред.

Хотя их было семеро против одного, это, казалось, нисколько не смущало высокого мужчину в центре. На его кожаной куртке имелся лишь один тонкий порез от ножа и на этом видимые повреждения заканчивались. Четверо противников лежали на асфальте неподалеку, трое еще дрались.

Один, неудачно замахнувшись и предположительно метивший в челюсть, отвел руку назад слишком сильно и даже не успел вернуть ее в исходное положение, когда мощный удар кулаком в лицо свалил его на землю.

Раздавшийся при этом хруст ломающегося носа неприятно дополнил без того мрачную картину.

Лицо человека, который теперь лежал на асфальте, напоминало кровавую маску, разрисованную художником абстракционистом ярко красными разводами.

Я понимала, что нужно уходить. Даже бежать, пока меня не заметили, но, несмотря на страх, продолжала смотреть смертельный танец маленьких человечков вокруг грозного божества. Слишком захватывающая разворачивалась картина.

Второй из оставшихся на ногах, пробовал незаметно подойти к незнакомцу из-за спины, в надежде, что его товарищ отвлечет на себя внимание, и тогда он сможет завершить схватку зажатым в руке ножом.

Но его намерениям не суждено было сбыться. Внимательный ко всему человек в кожаной куртке, резко крутанувшись вокруг себя, выбил нож и тот с громким звяканьем откатился прочь.

Притянув нападающего за волосы, мужчина с ужасающей силой ударил противника головой об асфальт.

В этот момент меня снова посетила мысль, что пора уходить. Точнее было пора еще несколько минут назад и, находясь здесь, я все больше рисковала быть замеченной, но ничего не могла с собой поделать.

Кто же мог подумать, что, выбрав именно эту дорогу к дому, мне предстоит наткнуться на драку, а точнее на убийство семерых человек.

Судя по тому, какие раны получили последние двое, остальным встать уже не удастся.

Глядя на все это, я не могла понять, зачем этим людям понадобилось набрасываться, да еще в таком количестве на одного незнакомца. В любом случае — они уже проиграли.

Последний из оставшихся с резким криком бросился на врага, злобно и жадно мечтая о мести за убитых товарищей, но был сбит точной подсечкой снизу.

Мощная нога, мгновенно присевшего на корточки человека, просвистела по полукругу и заставила рухнуть бегущего на спину. Раздался жалобный вскрик.

Лежа на земле, он выгибался дугой, но навредить уже ничем не мог. Несмотря на это высокий незнакомец неторопливо ступил ближе и завис над корчащимся врагом. В этот момент я хорошо разглядела выражение его лица. Спокойное, ничего не выражающее, без тени раздражения.

Казалось, он почти наслаждается происходящим. Лишь несколько прядей темных волос выбилось из прически и упало на лоб. Если бы не это, да не тонкий порез на куртке рядом с рукавом, трубно было бы предположить, что он вообще совершал быстрые движения. Не говоря уже о драке.

Человек на земле все стонал. Мне в какой-то момент показалось, что его позвоночник может быть сломан, и я содрогнулась от этой мысли. Представлять какую боль он при этом должен испытывать было выше моих сил.

Но это совершенно не волновало мужчину, стоявшего рядом с ним. Одним резким движением он выхватил из-за голенища узкий длинный нож и резко всадил его в шею стонавшему человеку. Тот мгновенно обмяк.

В наступившей тишине пару раз булькнуло, кровь толчками выливалась из глубокого пореза, откуда убийца только что вытащил нож.

Вот и все.

Я слышала, как мое сердце медленно отстукивает удар за ударом. Обводя взглядом все картину, я только сейчас заметила три машины, стоявшие на дороге. На двух из них, вероятно, приехали все эти парни, что теперь валялись на земле. В центре, подобно отлитой из бронзы статуе, стоял высокий темноволосый человек.

Широко расставив ноги, он спокойно обводил взглядом лежащие на земле тела. Его руки застыли по бокам, могучие плечи расправлены, голова слегка опущена вниз.

Воин-победитель. Ни дать ни взять сошедший со страниц книг спартанец завоеватель. В неярком свете уличных фонарей его фигура зловеще вырисовывалась на фоне серых зданий. Ночь уже два часа как вступила в свои права.

Я, наконец, с ужасающей четкостью поняла, что угол дома, за которым я притаилась, находится в прямой видимости для человека в черном и совсем не закрывает меня. А ведь теперь я свидетель.

Тонкая струйка пота холодной змейкой потекла по спине.

Что с того, что мне совсем не хотелось становиться очевидцем происходящего? Как объяснить, что я просто выбрала более короткий путь домой через пустынный квартал офисов?

Но, несмотря на страх, я не могла не признаться, что увиденное произвело на меня огромное впечатление. Слишком красивой выглядела это битва из-за отточенных и плавных движений мужчины в черной куртке. Слишком изящной и неторопливой была его грация, слишком точными и смертоносными были действия.

Источник: http://rubooks.net/book.php?book=22531

Ссылка на основную публикацию