Книги про князя владимира

Книги о князе Владимире: самые важные деяния князя, запечатленные писателями

Радзивилловская летопись — поздний, датируемый XV веком список Повести временных лет — один из ранних письменных источников, повествующих о жизни князя Владимира. Рассказываем о самых важных деяниях князя, запечатленных миниатюристами.

Князь Владимир Святославич жил в Х веке, и письменных источников, близких по датировке к той эпохе, сохранилось немного.

Один из них — это Повесть временных лет, написанная в XII веке монахом Нестором, которая дошла до наших дней в нескольких более поздних списках.

История Владимира подробно изложена в одном из наиболее известном из них — богато иллюстрированной Радзивилловской летописи XV века.

Согласно летописи, князь Владимир родился около 960 года. Он был правнуком Рюрика и сыном князя новгородского и киевского Святослава Игоревича от рабыни ключницы Малуши. Обычай того времени позволял Владимиру стать наследником престола, хотя он и не был рожден в браке.

У Святослава было трое сыновей: Ярополк, вероятно старший из троих, после смерти отца получил киевские земли, Олег — земли древлян, а Владимир — Новгород. Вскоре начался междоусобный конфликт за наследство Святослава.

В ходе этой войны Олег погиб, а Владимир бежал в Скандинавию, откуда вернулся с дружиной. Сначала Владимир вернул себе Новгород, а затем захватил Полоцк и Киев. Киевский князь Ярополк был убит людьми Владимира.

Таким образом, к 980 году князь Владимир стал правителем всех русских земель.

Владимир стал расширять границы государства, подчиняя племена вятичей, ятвягов, болгар.

Дружина князя преследует войска печенегов

Любопытный факт: князь изображен с нимбом, несмотря на то, что упомянутые военные походы произошли за несколько лет до крещения Владимира.

Поначалу Владимир хотел реформировать языческую религию славян. В правой части миниатюры на возвышении изображены идолы, которых князь приказал установить в Киеве и других землях.

В XV веке, когда была создана летопись, с язычеством ассоциировалась в первую очередь религия древних греков и римлян, поэтому миниатюрист изобразил идола в виде античной статуи, которую, вероятно, увидел на западноевропейской гравюре своего времени.

Воздвижение по повелению Владимира на холме деревянных фигур бога Перуна

В древнерусской летописной традиции, как и в византийских источниках, Крещение Руси тесно связано с осадой Корсуни (ныне Херсонес) Владимиром в 988 году.

В то время Византией правили братья Василий II Болгаробойца и Константин VIII.

После нескольких месяцев осады Корсунь была взята, и Владимир предъявил византийским правителям ультиматум: город будет возвращен Византии, если он получит в жены сестру императоров Анну.

Поскольку Анна не хотела выходить за иноверца, ее братья потребовали, чтобы Владимир принял православие. Также они попросили его прислать русские войска для подавления внутренних мятежей и помощи во внешних военных конфликтах. Оба условия Владимир выполнил.

Константин VIII и Василий II уговаривают Анну Византийскую выйти за князя Владимира

Требование византийских правителей о крещении было созвучно мыслям самого Владимира.

До этого момента князь уже задумывался о выборе религии для своего народа — он хотел заменить язычество единобожием.

Согласно летописям, Владимир беседовал с католиками, мусульманами и иудеями, но свой выбор остановил на православии.

Совет Владимира Святославича с боярами и дружиной о месте и времени принятия христианства Русью

Князь крестился в Корсуни и получил при крещении греческое имя Василий. Первые князья-христиане носили два имени: родовое славянское и крестильное греческое. Двойные имена перестают использовать только на рубеже XI–XII веков.

Вернувшись в Киев, Владимир начал процесс христианизации славян. Он повелел свергнуть идолов и в 989 году заложил первую каменную церковь на Руси, фундамент которой сохранился до наших дней.

Освящение Десятинной церкви

Источник: https://www.culture.ru/materials/151775/zhizn-knyazya-vladimira-v-zerkale-knizhnoi-miniatyury

Юрий Никитин «Князь Владимир»

У могучего свирепого воителя князя Святослава было трое сыновей. Двое именовались княжичами, третий — рабом.

И этот юный раб, увидев в Царьграде принцессу Анну, дочь императора необъятной Византии, поклялся добыть ее.

Спустя годы с викингами приходит будущий князь в Царьград и служит в императорской гвардии, а потом возвращается на Русь для борьбы за трон, чтобы оттуда потребовать руку красавицы Анны.

Входит в:

Лингвистический анализ текста:

Приблизительно страниц: 351

Активный словарный запас: средний (2855 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 57 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 31%, что немного ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>

Издания:

Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

igor_pantyuhov, 28 февраля 2011 г.

Когда я только собирался начать читать эту книгу у меня было столько на нее надежд. Увы, мои надежды не оправдались. Признаться я с симпатией отношусь к исторической фантастике. Но эта книга — это что-то ужасное. За все время что я читал книгу, я нашел лишь два заинтересовавших меня эпизода.

Это эпизод в котором описана взятие греческого города Херсонесса. Вот тут действительно я уувидел во Владимере талантливого полководца, и эпизод в котором Владимир вместо того что бы штурмовать город Киев, хитростью выманил оттуда своего брата а потом уже «взял» его без единой капли крови(имеется в виду взял без штурма).

Что касается остальных батальных сцен — к сожалению ничего хорошего сказать не могу. Битвы как-то описаны чересчур мало, они скоротечны, всегда ясно кто победит и как следствие этого нет что называется «интриги сюжета». И вообще не видно в чем заключается «гений полководца» князя Владимира.

Второе что мне не понравилось так это то как в романе описаны русские женщины, и то как с ними обращаются. Можно подумать русские женщины только и созданы для того чтобы прислуживать, и быть «подстилками» мужчин. Между прочим, на Руси всегда ценились женщины.

Мужчины были воинами, защитниками, а женщины были хранительницами домашнего очага,берегинями, воспитателями детей и др., и отношения между мужчинами и женщинами всегда строились на взаимном уважении к друг другу. Да безусловно были и исключения., но то что описано в книге по-моему просто чересчур.

Так написать о русских женщинах — так это по -моему значит унизить их. Третье. Со всеми испытаниями которые выпадали на «долю» героев они справлялись как-то играючи, проходили через них «как нож сквозь масло». Что касается врагов то они все как-то казались туповатыми, иными словами бездарями. Четвертое.

На мой взгляд, мало уделяется( если вообще уделяется) быту русских — их обычаям, нравам и.т.д., немного написано что русский народ он народ гордый и то что русские не когда не преследовали иноверцев. Спасибо хоть и на этом. Пятое. Должным образом не проработан мир в котором живут и по которому путешествуют герои. Шестое.

То что автор пишет о русской истории. Это просто чушь.Не верьте этому. Если хотите почитать про русскую историю читайте Карамзина, Ломоносова, Соловьева, Ключевского и др. Седьмое. Владимир предстает пред нами безусловно дальновидным и мудры политиком, но лицемером. То он пускается во все тяжкие, то он раскаивается, то он опять пошел казнить и миловать направо и налево(преимущественно только казнить).

В общем не книга а сплошное разочарование. Попахивает бульваром. Очень сильно попахивает. Не рекомендую к прочтению. Оценка 2

Мельдар, 21 марта 2010 г.

Эту книгу читал я давно, но вот решил возобновить в памяти этот чудесный роман. Конечно, впечатление от перечитывания уже не такое бурное, как от первого раза. Но всё же…

Роман воистину великолепен. Интересный и своеобразный язык Никитина просто погружает нас в атмосферу тех времён, когда ещё верили наши предки в Велеса, Перуна и прочих богов.

Отлично показан сам внутренний конфликт Владимира, его формирование как личность, ну и, конечно же, чувства.

На протяжении всей книги я испытывал противоречивые чувства по отношению к Владимиру: порой я его жалел (когда над ним издевались в детстве), порой я его ненавидел (достаточно вспомнить события с убийством одной из его беременных жён), а иногда и презирал, восхищался, поражался и вновь ненавидел. Настолько персонаж получился живым и противоречивым. Образ Никитину удался, главный герой никого не оставит равнодушным.

Читайте также:  Книги про интернат

Наряду с этим, было интересно читать, когда Владимир со своим другом Олафом служили в Царьграде. Это были уже чистые приключения, для расслабления перед последующими тяжёлыми главами.

Эта книга, я считаю, одна из самых лучших книг Никитина, и одна из интересных исторических произведений. Читать советую всем, а любителям истории – в частности.

Источник: http://fantlab.ru/work14779

Князь Владимир :: Читать книги онлайн

1

Светловолосый мальчик удобно расположился на кровати, подложив под спину подушку так, что почти сидел, и читал. Читал так увлеченно, что даже не замечал длинной пряди, падающей ему на глаза.

Казалось, в целом свете нет ничего, что способно было бы отвлечь его от столь увлекательного занятия. Но вдруг он чуть приподнял голову и прислушался. Кивнул, словно своим мыслям и вернулся к книге, от которой уже не оторвался и на открывшуюся дверь.

Вошедший грузный мужчина молча прошел в комнату и сел на стоявший рядом с кроватью стул. Задумчиво оглядел мальчика с ног до головы и вдруг ударил, ударил настолько быстро, что его движение смазалось.

Мальчик, не отрываясь от книги, небрежно, словно отгонял муху, махнул рукой и кулак врезался в подушку рядом с его головой. Мужчина, довольный кивнул, но выглядел он как-то не очень веселым.

– А я все ждал, когда же вы придете к этому выводу, наставник. – Мальчик со вздохом захлопнул книгу и положил ее на тумбочку, впервые посмотрев на вошедшего.

Взгляд. Тот, кто впервые встречался взглядом с этим мальчиком, долго еще не мог забыть его глаза, в которых словно поселилась пустота. Не пустота отсутствия разума, а пустота эмоций. Мальчик, словно зная об этой своей особенности, сразу же отвел глаза, глядя поверх плеча мужчины, от чего стало казаться, что он о чем-то глубоко задумался.

Мужчина приподнял книгу.

– «Государь» Маккиавелли? И что можешь сказать?

– Цинично, – после небольшой паузы отозвался мальчик. – Цель оправдывает средства.

– Ты не согласен?

– Ну почему? По-своему он прав, вопрос только в том, какую цель ставить.

– Так ты, значит, одобряешь?

– Нет.

Мужчины хмыкнул.

– Твою логику, как обычно, понять невозможно. Ты же только что говорил, что Маккиавелли прав.

– Он описал действия, с помощью которых можно добиться цели. С ними я согласен. А второй ваш вопрос был про одобрение этих действий.

– Ну-ка ну-ка? – Мужчина развернулся на стуле и с интересом глянул на собеседника.

Мальчик нахмурился, но тут же его лицо вновь стало спокойным.

– Одиночество, – наконец выдал он.

– Что? – такого наставник точно не ожидал.

– Тот, кто пойдет этим путем будет одинок… А я знаю, что такое одиночество… – Мальчик прикрыл глаза.

Одиночество… Нет, Александр Петрович вряд ли меня поймет. Я с огромным уважением отношусь к моему наставнику, но тут… чтобы понять, это надо пережить.

– Папа, быстрее!!! – я нетерпеливо прыгал у лифта, не забывая показывать Ленке язык. Сестра дулась.

– Володя, прекрати! – мама дернула меня за руку. – Ты же старший и должен показывать пример.

– А она первая начала, – наябедничал я.

– Как маленький, честное слово. И не скажешь, что уже восемь лет.

– Так, орлы, едем. – Папа подхватывает меня на руки и вносит в подъехавший лифт. – Споры прекратить!

Внизу у подъезда нас ждет папин друг – дядя Игорь. Он мне никогда не нравился. Да и маме тоже. Она всегда хмурится, глядя на него. Отворачивается. Дядя Игорь улыбается.

– Ты чего тут? – хмуро спрашивает папа. – Я же сказал, все потом.

– Это срочно, Виктор. Барон совсем оборзел. На нашу территорию лезет…

– Не при детях! – рявкает отец. – Сказал, вернусь и разберемся.

А почему? Мне даже очень интересно. И я даже знаю, что мой папа – авторитет! Непонятно что такое, но звучит очень значительно! А вот маме почему-то не понравилось, когда я в школе друзьям похвастался, на их вопрос, кем работает мой папа. Странные эти взрослые.

– Как бы поздно не было!

К подъезду стала подъезжать Лада. Я уже знал, что эта машина «западло» и что «бумер» намного круче. Чем круче, правда, не знал и теперь старательно изучал машину. А водитель ее какой-то неумелый попался. Зачем-то начал газовать. Папа вдруг выпрямился и столкнул меня с крыльца… И тут раздались выстрелы. Совсем как в кино. Пули защелкали по дому… Сначала даже интересно было.

Я выглянул из-за скамейки.

– Пап, мне больно, – хныкнул я на всякий случай. – Пап… Мама.

Я замер у крыльца и удивленно глянул на родителей и на сестренку. Чего это они разлеглись? И тут до меня дошло.

– Нет!!! – Я бросился к отцу, но был перехвачен дядей Игорем. Он чуть приподнялся и теперь смотрел на меня. И в этом взгляде была такая ненависть.

– Жив, гаденыш, – прохрипел он. – Паршиво.

Я во все глаза смотрел на него, потом отчаянно задергался, что-то вопя. Если бы дядя Игорь не был ранен, вряд ли бы у меня получилось убежать, но сейчас я вывернулся и бросился в толпу, уже начавшуюся собираться вокруг.

– Остановите мальчика! – закричал дядя Игорь мне вслед. – Это его родители! Остановите!

Поздно. Я уже мчался по улице, не разбирая дороги. Слезы застилали глаза. Куда и зачем я бегу – совершенно непонятно. Да и не важно. Но одно я понимал твердо – возвращаться нельзя. Нельзя ни в коем случае.

Сейчас, почти пять лет спустя, я уже мог трезво оценить тот случай и понимал, что остался живым только чудом. Интуиция, догадка, предвидение, а может и сам Бог помогли мне тогда. Попадись я кому из папиных знакомых и меня не нашла бы никакая милиция. Ясно, что отца сдали свои.

Сдали тому самому Барону. Я понимал, что мой отец не безгрешен. Догадывался, что на его руках много крови. Если бы убили только его, я бы горевал, но… понял бы, может быть… Нет, не так. Смирился бы. Но смерти сестры и матери я простить так и не смог.

Но какого это остаться в восемь лет совсем одному?

Источник: http://rubook.org/book.php?book=173928

Правда и мифы о князе Владимире ≪ Scisne?

Развенчиваем научные мифы и объясняем общепринятые заблуждения. Эксперты комментируют популярные мифы о князе Владимире, его семье и Крещении Руси.

Мать князя Владимира была рабыней

Это правда. По крайней мере, так утверждает летопись. Мы не знаем наверняка историю происхождения матери Владимира. Ее звали Малуша, и она, как тоже говорится в источниках, была милостница или ключница, служанка княгини Ольги. То есть то ли служанка, то ли просто жила на попечении княгини — мы ничего об этом толком не знаем.

И кто она была, тоже не знаем, хотя в летописи фигурирует ее родной брат Добрыня. Но тут, конечно, очень важен эпизод, который подробно излагается в летописи. Молодой Владимир, которому все мешал тогда еще живой старший брат Ярополк, решил посвататься к невесте Ярополка, Рогнеде Полоцкой.

В Полоцке княжили не Рюриковичи, а некий князь Рогволод, пришедший «из заморья», и у него была дочь, которая, вообще говоря, собиралась замуж за Ярополка, старшего в семье. Но Владимир перехватил инициативу и посватался к ней. И когда он посватался, Рогнеда ему отказала со словами: «Не хочу разуть робичича».

Под выражением разуть робичича имеется в виду свадебный обряд, когда невеста снимает с жениха обувь. Тут ключевое слово «робичич», то есть сын рабыни. Суффикс -ич-, как в наших отчествах, указывает на происхождение. И вот это уникальное слово, которое употребляет Рогнеда, — робичич — говорит о том, что он, во всяком случае, считался сыном рабыни среди современников.

То есть у него было вовсе не чистое происхождение. В то время было иное отношение к внебрачным детям, потому что это все еще происходит до христианства, до Крещения Руси, а как был устроен дохристианский брак у князей, мы не знаем. В ситуации, когда у правителя на стороне родился ребенок, огромное значение играет то, кто мать ребенка.

Если она знатная наложница, тогда у этого ребенка высокий статус, а если она безродная служанка, рабыня, то тогда такой бастард не ценился остальными братьями.

Читайте также:  Книги про отели

Фёдор Успенский, доктор филологических наук, заместитель директора Института славяноведения РАН, ведущий научный сотрудник лаборатории медиевистических исследований НИУ ВШЭ.

Князь Владимир хотел принять ислам

Это неправда. Известно, что, решив отказаться от язычества, мало способствовавшего делу объединения славянских племен и международному престижу, согласно Начальной летописи Владимир стал выбирать новую веру, которая стала бы общей для всех.

Примерно в то же время, в 986 году, Русь вела переговоры с Волжской Болгарией, где главной религией было мусульманство. Послы болгар предложили князю принять ислам, но Владимир отверг это предложение, сославшись на непригодные для Руси обычаи.

Неприемлемость отказа от алкоголя, который является одной из особенностей ислама, — «Руси есть веселие пити» — связана не с оправданием русского пьянства, а с тем, что «пиры» князя Владимира были способом, а также и местом распределения бюджета.

Наряду с исламом, согласно легенде, Владимир рассматривал и другие религии и, в частности, принимал по этому вопросу папских легатов и послов от хазарских иудеев. Но Владимир понимал, что за этими римскими миссионерами стоит не только папа, но и германский император с его натиском на Восток.

А хазарское государство было разрушено еще отцом Владимира, Святославом. И он решил, что иудаизм не годится, потому что он губит ту государственность, где он внедряется в качестве религии. Как известно, Владимир остановил свой выбор на греческом, византийском варианте христианства.

Помимо того факта, что к тому времени православие уже было распространено среди княжеской знати, много православных священников приехало на Русь вместе с Анной, византийской принцессой, которую Владимир взял в жены.

Владимир Петрухин, доктор исторических наук, профессор кафедры истории России средневековья и раннего нового времени факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

Вместе с христианством на Руси появилась письменность

Это частично правда. Известно, что славянская письменность в Древней Руси появилась несколько раньше. Она использовалась в великокняжеской канцелярии для международных актов, в богослужебных книгах немногочисленных христианских церквей, в книгах, находившихся в личном пользовании у христианизированной элиты, даже для бытовых нужд.

Это подтверждают редкие источники, сохранившиеся от тех далеких времен: мирные договоры с греками 911, 944 и 971 годов, дошедшие только на церковнославянском языке в составе Повести временных лет; свидетельство одного из римских пап о проведении богослужения в Болгарии и на Руси на родном языке, датирующееся десятилетием раньше Крещения Руси; наличие в Киеве и Новгороде до Крещения Руси христианских церквей, упомянутых в русских летописях; надпись середины Х века кириллическими буквами «горунща» на глиняной корчаге, найденной под Смоленском (ее значимость в последнее время подвергается сомнению, но, с нашей точки зрения, новые интерпретации малоубедительны); известие русских, византийских и латинских источников о крещении княгини Ольги и одного из ее родственников, которое, скорее всего, произошло в 955 году. Летописи упоминают и духовника, то есть священника, Ольги, прибывшего с ней в Константинополь. Несомненно, часть придворных также приняла крещение вслед за фактически правящей великой княгиней. Первыми христианскими мучениками на Руси были варяги Феодор и его сын Иоанн, погибшие от рук русских язычников еще до Крещения Руси, вероятно, в 978 году. Это свидетельствует о существовании варяжской христианской общины в Киеве, в которой не могло не быть книг. На самом деле акт принятия христианства в качестве государственной религии на Руси в 988 году, инициированный князем Владимиром, — это не начало христианизации, а скорее завершение ее первого этапа. Не стоит забывать об Окружном послании константинопольского патриарха Фотия 867 года, которое считается первым известием о проникновении христианства на Русь. Он пишет о добровольном принятии крещения «росами», которых в последних исследованиях уверенно трактуют как выходцев из Киевской Руси. Крещение ее фактической правительницы, княгини Ольги, в 955 году является важной вехой на этом пути. Проникновение христианства и появление славянской письменности неразрывно связаны, поскольку христианство — это религия Книги, а христианское богослужение невозможно без сакральных текстов, требующих записи. Развитие великокняжеского управленческого аппарата и внешнеполитические контакты со странами, имеющими высокоразвитую цивилизацию, прежде всего с Византией, также стимулировали использование на Руси славянской письменности, уже существовавшей у ее западных и южных соседей. Международные документы: мирные договоры, верительные грамоты русских послов, охранные грамоты русских купцов, ежегодно приезжавших в Константинополь, — писались на двух языках, в том числе и на церковнославянском, выступавшем в роли литературного языка Slavia Orthodoxa. К сожалению, у нас очень мало источников от первоначального периода русского книгописания. От X века ничего не сохранилось, первая датированная рукопись — это Остромирово Евангелие 1056–1057 годов, а все остальное — это гипотезы, которые все же базируются на довольно прочном основании. Нам известно, например, что сразу после крещения князь Владимир собрал детей из знатных семей (до 300 человек) для «обучения книжного» или что в 1037 году князь Ярослав Мудрый, «книгамъ прилежа, почитая часто в день и вь нощи», собрал книжников и велел им переводить с греческого и переписывать книги на «словеньское письмо». На Руси в XI веке и позднее в качестве основного алфавита использовали кириллический. Однако, помимо кириллицы, на Руси знали и другой славянский алфавит, созданный первоучителями Кириллом и Мефодием, — глаголицу. Насколько активно она использовалась в X — первой половине XI века, сказать сложно, поскольку источников от этого времени не сохранилось. В источниках второй половины XI — XII века глаголица находится уже на периферии. Мы видим ее, как правило, либо в виде граффити на стенах церквей, либо в небольших записях на полях кириллических книг, но мы не знаем ни одной древнерусской книги, написанной глаголицей. Она использовалась в качестве тайнописи или в инициалах для красоты. Из записей на книгах глаголица в основном уходит в середине XII века, граффити на стенах исчезают немного позднее.

Елена Уханова, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник, хранитель отдела рукописей Государственного исторического музея.

Князь Владимир первый придумал крестить Русь

Это неправда. Первой крестить Русь пыталась бабка Владимира, княгиня Ольга, но элита — ее сын, князь Святослав, и его дружина — отвергла попытку, рассчитывая решить государственные задачи силой оружия.

Святослав потерпел поражение в политике экспансии, что предопределило более гибкую конфессиональную политику Владимира — выбор веры, которая подняла бы международный престиж государства и способствовала бы его сплочению.

Известия о более раннем, так называемом Аскольдовом крещении Руси в IX веке легендарны: они связаны со стремлением византийского патриарха Фотия продемонстрировать победоносную политику Византии после разорительного набега Руси на Царьград в 860 году. Вообще говоря, греки не очень активно занимались миссионерством.

Кирилл и Мефодий, наши культурные герои, которые дали нам письменность, — это, по сути, единственный, хотя и самый яркий эпизод нашей совместной славяно-греческой истории. А вот крестить агрессивную Русь, которая собирала бесконечные армии и периодически штурмовала Константинополь с целью ограбления, греки не очень-то и собирались.

А тут нужно было крестить всю Русскую землю, объяснять славянам, что им надо креститься. Владимиру Святому, уже носившему славянское имя и прогнавшему прочь варягов, которые собирались идти войной на Царьград, нужен был мир, чтобы провести христианизацию.

Владимир Петрухин, доктор исторических наук, профессор кафедры истории России средневековья и раннего нового времени факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

Князь Владимир специально разжигал семейные междоусобицы

Это частично правда. Отчасти это верно, если иметь в виду, что он, например, был виновником смерти своего старшего брата, Ярополка. Какое-то историческое зерно в этом, безусловно, есть. У Владимира была определенная генеалогическая ущербность: он был сыном рабыни. Его даже летописи называют робичичем, то есть сыном служанки или сыном рабыни Малуши.

Мы не знаем, как был устроен брак в дохристианское время, но важно, что он сын Святослава, так сказать, от случайной связи. И, видимо, эту генеалогическую ущербность он так или иначе ощущал, хотя отец его вроде бы ничем не обделял, пока был жив, он дал ему на княжение Новгород. Но тем не менее он всегда был в семье в позиции, так сказать, немного неполноценной.

Это, конечно, придавало ему, как часто бывает в таких случаях, дополнительную силу и энергию. В частности, он, говоря современным языком, заказал убийство своего брата Ярополка, киевского князя.

Кончилось дело тем, что он остался единственным представителем потомков Святослава Игоревича, поскольку другой его брат тоже погиб в междоусобной борьбе — не по вине Владимира, но погиб. В общем, из трех братьев в конце концов остался один Владимир, который стал единовластным правителем.

Читайте также:  Книги про все современное

Есть мнение, что он хотел изменить порядок престолонаследия, но это очень сложный, дискуссионный вопрос. Сыновей у него было огромное количество, что определялось его любвеобилием, о чем тоже говорится в летописи. Есть гипотезы, согласно которым он действительно хотел поменять порядок престолонаследия и передать власть не своему старшему сыну, Святополку Окаянному.

Еще большой вопрос — его ли сын Святополк, потому что тут тоже сложная внутрисемейная ситуация, которую можно понять таким образом, что Святополк был его племянником, а не сыном. Но, так или иначе, Святополк был старший, и, по идее, после смерти Владимира все должно было перейти к нему.

И есть такие гипотезы, довольно обоснованные, что Владимир пытался передать власть другим сыновьям, в частности младшему, Борису. Из-за этого в 1015 году, сразу после смерти Владимира, разгорелась междоусобная борьба, в которой участвовали его потомки.

Боролись Ярослав Мудрый, Святополк Окаянный и первые русские святые Борис и Глеб, которые пали жертвами этой междоусобной борьбы. Это только одна из версий, одна из гипотез, что он хотел передать власть именно Борису. Других версий тоже немало.

Есть гипотеза, что порядок престолонаследия он не менял, но коллизия была в том, что когда Владимир умер в 1015 году, то очень забеспокоился Святополк, будущий Святополк Окаянный. Неважно, чей он сын: Ярополка, брата Владимира, или самого Владимира — это в точности не известно. Но он очень беспокоился, потому что он старший и, по идее, все должно было перейти к нему. Но против этого выступил Ярослав, и в конце концов именно он оказался победителем во всех этих междоусобицах и схватке за власть.

Фёдор Успенский, доктор филологических наук, заместитель директора Института славяноведения РАН, ведущий научный сотрудник лаборатории медиевистических исследований НИУ ВШЭ.

Источник: https://scisne.net/a-2269

«Святой князь Владимир – креститель Руси»

Подробнее…

Правовая планета

Телефон доверия

Безопасный интернет

Национальная электронная детская библиотека

Всероссийская благотворительная акция

Независимая оценка качества предоставления услуг

В этом году отмечается 1000-летие со дня преставления святого равноапостольного великого князя Владимира, Крестителя Руси. Немногие имена на скрижалях истории могут сравниться по значению с именем этого человека, на века вперед предопределившего духовные судьбы всего русского народа.

Святой Владимир жил и правил на рубеже X-XI веков. С 970 года  он княжил в Новогороде; потом  до  1015-го, в Киеве, столице Киевской Руси.

Князь Владимир —  инициатор Крещения Руси, поворотного события для истории нашей страны. В 988 году христианство стало в Киевской Руси государственной религией. Сам бывший язычник, князь Владимир активно распространял новую веру среди славян.

Церковь прославила князя Владимира в лике святых как равноапостольного. Равноапостольные святые — это те, кто своей жизнь послужил проповеди Евангелия, распространению христианской веры среди людей.

Цари и князья, просвещавшие свой народ светом Христовым, часто прославляются именно как равноапостольные.

В Центральной библиотеке оформлена книжная выставка «Мудрый выбор князя Владимира», на которой представлена литература о князе Владимире, о Крещении Руси и православии. На  виртуальной выставке «Святой князь Владимир – креститель Руси» представлены некоторые из этих  изданий.

Емец Д. Князь Владимир. – М.: Издательство Сретенского монастыря, 2001. – 48с.

В книге подробно описывается жизнь и деяния князя Владимира Святославовича – Владимира Красное Солнышко.

Язычник в молодые годы, бесстрашный воитель, мечом присоединивший к Руси многие земли, Владимир неузнаваемо преобразился духовно после принятия святого крещения. Крестив народ, князь сам стал его восприемником, крестным отцом.

В целом, вся дальнейшая история русского народа – его исторический и духовный путь – всё разом определилось этим деянием.

Карпов А.Ю. Владимир Святой. – М.: Мол. гвардия – ЖЗЛ; Русское слово, 1997. – 446с. Эта книга посвящена великому киевскому князю Владимиру Святославовичу, Креститель Руси. В русской истории нет более значимого имени.

Владимир Святой, Владимир Великий, в памяти народа – Владимир Красное Солнышко – сами прозвища говорят об отношении потомков к своему великому предку.

Но каким был князь Владимир в жизни? Как произошло превращение язычника, гонителя христианства и законопреступникав просветителя Отечества, великого государственного мужа, человека высочайшего духовного подвига? Мы слишком мало знаем о личности этого человека; многое окутано тайной, легендами и преданиями.

Настоящая книга представляет собой первую попытку воссоздать подлинную биографию князя на основе скурпулезного изучения сохранившихся источников. В приложении к книге помещены тексты древнейших русских сочинений о святом князе Владимире.

Козлов Ю.Ф. От князя Рюрика до императора Николая II: (Страницы правления государством Российским). – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 1992. – 352с.

Книга содержит большой справочный материал, интересную информацию о жизни и деятельности правителей русского государства от князя Рюрика до императора Николая II. В том числе представлены материалы и о князе Владимире Красное Солнышко, его жизни и деятельности, неоценимом вкладе в историю государства Российского.

Руднев В.А. Слово о князе Владимире. – М.: Сов. Россия, 1989. – 240с.

Глубокий след оставил в истории Руси киевский князь Владимир Святославович. Историки связывают с его именем объединение восточнославянских племен в единое государство, возвышение  и расцвет Киевской Руси, укрепление ее международного авторитета, проведение важных социальных преобразований.

Известен он и как Владимир Святой, «равноапостольный», инициатор крещения Руси.

  Автор издания предпринял попытку дать обобщенное представление о важнейших аспектах становления и развития русской государственности, о процессах развития русской этнокультуры в период феодализации и христианизации русского общества, сосредоточив внимание на жизни и деятельности главного исторического героя – киевского князя Владимира Святославича. 

Перевезенцев С.В. Тайны  русской веры. От язычества к империи. – М.: Вече, 2001. – 432с. Уникальное издание представляет собой настоящую энциклопедию древнерусской мысли – от славянского язычества до XVII века.

Во что верили славянские язычники? Как крестилась Русь? Почему Россию называли «Третьим Римом», а Москву – «Новым Иерусалимом»? В книге подробно рассказано о святых  и святынях земли русской, и открываются   многие завесы русской веры.

Петрухин В.Я. Крещение Руси: от язычества к христианству/ Владимир Петрухин. – М.: АСТ: Астрель, 2006. – 222с.

В книге рассматриваются разнообразные сюжеты, связанные с историей начального христианства на Руси: от благочестивой легенды о пути Андрея Первозванного из варяг в греки и описаний языческих культов до строительства архитектурных шедевров, завершающих процесс христианизации – Софийских храмов в Киеве, Новгороде и Полоцке

Трапезников А.А. Десять веков православия. От Крещения Руси до наших дней /Александр Трапезников. – М.: Вече, 2011. – 128с.

В книге рассказывается о зарождении и развитии христианства в России – от судьбоносного Крещения Руси святым князем Владимиром до наших дней.

Кроме того, читатель найдет в книге описание важнейших событий прошлого: и тяжкое татаро-монгольское иго, и духоносные подвиги русских святых, и Раскол в Церкви, и жертвенное служение новомученников, и многое другое, что должен чтить и помнить православный человек.

Козырева А.А. Тайны Крещения Руси. – М.: Издательство Оникс, 2009. – 384с.  История нашей страны уже более тысячи лет связана с христианством, под сенью которого сформировалось Русское государство.

Как наши предки пришли к принятию этой религии, кем был сделан выбор в пользу христианства, кто первым принял Святое крещение на нашей земле, как распространялось и укоренялось на Руси православие –всё об этом можно найти в книге «Тайны Крещения Руси».

Ждем вас в Центральной библиотеке!

Источник: http://rostlib.ru/exibition/vladimir/index.html

Ссылка на основную публикацию