Книги про японию

5 книг по саморазвитию от японских авторов

Японская культура — одна из самых загадочных в Азии, особенно для тех, кто никогда не бывал в Стране Восходящего Солнца. Особое отношение японцев к работе, семье, воспитанию вызывает споры, но многим вещам они точно могут научить европейцев — например, поиску гармонии в мире, где все куда-то торопятся и не задумываются о самом главном.

Мы предлагаем 5 книг японских авторов, которые помогут вам разобраться в жизни.

Она не объясняет, он не догадывается. Японское искусство диалога без ссор. Иота Тацунари

Общаться с другими мы учимся с детства, но некоторых проблем не получается избежать даже опытным переговорщикам. Чаще всего споры происходят из-за того, что нам нелегко посмотреть на ту или иную ситуацию чужими глазами. Эксперт по межличностному общению Иота Тацунари видит главную причину ссор в разнице между «мужским» и «женским» мировоззрением.

Автор приводит 36 ключевых противоречий, которые часто возникают между собеседниками. По его мнению, для конструктивного диалога нужно понимать, какой тип коммуникации вам свойственен — «мужской» или «женский». Знание о таком различии между вами и вашим собеседником поможет избежать серьезных конфликтов.

Самый лучший папа! Как оставаться в сердце ребенка, когда работаешь с утра до вечера. Тосимаса Оота

Экономика Японии предполагает, что мужчины просто обязаны быть трудоголиками, иначе их не поймут. А посему они задерживаются в офисе допоздна, а рано утром возвращаются туда и трудятся на благо своей фирмы до седьмого пота.

Только так можно быть уверенным, что семья всегда будет обеспечена всем необходимым. Женщина же гораздо чаще бывает дома и в одиночку занимается воспитанием детей.

Но такое распределение ролей в семье — не редкость и для некоторых семей в России.

Тосимаса Оота обращает внимание читателей на то, как мало времени отведено отцу для общения с детьми: как только ребенок идет в школу, родители перестают быть самыми важными и интересными людьми в его жизни.

А если мужчина проводит все время на работе, то времени на воспитание попросту не хватает.

В этой книге вы найдете полезные советы о том, как придумать интересную игру, грамотно выстроить отношения в браке и всегда оставаться в душе ребенка, даже если в офисе приходится проводить больше времени, чем дома.

Как забыть все забывать. 15 простых привычек, чтобы не искать ключи по всей квартире. Такаси Цукияма

Когда появляется слишком много дел, трудно умещать все в голове и не забывать о некоторых действительно важных вещах. Когда не помогает даже ведение ежедневника, на помощь приходят специальные техники по развитию памяти. Нейрохирург и нейробиолог Такаси Цукияма рассказывает о том, как упорядочить свои мысли.

Одно из главных правил — это, конечно же, соблюдение режима дня. Автор дает множество советов о том, как нужно начинать день и когда лучше всего ложиться спать, чтобы быть бодрее и работать быстрее.

Кроме того, Цукияма подробно описывает и другие факторы, на которые мы обычно не обращаем внимания: наведение порядка на рабочем месте, умение выстроить свою речь, правильное питание и многое другое.

KenKen. Японская система тренировки мозга. Тэцуя Миямото

Тэцуя Миямото — преподаватель математики и создатель знаменитой системы KenKen, которую он придумал для своих учеников. По его мнению, решение особого типа задач на логику ускоряет развитие умственных способностей и доказывает лишний раз, что математика бывает действительно увлекательной.

В этой книге собрано 300 заданий разной степени сложности. Задачи KenKen представляют собой квадратную сетку, которую нужно правильным (и единственным) образом заполнить цифрами. Паззл разделен на отдельные блоки.

Внутри каждого из них указано математическое действие (сложение, вычитание, деление и умножение) и его результат. Определив, какие цифры дадут в результате одного из четырех действий это число, можно постепенно заполнить всю сетку.

Решать эти задачи не только интересно, но и полезно: неслучайно основной педагогический принцип Миямото — это «обучение без обучения».

Уборка в стиле дзен. Метод наведения порядка без усилий и стресса от буддийского монаха. Шуке Мацумото

Уборку трудно назвать приятным делом, но в буддийской культуре поддержание чистоты считается одним из важнейших процессов.

Без наведения порядка невозможно достичь духовного просветления и полностью познать мир.

Монах одного из токийских храмов Шуке Мацумото в своей книге помогает не только понять уборку с точки зрения дзен-буддизма, но и узнать больше об этом религиозно-философском течении.

В наведении чистоты скрывается одна из особенностей культуры Японии: например, в школах дети убираются самостоятельно. Опрятность дома служит своеобразной метафорой внутреннего очищения, приведения в порядок мыслей и чувств.

Кроме того, в Стране Восходящего Солнца совершенно иначе относятся к ненужным вещам: просто так называть старую вещь мусором нельзя, поскольку она, подобно человеку, заслуживает благодарности за свою службу.

Но главное — убираться нужно не вынужденно, а с любовью.

Источник: https://eksmo.ru/selections/5-knig-po-samorazvitiyu-ot-yaponskikh-avtorov-ID12499684/

Главные произведения японской литературы

15 выдающихся произведений VIII–XX веков, известных каждому японцу

Автор Елена Дьяконова

«Записи о деяниях древности» (VIII век) 

Перевод: Е. Пинус, Л. Ермакова, А. Мещеряков

Брат и сестра, муж и жена боги-демиурги Идзанаги и Идзанами поднялись высоко на мост-радугу, помешали копьем в бездне, и с копья упала драгоценная капля, которая превратилась в остров; затем боги родили и другие острова.

Так начинается космогонический миф синто — древней японской религии, появившейся задолго до прихода буддизма на Японские острова. В «Записях о деяниях древности» собраны главные мифы синтоизма, например центральный для Японии солярный миф о богине Аматэрасу — прародительнице императорского рода.

Богиня солнца обиделась на своего буйного брата, спряталась в пещере, и в мире стало темно. Тогда бесчисленные боги ками Ками — божества или духи японской религии синто.

 — их «восемьсот мириад» — собираются на совет и решают, как вызволить Аматэрасу из грота: петух поет свою песню, богиня танца пляшет в длинных бусах и бьет ногами в пустой котел, священное дерево украшают зеркалами, ожерельями, бумажными полосками.

«Записи о деяниях древности» состоят из трех свитков. В двух последних происходит эвгемеризация — мифы и легенды превращаются в исторические хроники.

Иллюстрация к последней сцене из «Повести о старике Такэтори». 1650 год © Wikimedia Commons

«Повесть о старике Такэтори» (конец IХ — начало Х века)

Перевод: В. Маркова

Самый первый японский роман моногатари (буквально — «повествование о вещах»). Старый дровосек отправляется в горы и находит в стволе бамбука крошечную девочку, от которой исходит сияние, ей дают имя Кагуя-химэ.

Девочка потаенно растет в семье дровосека в далеких горах, весть о ее красоте разносится по всей стране, в нее влюбляется император. Однако девочка не простая — она жительница луны, сосланная на землю за проступок; у нее есть платье из перьев, если накинуть его на плечи — забудешь все, что с тобой было.

Пернатое платье, платье забвения — главный образ этого романа, в котором еще ощущается близость к волшебной сказке.

«Повесть о прекрасной Отикубо» (Х век)

Перевод: В. Маркова

Одно из первых японских повествований моногатари — история японской Золушки, девушки, жившей в крошечной каморке (отикубо) и вышедшей замуж за благородного кавалера. Волшебные мотивы переплетаются с описанием быта богатой усадьбы, где живет советник императора, у которого много любимых дочерей и одна нелюбимая.

Нелюбимая дочь зовется Отикубо — по названию убогой комнатки, где она живет. Есть у нее в доме один друг — служаночка. Отикубо чудесно играет на цитре и мастерски владеет иглой, так что мачеха заставляет ее обшивать весь дом. Бедное платье с прорехами, но умение сочинять искусные стихи, незавидное положение в доме и нежная красота.

Отикубо жалеет своего злого отца и очень добра с ним.

«Исэ моногатари» Исэ — это название местности в Японии, но в тексте нет ни одного упоминания о ней. Почему повесть носит такое название, остается загадкой. (Х век)

Перевод: Н. Конрад

Знаменитое сочинение в жанре песенного повествования.

 Возможно, написано одним из самых блестящих придворных императорского двора и выдающимся поэтом Аривара-но Нарихирой, чей огромный талант, красота, манеры, совершенство в искусстве любви покоряли не одно поколение ценителей искусств.

Повествование разделено на небольшие отрывки от нескольких фраз до двух-трех страниц. Центром отрывка стало стихотворение — пятистишие танка, а проза всего лишь предисловие и послесловие к нему.

Мурасаки Сикибу. «Повесть о Гэндзи» (ХI век)

Перевод: Т. Соколова-Делюсина

Огромный роман в 54 свитка, которым озаглавлена вся японская национальная традиция. Написала его придворная дама Мурасаки Сикибу — в Средне­вековье люди не верили, что такое произведение мог создать человек.

Читать его трудно: нужно помнить о множестве переплетающихся повествовательных нитей; язык, на котором он написан, необычайно сложен. Сейчас японцы читают «Повесть о Гэндзи» в переводах на современный язык. Это грандиозное полотно о жизни и любовных приключениях принца — «блистательного Гэндзи» — самого прекрасного из существовавших мужчин.

Он красив необычайной красотой, умен, талантлив во всем, при нем искусство любви достигло необычайных высот, чувства любовников утончились до предела. Глава о кончине принца Гэндзи не написана, есть только название «Сокрытие в облаках» — так в Японии величают смерть высокопоставленного лица.

Японцы верили, что принц Гэндзи возрождается в грядущих поколениях — в наше время считалось, что Гэндзи возродился в облике известнейшего актера театра кабуки Бандо Тамасабуро.

Сэй-Сёнагон. «Записки у изголовья» (ХI век)

Перевод: В. Маркова

Первое и образцовое произведение в жанре эссе. Японцы называют этот жанр «вслед за кистью» (дзуйхицу) — когда мысль едва поспевает за рукой.

Одно из любимейших произведений японцев, породившее множество подражаний в веках. Писательница Сэй-Сёнагон говорила: «Эту книгу замет аблюдение, впечатление.

обо всем, что прошло перед моими глазами и волновало мое сердце, я написала в тишине и уединении моего дома».

Это бессюжетное собрание наблюдений, точных, острых, печальных и остроумных, написанное придворной дамой императрицы с неподражаемым мастерством. Вот пример:

Камо-но Тёмэй. «Записки из кельи» (ХII век)

Перевод: В. Горегляд

Еще один пример любимого японцами жанра «вслед за кистью». «Записки из кельи» написаны монахом, который поселился в хижине на склоне горы и уединенно прожил всю жизнь. Камо‑но Тёмэй положил начало традиции литературных отшельников, внешне аскетичных, отрешенных — внутренне сосредоточенных.

Взирая с высокой горы, одинокий монах видит с необыкновенной ясностью все, что происходит в мире, в столице: стихийные бедствия, голод, земле­трясения, но и чувства людей, красоту природы, горечь жизни.

Драгоценным языком он рисует в этом бессюжетном произведении широчайшие картины стихийных бедствий — и рядом голос кукушки в горном лесу, гнездо воробья, свитое под боком у коршуна, прозябание в плетеной хижине.

Нидзё. «Непрошеная повесть» (ХIV век)

Перевод: И. Львова (Иоффе)

Написана японской Манон Леско — придворной дамой по имени Нидзё; повествование ведется от первого лица и разворачивается в доме ее отца — государственного советника, в императорском дворце, в монастыре, в столице и ее окрестностях.

В ранней юности в героиню влюбляется император, он долгие годы скрывал свои чувства, но приходит пора, и он открывается ей: «Вспомнились мне строчки из „Повести о принце Гэндзи“: „Из-за любви государя промокли от слез рукава…“ Месяц совсем побелел, а я стояла, обессилевшая от слез, провожая государя…» Любовь императора изменчива и ненадежна, героиня переживает тяжелые времена; в нее влюбляются и другие кавалеры, иногда она отвечает им взаимностью.

«Повесть о доме Тайра» (ХVI век)

Перевод: И. Львова (Иоффе)

Военная повесть, самурайское сказание о войне двух кланов — Тайра и Минамото, подобной Войне Алой и Белой розы Война Алой и Белой розы — серия вооруженных династических конфликтов между группировками английской знати в 1455–1485 годах в борьбе за власть.

В ходе нее погибло большое число представителей английской феодальной аристократии. в Англии. Силы воюющих распределились так: на диком востоке страны собралось огромное войско варваров под водительством клана Минамото; на западе, в блестящей императорской столице, — армия клана Тайра. Победа досталась Минамото.

Минамото были так сильны, что перед ними гнулись деревья и травы, Тайра опирались на императорский двор.

По Японии бродили рапсоды — монахи с лютнями, они были свидетелями кровавых битв высокородных домов (или повест­вовали со слов свидетелей) и пели о подвигах и славе во дворцах знати, на перекрестках дорог, у храмов и святилищ.

Монахи с лютнями стали необычайно популярны в стране, где искусство рассказчика всегда ценилось очень высоко. Появилось огромное количество неучитываемых вариантов устных рассказов об одних и тех же событиях, множество версий фольклорного происхождения. Существовало поверье, что рассказы о сражениях успокаивают души погибших воинов.

В 80-е годы ХII века происходили уже не стычки, а полномасштабная война: гибнет в пучине вод малолетний император Антоку, погибает главный злодей Тайра-но Киёмори, и их смерть описывается как явление мифологическое.

Тогда начала формироваться идеология и этика самурайства — идея беспримерной верности, любви к смерти, долга в его самом высоком и чистом варианте. Идеология эта получила свое теоретическое воплощение гораздо позже, в трактатах ХVII–ХVIII веков.

В «Повести о доме Тайра», где анонимный автор собрал наиболее выразительные варианты устных рассказов и добавил от себя чисто литературные и философские части, проводится важнейшая для японской традиции мысль: бренность всего сущего — закон мироздания.

Кобаяси Исса © Wikimedia Commons

Исса. Стихи (ХVIII век)

Перевод: В. Маркова, Т. Соколова-Делюсина

У поэта Иссы было трудное детство: его угнетала злая мачеха; бедность, неустроенность преследовали его всю жизнь. Он всегда заступался за малых, слабых, болезненно любил все хрупкое, недолговечное. Его простые трехстишия хайку, короткие стихотворения всего в 17 слогов, написаны как будто ребенком — несчастным и бесконечно талантливым. Вот некоторые примеры:

Хигути Итиё © Wikimedia Commons

Хигути Итиё. «Сверстники» (1895 год)

Перевод: Е. Дьяконова

Повесть юной девушки, в 24 года скончавшейся от туберкулеза, поразила японский читающий мир в самом конце ХIХ века. Написав эту повесть и несколько рассказов, она стяжала славу выдающегося мастера слова.

Ее называли «фейерверком в сумерках Эдо Эдо — старое название Токио.».

В головокружительно длинных фразах своего повествования она рассказывает об удивительном, артистическом, манящем и страшном мире квартала «красных фонарей», где разврат соседствовал с целомудрием, продажная любовь прекрасных куртизанок — с горячей и безнадежной любовью детских сердец. Хигути Итиё была одной из последних литераторов, которые писали на старом литературном языке бунго, после нее использовали уже язык разговорный. Но бунго в ее исполнении звучит необыкновенно современно, в духе прозы ХХ века.

Читайте также:  Книги про китай

Исикава Такубоку © Wikimedia Commons

Исикава Такубоку. «Горсть песка» (1908–1910), «Грустная игрушка» (1912)

Перевод: В. Маркова

Рано умерший от туберкулеза Исикава Такубоку — один из любимых японцами поэтов; он писал романтические стихи в новом вкусе, но прославился пятистишиями танка — короткими стихами в 31 слог. Эта форма существует в Японии с VIII века.

Однако в ХХ веке этому юноше, бедному, тяжело больному, неустроенному в жизни, обремененному семьей, удалось вдохнуть в нее совершенно новые силы, так что древняя поэзия зазвучала щемяще современно.

Простые стихи Исикава Такубоку называл своей «грустной игрушкой» (такое название и у вышедшего после его смерти сборника танка), они очень громко прозвучали в японском мире, но уже после смерти поэта. Вот стихотворение из «Горсти песка»:

Дзюнъитиро Танидзаки. «Похвала тени» (1934)

Перевод: М. Григорьев

Все романы и повести этого выдающегося японского писателя ХХ века достойны внимания, однако я предла­гаю читателям его эссе «Похвала тени», в котором он проводит сравнение между европейской и японской цивилизациями. Эссе Танидзаки — лучшее чтение для того, кто хочет узнать подлинную Японию. Вот одна из цитат:

Юкио Мисима. «Золотой храм» (1956)

Перевод: Г. Чхартишвили

Эпатирующий, блестяще написанный роман одного из самых удивительных писателей ХХ века.

Мисима написал огромное количество произведений — романов, пьес, эссе, увлекался фотографией и устраивал мировые выставки своих работ, дирижировал симфоническими оркестрами, истово работал над своим телом, которое с годами приобрело идеальные формы и стало напоминать греческие статуи. Он устроил путч, поражение в котором стало предлогом, чтобы совершить ритуальное самоубийство — харакири (правильнее говорить «сэппуку»).

«Золотой храм», его самый знаменитый роман, основан на подлинном происшествии в буддийском храме, здание которого славится в Японии своей изящной красотой.

Небольшое деревянное строение над тихим прудом, покрытое позолотой, считается шедевром архитектуры — в течение столетий оно привлекало толпы ценителей красоты. Послушник этого храма сжег его дотла, уверяя, что оно слишком прекрасно для нашего мира.

Призрачный облик Золотого храма в воспоминаниях современников — это что-то более ценное, чем сам храм.

Кобо Абэ. «Женщина в песках» (1962)

Перевод: В. Гривнин

Удивительное повествование о скромном энтомологе, ищущем насекомых в отдаленной местности на берегу моря среди дюн. Он попадает в незнакомую деревню, где жители ютятся на дне огромных песчаных ям, куда легко спуститься и откуда невозможно выбраться.

Герой оказывается запертым в такой яме, где живет в хижине женщина — ее жизнь состоит в борьбе с песком, вечной, сыпучей субстанцией, проникающей повсюду. Если на минуту остановиться, песок погребет под собой людей, постройки, всю жизнь.

Жители деревни зарабатывают на жизнь добычей песка, взамен им спускают в яму еду, одежду. Сначала герой отчаянно пытается выбраться из ямы, хотя понимает, что это невозможно.

Затем начинает жить странной призрачной жизнью на фоне осыпающегося песка, сходится с женщиной, начинает любить ее странной текучей любовью. Вырисовывается удивительная философия местных жителей, построенная на патриотизме, любви к этому забытому богом месту. 

Источник: https://arzamas.academy/materials/714

Книги о японии быт и нравы

КНИГИ О ЯПОНИИ

БЫТ И НРАВЫ

ВЕТКА САКУРЫ О содержании книги Всеволода Овчинникова «Ветка сакуры» позволяет судить ее подзаголовок «Рассказ о том, что за люди японцы», а также названия разделов книги: «Их вкусы», «Их мораль», «Их быт, их труд», «Их помыслы». Показать и объяснить страну через ее народ — вот суть авторского замысла. Овчинников В. В. Ветка сакуры. Рассказ о том, что за люди японцы. / Всеволод Овчинников. — Москва : Мол. гвардия, 1971. — 223 с.

ПЯТНАДЦАТЫЙ КАМЕНЬ САДА РЕАНДЗИ Журналистское исследование наполненное зрелым и глубоким анализом, гигантское количество уникальных фактов, полученных во время интереснейших встреч и обстоятельств – все это делает «Пятнадцатый камень сада Рёандзи» похожим на триллер, какой смотришь, не моргая, боясь пропустить судьбоносную, смысловую деталь. Пятнадцатый камень сада Реандзи / Владимир Цветов. М. : Политиздат, 1986. — 301, [1] с.

ЯПОНЦЫ : ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ Книга знакомит читателей с особенностями японского национального характера.

Используя обширный фактический материал и личные наблюдения, авторы выявляют национальнопсихологическую специфику речевой коммуникации японцев, установления межличностных отношений и другие особенности их социального поведения.

Это первая в нашей стране работа по социальной психологии японцев. Пронников, В. А. Ладанов, И. Д. Японцы : Этногр. очерки / В. А. Пронников, И. Д. Ладанов. — М. : Наука, 1983. — 270 с.

СОВРЕМЕННЫЙ ЯПОНСКИЙ ЭТИКЕТ: РАЗНООБРАЗИЕ В ГАРМОНИИ Книга является первой в серии публикаций по теме японского этикета.

Она рассчитана на самую широкую читательскую аудиторию, и, возможно, в первую очередь на нашу молодежь, которая порой испытывает дефицит практических знаний, как правильно следует вести себя среди окружающих.

Современный японский этикет: разнообразие в гармонии [Те кст] / Л. Г. Арешидзе, М. И. Крупянко, И. М. Крупянко. — Москва : Международные отношения, 2013. — 262, [1] с.

ЯПОНИЯ: ИДЕОЛОГИЯ, КУЛЬТУРА, ЛИТЕРАТУРА В сборнике представлены материалы первой международной конференции японоведов социалистических стран, охватывающие чрезвычайно широкий круг разнообразных аспектов материального быта, национальной психологии, философии, искусства и литературы Японии. Япония: идеология, культура, литература : [Сб. ст. ] / АН СССР, Ин-т востоковедения; [Отв. ред. В. Н. Горегляд, В. С. Гривнин]. — М. : Наука, 1989. — 199 с.

ВСЕ О ЯПОНИИ Книга состоит из многочисленных статей о семейном укладе, быте и этике японцев, в приложении можно найти множество полезной информации, в том числе о японском календаре, мерах измерения и денежных знаках. Все о Японии. [Сб /Сост. Царева Г. И. ]. — М. : Издво Фонда духов. развития «Канун золотого века», 2001. — 608 с.

ЯПОНСКОЕ ОБЩЕСТВО: ИЗМЕНЯЮЩЕЕСЯ И НЕИЗМЕННОЕ Новая коллективная монография, посвященная проблемам японского общества 10 -х годов XXI века, таким как история страны и родной язык как социальная ценность, эстетические ценности и система ценностей молодежи и другие аспекты. Японское общество: изменяющееся и неизменное [Текст] : [коллективная монография] / Ин-т востоковедения РАН, Японский фонд. — Москва : АИРО-XXI, 2014. — 296, [2] с.

ЯПОНИЯ: НЕСТАНДАРТНЫЙ ПУТЕВОДИТЕЛЬ Настоящая книга представляет собой нестандартный путеводитель по реалиям современной жизни Японии: от поиска жилья до японских суеверий и кинематографа, оформленный выполненными в стиле манга иллюстрациями, нарисованная Каваками Хитоми; дополнен приложением, содержащим полезные телефоны, ссылки и адреса. Головина, К. Кожурина, Е. Япония: нестандартный путеводитель /Ксения Головина, Елена Кожурина. — Санкт-Петербург : КАРО, 2006. — 232 с.

КНИГА ЯПОНСКИХ ОБЫКНОВЕНИЙ Книга посвящена описанию культуры и образа жизни японцев.

С неизменной любовью, но без обиняков, автор показывает нам внутренние, порой интимные особенности японской жизни в неразрывной связи прошлого и настоящего, что дает возможность лучше понять не только реалии японской повседневности, но и проникнуть в саму душу японцев. Мещеряков, А. Н. в. Книга японских обыкновений / А. Н. Мещеряков. — Москва : Наталис : РИПОЛ классик, 2007. — 556 с.

ТОКИО И ТОКИЙЦЫ: БУДНИ, ВЫХОДНЫЕ, ПРАЗДНИКИ В данной книге рассказывается о смешении в повседневной жизни токийцев современности и старины. Также О. И.

Завьялова подробно анализирует влияние эстетических представлений Запада на культурную сферу японской современной жизни. В книге также присутствует обзор элементов китайской традиционной культуры в японском быту. Завьялова, О. И.

Токио и токийцы: будни, выходные и праздники/АН СССР, Ин-т востоковедения. — М. : Наука, 1990. 150, [2] с. , [4] л. ил.

ИСТОРИЯ ЯПОНИИ

ИСТОРИЯ ЯПОНИИ Антология исследований известных ученых-японоведов начала XX века: Х. Ванденберга, Т. А. Богданович, Н. И.

Конрада, Накамуры Кооя и Акиямы Кэнзоо по истории Японии с древнейших времен до начала XX века, включая эпохи первых императоров, правления сегунов и реформ эпохи Мэйдзи. Приводятся также работы представителей японской школы.

История Японии : сборник исторических произведений /[сост. : С. А. Шумов, А. Р. Андреев; ред. И. А. Настенко]. — 5 -е изд. , испр. . — Москва : Русская панорама, 2008. — 503 с.

ИСТОРИЯ ЯПОНИИ Эта книга — не учебник и не претендует на строгую научность. Автор — журналист и предназначил свой труд для всех тех, кого не перестает удивлять Япония.

Предлагая читателю экскурс в историю и культуру Японии с древнейших времен до наших дней, автор приглашает читателя вместе с ним удивляться, сравнивать и постигать. Дейноров, Э. История Японии / Эльдар Дейноров.

Москва : АСТ Астрель, 2011. — 767 с.

ЯПОНИЯ В ЭПОХУ ТОКУГАВА В эпохе Токугава следует искать ключ к пониманию причин процветания современной Японии.

Монография представляет собою рассказ об этом динамичном периоде японской истории — времени зарождения рыночной экономики, которое привело к переменам в образе жизни всех слоев японского общества. Лещенко Н. Ф.

Япония в эпоху Токугава /Н. Ф. Лещенко. Москва : Крафт+, 2010. — 347, [2] с. , [16] л. ил. , цв. ил.

ЯПОНИЯ. ОТ СЕГУНАТА ТОКУГАВЫ — В XXI ВЕК Книга содержит панорамное и в то же время глубокое описание истории страны. Это рассказ о нации, которая постепенно создавала своё могущество и богатую культуру.

Взлёт и падение сословия самураев, реставрация императорской власти в эпоху Мэйдзи – всё это и многое другое нашло отражение на страницах книги. Мак-Клейн Д. Л. Япония. От Сегуната Токугавы — в XXI век /Джеймс Л. Мак-Клейн; [пер. с англ. Е. А.

Красулина]. — Москва : АСТ Астрель, 2006. — 895 с.

ИСТОРИЯ ЯПОНИИ.

XX ВЕК Основываясь на богатой документальной базе, лучших научных работах прошлого и результатах новейших исследований, авторы дают читателю полномасштабное представление о внешней и внутренней политике, экономике и культуре Японии. Молодяков В. Э. История Японии. XX век /В. Э. Молодяков, Э. В. Молодякова, С. Б. Макарьян; [Рос. акад. наук, Ин-т востоковедения]. — [2 -е изд. ]. — Москва : ИВ РАН Крафт+, 2009. — 526, [1] с.

ИМПЕРАТОР МЭЙДЗИ И ЕГО ЯПОНИЯ Книга известного япониста представляет собой самое полное в отечественной историографии описание правления императора Мэйдзи (1852 -1912), которого часто сравнивают с великим преобразователем России — Петром I. Легкость и доступность изложения делают книгу интересной и познавательной. Мещеряков А. Н. Император Мэйдзи и его Япония /А. Н. Мещеряков. — 2 -е изд. . — Москва : Наталис, 2009. — 735 с.

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ЯПОНИИ В ЭПОХУ МЭЙДЗИ В эпоху Мэйдзи (1868– 1912) Япония совершила такой стремительный прорыв во всех областях жизни, который, пожалуй, не знает ни одна другая цивилизация.

О том, как был совершен этот беспрецедентный переворот, чем жила и живет Япония и какие черты повседневной жизни японцев сложились именно в этот период, рассказывается в книге известного французского историка-востоковеда. Фредерик Л.

Повседневная жизнь Японии в эпоху Мэйдзи /Луи Фредерик; [пер. с фр. А. Б. Овезовой]. — Москва : Молодая гвардия Палимпсест, 2007. — 310 с.

ИСТОРИЯ ЯПОНИИ В I томе учебного пособия по истории Японии систематически излагается история этой страны с древнейших времен до 1868 года, когда Япония ступила на путь превращения в современное государство.

Во II томе излагается история с 1868 г. по наше время. Кузнецов Ю. Д. История Японии. [Учеб. для вузов по спец. «История»] /Ю. Д. Кузнецов, Г. Б. Навлицкая, И. М. Сырицын]. — М. : Высш. школа, 1988. — 431, [1] с.

ИСТОРИЯ ЯПОНИИ.

МЕЖДУ КИТАЕМ И ТИХИМ ОКЕАНОМ Мы предлагаем вашему вниманию книгу, написанную современной французской исследовательницей — Даниэль Елисеев и посвященную столь притягательной и загадочной восточной стране, как Япония. Именно страну «между Китаем и Тихим океаном» предстоит увидеть читателю, взявшему в руки эту книгу. Елисеев Д. История Японии. между Китаем и Тихим океаном /Даниэль Елисеев; [пер. с фр. М. Ю. Некрасова].

— Санкт-Петербург : Евразия, 2008 (макет 2009). — 318 с.

ПО СЛЕДАМ ДРЕВНИХ КУЛЬТУР ХОККАЙДО В его путевых записках Р. С.

Васильевского рассказывается о древнейших обитателях острова, о феномене культуры дзёмон, о странных камнях Нонакадо и Сюэна, о сэкибо Касиваги и фантастических догу, о таинственном медвежьем празднике и культе плодородия, о смелых зверобоях охотской культуры и загадочном народе айнов. Васильевский Р. С. По следам древних культур Хоккайдо. Новосибирск : Наука. Сиб. отд-ние, 1981. — 174 с.

КУЛЬТУРА, ИСКУССТВО И ЯЗЫК ЯПОНИИ

ГЕРОИ, ТВОРЦЫ И ХРАНИТЕЛИ ЯПОНСКОЙ СТАРИНЫ Книга состоит из девяти очерков и представляет собой исследование развития древней японской культуры через образы мифологических героев, исторических деятелей, поэтов, писателей IV-XI вв. Написана в жанре научнопопулярного эссе. Мещеряков А. Н. Герои, творцы и хранители японской старины. — М. : Наука, 1988. — 239 с.

ЯПОНСКАЯ МИФОЛОГИЯ До XVI века Европа и не подозревала о существовании Страны восходящего солнца. Японский миф вовлекает в круг идей и сюжетов, принадлежащих, кажется, иному измерению (настолько они не привычны) — и все же представимых и постижимых.

Читайте также:  Книги про книги прошлое

Познаваемая в мифах, в этой сокровищнице «национального духа» , Япония становится для нас ближе и понятнее. Японская мифология : энциклопедия /[сост. , общ. ред. Н. Ильиной и О. Юрьевой]. — Москва Санкт-Петербург : Эксмо Мидгард, 2006. — 461, [1] с.

КОДЗИКИ. ЗАПИСИ О ДЕЯНИЯХ ДРЕВНОСТИ. СВИТОК 1 Книга представляет собой комментированный перевод древнейшего памятника японской письменности «Кодзики» («Записи о деяниях древности»).

Первый свиток «Записей о деяниях древности» включает в себя свод древнейших японских мифов Кодзики. Записи о деяниях древности. Свиток 1 /[Сост. и общ. ред. Р. В. Грищенкова; Предисл. Е. М. Пинус]. — СПб.

: Кристалл, 2000. 606, [1] c.

ТЫСЯЧА ЖУРАВЛЕЙ. АНТОЛОГИЯ ЯПОНСКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ VIII-ХIХ ВВ В настоящей антологии представлены наиболее значительные произведения японской классической литературы — вехи магистрального развития литературы Японии на протяжении двенадцати веков (VIII-XIX вв. ).

Предисловия, сопровождающие каждую отдельную публикацию, в совокупности составляют солидный очерк по литературе VIII-XIX вв. Тысяча журавлей. антология японской классической литературы VIII-ХIХ вв /[сост. : Т. П. Редько; пер. с яп. А. Е. Глускиной и др. ].

— Санкт-Петербург : Азбука-классика, 2005. 989 с.

ИВАЯ СУЭО НИХОН МУКАСИ БАНАСИ. СКАЗАНИЯ ДРЕВНЕЙ ЯПОНИИ Нихон Мукаси Банаси` в переводе означает `Сказания древней Японии`.

Это не просто народные сказки, а литературный памятник, запечатлевший самый дух нации, миросозерцание японского народа, своеобразие его мифологии, психологии, этики, жизненного уклада. Ивая Суэо Нихон мукаси банаси.

Сказания древней Японии /Садзанами Сандзин; С ориг. рис. яп. худож. Пер. с яп. и примеч. В. М. Мендрина. — М. СПб. : Рос. гос. б-ка Летний сад, 2000. — XVI, 253, [1] с.

ЯПОНСКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ. ПЯТИСТИШИЯ [ТАНКА].

ТРЕХСТИШИЯ [ХОККУ] Классическая японская поэзия — изысканно-тончайшие танка, причудливые и параллельно чеканные хокку… Импрессия — или воплощенная в Слове картина мира и человеческой души, через внешнюю красоту мира воспринимаемая.

Перед вами — `золотая коллекция` японской классической поэзии. Японская классическая поэзия. пятистишия [танка]. Трехстишия [хокку] /[пер. со старояп. , предисл. и коммент. В. Н. Марковой]. — Москва : АСТ Москва, 2008. — 541 с.

ЯПОНСКАЯ ПОЭЗИЯ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА. ТАНКА, ХАЙКУ, КИНДАЙСИ В антологию вошли произведения крупнейших поэтов японского Серебряного века, творивших в конце XIX первой половине XX в.

, — Масаока Сики, Есано Акико, Китахара Хакусю, Такамура Котаро, Нисиваки Дзюндзабуро и др. Японская поэзия Серебряного века. танка, хайку, киндайси /в пер. Александра Долина.

— Санкт-Петербург : Азбука-классика, 2008. — 492, [1] с.

ТРАДИЦИОННАЯ ЯПОНИЯ. НУЛЕВОЙ УРОВЕНЬ Написанная более века назад удивительным человеком книга эта и по сей день остается актуальна, ведь речь в ней обо всем японском.

Общеизвестно, что в мире, пожалуй, не сыскать другой такой культуры, в какой бы старина и традиции так тонко и причудливо переплетались с новаторством и даже неким футуризмом. Чемберлен Б. Х. Традиционная Япония : нулевой уровень [пер. с англ.

] /Б. Х. Чемберлен; Восток-Запад. — Москва : АСТ Восток-Запад, 2008. — 251 с.

ЯПОНСКИЙ ТЕАТР НО В книге освещается история японского средневекового театра Но, изучаются особенности его драматургии и эстетики, специфика спектакля и техника актёра. Книга рассказывает также о современных судьбах этого театра. Содержит фотоиллюстрации. Анарина Н. Г. Японский театр Но. — М. : Наука, 1984. — 213 с.

Источник: http://present5.com/knigi-o-yaponii-byt-i-nravy/

Книга-сенсей: лучшие японские книги

Лучшие японские книги – это ступеньки получения знаний о японской культуре. Не стоит полагать, что они написаны неведомыми иероглифами, в статье представлены лучшие издания японских авторов, переведенные на русский язык.

Почему это показалось нам интересным? Ответов много: — японская культура развивается семимильными шагами, так что игнорировать ее уже невозможно; — японские писатели слишком оригинальны и эксцентричны, чтобы пройти мимо их книг; — каждый сюжет японских книг открывает перед читателем мудрость, знания, опыт поколения, которое имеет интереснейшую историю.Наш автор Татьяна Дроздюк уверена, что начало знакомства с новой для человека страной стоит начинать с литературы. Это самый доступный и простой способ понять и принять азы неведомой культуры. У японцев есть такая народная пословица: «Будешь спать в лодке, распустив паруса, не увидишь берега». Так вот с нижеприведенными книгами уснуть не получится. Ими зачитываются президенты и политики, актеры и режиссеры, студенты и бариста. И каждый находит там свой собственный жизненный урок, совет, мудрость, которая помогает справиться с житейскими проблемами. Сохраните себе адрес блога в закладках, чтобы иметь возможность открывать для себя посредством литературы новые страны и горизонты. А сейчас – добро пожаловать в Страну Восходящего Солнца!
— Ямамото Цунэтомо «Кодекс Бусидо»

«Бусидо» в переводе на русский, означает «путь воина». Эту японскую книгу очень сложно отнести к тому или иному жанру. Она является древним сборником мудрости самураев, талмудом с цитатами, афоризмами и правилами для истинных воинов.

Автор, который составил сей трактат, жил в начале 17 века и сумел первым систематизировать традиционные постулаты, что существовали в то время в Японии. Автор Ямамото после того, как его «господин» скончался и мужчина получил свободу, решил стать монахом и свою жизнь положить на алтарь выведения воинского пути в ранг священного предзнаменования.

Он первым громко заявил о том, что путь самурая – это путь к смерти, и никак иначе. В книге есть много притч, рассказов, отдельных высказываний о правде, совести, верности, мужестве, которыми обязан обладать искренний воин. Эта книга говорит о простых, но многими современниками забытых вещах. Она должна быть на книжной полке в том доме, где подрастает мальчик.

Скачать Ямамото Цунэтомо «Кодекс Бусидо»

— Миямото Мусаси «Книга пяти колец»

Не менее популярный коллега предыдущего автора, который также жил на рубеже 16-17 веков, создал труд, который сегодня называют настольным в Японии. Миямото был успешным фехтовальщиком, что отображает обложка издания.

Но предполагать, что в этой японской книге идет речь только об искусстве битвы на рапирах – наивно. Мусаси на закате своей жизни отказался от всех мирских благ и ушел жить в пещеру, дабы сконцентрироваться на изучении разных веток искусства и написать труд своей жизни. И у него это удалось.

Не смотря на то, что жил Миямото в нечеловеческих условиях, зачастую не мог помыться на протяжении года или поесть горячей еды, это заставило его мозг работать в экстренном ритме.

Кроме того, что в «Книге пяти колец» (единственной от этого автора) Миямото систематизировал боевые искусства, психологию и мотивацию, он научился самостоятельно искусству каллиграфии, скульптуры, композиторства, написания картин и т.д.

Эту книгу стоит прочитать всем, кто пытается достичь успеха в бизнесе, грамотно создать новый продукт или просто быть хорошим человеком. Эта книга – это кладезь мудрости не только гениального автора, но и очень отверженного самурая.

Скачать Миямото Мусаси «Книга пяти колец»

— Харуки Мураками «Хроники заводной птицы»Говоря про японскую культуру, невозможно не отдать пласт внимания творчеству Харуки Мураками. Этот современный прозаик, переводчик, профессор и легкоатлет-марафонщик своим литературным творчеством не только рассказал всему миру о праве японской культуры на почетное место под солнцем, но и в Японии прославил европейских авторов. Переводы романов Фицджеральда, Хемингуэя, Рея Бредбери признаны самыми точными и наиболее востребованными среди японской интеллигенции. Сейчас Мураками пишет в США, но все также про родную страну, будучи уверенным, что на расстоянии более тонко ощущается соль патриотизма. Эта книга рассказывает историю Тору Окада – обычного японского парня, от которого уходит жена. Молодой человек находится на грани сложной депрессии. Но судьба очень тщательно вовлекает героя в череду происшествий, которые будут порой иметь мистический, исторический, документальный характер. Роман очень постепенно и красиво проводит читателя от одного к другому жизненному этапу Тору, привязывая внимание к каждой новой детали. Поклонники творчества Мураками завидуют тем читателям, которые прикоснутся к произведению впервые.

Скачать Харуки Мураками «Хроники заводной птицы»

— Нацуо Кирино «Хроника жестокости»

Кирино шла к признанию в Японии долгие годы. Первый роман автор написала и отдала в издательство только в 40-летнем возрасте и предполагала, что ее мысли не будут никому интересны. Но далеко не женский подход к типичным жизненным ситуациям, приглянулись читателям.

Вот уже 20 лет Нацуо принято считать самой популярной женщиной-прозаиком современной Японии. Такие японские книги, как «Хроника жестокости» — это ответ на «Коллекционера» Фаулза, или Шекспировскую «Бурю».

Писательница пересматривает суть «стокгольмского синдрома», показывая историю одной девочки-жертвы, что чудом выжила после года заточения у маньяка-убийцы. Наруми Коуми не может забыть то, что с ней случилось, но жизнь продолжается.

И вроде как память потихоньку позволяет познать новые счастливые моменты в жизни, но тут приходит письмо, которое острым колом врезается в сознание девочки: маньяк пишет, что не простил Коуми.

Но за что она должна перед ним извиниться?
— Юкио Мисима «Жажда любви»Имя Юкио Мисима стоит на первых позициях среди глыб литературного ремесла в Японии. Сам писатель был эксцентричным и очень разносторонне развитым человеком. Вся его жизнь и смерть посредством харакири могут стать основой для отдельного бестселлера.

Но все же обойти стороной его работы не представляется возможным. «Жажда любви» была включена комитетом ЮНЕСКО в список литературных шедевров японских авторов. Сюжет книги рассказывает личную историю Эцуко, которая среди деревенских забот находит время влюбиться в своего садовника.

Но не торопитесь морщить нос, этот роман прилично повлияет на ваше настроение: тут вдоволь предательства, секса, самокопаний, интерпретации традиций и классовой дискриминации. Япония после Второй мировой войны предстает в совсем необычном свете перерождения и перехода от устарелых догм к современным неудобным формам. Отлично показаны семейные многовековые устои, которые каждый из героев по-своему ненавидит. Если вас интересуют японские книги, что оставляют долгое «послевкусие», то эта обязательна к прочтению.

— Артур Голден «Мемуары гейши»

Эта книга не японского автора, но более «японскую» книгу найти будет крайне сложно. Артур Голден очень метко и обширно описал в своем романе историю, которая имела место быть в реальности. Судьба главной героини Саюри, которая проходит путь от бедной крестьянки к королеве гейш Киото, открыла миру невиданную профессию.

Автор на основе документальных исследований раскрывает некоторые секреты этих жриц любви, их идеологию и причины популярности у противоположного пола. Красивые, умные, необычайно интересные гейши умели за мгновения влюблять в себя, покорять сердца и разум, доставлять удовольствие без сексуального контакта и при этом всегда оставаться в тени загадки и некой мистики.

Эта книга много раз была экранизирована, но ни один режиссер так и не смог полноценно прочувствовать ту особенную атмосферу, которую создал автор на страницах своего бестселлера.
— Кобо Абэ «Четвертый ледниковый период»Если вы полагаете, что японская культура ограничивается чайной церемонией и разнообразием пестрых кимоно – вы очень ошибаетесь.

Японские книги фантастического жанра ничем не уступают европейским или американским, просто разве что они не сильно распиаренные. Роль Кобо Абэ в популяризации и развитии японской современной литературы сложно переоценить. Он создал на этом поприще свою нишу, потому как всегда писал японские книги так, как более не мог никто другой.

У него свой почерк, подача и сюжеты, предназначены для читателя интеллектуала. «Четвертый ледниковый период» — это роман-утопия что рассказывает о попытках ученых внедриться в генную науку с целью перепрограммировать будущее поколение. В процессе научных работ ученые умудрились изобрести искусственный интеллект, который предвещает развитие человечества.

Первый прогноз: всемирный потоп и исчезновение жизни с лица земли.

Читайте также:  Книги про управление

— Хироси Сакурадзака «Грань будущего»

Источник: https://books.vilingstore.net/Knigasensey-luchshie-yaponskie-knigi-i2271723

Папмамбук

«Книги надо смотреть»

В детском отделе японского книжного магазина сразу привлекают внимание длинные стеллажи с манга. Манга – это комиксы, истории в картинках, которые составляют 40% от общего количества всех книг, издаваемых в Японии. Почти всегда они издаются сериями, которые могут включать несколько тысяч выпусков.

Манга бывают для мальчиков и девочек, для младенцев и стариков, для интеллектуалов и «пролетариев». Манга-персонажи становятся такими же национальными символами, как герои народных сказок. Например, кот-робот Дораэмон известен буквально каждому японцу.

Манга «Дораэмон» состоит из 1300 выпусков, получила множество детских книжных премий и даже (что редкость) переведена на русский.

Если в нашей стране в последние годы только-только начали появляться фестивали, магазины и библиотеки комиксов, то в Японии они существуют уже полвека: в Киото работает огромный Международный музей манга, а тематические магазины есть почти в каждом городе.

Такое повсеместное распространение комиксов неудивительно, ведь «смотрение», рассматривание, созерцание – основа японской культуры. Манга – своеобразная школа визуальной грамотности, которая для японца не менее (а иногда даже более) важна, чем вербальная.

Когда я попросила знакомую японскую маму рассказать, как она читает книги со своим пятилетним ребенком, то услышала в ответ: «Мы не читаем. Мы смотрим. Просто листаем страницы, рассматриваем, иногда я говорю ребенку: смотри, девочка цветы собирает. Или он мне показывает: этот монстр самый страшный, а этот добрый.

Текст в книге нам не нужен. Мы его сами придумаем, если понадобится».

Почему так происходит? Причин много, и одна из них – иероглифическая письменность. Иероглиф – это «бывшая» пиктограмма, рисуночное письмо. Старательно выписывая и читая иероглифы, дети учатся понимать и расшифровывать изображение. Существует мнение, что именно благодаря ежедневной практике в начертании иероглифов многие японцы очень хорошо рисуют.

Привычка к длительному созерцанию лежит в основе культуры семейного чтения. Японцы считают, что глазами можно сказать и понять больше, чем словами. Возможно, именно поэтому многим иностранцам кажется, что японцы вообще не ругают и не наказывают детей.

На самом деле, и ругают, и наказывают – только не словами или действиями, а косыми взглядами, неодобрительным молчанием. Недовольство родителей дети просто чувствуют. В одном из социологических исследований японцев спрашивали, какова главная задача воспитания дошкольника. И более 80% ответили: переживание эмпатии.

(Аналогичное исследование, проведенное Институтом социологии РАН, показало, что 70% российских родителей считают своей главной задачей «дать хорошее образование».)

Умение «считывать» эмоции, настроение, смыслы, заложенные в изображении, – вот что в первую очередь призваны развивать и воспитывать японские детские книги.

Книжка-картинка – единственный жанр японских книг для дошкольников. Да и среди «школьных книг» почти не встретишь неиллюстрированных изданий.

Составить представление о них можно по изданным на русском языке книгам Айяно Имаи, Ко и Тиаки Окадо, Чисато Таширо.

Невероятной популярностью пользуются в Японии книги с иллюстрациями Ивасаки Тихиро (1918‒1974). Уникальный для Японии случай: творчеству Ивасаки Тихиро посвящен сразу два музея, в Токио и недалеко от Нагано.

На европейский взгляд, книги Тихиро ничем не примечательны, там почти ничего не происходит. Но для японца любого возраста нет ничего лучше, чем книга, которую можно рассматривать.

Всю свою жизнь Ивасаки Тихиро рисовала детей, и наслаждаться ее акварелями можно бесконечно.

Возможно, именно развитой привычкой к созерцанию обусловлена знаменитая японская «всеядность», восприимчивость к самым разным культурам. Ведь созерцать можно и нужно разное.

Стилистическое разнообразие абсолютно естественно для японской детской литературы, о чем свидетельствует огромное количество книжек, в которых под одной обложкой соединяются работы разных детских иллюстраторов – как в книге «Двадцать японских сказок» (2011), где каждую сказку сопровождают работы одного художника. Попробуйте на минуту представить себе сборник русских народных сказок, в котором «Волк и семеро козлят» будет сопровождаться иллюстрациями Васнецова, «Царевна-лягушка» – Билибина, а «Теремок» – Рачева… Многим русским читателям такое смешение стилей в одной книге покажется недопустимым, а для японцев оно совершенно естественно.

Французские, индийские, африканские, русские сказки постоянно издаются в Японии.

Удивительную историю рассказывает Виктор Чижиков: японское издательство «Гаккен» в 1980-е годы заказало ему иллюстрации к сказке «Вершки и корешки», а затем попросило написать продолжение этой сказки! Так Виктор Чижиков стал не только художником, но и писателем. Японские дети увидели его истории про мужика, медведя и их внуков Петю и Потапа раньше, чем русские, хотя теперь и у нас есть такой шанс.

Один из миллионов

Если европейская детская литература основана на культе индивидуальности, личной уникальности и своеобразия, то японские детские книги несут в себе совсем иное послание: ты лишь один из многих, мы все похожи, у нас есть общие правила. Адресованная малышам иллюстрированная история Японии начинается и заканчивается одной и той же фразой: «Ты живешь в Японии. Ты один из миллионов японцев».

Воспитание коллективизма с помощью групповых игр, спорта и хорового пения – одна из важнейших задача японских детских садов, и об этом очень интересно рассказывает знаменитая писательница Риэко Накагава в своей книге «Детский сад “Тюльпан”». Кстати, на первой же странице мы узнаем, что «каждое утро после завтрака воспитательница читает ребятам интересные книжки».

Неудивительно, что на страницах детских книг часто появляется не индивидуальный, а «коллективный герой»: шестнадцать собак, одиннадцать котов, семь тигров, двадцать рыб, пять мышей, десять чашек. Имена их неизвестны и неважны.

Их задача – показать разные модели коллективного взаимодействия, научить ребенка-читателя работать в команде, знать свое место, понимать общую цель, работать над ее достижением – и нести личную ответственность за коллективный результат.

Не из чтения ли таких книг вырастает невероятная сплоченность японской нации, которая так поразила весь мир после трагического землетрясения 2011 года?

Японский коллективизм невозможен без неукоснительного следования правилам, соблюдения этикета. Иностранные мамы, воспитывающие детей в Японии, обычно удивляются жесткой регламентации детсадовской и школьной жизни. С «правилами японской жизни» детей знакомят и взрослые (например, и в садах, и в школах обязательно проводятся «уроки морали»), и книги.

Но делают это не в лоб, а очень гуманистично: ребенок-читатель должен не просто принять на веру существующие правила, а осознать их необходимость. Поскольку японцы буквально «помешаны» на чистоте и порядке, то неудивительно, что огромное количество правил касается личной гигиены.

Писатель Тосико Кандзава и художник Каяко Нисимаки еще в 1970 году создали книжку-картинку «Надеть трусы уже умею», которую и сегодня читают японские дети. Сюжет ее незамысловат: маленькому герою никак не удается стоя надеть трусы, и он уходит гулять не одевшись. Все звери на улице смеются над его голой попкой без хвоста; к тому же, разозлившись, мальчик падает в грязь.

А дома с помощью мамы он наконец находит выход из тупиковой ситуации: оказывается, надевать трусы можно лежа!

Еще одна популярная в Японии книга, переведенная на несколько языков, называется «Плач» (стихи Хиротака Накагава, иллюстрации Тинта Хо).

Главный посыл этой книги в том, что люди плачут не только от боли и грусти, но и от радости, от любви. Новорожденный малыш плачет от страха, когда мама уходит. Когда она появляется, он тоже плачет – от радости.

Мама плачет от восторга, папа – от переполняющих его чувств. Ведь плакать – это нормально.

О старости и смерти

Разглядывая японские детские книги, нельзя пройти мимо еще одной базовой черты японской культуры. Японцы не боятся смерти и своих детей приучают к этому с самого раннего возраста. Смерть все время находится как бы «в поле зрения» японцев и при этом ничуть не нарушает их душевный покой.

Известный японист Григорий Чхартишвили рассказывал о своем знакомстве с сочинениями японских четвероклассников на тему «Мое будущее». Каждое сочинение (без единого исключения!) заканчивалось описанием собственной смерти.

Десятилетние японцы излагали свои ожидания без всякого страха: наивно – «Буду убит во время зарубежного государственного визита»; романтично – «Совершу двойное самоубийство с любимым человеком»; неординарно – «Умру в 88 лет, поняв, что мне все равно не пережить родителей».

Причина такого отношения к смерти кроется и в природных особенностях страны (катастрофические природные бедствия сотрясают японские острова уже не одно столетие), и в религиозных установках.

Главные религии Японии, синтоизм и буддизм, признают возможность реинкарнации (перерождения душ): смерть – это не конец существования, а лишь переход к другой жизни. И об этом замечательно рассказывают детские книги, в том числе, хорошо известная в нашей стране история Йоко Сано про кота, который жил миллион раз, умирал и рождался заново.

Гораздо менее известна современным читателям история Тосико Кандзава «Как бабушка была паровозом», в которой бабушка рассказывает о десятках разных своих жизней.

Другая бабушка, ставшая героиней еще одной книги Йоко Сано «Ведь я совсем уже старенькая», в день своего 99-летия как бы «движется» назад во времени и превращается в пятилетнюю девочку.

Вообще, надо заметить, что бабушки и дедушки, прабабушки и прадедушки, старики и старухи – постоянные герои и народных сказок, и современных детских книг. И почти всегда это мудрые, опытные, все понимающие герои.

Почтительное отношение к старости обязательно для японцев.

Вполне объяснимо, что тема смерти становится основной в детских книгах о Второй мировой войне. И это совсем не героическая смерть.

Например, в книжке-картинке «Бедные слоны» (автор Юкио Цутия, художник Мотоитиро Танавэ) речь идет о том, как во время войны в токийском зоопарке служители умертвляют животных, чтобы они не разбежались во время воздушных налетов.

Львов, волков, тигров удалось убить, а вот со слонами вышла заминка – шприцы не пробивают толстую кожу, есть отравленную картошку слоны отказываются… У книги вполне оптимистический финал: слоны все-таки умирают от голода.

«Все зарыдали, а в этот момент над их головами в небе Токио, грохоча моторами, пролетели вражеские самолеты с бомбами. Обнимая мертвых слонов и размахивая кулаками, все закричали: “Прекратите войну, хватит войны, довольно!”»

«Созерцание непостижимого» – вот, наверное, самая точная характеристика японского отношения к смерти. Да, в мире есть смерть, болезнь, страх, отчаяние. В мире есть цветущая сакура, сад камней, играющие дети.

Все это существует в одно время, в одном пространстве. Понять и принять такую картину мира может человек с высоко развитой эмпатией, способный к душевной пластичности.

А чтобы стать таким человеком, надо читать-смотреть японские детские книги.

«Я ем лапшу, а в это время рядом зевнула кошка Микэ. Микэ зевнула, а в это время соседка Ми-тян переключила программу. Ми-тян переключила программу, а в это время сосед соседки Тай-тян спустил в туалете воду. Тай-тян спустил в туалете воду, а в это время в соседнем доме Ю-тян коснулась смычком струн.

Ю-тян коснулась смычком струн, а в это время в соседнем городе мальчик взмахнул битой. В соседнем городе мальчик взмахнул битой, а в это время в другом соседнем городе девочка разбила яйцо в плошку… В стране за далекими горами один мальчик упал и больше не встал. Дует ветер. Дует ветер.

Дул ветер, а в это время…» (Есифуми Хасэгава)

Анна Рапопорт

«Папмамбук» выражает глубокую благодарность Ирине Батуевой и Мире Васюковой (Центральная городская детская библиотека, Санкт-Петербург), Инге Есиповой (Токио) и семье Накамура (Осака) за помощь в подготовке статьи.

Источник: http://www.papmambook.ru/articles/1100/

Ссылка на основную публикацию