Книги про амазонок

Читать Амазонки

Янела Нарна

Амазонки

Глава 1

Королевское решение

– И ты наивно полагаешь, что я поверю во все это? – молодой король Эйдан с недоумением смотрел на испуганного торговца, сидевшего на полу у царского трона и в ужасе мнущего грязными руками полы своего одеяния.

Король подпер голову рукой и с интересом стал разглядывать мужчину, замершего у трона.

Тот, кажется, попал все же в какую-то переделку: одежда на нем была изорвана, на щеке красовался свежий шрам, а в глазах до сих пор виднелись отголоски ужаса.

Чего же сейчас больше боялся торговец – того, что с ним произошло, или же гнева своего правителя, который явно был недоволен пропажей товаров, оставалось для Эйдана загадкой.

Король встал и, бросив презрительный взгляд на отползшего в сторону торговца, прошелся по залу.

– То есть, ты говоришь, что на тебя напали амазонки?

– Да, господин, – закивал головой торговец. – Я своими глазами видел их! Женщины, одетые в мужскую одежду, все рослые и сильные как мужчины…

Эйдан жестом руки прервал его.

– Зачем ты мне все это рассказываешь? Эти сказки про женщин-воительниц и я знаю с детства…

Под недоуменный гул своих слуг молодой король встал, сложив руки на груди.

– Я никогда не поверю, что дюжина солдат, сопровождавшая тебя, не смогла разогнать кучку одичалых баб, позарившихся на наши товары… да и зачем им оружие, которое ты вез? Я бы понял, если бы ты вез шелка, сладости…

– А затем, что всего лишь процентов десять от той информации, что мы знаем об этих женщинах, правда, если еще не меньше, – высокий брюнет, сидевший по правую руку от короля, поднялся и одернул полог своего плаща.

Молодой король посмотрел на своего советника – Варт был старше своего короля едва ли не в два раза. Он служил еще отцу Эйдана, и когда молодой король взошел на престол, конечно же, стал его советником.

Варт был мудр и знал многое о землях своего королевства, тогда как Эйдан – как и все молодые люди, – был горяч.

Его куда больше интересовали женщины и гулянки, нежели дела королевства, вот и сейчас король со свойственным ему упорством не желал слушать рассказы торговца, полагая, что тот просто продал перевозимое им оружие на сторону. А вот Варт сразу понял, что торговец не врет, и дело здесь не чисто…

– Проблема в том, что поселение этих женщин воительниц – важный для нас объект. Мы пытались поговорить с ними, но переговоры не закончились ничем. Мой король, ты напрасно полагаешь, что они слабы, – их силе могут позавидовать многие…

На этих ловах Эйдан вопросительно посмотрел на советника, видимо, пытаясь понять, бредит он или нет.

– Мы до сих пор не понимаем, что о них думать – враги они или друзья? Что, если они готовят нападение? Недаром же они украли оружие…

– Варт, это просто смешно, – Эйдан развернулся к советнику, – они ни разу ни с кем не воевали! Разве что друг с другом из-за украшения или платья, может, дрались…

– Ты не верно оцениваешь ситуацию, мой король! Амазонки не просто женщины – они не такие как наши придворные дамы.

– И все же у нас нет оснований полагать, что они готовят нападение на нас! Повторю, никогда они не нападали на нас! – упрямо повторил король.

– Тогда откуда в наших архивах есть информация об их воинских качествах? – Варт не сводил глаз со своего короля.

– А вот это интересный вопрос, – задумался Эйдан. – Наши послы никогда не бывали в их поселении, правда, насколько я знаю, отец даже вел переговоры с их царицей. То, что нам известно – это свидетельства ученых других систем, что пытались изучить амазонок. Согласитесь, город, управляемый и населенный исключительно женщинами – феномен из феноменов…

– Но мы знаем, что живут эти девушки очень долго, население пребывает за счет беженок из городов, – ответил Варт. – Амазонки охотно принимают женщин в свой мир. Общее население их города составляет несколько тысяч человек! Семьдесят процентов из них – воины. Царицу они выбирают всем своим племенем на общем совете…

– А дети? Ведь женщины должны же хотеть иметь детей… – спросил король.

– У них есть дети, мой король. Амазонки из рожденных детей оставляют в племени только девочек, мальчиков же убивают или возвращают отцам!

– Так кто же их отцы?

– Мужчины из соседних деревень, – неуверенно сказал Варт.

Король расхохотался, и подошел обратно к своему трону, усевшись на него.

– Варт, это смешно! Кучка диких женщин, каким-то чудом образовавших свой город в лесу и периодически совершающих набеги на соседние деревни для того, чтобы переспать с местными мужиками и забеременеть от них, грозит нам войной… Хорошо, допустим, что еще нам известно о них?..

– В архиве есть истории об амазонках и рисунки, на которых запечатлены женщины.

– Так неси же, посмотрим на них.

В ожидании архива, король скучающим взглядом обвел свой зал. Огромный дворец, принадлежащий некогда его отцу, теперь принадлежал 18-летнему Эйдану и, нужно заметить, очень ему нравился.

Ах, какие балы он закатывал в этом зале, с какими девушками танцевал. Взгляд короля зацепился за грязного торговца, замершего в углу.

Рассказы Варта о воительницах настолько заинтересовали юношу, что тот решил сменить свой гнев на милость и попросил торговца подойти ближе.

– Ну, расскажи мне, как они выглядят?

– Кто? – спросил мужчина.

– Как кто?! Амазонки! Наверняка, все они огромные и здоровые, как наши солдаты? – король захохотал, подзывая к себе одного из своих охранников, отличавшегося особенно крупной фигурой.

Непонятно, то ли он был слишком здоров, то ли просто толст, но один вид этого детины внушал ужас всем, кто видел его на поле битвы.

 – Я уже представляю себе этих ужасных, здоровых грязных баб, – капризно сморщил нос Эйдан, – наверняка они ужасны…

– Ваше величество, – робко подал голос торговец и, дождавшись разрешения, продолжил. – Вообще то, они совершенно не такие. Женщины-воительницы очень красивы!

Эйдан с любопытством взглянул на торговца, жестом приказывая ему продолжить рассказ.

– Я видел их также близко, как и вас. Все они очень красивы и скорее похожи на богинь, чем на смертных женщин! Одна из девушек говорила со мной, они ведь пощадили меня и нескольких солдат из отряда охраны… У нее были золотые волосы и алебастровая кожа.

Она была одета в кожаный костюм, плотно облегающий тело. Холодные глаза цвета полярного неба смотрели на меня в упор, и мне хотелось сбежать и спрятаться. В битве все ее тело было натянуто тонкой тетивой, она выглядела, будто волчица, готовящаяся к прыжку.

Читайте также:  Книги про соблазнение

Это гордая и непреклонная воительница.

– Гордая и непреклонная, говоришь… – задумчиво протянул Эйдан.

Тем временем подоспел Варт, протягивая своему королю многочисленные свитки, на которых были изображены девушки-воительницы. С одного листа на короля смотрела хрупкая девушка, с короткими черными волосами, собранными в нехитрую прическу многочисленными ленточками. В ярких синих глазах затаилась задорная усмешка, на смуглом лице застыла лукавая улыбка.

Она воинственно сложила руки на груди и позировала художнику. Странная деревянная маска, поднятая с лица на голову, говорила о том, что это не просто женщина, а настоящая воительница. Короткая юбка до середины бедра, сшитая из выделанной кожи и плотной ткани, украшенная неяркой вышивкой, короткий топ, вышитый всевозможными бусинами, высокие сапоги и металлические браслеты на запястьях.

Ее облик внушал противоречивые чувства…

На других свитках король увидел брюнетку со светлой кожей. Ее длинные смоляные волосы были собраны в тугую косу, украшенную золотыми лентами. Она задумчиво восседала на своем троне, прикрыв свои фиалковые глаза. Девушка склонила голову на бок, опершись на руку, и положила ногу на ногу.

Короткое платье из плотной кожи полностью облегало стройное натренированное тело. Легкие металлические доспехи, украшенные неповторимым растительным узором, будто кружево оплетали ее стан.

Высокие кожаные сапоги и длинные металлические браслеты на запястьях надежно могли защитить свою обладательницу в бою.

Источник: http://online-knigi.com/page/219489

Амазонка

Я пытаюсь справиться с обрушившимся небомЯ никак не слабачек, но тут такие перестрелкиЯ молчу, белеет парус одинокийДурачок, он ничего не понимаетКорабли имеют сердце и возможность выбирать

И погибая улыбаться…

Сны бывают разные, цветные, туманные, мучительные, или окутанные теплом и светом, но иногда Эле снились песни. Последнее время она часто слушала в машине Земфиру и этой ночью песня «Самолет» кружила во сне, наполняя грустными и немного тревожными нотками.

Но в этот раз видение, ставшее еще более беспокойным, унесло ее слишком далеко, чтобы  она смогла проснуться и прервать его. В этом сне Эля точно была женщиной, но те мысли, что тревожили ее по ту сторону реальности, были какими-то… мужскими. Последнее время она часто не могла заснуть.

Тогда в памяти, где обычно хранится  множество полезных, но невостребованных знаний, вдруг всплыла методика дыхания – выдох должен быть длиннее вдоха, и с каждым разом увеличиваться. Таким образом, организм успокаивается и погружается в глубокий, восстанавливающий сон.

Как ни удивительно, но этот простой и легкий прием исправно помогал Эле расслабиться и заснуть, а на утро проснуться отдохнувшей. Накануне вечером, стараясь не думать о прошедшем суматошном дне, она начала заветное упражнение. Вдох — раз, два, три! Выдох — раз, два, три, четыре, пять, шесть… Эля проваливалась в сон…

Многие века легенды о женщинах-амазонках волновали людей образованных. С течением времени мифы эти наполнились всякими вымыслами, и оказались сильно приукрашены, а сами амазонки обернулись героинями многих художественных и литературных произведений, в том числе – фантастических.

Для представительниц слабого пола амазонки являются символом женской независимости, неким образцом для подражания, а для мужчин – примером красоты, привлекательности и женской силы. Ей давно было любопытно, что же на самом деле происходило множество веков назад, и жили ли амазонки на самом деле.

Впервые сведения о женщинах-воительницах, названных впоследствии амазонками, появились у древнегреческих (эллинских) историков. Видимо, зарождавшийся античный мир, созданный и расширяемый древними греками, сначала соприкоснулся, а затем и столкнулся с уходящим миром матриархата, где правили женщины.

И этот мир поразил древних греков настолько, что отразился в их мифологии, легендах и сказаниях. В итоге, амазонки воспринимались как правители, воительницы, причем непобедимые.

Просмотренные накануне материалы про амазонок причудливым образом вылились в сказочное видение. Сквозь туман сна виднелся шатер. Глаза разбегались в разные стороны от обилия необычной обстановки. Основное пространство шатра делили низкое ложе и широкий бочонок, исходящий паром, который видимо служил для омовения. Она подошла ближе и заглянула внутрь.

Аромат разнотравья напомнил детство. Тут же перед ней возникли девушки, в диковинном облачении, и поклонившись начали снимать с нее доспехи. Она почувствовала запах дубленной кожи и облегченно вздохнула, как будто весь день провела в сумасшедшей скачке и сражениях. Переступив через одежду, шагнула к деревянной ванне, но внезапный шум заставил ее обернуться.

В результате столкновения двух мужчин, которых она сразу опередила как рабов, на полу оказались ее доспехи в перемешку с фруктами. Девушки тут же схватились за короткие мечи. Бросая испуганные взгляды на амазонок, парни поспешили навести порядок, но не торопились уходить.

Вместо этого они застыли на полу, выжидательно поглядывая на девушек, а те…те ждали реакции своей предводительницы.

— Пошли вон! — Женщина царственно махнула рукой и девушки угрожающе придвинулись к рабам и те поспешили убраться. Едва госпожа погрузилась в горячую воду, как полог распахнулся и в шатер вошла рыжеволосая ведунья. — Эллина, я вижу ты решила воспользоваться моим советом. Звезды сейчас особенно благоприятны. К тому же мы закончили набеги и возвращаемся домой.

— Ты же знаешь, Дара, я всегда следую твоей мудрости. Ловкие руки девушек ловко намыливали тело предводительницы. — Не всегда, — возразила жрица. — Между нами говоря, ты редко прислушиваешься к моим словам. — К мудрым — всегда, — эта словесная пикировка доставляла удовольствие. Девушки  как раз массажировали голову и Эллина прикрыла глаза. — Принесла? — Да.

— Дара протянула флягу одной из девушек. — Богиня-Мать желает тебе понести этой ночью. — Да пребудет с нами ее сила, — когда она открыла глаза, ведунья уже ушла. Ее вытерли, завернули в подобие туники, и распахнули шатер.Многочисленные девушки выстроились вдоль прохода в шеренгу и госпожа вышла наружу. Теплый степной воздух обнимал ее тело, пели цикады, потрескивали факелы.

У столба стоял связанный обнаженный раб. В его взгляде читалось отчаяние, смешанное с бессильной яростью. Эллина с жадностью принялась рассматривать тело пленника. Крепкие руки, мускулистый торс, поджарый живот, выносливые ноги.

Она обошла вокруг мужчины, с особым удовольствием отмечая округлые ягодицы — Эллина знала не понаслышке, что рабы с такими задницами отличаются фантастической выносливостью. И если Дара в первую очередь заботилась о здоровом потомстве  и свежей крови, ее же снедали другие страсти. Она захватила ягодицу раба. Амазонки взвыли! Раб выгнулся, и забился в путах.

Взмах руки прекратил шум и даже цикады казалось утихли. В установившейся тишине потрескивание факелов сливалось с судорожным дыханием раба. — Смотри! Движением плеча она сбросила ткань со своего тела. Полубезумный взгляд мужчины беспорядочно бродил по обнаженной мускулистой женской стати, пока не уставился на грудь.

Его разум еще сопротивлялся, но естество отреагировало, амазонки снова взревели — мужское тело жаждало женское. Так торжество природы устанавливало власть Богини-Матери. Поняв, что женщины-воины торжествуют, плененный мужчина закрыл глаза и отвернулся. Его возбуждение сходило на нет. Не глядя Эллина протянула руку и ей вручили кубок. Амазонки обступили мужчину. Сопротивление было тщетно.

Ему зажали нос, запрокинули голову и как только воздух в легких закончился, Эллина влила снадобье. Когда раба отвязали и бросили на ложе, огонь желания разгорался в его чреслах.  — Покорись, — шептала ему госпожа, прижимаясь всем телом, а ее внутренности раздирало древнейшее, как мир, желание обладать.       Он сопротивлялся.

Читайте также:  Книги про алхимиков

Богиня-Мать, как он сопротивлялся! При этом он не мог противиться своему возбуждению и изнемогал от желания. Борьба лишь раззадорила Эллину.  Прижав строптивца своим телом, она по очереди привязала руки и ноги кожаными ремнями к деревянным столбам шатра и оседлала раба.

Ее тело неимоверно хотело этого мужчину и потому, как только она заполучила его внутрь, и начала двигаться, сильный оргазм подбросил Эллину и… она проснулась. Потрясенная, Эля лежала на смятых простынях. Сновидение было столь реальным, она осязала как наяву, и оргазм был самым реальным, ее тело все еще содрогалось в истоме. Раб у ее ног.

Так странно и притягательно… Когда этот сон имел продолжение следующей ночью, и еще одной,  и еще, Эля записалась на прием к психотерапевту. Круглый, как мячик, весь какой-то мягкий и уютный доктор с серьезным выражением лица внимательно выслушал ее опасения. Девушка не восклицала с истеричной ноткой в голосе “что все это значит, доктор?”, хотя ей очень хотелось.

— Подобное может происходить после использования холотропного дыхания! Есть такая методика, разработанная для психотерапии, но ей обучают под присмотром. Расскажите, как вы дышите.   И она поведала ему о своем, на первый взгляд, безобидном подходе.  — Странный случай. Вы знаете, кроме вас у меня есть похожий пациент. Он тоже утверждает, что ему снятся вполне реальные сны.

Только в отличие от вас, он воспринимает это несколько бурно. — Мужчины, возможно, эмоциональнее, — заметила Эля. — Да нет, нам сложнее признать некоторые наши желания, особенно те, что, как нам кажется, подрывают нашу мужественность.  — Я думала, что существует такое понятие, как врачебная этика, доктор, и все, чем с вами делятся пациенты остается внутри этих стен.

— Дело все в том, что именно ему снится! — Доктор развел руками. — Он повторяет слово в слово…ваш сон. — Слово в слово? — Именно. Эля спросила себя, как такое может быть. С другой стороны, в себе и своих ощущениях она не сомневалась. Но чтобы кто-то еще видел ее же сны? Или это она смотрит чужие? Вопросы видимо отразились на ее лице, ибо доктор добавил: — Я склоняюсь думать, что когда-то в прошлом вы, возможно, были теми людьми. Либо же вы оба испытывайте потребность в подобных эмоциях, когда один человек доминирует над другим и это приносит вам наивысшее удовлетворение. Однако, я могу вам посоветовать переговорить с этим моим пациентом, правда, сначала я хочу поговорить с ним. Если он захочет… и вы не против…

* * *

Сначала он куда-то бежал по болотам, на нем была только набедренная повязка и широкий кожаный пояс, на котором когда-то крепился меч. Сзади раздавались крики, и они приближались. Никола отчаянно петлял и не заметил, как погоня загнала его в степь. Высокая, в человеческий рост трава, тут же выдала его передвижение.

  Когда он споткнулся и не успел подняться, на спину что-то навалилось, ему заломили руки и связали их, после чего его заставили подняться. Две мускулистые девушки, одетые не намного лучше чем он, но с оружием в руках, потащили его в неизвестность. Когда они вышли на равнину, их окружили две дюжины полуодетых вооруженных женщин.

Николу толкнули в спину и заставили упасть на колени перед одной из них, с таким рыжим оттенком волос, что Ли-Лу из “Пятого элемента” могла позавидовать. Она влепила ему пощечину со словами, «Теперь ты узнаешь, как мы поступаем с лазутчиками”.  Его голову тут же прижали к земле, а рыжая поставила ногу сверху, смешивая его с пылью.

Потом начался ад… Они ехали не торопясь которую неделю, днем покрывая расстояние не больше двадцати миль. На ночь разбивался лагерь, выставлялись посты. Рабы ставили шатры под присмотром амазонок. По мере продвижения менялось отношение женщин к их пленникам.

И мужчины, казалось, смирились, а их властительницы больше напоминали Никола обычных женщин, томных, удовлетворенных плодотворными ночами.  Он сам тоже принял за неизбежность свое пленение, с нетерпением ожидая вечера. Взор Николая вперился в сидящую напротив девушку — она была как две капли похожа на амазонку из видений. Волнения почему-то не было.

Все сгорело в сумасшествии сна, и стыд и страх, осталось лишь ожидание. — Ты…вы… — он запнулся, насупился. Во сне Эллина немедленно ударила бы его по щеке, как она делала вначале, когда он еще проявлял строптивость. Эта девушка лишь с удивлением рассматривала его. — Ты очень похож на него, — наконец, произнесла она. — И вы, кирия, точь в точь одно лицо.

  Эля вздрогнула. — Помнишь тот вечер, — спросила она, — когда мои служанки учили тебя правильному обращению? — Да, кирия, конечно помню. Жестокие глаза амазонок, видящие, казалось, его насквозь. Жестокие руки, удерживающие его лицо запрокинутым. Жестокие пощечины и не менее хлесткие слова.

— Обращаться к хозяйке уважительно!- Сильный удар в скулу опрокидывает на спину, его грубо поднимают за волосы и продолжают урок. — Она для тебя кирия, и твоя жизнь в ее руках. Он, никогда в жизни не склонялся ни перед кем, теперь познавал многие стадии смирения.   — В глаза не смотреть! — Очередной удар высекает искры из глаз.

— Ты всего лишь раб, которому позволили остаться в живых. Осознание беспомощности сначала злило, но снадобье делало его еще и покорным. Когда эти два чувства слились, и он с ужасом понял, что происходящее начинает ему нравиться. — Говорить можешь лишь когда к тебе обращаются! — Удар по щеке терпеливо вбивает новую науку.

— Твоя обязанность проста — сделать госпожу счастливой. И он делал. Ошибаясь в начале, догадываясь интуитивно, основываясь на наказаниях и поощрениях, погружаясь все больше в сладко-тягучее чувство подчинения.   -А помнишь… — спросила она, и ее глаза загорелись воспоминанием.

Читайте также:  Книги про осознанные

Николай сидел и впитывал эмоциональную жестикуляцию девушки, ее оживленное лицо, сияющие глаза, и погружался в собственные ощущения. Он хотел снова очутиться у ее ног. Доставить удовольствие женщине, любимой женщине, а он успел ее полюбить, что может быть лучше этого? Уже не думалось, как так случилось, что у них общие воспоминания.

Постепенно приходило осознание чуда, невероятной сказки.  -Эй, ты меня слышишь? — Эля щелкнула пальцами и он начал опускаться на колени, как вдруг понял, что делает. Потрясенные, они оба смотрели друг на друга, затем Николай начал хохотать. -Не здесь, — вытирая слезы, Эля никак не могла остановить смех. — Современники нас бы не поняли. Она подняла глаза на притихшего Николая. — Вам ведь нравилось происходящее, — он не спрашивал, а констатировал факт. — Сначала я была шокирована, но да, мне нравилось. — И мы можем… — Можем.    — Сейчас? — Сейчас. И всегда.

— Я счастлив, моя кирия.

Источник: http://cobras.ru/amazonka/

Амазонки :: Читать книги онлайн

1

Эммануэль Арсан

Амазонки

Возможно, непроглядный туман был причиной того, что самолет отправлялся в рейс совершенно пустым. Стюардесса строго и коротко предложила мне занять любое место. Я стал было прикидывать, какое из пятидесяти свободных кресел самоё удобное, но вскоре вынужден был отказаться от этой затеи, и не столько по соображениям здравого смысла, сколько от усталости в конце трудного дня.

Пока самолет не вырулил на взлетную полосу, я с тревогой ожидал, что кто-нибудь придет и объявит: «Рейс отменяется».

Мысль о том, что нужно будет снова проделать путь от аэропорта до города, а потом провести бессонную ночь в тряском вагоне пригородного поезда, держала меняв напряжении до тех пор, пока стюардесса наконец не объявила о том, что надо пристегнуть ремни. Причем инструкция прозвучала на трех языках, как предписывалось правилами, хотя для меня одного это было явным излишеством.

И вот мы летим — как мне кажется, достаточно высоко, чтобы не обращать внимания на земные ветры и туманы. Можно было бы уставиться в иллюминатор, наблюдая за звездным небом, но зачем? Мой покой не нарушают ни толчки, ни лишние звуки. Через час, а может и меньше, я буду на месте.

У экипажа, вероятно, сложилось превратное представление о моем самочувствии, потому что из пилотской кабины вдруг вышел какой-то человек и стал убеждать меня, что скверная погода не может продержаться долго: на данный момент видимость в аэропорту прибытия нулевая, но командир уверен, что к тому времени, когда мы будем заходить на посадку, приземление станет возможным. Эти заверения, честно говоря, мне показались несколько странными: лететь-то совсем недалеко, может ли за такое короткое время измениться погода?

Между тем прошло полчаса. Потеряв терпение, позволяю себе подойти к кабине и пытаюсь разглядеть световое табло. И ничего не вижу. Но хрипение в микрофоне наводит на мысль, что сейчас объявят о приземлении. Неужели снова стюардесса продемонстрирует свои невероятные познания в языках?

В самом деле, сначала она произносит по-итальянски: «Аэропорт назначения закрыт по метеоусловиям, командир корабля приносит извинения за неудобства, причиненные пассажирам, но самолет вынужден приземлиться на запасном аэродроме».

Где? Стюардесса этого не сообщает, повторяя на французском и английском информацию, которая мне уже известна. Слава Богу, что самолет не вернется в Рим. Это поставило бы меня в трудное положение.

Тогда никакой поезд вовремя не доставил бы меня туда, где завтра утром меня ждут. Эту встречу нельзя ни перенести, ни тем более отменить.

Ибо речь идет об испытании, из которого мне предстоит выйти либо достойным настоящей жизни, либо приговоренным к смерти…

Стюардесса снова появляется, чтобы с тщательностью хирурга пристегнуть меня к креслу ремнем, бесполезность которого, конечно же, ей хорошо известна. Сама она молча садится в соседнее кресло. Откинув голову на спинки, не перекинувшись и словом, ожидаем завершения этого утомительного, полета.

Самолет садится мягко, разворачивается, бежит по дорожке, как мне кажется, дольше обычного и наконец замирает. Стюардесса все так же молча освобождает меня от ремней, берет мое пальто, помогает надеть его, подает перчатки и жестом приглашает к выходу.

Туман такой густой, что я даже в лучах прожекторов с трудом замечаю конец металлического трапа.

Как удалось пилоту так точно попасть на полосу в эту непроглядную темень? А если он такой профессионал, что помешало ему доставить меня до места назначения? Мое настроение, еще недавно близкое к радужному, резко меняется: необходимость еще несколько часов провести в дороге удручает. Ищу глазами стюардессу, чтобы пожаловаться хоть ей. Напрасные надежды: она уже исчезла.

Узкоплечий человек в темном кителе, с сердитым лицом, в напрасной надежде защититься от холода и сырости делает мне знак следовать за ним. Наш переход в темноте, кажется, длится целую вечность.

Я уже готов повернуть обратно, когда наконец впереди появляется тусклый свет, и мы оказываемся в пустой комнате, явно без отопления, где единственной мебелью служат несколько скамеек, а стены завешаны рекламой туристических фирм.

Мой гид просит подождать и куда-то исчезает. Я остаюсь один, устремив взгляд в стену, противоположную той, откуда мы вошли.

Позже я задавался вопросом: не заснул ли я стоя? Потому что в моей памяти образовался какой-то провал. Время как будто остановилось, никто не приходил за мной. Я дрожал от холода, передергивая плечами. Наконец, потеряв терпение, прошел несколько метров, отделяющих меня от железной двери, и оказался на пустынном тротуаре. Где же я, наконец? Хотя бы узнать название этого чертова аэропорта!..

В тот момент, когда я уже готов был впасть в отчаяние, впереди вдруг возник силуэт автобуса. Водитель, одетый в униформу авиакомпании, открыл мне дверь, пригласил сесть, добавив, что мой чемодан уже в багажнике. Я пожал плечам и со злостью плюхнулся на заднее сиденье, как можно дальше от водителя.

…Автобус медленно трогается. Невозможно ничего разглядеть за стеклами окон: фары упираются в густую стену тумана, в которую капот автобуса врезается с самоубийственной слепотой. Пытаюсь задремать, но и сквозь опущенные веки туман продолжает раздражать меня своими жуткими призраками.

Каждый раз, приоткрывая глаза, вижу один и тот же мираж: снежная стена, выхваченная фарами из непроглядной темени ночи.

Сколько времени прошло в томительном ожидании конца этого затянувшегося путешествия? Я не знал ни времени приземления, ни продолжительности автобусного рейса. Сейчас примерно полночь. Автобус останавливается. Не верится, что мы наконец куда-то прибыли.

Источник: http://rubook.org/book.php?book=345528

Ссылка на основную публикацию