Книги про афганистан

Книги про войну в Афганистане

Противостояние армии Афганистана, заручившейся помощью СССР, и моджахедов при поддержке НАТО и исламского мира началось еще в 1979 году. В книгах про войну в Афганистане авторы из разных стран затрагивают темы страданий и боли, смерти и расставания.

В некоторых произведениях прямо говорится о ненужности этой войны (1979-1989) для советских людей, для солдат-срочников, отдавших жизни, защищая чужое государство.

Бедственное положение мирных афганцев, измотанных военными действиями, издевательства над женщинами, детьми и пленными также находят отражение в книгах про войну в Афганистане.

Возвращение в Кандагар – Олег Ермаков

Война и мир – эти слова, далекие друг от друга, соединяются в самолете, везущий гробы. В этом самолете — катафалке с аэродрома Афганистана везут «Груз – 200». А солдаты, которые сопровождают этот груз, понимают, что жизнь и смерть натянуты между собой.

Последний кадр – Алескендер Рамазанов
Автор с юмором и со слезами раскрывает большую ложь об Афганской войне, которую говорили всему народу. Смерть проста и банальна, а жизнь разносторонняя и каждый человек играет свою роль в ней, будь он глупым или умным, трусом или смелым, сильным или слабым.

В двух шагах от рая – Евстафьев Михаил •
Он служил и хотел остаться в живых ради жены, детей и родителей. И убеждение, что лейтенанта Шарагина Родина никогда не предаст, умерло. Когда это произошло? Когда служил в Афгане, ради Родины, в ущелье, раскаленном как пекло, или уже по возвращении домой.

Рейдовый батальон – Николай Прокудин •
Как воспринимали Афганскую войну молодые бойцы? Об этом расскажет молодой пехотный лейтенант Никифор Ростовцев. Он прошел через бесконечную череду боевых действий. Опыт, который он получил, бесценен. И он увидел людей в другом свете: героев и трусов, смельчаков и эгоистов.

Седой солдат – Проханов Александр Андреевич •
На Бородинском, а также на других полях сражений стоят храмы в память о героях. Эта книга тоже храм, который автор поставил русским бойцам, воевавших в Афганском походе. В ней, вместо ангелов и святых, – кровавый Кабул и Кандагар, офицеры и солдаты из России, танки.

ППЖ. Походно-полевая жена – Андрей Дышев $
Только Бог знает как в Афгане, где воздух пропитан горькой пылью, где поля можно застелить кровавыми бинтами, где взрывался металл, где бойцы только кричали и матерились, женщины не только выживали, но и любили и были любимыми и не падали духом. Только Бог знает…

Военный разведчик – Александр Карцев
Старшего лейтенанта ГРУ Сергея Карпова учили только побеждать. Перед отправкой в Афган он прошел сложный тест. Теперь он секретный агент. Война принимала свой экзамен. Она его ломала, терзала и рвала на части. Сергея ранили и взяли в плен, но задание он выполнил.

Солдатская сага – Глеб Бобров
Подвиг для солдата – это выжить на войне, среди озверевших сослуживцев, испытывая голод и жажду, среди грязи, которая кишит гепатитом и тифом. Но также нельзя сломаться, не стать животным в душе, а сохранить ее любящей и сострадающей. Это все доля солдата.

Район десантирования – Николай Прокудин
Рейдовый батальон со старшим лейтенантом Ростовцевым, попав в окружение, сражаются в жестоком бою. Но бойцы не сдаются: они отважны и бесстрашны. Они закрыли путь пакистанским террористам. Уничтожали караваны с оружием и наркотой, пещеры с минами и ракетами. Вот смысл афганской кампании.

Разведрота – Андрей Дышев •
Автор книги — журналист, он служил в Афганистане и описал войну во всей ее правде, без прикрас и раздувания. И от этой правды становится страшно, страдает душа и сжимается сердце. Бойцы в этой книге выполнили долг перед родиной в чужой для русских бойцов стране.

Вертолетчик – Игорь Фролов
Почти все боевые операции проходят с помощью вертолетчиков. Они были крыльями ангелов для бойцов с земли. Автор показывает войну с другой стороны, ведь он – вертолетчик, который летал в небе Афгана. Через тени вертолетов складывается жизнь и судьбы людей, изменившейся войной.

Знак зверя – Олег Ермаков
Афган – это порог преисподней. Нельзя делать неправильных шагов, иначе не вернешься домой. Ведь здесь даже солнце, снег, пещеры, духи, горы, степи воюют против бойцов. Особенно тяжело молодому солдату рядовому Черепахину, стоящего на КПП, ведь против него и ночь.

Горная база – Сергей Скрипаль, Геннадий Рытченко, Сергей Скрипник
Перед началом войны в Афганистане мафия из Пакистана производила героин в крупных размерах. Они создали много лабораторий, расположились на стыке этих стран, а маршрут проложили через Россию. Но армейская армия встала грудью на пути опасного маршрута.

Дивизия цвета хаки – Рамазанов Алескендер Энверович •
Автор с юмором и со слезами раскрывает большую ложь об Афганской войне, которую говорили всему народу. Эта книга как игра из детства с переводными пленками. Снимаешь каждый ее слой и видишь всю картину забытой войны. Раньше эта книга называлась «Последний кадр».

Обреченный контингент — Сергей Скрипаль, Геннадий Рытченко •
Чтобы захватить селение, русские солдаты и офицеры рискуют жизнью, проходя по минным полям. Кишлак они взяли, но сильно поредевшему полку пришлось уйти с территории, которую захватили. Эта книга о переживаниях, страданиях простых парней на афганской войне.

Мы вернемся живыми – Николай Иванов
Это рассказы, которые написаны во время афганской войны. Они о солдатской правде. Когда из окопов в скалах выползали десантники под обстрелами, когда вертолеты уносили с застав и живых и мертвых. Когда юность солдат рвалась в бой, а потом они годами не могли выйти из боя.

Сектор обстрела – Игорь Моисеенко
Угол, заполняющийся плотным огнем, называется сектором обстрела. Там война проявляется с особенной жестокостью. Это помост для казни для русских солдат, на который они восходили на войне в Афганистане. Книга обжигает огнем, рвет душу и заставляет задуматься, что смерть намного ближе.

Черная заря – Коротких В. $
Хватит ли храбрости необстрелянному офицеру, лейтенанту Андрею Ласточкину, не испугаться в бою. И даже он сам не знает, как может повести себя под пулями. Он находится в самом пекле Афгана в неизвестности в завтрашнем дне и со взводом таких же необстрелянных солдат.

Рикошет – Сергей Тютюнник $
Еще никто так не писал о войне в Афганистане. В книге слились воедино смех и слезы, юмор и драма. Она полна и насыщена парадоксами и эмоциями, как твердая пружина. Автор, участник этой войны, поднялся над своим сознанием и раскрасил книгу красками войны и мира.

Спецназ своих не бросает – Александр Тамоников •
Задача группы российского спецназа «Стрела» и американского спецназа «Кайман» — уничтожить террориста, под именем Абдель Аль Яни, в руки которого попало химическое оружие. В приказе легко, а на деле не все так просто. Кругом опытный враг, который знает все тропы и ущелья.

Дембельский аккорд – Виталий Кривенко
Родители получают от сына весточку, что через месяц приедет, а после приходит цинковый гроб. И они хотят узнать в Министерстве обороны почему так случилось. Поэтому было приказано, что дембелей в бои не привлекать. Но они сами шли в рейды, так время проходило быстрее.

Взвод специальной разведки – Александр Тамоников •
В горах и ущельях Афганистана душманы воюют с советскими войсками. У блокпоста старлей Александр Калинин с взводом столкнулся с отрядом Амирхана. Сначала наш спецназ победил. Но у Амирхана новый план: базу расстреливают реактивными снарядами, используют заложников, а в наших войсках сидит предатель.

Штопор – Иван Черных
Николай Громадин – командир экипажа бомбардировщика. И на него сыплются одни неприятности. Начальник на службе издевается, не признавая профессионализм Громадина, личная жизнь в тупике. Ведь Николай не трус и он решается на отважный шаг — просится в Афганистан.

Карательный отряд — Александр Тамоников •
Не успели старлей Сергей Баженов и медсестра Рита полюбить друг друга, как судьба разлучила их. Когда Сергей вел машины с боеприпасами, в пути на колонну машин напали моджахеды и почти всех расстреляла. Баженова взяли в плен для обучения против русской армии. И у него два пути…

Летать так летать! – Фролов И.А.
Боевые операции не обходятся без вертолетчиков. Они крылья ангелов-хранителей для пехоты с земли. Автор показывает войну с другой стороны, ведь он сам – вертолетчик, который налетал в небе Афгана больше 700 часов. Раньше книга называлась «Вертолетчик»

Экипаж «черного тюльпана» — Александр Соколов, Олег Буркин
Вы верите, когда в книгах пишут о том, что перед смертью перед героем в глазах проходит вся жизнь? Не стоит. Только мысли удивления и вопроса, что это происходит с ним. И перед ударом тело молча кричит и превращается в камень. Но летчики не умирают, они не возвращаются с задания.

Рубеж – Сергей Дышев, Андрей Дышев •
«Афганцы» странные люди. Они пушечное мясо и брошены в мясорубку войны. Они проклинают эту работу, но их снова тянет туда, где пороки и достоинства читаются как книга. Их влечет в логово смерти. И чем труднее и опаснее, тем острее их мучает ностальгия.

Без вести пропавшие – Станислав Олейник
Автор работающий в КГБ и воевавший в Афганистане, решил в книге описать версии событий, которые наиболее близки к истине. Для этого автор изучил свой архив по войне в Афганистане и публикации и изложил свои мысли не как документальный, а как художественный очерк.

Дух, брат мой – Андрей Грешнов
Через лес, завалы, воронки, которые заросли травой, едет с афганскими бандитами, духами, русский журналист. Останавливаются на сторожевой заставе и ждут, когда осядет пыль. Фотографируются на память. И тут духи достают красный флаг в честь русских солдат. Он не верит своим глазам…

Война затишья не любит – Рамазанов А.Э. •
Автор описывает войну не как ошибку с напрасными жертвами и жестокостью, а сравнивает с ядом змеи, который может и убить, и излечит, и дать силу. Для корреспондента дивизии Алексея Астманова афганский поход – это завершение подъема к вершине доблести и бессмертия.

Источник: http://knigki-pro.ru/knigi-pro/81-knigi-pro-voynu-v-afganistane.html

Книги про войну в Афганистане

В подборке собраны самые известные и лучшие книги про Афганскую войну.

Халед Хоссейни. Тысяча сияющих солнц

Роман Халеда Хоссейни повествует о двух девушках из разных социальных слоев, судьбы которых тесно сплела война. Мариам – внебрачная дочь бизнесмена, с малых лет познавшая несчастье, а Лейла – любимая дочь в большой сплоченной семье. Вместе им суждено пройти через многое, потому что поодиночке им не выжить. Дальше

Александр Шипунов. Спецназ ГРУ в Кандагаре. Военная хроника

Автор в разгар Афганской войны служил разведчиком минером в Кангадаре. В его книге подробно рассказывается о боевой работе спецназа и ожесточенной минной войне против «духов». Книга о тех, кто, отомстив «духам» за гибель своих товарищей, полноправно может заявить, что ни о чем не жалеет. Дальше

Читайте также:  Книги про змей

Николай Прокудин. Бой под Талуканом

Эта книга является продолжением истории, начало которой положено в книге «Рейдовый батальон». Действие разворачивается на войне в Афганистане. Здесь настоящие истории о настоящих людях: боль, кровь, смех – все реальное, подлинное и настолько яркое, что заставляет забыть о том, что это не вымышленный боевик. Дальше

Николай Прокудин. Рейдовый батальон

Война, такая, какая она есть, без поддельного героизма и без прикрас. Главные герои книги – обыкновенные военные люди: от рядового до офицера, которые воевали на передовой в любое время суток и при любой погоде. Автором натурально передана атмосфера Афганской войны и состояние героев, ведь он сам ее пережил. Дальше

Дженни Нордберг. Подпольные девочки Кабула. История афганок, которые живут в мужском обличье

Эти девочки не играют в куклы и не носят платьев. Этих девочек воспитывают и одевают как мужчин. Они являются пленницами своего тела, с течением времени все больше выдающего их тайну. Их жизнь – бунт и провокация, а награда – свобода, которая будет потеряна, лишь только стоит им надеть паранжу. Дальше

Юрий Мышев. Старая роща

Множество опасных приключений связано с излюбленным местом двух друзей. Это место – старая роща. Они вместе проходят через многое, но однажды судьба разбрасывает их в разные стороны. Одному было суждено попасть на войну в Афганистан, а другому – в стройбат. Но несмотря ни на что, их крепкая детская дружба осталась прежней. Дальше

Г. С. Харатишвили. Афганистан, Англия и Россия в конце XIX в.: проблемы политических и культурных контактов по «Сирадж ат-таварих»

В книге проведено исследование отношений между Англией и Афганистаном, а также Россией и Афганистаном в конце позапрошлого века на основе «Сирадж ат-таварих». В исследовании использовались и многие другие исторические источники России, Англии и Франции, а также источники на персидском языке. Дальше

Александр Афанасьев. Родина

В ущельях Афганистана, в окрестностях Грозного: где угодно будут герои книги, если этого будет требовать Родина. Пусть понятие «Родина» не всегда понятно, но оно остается великим и незримым. Дальше

Александр Тамоников. Тени прошлого. Расплата

В прошлой жизни некто подполковник Гусаков ничего не мог себе позволить. Сейчас же он — афганец Валид Гасани с большими деньгами, американской «крышей» и собственным заводом по производству наркотиков. Но бывшие советские офицеры против его преступного бизнеса. Теперь им придется вспомнить, кто они. Дальше

Артем Шейнин. Десантно-штурмовая бригада. Непридуманный Афган

В книге описана «окопная правда» последней войны Страны Советов. Воевавший в Афганистане боец рассказывает о том, каково это, встать и пробежать под градом вражеских пуль несколько шагов, какой звук издает пуля, когда врезается во что-то рядом с головой, как война вытаскивает все, что есть в человеке. Дальше

Аманда Проуз. День красных маков

В надежде заработать на беззаботную жизнь с любимой Поппи Дэй Мартин уезжает из Англии и без вести пропадает. Однажды до Поппи доходят слухи, что Мартин похищен и в любой момент он может лишиться жизни. И она отправляется в Афганистан, где ей остается лишь надеяться на благосклонность фортуны. Дальше

Артем Шейнин. Мне повезло вернуться

Занявший позиции в горах Афганистана, батальон ВДВ несколько суток ожидает душманов. Периодически наряды спускаются за продовольствием и водой. Артем Шейнин тоже ходил за провиантом, было все спокойно, однако следующим утром он узнал, что на том же пути «духи» разделались со взводом соседней роты. Теперь он гонит от себя ужасающие мысли. Дальше

Галицкий Сергей Геннадьевич. Из смерти в жизнь… Всегда по одну сторону баррикад

За плечами полковника МВД и командира отряда СОБРа две чеченские войны, десятки спецопераций в Дагестане. Особенно ценны его свидетельства об эпизодах, которые не подаются рациональному объяснению. Сам он объясняет это так: Бог помогает тем, кто стоит за правду. Дальше

Галицкий Сергей Геннадьевич. Из смерти в жизнь… Войны и судьбы

Книга повествует о военных судьбах наших современников, которых война заставила пройти нечеловеческие испытания. Кто-то ощутил на себе кошмар штрафбата и плена, кто-то в горах Кавказа воевал с немецкими егерями, кто-то насмерть стоял на пути террористов. Никто не пошел на поводу у страха и не отступил. Дальше

Галицкий Сергей Геннадьевич. Из смерти в жизнь… От Кабула до Цхинвала

Рассказы в книге ведутся от первого лица героев России Алексея Махотина, Андрея Шевелева, Юрия Ставицкого и других залуженных офицеров СССР и России. В ней дан ответ на основной вопрос любой из войн – как одержать победу, оставаясь человеком, и как выжить солдату. Дальше

Галицкий Сергей Геннадьевич. Из смерти в жизнь… Записки военного священника

Военный священник Димитрий Василенков совершил более двадцати командировок на Северный Кавказ, покрестил там более девятисот военных, однажды был ранен в бою. Также награжден орденом Дружбы и орденом Мужества. Книга была написана, основываясь на беседах с Василенковым. Дальше

На этом у нас все. Если вы знаете еще подходящие книги про Афганскую войну, пишите нам в комментариях.

Источник: http://inforazum.ru/knigi-pro-vojnu-v-afganistane/

Афганский дневник

Все дальше уходят в историю годы афганской войны. Для меня эти годы особенно значимы.

Мне, тогда молодому старшему лейтенанту, одному из первых довелось ступить на далекую и мало известную в то время для большинства из нас землю под названием Афганистан. Здесь проходило мое становление как командира.

Первые бои, тяжелое ранение, госпитали… И вновь возвращение в боевой строй, уже в качестве командира прославленного 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка.

Судьба распорядилась так, что пять лет моей жизни отданы Афганистану: начало войны, ее завершение, вывод советских войск, в том числе вверенного мне полка, который покинул территорию Афганистана одним из последних в феврале 1989 года.

В первые месяцы никто и предположить не мог, что ввод Ограниченного контингента войск очень скоро назовут войной, и она растянется на долгие девять лет, став тяжелым испытанием для целого поколения советских людей.

Вступая в неизвестную страну, большинство из нас, от рядового до самых высоких руководителей, абсолютно искренне верили, что мы пришли на помощь братскому народу и поможем ему вырваться из череды кровопролития и междуусобиц. Мы гордились званием воина-интернационалиста.

И не вина, а трагедия солдат и офицеров Ограниченного контингента в том, что гостеприимство афганского народа скоро сменилось на враждебность и ненависть. Вновь разгорелась гражданская война, втягивая в бои и сражения все новых и новых наших соотечественников.

Как и любая другая, эта война несла многочисленные жертвы и разрушения, горе в семьи афганцев и советских людей.

Проходят годы, стираются в памяти ненависть и взаимные обиды. Мне довелось и в третий раз побывать в Афганистане после трагических событий 2001-го года. Как заместитель министра, руководил проведением гуманитарной операции МЧС России.

Для нас было приятным и в какой-то мере неожиданным открытием доброжелательное отношение простых афганцев. Нам улыбались. Услышав русскую речь, сами пытались говорить, вспоминая давно забытые русские слова.

В центре Кабула перекрывали все движение, останавливая даже конвои ООН, чтобы подчеркнуто уважительно пропустить машины «шурави». А на одной из встреч только усилиями наших дипломатов уговорили одного из бывших полевых командиров принести в жертву быка в нашу честь.

Оказывается, он знал и меня, и наш полк еще во времена противостояния, воевал против нас.

Для многих крещение Афганистаном стало тяжелым испытанием, возможностью познать себя, доказать себе и другим чего ты стоишь. На той войне мы приобрели настоящих друзей, научились ценить то, о чем в мирной жизни даже не задумываешься.

Время уходит, но память о тех событиях живет в воспоминаниях и дневниках солдат той войны. Я одним из первых прочитал дневник однополчанина и своего заместителя Ю. М. Лапшина. Пережил шквал эмоций. Сам был очевидцем и участником многих описанных событий, но снова пережить их через столько лет многого стоит. Что сказать? Написано честно и максимально точно.

Сохранены для истории имена многих мужественных людей. Описана реальная жизнь, а не выдуманные поступки. Для тех, кто был там и тогда в Афгане, — это важно. Для тех, кто не был — полезно. Именно из таких свидетельств очевидца и участника афганских событий рождается для потомков не приглаженная временем или чьим-то желанием действительная история той войны.

Решил писать дневник.

Виной тому два обстоятельства: во-первых, всегда интересно перечитывать старые письма, восстанавливать в памяти прошедшие события, вспоминать людей, тебя окружавших, во- вторых, не знаю, как будет дальше, но пока все вокруг интересно, своеобразно, резко запоминается и имеется масса личного времени. Последнее особенно ощутимо после Пскова, где иной раз и выходного толком не было. Человек живет надеждой на лучшее, так и я надеюсь, что здесь моя работа будет приносить больше удовлетворения, чем на прежнем месте службы.

По порядку по памяти восстанавливаю события прошедших трех недель пребывания в Афганистане. 13 мая наконец добрался до Ферганы. Рано утром приехал и сразу повалился спать. Предыдущую ночь провел в Ташкентском аэропорту, не смыкая глаз.

Самолет улетал рано утром, можно было бы перетерпеть еще одну ночь, но так взопрел под южным солнцем, так оттянули руки вещи, что послушался разговора о местах в гостинице КЭЧ и, с тайной мыслью помыться и поспать хотя бы часа четыре в чистой постели, поехал туда. Но куда там.

Как и в аэропорту, все было забито военными: кто увольняется, кто заменяется, кто в командировку. Пришлось возвращаться обратно несолоно хлебавши.

Фергана. Отоспавшись, съездил пообедать, вечером заехал в учебный полк к однокашнику по академии Сергею Серикову. Поговорили о жизни и службе. По возвращении узнал, что завтра в 9.00 идет борт на Баграм. Формальности заняли минимум времени. Тыловой базой заведует майор Левинский, по рассказам предшественников, да и по собственному впечатлению, большой прохвост.

С милой обходительной улыбкой сделал все, чтобы я особенно не вникал в их дела и побыстрее убрался в Баграм. Яркий представитель тыловой братии. Как-то само собой сложилось, что подбираются на эти должности энергичные пробивные люди с угодливыми манерами, а потом разбираемся, почему у них энергия какая-то односторонняя.

Как паровоз: кипит, свистит и вроде двигается, а КПД — всего 10 %.

Летели на Ан-12 с грузом «пиротехники», а из пассажиров — я да молодой парень-советник, пилот такого же Ан-12. Весь полет — два часа. Вроде вся служба прошла во взаимодействии с авиацией, но все равно до сих пор непривычна сама атмосфера таких перелетов.

Невольно сравниваешь свое положение с пассажиром гражданского лайнера, со строгой официозностью, какой-то размеренностью и основательностью «Аэрофлота». Здесь все проще: «Ну что, летим? — Да нет, ящик не заменили» (ждем со склада новую аппаратуру связи, да и пограничники еще не закончили свою работу). Экипаж стоит в кружок, кто-то бахвалится, кто-то рассказывает новый анекдот.

Мы стоим в стороне с советником и перебрасываемся дежурными дорожными фразами. Но вот дали добро на вылет. Последняя фраза относится к борттехнику, чтобы не забыл забрать в гермокабину парашюты для нас. Полет без приключений. Палящее солнце, на небе ни облачка, внизу горы, серые и желтые, какие-то безжизненные.

Если на нашей стороне виднелись дороги, селения, каналы, реки, то здесь как обрубило, пусто. А может, высота большая. Прошли какой-то отрог. Борттехник отрывается от приготовления похлебки и тычет пальцем вниз, сейчас будем садиться. Вот уж посадка, точно не как у гражданского лайнера.

Читайте также:  Книги про нефть

Прошли над аэродромом, затем круто по спирали несемся вниз, отстреливая тепловые ловушки против зенитных ракет, а перед самой землей резкое выравнивание, и с «виража» — на три точки. Приехали. Тащусь с чемоданами к командной вышке. Первый же встреченный афганец отдает честь, забавно и непривычно. Дозвонился в полк, вызвал машину.

…В кабинете представился командиру. Собрались все заместители. Новый человек из Союза у всех вызывает интерес.

Приходится рассказывать все союзные и новости ВДВ, передавать приветы, вспоминать общих знакомых и отвечать на вопросы типа: «Ну, как там у него?» В наших «тесных» войсках почти всех знаю: с кем-то учился вместе, а с Николаем Чудаковым вообще в одном полку служили.

Дмитрий Савичев на первых порах взял надо мною шефство. Сначала показал мне мою комнату, затем свозил на склад и приодел. Прощай привычная форма, не надевать теперь до ближайшей командировки в лучшем случае, а то и до отпуска. Но это так далеко.

Приоделся и по первому разу себя не узнаю: кепи, ХБ (хлопчатобумажное обмундирование) с устоявшимся здесь названием «эксперименталка», высокие со шнуровкой башмаки (оказались легче, чем я думал). Карманов столько и в таких местах, что поначалу, чтобы найти, к примеру,

Источник: http://booksonline.com.ua/view.php?book=59258

Афган

Афган.  

Афган-он был простым парнем, из самой глубинки России, и на самом деле его звали Александром. Афганом же его прозвали за смуглость кожи и необычный, немного схожий с азиатским, разрез глаз. Впрочем, на это прозвище он не обижался, и наоборот, даже гордился этим.

Как же, в то время Афганистан-Афган ассоциировался с такими понятиями, как война, подвиги, геройский спецназ. И когда Александр оказался в Афганистане, ни сожаления, ни страха не ощущал. Было лишь чувство волнения, предвкушения чего-то захватывающего и интересного.

 

Но все пошло не так, как мечталось и думалось.

Во первых, он попал не в геройский спецназ, а в мотострелковую часть, что ни на есть обычную пехоту, которая, между прочим, вела боевые действия не меньше «спецов», что конечно же увеличивало процент вероятности возвращения домой в цинке, ведь подготовка у того же спецназа была наверняка лучше. Во вторых, служба оказалась совсем не такой, какой представлялась им в учебке, где после марш-бросков, нарядов, строевых и всевозможных учений хотелось лишь одного-поскорее в часть, там легче. Да, совсем не такой-тяготы и лишения, которые солдат должен стойко переносить, оказались еще тяжелее, изнурительные рейды под палящим солнцем, каждодневные стычки и обстрелы, и самое главное-смерть, которая подстерегала на каждом шагу, беспощадно, подло и коварно. А потом был и тот бой…  

Афган встрепенулся, пытаясь сбросить пелену мрачных воспоминаний. Почему он вспомнил об этом именно сейчас? Может быть тому виной оказалась кучка солдат-дембелей, стоявших на перроне неподалеку? Нет, просто этого ему уже не забыть никогда, оно будет в нем всегда и везде, хоть война уже и закончилась три месяца назад.  

Он возвращался домой, где не был больше двух лет, и где его ждали мать и младшая сестра. Отец погиб еще десять лет назад в пьяной драке. За те шесть месяцев, проведенных в госпитале, мать могла навестить его, но года и здоровье не позволяли сделать этого. И вот, после долгой разлуки, он возвращался домой. О том бое Александр не сообщал родным, они все узнали от работников военкомата.  

Дембеля, стоящие неподалеку, тоже возвращались домой. Были они уже довольно таки навеселе. Тут же, прямо на перроне, стояли несколько открытых бутылок, которые переодически опорожнялись, и на их месте появлялись новые.

Кто-то смеялся, кто-то спорил, кто-то оживленно о чем то рассказывал, играла расстроенная гитара. Сотрудники линейного отдела их не трогали, лишь приглядывали за ними. Ну выпили, ну и что же, как-никак дембеля, домой едут.

Главное, чтобы не безобразничали.  

«Счастливчики», -подумал Афган и закинул на плечо сумку. И у него была форма, правда не как у них, без всяких дембельских нашивок и шивронов, но зато было то, что не было у них.  

Объявили посадку. Дембеля стали прощаться, трое из них направились к тому же вагону, куда подошел и Александр. «Значит, вместе. Лишь бы не перепились, счастливчики. Не люблю я этого», -вновь подумал Афган и поднялся в вагон.  

Но они все же перепились.

Не смотря на уже дважды сделавшего им замечание проводника о соблюдении порядка, не смотря на недовольный ропот и возмущенные взгляды соседей, солдаты продолжили веселье, начатое на перроне, весело голося, ругаясь и споря чуть ли не до драки. А когда плохо соображающий от выпитого чубатый сержант достал сигарету и хотел прикурить, какой-то паренек, сидевший с боку, встал и тронул его за руку.  

-Браток, не надо. Не кури тут…  

-Чего? -поднялся и сержант, недоуменно разглядывая парня.  

-Ребята, я понимаю, дембель, домой, но..давайте прекращать это все. Поздно уже, тут люди, дети…  

Двое других тоже вскочили:  

-Э-эй, слышь? Ты кто такой? Ты что тут, а?  

Они окружили его, прижали к стенке.  

-Ты, че? Ты не видишь, кто мы? Мы домой едем! А ты кто такой? Ты вообще хоть служил? Нет? Как ты можешь нас понять?  

-Какой я тебе браток, ты? -дыхнул перегаром в самое лицо сержант. -Я же тебя прямо здесь сейчас уделаю…  

Кто-то попробовал схватить парня за ворот рубахи, но он перехватил руку, спокойно отвел в сторону, продолжая смотреть в глаза сержанту. И что то было в его взгляде такое, что сержант на мгновение пришел в себя. Неизвестно, чем бы все это кончилось, но на крики вновь прибежал проводник и уже милицией пригрозил солдатам. Те, наконец, успокоились и вскоре легли.  

-Завтра поговорим, -угрожающе прошипел сержант и полез на полку.  

«Что же, поговорим», -спокойно подумал Афган. Он не боялся их, как не боялся кого-либо вообще. Чувство страха, казалось, навсегда покинуло его.  

«Ладно. Спать! «-сам себе приказал он и стал укладываться. Но едва закрыв глаза, вновь, уже в который раз оказался там, в том бою…  

Духи били с двух сторон. Огонь был плотным и удержаться единственному взводу без поддержки авиации и бронетехники было не просто. Командование по рации обещало по возможности помощь, но когда появится эта возможность?  

Они еще держались, когда группа моджахедов начала заходить к ним во фланг.

Если они пройдут, а это лишь вопрос времени, то окажутся на гребне горы, откуда откроется хороший обзор для того, чтобы без труда перебить весь взвод. Возникла и угроза окружения.

Чтобы этого избежать, решили не теряя времени отходить вниз по склону, и заняв более выгодную позицию в расщелине, дожидаться помощи. Огонь со стороны духов усиливался с каждой минутой.  

В тот момент, когда взвод, подхватив раненых, стал поспешно отходить, Александра отбросило близким взрывом. Он долго не мог понять, что же произошло, а когда пришел в себя, понял, что это все, конец. Видимых ранений он не видел, зато голову сжимало будто тисками. Тело охватила неимоверная слабость, было трудно дышать.

Все, ему уже не уйти. Бойцы, наверняка считавшие его погибшим, отходили без него. С трудом откатившись в сторону, Александр оказался в неглубокой канавке, прикрытой спереди двумя камнями. Немного отдышавшись, он выглянул из-за камня и страх почти физической болью пронзил его-не встречая огня, совсем рядом, в рост бежали духи.

 

-Давай! Давай, соберись! У тебя получится!  

«Боже, кто это? Кто это говорит? Это ты, Господи? Помоги мне! «-Афган растерялся, но всего лишь на короткий миг. И вдруг страх стал отступать, растворяясь словно дымка, туман.

И тогда Александр подтянул автомат, прижал приклад к плечу, чтобы хоть немного унять дрожь в руках. Нет, это был еще не конец.

У него есть оружие, он может защищаться, четыре магазина-сто двадцать патронов, не так уж и много, но все же…  

А духи уже совсем рядом. Александр с силой надавил на спуск. Грохот автоматной очереди придал ему уверенности, силы, страх растворился, отступил совсем. Магазин опустел мгновенно. Нет, так не надо.  

Неожидавшие отпора духи заметались, залегли, открыли беспорядочный огонь. Получилось так, что Афган, этот простой паренек из глубинки прикрывал отход своего взвода, сдерживал врага, принимая на себя их огонь. Но в тот момент он не думал об этом, он просто вел свой бой.  

Позиция была то что надо-канавка и камни укрывали его от огня спереди и с флангов. Теперь Афган экономил боеприпасы и стрелял короткими очередями, перемещяя ствол по всему возможному сектору обстрела. Пули визжали над ним, впивались рядом, дробили камни. Эх, сюда бы пулеметный расчет.

Опустошен второй магазин, на исходе третий. Сколько длится бой? Время перестало существовать. Пули гуще и гуще лупят по позиции, уже между выстрелами слышны крики. Но все же духи остерегаются идти штурмом. За спиной разрыв. Далеко. Что это? Гранатомет? А если бы прямо сюда? Струйки крови стекали по лицу Афгана.

Все же зацепило? Или осколками камней?  

Он вставил последний магазин в автомат, когда моджахеды все же добрались до вершины горы. Страшный удар в спину, еще, еще… Бронежилет хоть и спасает, но удары такой силы прошибают будто насквозь. Скорчившись, Афган пытается вздохнуть полной грудью. Словно огненным штырем пронзает ногу.

Теперь Александр стреляет еще и по вершине горы. Обжигает шею, со звоном бьет по каске, удар молотом в грудь. Он разворачивается и дает очередь по наседающим духам. Автомат вырывает неведомой силой, и он, покореженный, отлетает в сторону. Но это уже не важно-патроны все равно кончились.

Пуля бьет его в бок, попав между пластин бронежилета. Ну теперь уж все!  

-Держись, Саня! Держись! Ну! -все тот же голос не дает Александру потерять чувство самосознания.  

Читайте также:  Книги про мышление

-Кто ты? Бог? -уже в слух спрашивает Афган.  

-Держись!  

Нет, и это не все. Есть еще две гранаты. Последним усилием Александр бросает одну за камень. Близкий разрыв ударяет горячим, валит на бок. Очередная пуля перебивает в локте левую руку. В ответ тоже разрыв, уже по нему. В голове звон, острая, разрывающая на части боль в затылке… Но есть еще граната. Ей уже только себя…  

Выстрелы вдруг стихли. Что это? Да просто перестали стрелять. И тут же со всех сторон моджахеды. Яростно кричашие, размахивающие оружием, лица, старые и молодые, бороды, чалмы.

И едва живой, чуть не плачущий от бессилия паренек, сжимающий судорожно-онемевшими пальцами последнюю гранату, так и не смогший перебитой рукой выдернуть чеку.

Кто-то давит ногой на грудь, кто-то тычет стволом автомата в лицо, кто-то выбивает гранату… Все!  

Наконец один, видать командир, что-то говорит, указывая на него, а потом обращается и к самому Александру. Но из всего сказанного Афган понимает лишь два слова-«руси» и «воин». Потом моджахед показывает на автомат, на него и на себя, и отрицательно качает головой. Что? Не надо стрелять? Не хочет войны? Что?  

И они разом отступили, отошли, стали уходить. Почему? Почему они не добили его? И Александр вдруг понял, что хотел сказать тот командир-он не хотел убивать его, раненного и беспомощного, так как считал его «руси воином», настоящим солдатом. Может ли такое быть на самом деле? Может!  

А через некоторое время ему почудилось..да нет, не почудилось, точно, он услышал шум вертолетных винтов. А со стороны расщелины к нему торопливо поднимались бойцы его взвода. Но моджахедов уже не было, они ушли через гору.  

Сержант-дембель с трудом заставил себя слезть с полки. Его товарищи тоже завозились, стали нехотя подниматься. Голова раскалывалась, на душе было гадко и стыдно после вчерашнего. Паренька, что с боку, не было.  

-А этот где? Вышел что ли уже? -спросил сержант, смутно припоминая конфликт и свое обещание разобраться с ним после.  

-Да нет, вон его сидор, -ответил другой.  

«Да, и перед ним неловко вышло, -сержант тяжко вздохнул. -Да и черт с ним. Сам виноват, нечего было лезть. »  

Тем временем парень вернулся из тамбура, переодетый в военные парадные брюки и рубашку.  

-Слышь, а ты что, тоже дембель? Или в отпуск? -спросил сержант.  

-Да вроде того, -просто ответил парень.  

-Что же ты сразу не сказал? Ничего бы и не было…  

-Так ничего и не было. Я зла на вас не держу. И вы не держите. Только вот как вчера, не надо так делать..  

-Ладно, ладно, -перебил сержант. -Сами знаем. Не учи…  

Поезд подъезжал к небольшой станции. Выходившие пассажиры стали торопливо проходить к выходу. Сходил тут и паренек. Стоя к солдатам спиной, просунув несгибающуюся в локте руку в рукав, он надел мундир.  

-А это что за делегация такая? -произнес один из дембелей, кивнув на окно, в котором словно на замедленной съемке промелькнули какие-то люди в строгих, официальных костюмах, несколько военных, женщины, человек с камерой…  

-Не тебя ли встречают? -спросил сержант паренька, и обернувшись, замер от удивления. На груди у того блестела золотом звезда Героя.  

Поезд остановился.  

-Ну что, ребятки, прощайте. Счастливо вам добраться, -парень протянул им руку. А те, сгорая от смущения и стыда, продолжали растерянно стоять. И уже у самого выхода его догнал сержант.  

-Подождите, стойте. Так..так вы, ты оттуда..? С Афгана?  

Да, он был «оттуда», с Афгана. Мало того, его самого когда-то звали… Нет, к черту Афган, к черту войну, хоть на время, хоть в этот счастливый час, забыть, выбросить из головы..Парень с волнением посмотрел в открытую дверь и обернулся к сержанту.  

-Да, оттуда.  

-Прости, брат, ради бога. Прости…  

-Ничего. Все нормально, сержант. Прощай, -парень кивнул сержанту головой и вышел из вагона. И улыбнулся светлой и радостной улыбкой, так как в этот миг наконец-то увидел их-мать и сестру…  

Источник: https://yapishu.net/book/38205

Библиотека военной истории все книги в FB2

Афганский фронт СССР

Мухин Юрий

За что воевали в Афганистане и зря ли мы воевали? В головах некоторых граждан нашего с вами общества бытует мнение о том, что восемнадцатилетних мальчиков вагонами гнали на убой в бессмысленной, никому не нужной войне. Гражданам не ясно, что в их собственных головах обитают лживые идеологические штампы, а главное, им невдомек, что головы у разных людей бывают устроены по-разному.

Как доказывается в книге, представленной вашему вниманию, ввод советских войск в Афганистан в 1979 г. был не авантюрой, не ошибкой, как стремятся убедить общественность либералы, а стратегической необходимостью.

В той конкретно-исторической обстановке, после изгнания американцев из Ирана и резкой активизации националистических группировок в опасной близи наших южных границ, другого выхода у советского руководства не было.

Советские войска в конце 1979 г. беспрепятственно вошли в Афганистан, выполнили все свои задачи и организованно вернулись на Родину. Девять лет афганской войны — это девять лет мира и спокойствия среднеазиатских советских республик.

Стоило оно того, учитывая, как развернулись события в дальнейшем?

Ответ — да, оно того стоило…

Афганская война Сталина. Битва за Центральную Азию

Тихонов Юрий

Афганская война началась для СССР не в 1979 году, когда советские войска вошли в Афганистан, а на 60 лет раньше. Еще Ленин называл эту страну «ключом к Центральной Азии». Троцкий вещал, что путь красной конницы в Европу лежит через Индию и Афганистан.

А Сталин не жалел ни сил, ни средств для защиты советских интересов в этом регионе.

Битва за Афганистан – эта великая тайная война, в которой, кроме СССР, участвовали еще и Британия, и Третий Рейх, и США, – затянувшаяся на весь XX век, не закончена до сих пор.

И если мы не хотим вновь проиграть в схватке за Азию, нам есть чему поучиться у И. В.

Сталина, сумевшего, не вступая в прямой вооруженный конфликт, не только отстоять, но и упрочить влияние России в этой зоне наших национальных интересов.

«Тайны афганской войны» назвали свою книгу полковник А.А.Ляховский и подполковник В.М.Забродин. И это не журналистский прием, имеющий целью завлечь читателя.

В книге собраны до недавнего времени засекреченные подлинные документы и материалы, связанные с вводом советских войск в Афганистан и ходом боевых действий в течение всей войны, дан их анализ. Из абсолютно достоверных источников читатель узнает о расстановке политических сил с 1978 по 1990 гг.

у нас в стране, в руководстве ДРА и афганской оппозиции. Впервые в СССР читатель сам изучит «белые пятна» афганской войны, информация о которой раньше находилась за семью печатями.

Книга рассчитана на массового читателя.

Автор, участник боевых действий в Афганистане, награжденный орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги», афганским орденом «За храбрость», дает объективную оценку афганских событий 1979-1989 годов и участия в них советского воинского контингента.

Основанная на глубоком знании реальностей войны, истории Афганистана, быта и традиций населяющих его народов, а также на свидетельствах солдат и офицеров спецназа, книга, несомненно, вызовет интерес у широкой читательской аудитории, особенно у тех, кто прошел Афганистан, имел какое-либо отношение к афганской войне или в настоящее время служит в «горячих точках».

Документальное свидетельство участника ввода войск в Афганистан. Воспоминания о жестоких нравах, царивших в солдатской среде воздушно-десантных войск.

Борис Громов

Генерал-полковник Б. В. Громов участвовал в афганской войне пять с половиной лет. Под его руководством был спланирован и осуществлен вывод советских войск из Афганистана.

На основе совершенно секретных документов Архива Президента, которые впервые публикуются, Громов анализирует причины ввода 40-й армии на территорию Афганистана, рассказывает о боевых действиях, проблемах и неудачах Ограниченного континента советских войск.

Гареев Махмут

Автор, командированный в Кабул в качестве главы советской оперативной группы при Президенте Наджибулле, описывает события того времени, общественно–политическую обстановку в стране, противоборствующие силы, военные действия, анализирует причины и следствия проведения военных акций, принятия тех или иных военных и политических решений, их результаты. Описание дается в форме увлекательного рассказа очевидца и непосредственного участника событий.

Генерал-майор Ляховский в годы афганской войны был ближайшим помощником руководителя Оперативной группы Министерства обороны СССР и находился в самой гуще событий.

В уникальном исследовании автора впервые на основе малоизвестной и секретной информации рассказано об афганской войне.

Ляховскому, который работал в закрытых архивах, собирал свидетельства людей, принимавших ключевые военные решения, удалось с максимальной объективностью нарисовать «афганское батальное полотно».

Эта книга, которая читается как увлекательный политический триллер, интересна не только историкам, но и широкому кругу читателей. Особенно сейчас, когда наша страна вновь, как и в годы афганской войны, оказалась в открытой конфронтации с США. Очевидные параллели представляют особый интерес для всех тех, кому небезразлична судьба нашей Родины…

Войну можно сравнить с армейским кителем. На его лицевой стороне крепятся боевые награды, нашивки за ранения и контузии, она блещет золотом и звездами погон. Но есть у кителя и изнанка, не видная постороннему глазу. Это — солдатский быт.

Как и чем жили «за речкой» наши солдаты, что их радовало и чему они печалились, как и во что одевались, что ели и пили…

Перед вами удивительно достоверное и доверительное описание повседневной жизни «шурави» — бойцов ограниченного контингента советских войск в Афганистане; настоящая изнанка войны…

Глеб Бобров

Эта книга — о горьком солдатском хлебе. Выжить на жестокой войне, выжить среди озверевших, сбитых в земляческие стаи сослуживцев, выжить в голоде, жажде, грязи, кишащей тифом и гепатитом — это подвиг.

А если при этом еще и не сломаться, не превратиться в животное, сохранить душу незамутненной, сострадающей и любящей, да погибнуть с достоинством, до конца выполнив свой воинский долг — разве это не восхождение на крест? Разве есть что святее солдатской доли?

В старину ставили храмы на полях сражений в память о героях и мучениках, отдавших за Родину жизнь. На Куликовом, на Бородинском, на Прохоровском белеют воинские русские церкви.

Эта книга – храм, поставленный во славу русским войскам, прошедшим Афганский поход, с воевавшим войну в Чечне.

Я писал страницы и главы, как пишут фрески, где вместо святых и ангелов – офицеры и солдаты России, а вместо коней и нимбов – бэтээры, и танки, и кровавое зарево горящих Кабула и Грозного.

Источник: http://firementator.narod.ru/lib3_02.html

Ссылка на основную публикацию