Книги про василия теркина

Читать

На войне, в пыли походной,

В летний зной и в холода,

Лучше нет простой, природной —

Из колодца, из пруда,

Из трубы водопроводной,

Из копытного следа,

Из реки, какой угодно,

Из ручья, из-подо льда, —

Лучше нет воды холодной,

Лишь вода была б – вода.

На войне, в быту суровом,

В трудной жизни боевой,

На снегу, под хвойным кровом,

На стоянке полевой, —

Лучше нет простой, здоровой,

Доброй пищи фронтовой.

Важно только, чтобы повар

Был бы повар – парень свой;

Чтобы числился недаром,

Чтоб подчас не спал ночей, —

Лишь была б она с наваром

Да была бы с пылу, с жару —

Подобрей, погорячей;

Чтоб идти в любую драку,

Силу чувствуя в плечах,

Бодрость чувствуя.

Однако

Дело тут не только в щах.

Жить без пищи можно сутки,

Можно больше, но порой

На войне одной минутки

Не прожить без прибаутки,

Шутки самой немудрой.

Не прожить, как без махорки,

От бомбёжки до другой

Без хорошей поговорки

Или присказки какой, —

Без тебя, Василий Тёркин,

Вася Тёркин – мой герой,

А всего иного пуще

Не прожить наверняка —

Без чего? Без правды сущей,

Правды, прямо в душу бьющей,

Да была б она погуще,

Как бы ни была горька.

Что ж ещё?.. И всё, пожалуй.

Словом, книга про бойца

Без начала, без конца.

Почему так – без начала?

Потому, что сроку мало

Начинать её сначала.

Почему же без конца?

Просто жалко молодца.

С первых дней годины горькой,

В тяжкий час земли родной

Не шутя, Василий Тёркин,

Подружились мы с тобой,

Я забыть того не вправе,

Чем твоей обязан славе,

Чем и где помог ты мне.

Делу время, час забаве,

Дорог Тёркин на войне.

Как же вдруг тебя покину?

Старой дружбы верен счёт.

Словом, книгу с середины

И начнём. А там пойдёт.

– Дельный, что и говорить,

Был старик тот самый,

Что придумал суп варить

На колёсах прямо.

Суп – во-первых. Во-вторых,

Кашу в норме прочной.

Нет, старик он был старик

Чуткий – это точно.

Слышь, подкинь ещё одну

Ложечку такую,

Я вторую, брат, войну

На веку воюю.

Оцени, добавь чуток.

Покосился повар:

«Ничего себе едок —

Парень этот новый».

Ложку лишнюю кладёт,

Молвит несердито:

– Вам бы, знаете, во флот

С вашим аппетитом.

Тот: – Спасибо. Я как раз

Не бывал во флоте.

Мне бы лучше, вроде вас,

Поваром в пехоте. —

И, усевшись под сосной,

Кашу ест, сутулясь.

«Свой?» – бойцы между собой, —

«Свой!» – переглянулись.

И уже, пригревшись, спал

Крепко полк усталый.

В первом взводе сон пропал,

Вопреки уставу.

Привалясь к стволу сосны,

Не щадя махорки,

На войне насчёт войны

Вёл беседу Тёркин.

– Вам, ребята, с серединки

Начинать. А я скажу:

Я не первые ботинки

Без починки здесь ношу.

Вот вы прибыли на место,

Ружья в руки – и воюй.

А кому из вас известно,

Что такое сабантуй?

– Сабантуй – какой-то праздник?

Или что там – сабантуй?

– Сабантуй бывает разный,

А не знаешь – не толкуй,

Вот под первою бомбёжкой

Полежишь с охоты в лёжку,

Жив остался – не горюй:

Это малый сабантуй.

Отдышись, покушай плотно,

Закури и в ус не дуй.

Хуже, брат, как миномётный

Вдруг начнётся сабантуй.

Тот проймёт тебя поглубже, —

Землю-матушку целуй.

Но имей в виду, голубчик,

Это – средний сабантуй.

Сабантуй – тебе наука,

Враг лютует – сам лютуй.

Но совсем иная штука

Это – главный сабантуй.

Парень смолкнул на минуту,

Чтоб прочистить мундштучок,

Словно исподволь кому-то

Подмигнул: держись, дружок…

– Вот ты вышел спозаранку,

Глянул – в пот тебя и в дрожь;

Прут немецких тыща танков…

– Тыща танков? Ну, брат, врёшь.

– А с чего мне врать, дружище?

Рассуди – какой расчёт?

– Но зачем же сразу – тыща?

– Хорошо. Пускай пятьсот,

– Ну, пятьсот. Скажи по чести,

Не пугай, как старых баб.

– Ладно. Что там триста, двести —

Повстречай один хотя б…

– Что ж, в газетке лозунг точен:

Не беги в кусты да в хлеб.

Танк – он с виду грозен очень,

А на деле глух и слеп.

– То-то слеп. Лежишь в канаве,

А на сердце маета:

Вдруг как сослепу задавит, —

Ведь не видит ни черта.

Повторить согласен снова:

Что не знаешь – не толкуй.

Сабантуй – одно лишь слово —

Сабантуй!.. Но сабантуй

Может в голову ударить,

Или попросту, в башку.

Вот у нас один был парень…

Дайте, что ли, табачку.

Балагуру смотрят в рот,

Слово ловят жадно.

Хорошо, когда кто врёт

Весело и складно.

В стороне лесной, глухой,

При лихой погоде,

Хорошо, как есть такой

Парень на походе.

И несмело у него

Просят: – Ну-ка, на ночь

Расскажи ещё чего,

Василий Иваныч…

Ночь глуха, земля сыра.

Чуть костёр дымится.

– Нет, ребята, спать пора,

Начинай стелиться.

К рукаву припав лицом,

На пригретом взгорке

Меж товарищей бойцов

Лёг Василий Тёркин.

Тяжела, мокра шинель,

Дождь работал добрый.

Крыша – небо, хата – ель,

Корни жмут под рёбра.

Но не видно, чтобы он

Удручён был этим,

Чтобы сон ему не в сон

Где-нибудь на свете.

Вот он полы подтянул,

Укрывая спину,

Чью-то тёщу помянул,

Печку и перину.

И приник к земле сырой,

Одолен истомой,

И лежит он, мой герой,

Спит себе, как дома.

Спит – хоть голоден, хоть сыт,

Хоть один, хоть в куче.

Спать за прежний недосып,

Спать в запас научен.

И едва ль герою снится

Всякой ночью тяжкий сон:

Как от западной границы

Отступал к востоку он;

Как прошёл он, Вася Тёркин,

Из запаса рядовой,

В просолённой гимнастёрке

Сотни вёрст земли родной.

До чего земля большая,

Величайшая земля.

И была б она чужая,

Чья-нибудь, а то – своя.

Спит герой, храпит – и точка.

Принимает всё, как есть.

Ну, своя – так это ж точно.

Ну, война – так я же здесь.

Спит, забыв о трудном лете.

Сон, забота, не бунтуй.

Может, завтра на рассвете

Будет новый сабантуй.

Спят бойцы, как сон застал,

Под сосною впо?кат,

Часовые на постах

Мокнут одиноко.

Зги не видно. Ночь вокруг.

И бойцу взгрустнётся.

Только что-то вспомнит вдруг,

Вспомнит, усмехнётся.

И как будто сон пропал,

Смех дрогнал зевоту.

– Хорошо, что он попал,

Тёркин, в нашу роту.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=248&p=1

«Это поистине редкая книга»

«Это поистине редкая книга»: к 70-летию завершения поэмы А. Т. Твардовского «Василий Тёркин»

«…это поистине редкая книга: какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всем и какой необыкновенный народный солдатский язык – ни сучка ни задоринки, ни единого фальшивого, готового, то есть литературно-пошлого слова!»
И. А. Бунин

«Василий Тёркин» – это лучшее из всего написанного о войне на войне»
К. М. Симонов.

А. Т. Твардовский — автор поэмы «Василий Тёркин»

  Поэма «Василий Тёркин. Книга про бойца» Александра Трифоновича Твардовского – одно из наиболее известных произведений, созданных во время Великой Отечественной войны.

  Александр Трифонович Твардовский (1910-1971) – выдающийся русский поэт XX века, пятикратный лауреат Государственных премий, участник войны, орденоносец. В период 1950–1954 гг., 1958–1970 гг. был редактором «Нового мира» – лучшего послевоенного литературно-художественного и общественно-политического журнала.

  Родился Твардовский 8 (21) июня 1910 года в деревне Загорье Смоленской губернии. Отец Твардовского, крестьянин-кузнец, был раскулачен и сослан. Трагическая судьба отца и других жертв коллективизации описана Твардовским в поэме «По праву памяти».

В годы Великой Отечественной войны Твардовский был фронтовым корреспондентом различных газет. Свою лирику военных лет он называл «фронтовой хроникой», определяя этим названием ее содержание и особенности.

 <\p>

Поэт неоднократно бывал в прифронтовом Воронеже, будучи военным корреспондентом газеты Юго-Западного фронта «Красная Армия». Редакция газеты размещалась в здании воронежского Музыкального училища (проспект Революции, 41).

В штатном расписании «Красной Армии» была должность «писатель газеты», её как раз и занимал Твардовский.

История создания поэмы

Первые главы знаменитой поэмы были опубликованы в 1942 году. А в 1945 году, в год Победы в Великой Отечественной войне, работа над «Тёркиным» была завершена. Последняя глава («В бане») была закончена в марте 1945 года.

Твардовский так определил значение этой книги для себя: «Каково бы ни было ее собственно литературное значение, для меня она была истинным счастьем.

… «Тёркин» был для меня моей лирикой, моей публицистикой, песней и поучением, анекдотом и присказкой, разговором по душам».

От Москвы, от Сталинграда
Неизменно ты со мной –
Боль моя, моя отрада,
Отдых мой и подвиг мой!

  Прообразом Василия Тёркина стал фельетонный персонаж газеты «На страже Родины» Вася Тёркин. В период советско-финской войны (1939–1940 гг.) в газете Ленинградского военного округа «На страже Родины» военными корреспондентами работала группа писателей и поэтов, среди которых был и Александр Твардовский.

 На одном из совещаний было решено отвести в газете место для солдатского юмора, и с этой целью регулярно публиковать развлекательные стихотворные фельетоны с рисунками. В них главным героем должен был стать бывалый, весёлый, смекалистый и удачливый боец. Кто-то предложил имя будущему герою – Вася Тёркин.

Настоящий, нефельетонный Тёркин, герой «Книги про бойца», появился в первых двух главах поэмы в сентябре 1942 года. Фронтовая «биография» Тёркина такова: начал воевать во время финской кампании, вновь вступил в строй в июне 1941 года, вместе со всей армией отступал, несколько раз оказывался в окружении, потом перешел в наступление и завершил свой путь в Германии.

Эти строки и страницы –
Дней и вёрст особый счёт,
Как от западной границы
До своей родной столицы,
И от той родной столицы
Вспять до западной границы,
А от западной границы
Вплоть до вражеской столицы
Мы свой делали поход.

Эпизоды поэмы связаны друг с другом только главным героем. Автор исходил из того, что и он сам, и его читатель могут в любой момент погибнуть. По мере написания главы печатались в газете «Красноармейская правда» и были невероятно популярны на передовой. Отрывки из поэмы заучивали наизусть, передавали друг другу вырезки из газет, считая её главного героя образцом для подражания.

Издания поэмы в фонде Библиотеки

Первое отдельное издание ещё незаконченного произведения вышло в 1942 году. Затем поэма неоднократно издавалась большими тиражами, переводилась на многие языки. Библиотека предлагает читателям издания поэмы разных лет из своих фондов.

Одно из ранних изданий поэмы с иллюстрациями известного художника О. Г. Верейского:

Твардовский А. Т. Василий Тёркин / А. Т. Твардовский. – Ленинград : Лениздат, 1953. – 217c.

«Книга про бойца» вошла в школьную программу СССР и России и хорошо известна любому школьнику. В связи с этим она неоднократно выходила в сериях книг «Школьная библиотека» и «Золотая библиотека», которые печатали лучшие произведения для детей и юношества:

 Твардовский А. Т. Василий Тёркин : книга про бойца / А. Т. Твардовский. – Москва : Детская литература, 1980. – 207 с.  — (Серия «Школьная библиотека»).

Твардовский А. Т. Василий Тёркин : книга про бойца / А. Т. Твардовский. – Москва : Детская литература, 1961. – 232 с. – (Серия «Золотая библиотека»).

Для знакомства с творчеством поэта можно рекомендовать это трехтомное издание.

Твардовский А. Т. Избранные произведения : в 3 т. / А. Т. Твардовский ; [сост. М. И. Твардовская]. – Москва : Художественная литература, 1990. – Т. 2: Поэмы. – 462 с.

В первый том включены избранные стихотворения и автобиография А. Т. Твардовского. Во второй том вошли шесть поэм поэта: «Страна Муравия», «Василий Тёркин», «Дом у дороги», «За далью – даль», «Тёркин на том свете» и «По праву памяти». В третьем томе – избранные прозаические произведения А. Т. Твардовского: повести, рассказы, очерки, статьи, выступления и заметки.

В книгу, которая издана в Воронеже в 1991 году, вошли ставшие советской классикой поэмы и несколько прозаических произведений А. Т. Твардовского:

 Твардовский А. Т. Дом у дороги : поэмы, проза / А. Т. Твардовский ; [вступ. ст. А. М. Туркова]. – Воронеж : Центрально-Черноземное книжное издательство, 1991. – 398 с.

  Центральная тема сборника – судьба народа в Великой Отечественной войне. Среди произведений – поэма «Василий Тёркин».

В этой книге впервые, согласно замыслу автора, осуществлено отдельное издание двух его поэм, объединенных одним героем:

Твардовский А. Т. Василий Тёркин; Тёркин на том свете : книга про бойца : не изданное / А. Т. Твардовский. – Москва : Комсомольская правда, 2010. – 398 с.
Заканчивая работу над поэмой, Твардовский одновременно начал следующую поэму – «Тёркин на том свете».

«Тёркин на том свете» был подготовлен к печати в середине 1950-х, но за некоторую антисталинскую направленность поэма была запрещена. Слишком сильно «тот свет» в изображении Твардовского напоминал советскую действительность. Во время кампании по «разоблачению Сталина», 17 августа 1963 года поэма была впервые опубликована в газете «Известия».

В этом издании поэма «Теркин на том свете» впервые вышла в свет без цензурных купюр.

Литература о поэме «Василий Тёркин»

Осмысление поэмы началось сразу же с появлением первых ее глав на страницах фронтовой печати и продолжается до сих пор в научной литературе, публицистике, произведениях искусства. Среди ведущих исследователей творчества А. Твардовского – воронежские ученые.

 Абрамов А. М. Лирика и эпос Великой Отечественной войны / А. М. Абрамов. – Москва : Советский писатель, 1972. – 671 с.

 Монография известного воронежского литературоведа Анатолия Михайловича Абрамова посвящена поэзии времен Великой Отечественной войны. В книге автор всесторонне анализирует фронтовую лирику, эпические произведения тех лет, в том числе и поэму А. Твардовского «Василий Тёркин».

Поэзии А. Твардовского, особенностям художественного воплощения трагических событий Великой Отечественной войны посвящены исследования воронежского литературоведа и критика Виктора Михайловича Акаткина.

Акаткин В. М. Александр Твардовский и время. Служение и противостояние : статьи / В. М. Акаткин. – Воронеж : Воронежский государственный университет, 2006. – 258 с.

Акаткин В. М. Дорога и память : о Твардовском / В. М. Акаткин. – Воронеж : Центрально-Черноземное книжное издательство, 1989. – 190 с.

Монография, подготовленная воронежскими учеными, посвящена целостному анализу поэмы А. Т. Твардовского «Василий Тёркин»:

  «Василий Тёркин» А. Твардовского – народная эпопея / [науч. ред. А. М. Абрамов, В. М. Акаткин]. – Воронеж : Издательство Воронежского университета, 1981. – 191 с.

  Авторы исследуют философское содержание поэмы и движение образов, композицию и пространственно-временную структуру «Книги про бойца», ее положение в контексте советской литературы, итоги и перспективы изучения поэмы в школе, особенности ее перевода на языки народов СССР.

Читайте также:  Книги про рабынь

Жизни и творчеству Александра Твардовского посвящены книги:

 Кондратович А. И. Александр Твардовский : поэзия и личность / А.  Кондратович. – Москва : Художественная литература, 1978. – 350 с. – Из содерж: Тёркин и его автор. – С. 134–191.
Один из очерков книги посвящен поэме «Василий Тёркин».

  Муравьев А. Н. Творчество А. Т. Твардовского : пособие для учителей / А. Н. Муравьев. – Москва : Просвещение, 1981. – 143 с.
В пособии дается анализ творчества поэта. Автор прослеживает пути становления и формирования поэтического таланта Твардовского, анализирует его поэмы.

  Романова Р. М. Александр Твардовский : страницы жизни и творчества / Р. М. Романова. – Москва : Просвещение, 1989. – 158 с.

  Книга увлекательно повествует о событиях, поступках, увлечениях и убеждениях поэта, а также включает яркие иллюстративные материалы. Представлены основные этапы жизни и творчества поэта, анализ его произведений, поэмы «Василий Тёркин».

 Андрей Михайлович Турков – известный исследователь жизни и творчества Александра Твардовского. Первое издание книги А. М. Туркова о Твардовском вышло в 1960 году, второе– в 1970 году:

Турков А. М. Александр Твардовский / А. М. Турков. – Изд. 2-е, испр. и доп. – Москва : Художественная литература, 1970. – 173 с.

А в 2010 году А. М. Турков издал книгу «Твардовский» в серии «Жизнь замечательных людей».

Современный взгляд на поэму «Василий Тёркин» содержат статьи, представленные в открытой Научной электронной библиотеке КиберЛенинка. – URL: http://cyberleninka.ru/.

Камалова Л. А. Фольклорные мотивы в поэме А. Т. Твардовского «Василий Тёркин» (методический аспект) / Л. А. Камалова // Филология и культура. – 2009. – Вып. 16. – С. 46–49.


Статья посвящена проблеме влияния мотивов русского фольклора на сюжет, образный строй, поэтику поэмы А. Т. Твардовского «Василий Тёркин».

Сопоставление произведений устного народного творчества с поэмой Твардовского способствует глубокому проникновению в идейный смысл и художественное своеобразие «Василия Тёркина».

Снигирева Т. А. «Навсегда, Василий Тёркин, подружились мы с тобой» (поэма «Василий Тёркин» в контексте творчества А. Твардовского военных лет) / Т. А. Снигирева // Филологический класс. – 2010. – № 23. – С. 8–12.


В статье исследуется природа творческого феномена А. Твардовского.

Главные произведения – поэма «Василий Тёркин» и стихи из книги «Фронтовая хроника» рассматриваются в соотнесенности с атмосферой военных лет, которая, как считает автор, и способствовала освобождению и раскрепощению творческой мысли поэта.

Образ Василия Тёркина в искусстве

Главный персонаж поэмы часто встречается в произведениях искусства послевоенного времени. К числу лучших произведений, отражающих творчество Твардовского, относятся иллюстрации к поэме. Всемирно известен «портрет» Василия Тёркина, созданный Орестом Верейским.

  Орест Георгиевич Верейский (1815–1993) – народный художник РСФСР, один из крупнейших советских графиков, создатель многочисленных циклов иллюстраций к произведениям советских писателей.

   Орест Верейский познакомился с Александром Твардовским еще во время войны, он тоже работал в газете «Красноармейская правда», где печаталась поэма.

«Своего» Василия Теркина, так же как и военную обстановку, Верейский много раз наблюдал в действительности, поэтому так жизненны и правдивы его рисунки к поэме.

Графический образ Василия Теркина приобрел такую же популярность, как и литературный, и все последующие иллюстраторы поэмы ориентировались на героя Верейского.

О. Верейский. Переправа; Гармонь

  В восьмидесятые годы XX века появились не менее интересные иллюстрации Ивана Бруни.

  Иван Львович Бруни (1920–1995) – народный художник РСФСР, художник-график, иллюстратор книг.

  Кстати, Иван Бруни – внук российского поэта Константина Бальмонта.

  Бруни был во время войны разведчиком и очень хорошо знал, «про что писал» Твардовский. Им создана серия автолитографий «Памяти А. Т. Твардовского».

И. Бруни. Гармонь; Переправа

С образом Василия Тёркина связана и картина советского живописца Ю. М. Непринцева «Отдых после боя». Юрий Михайлович Непринцев (1909–1996) – советский живописец, график, педагог, народный художник СССР.

Ю. Непринцев. Отдых после боя

Замысел картины Непринцеву подсказали личные наблюдения и переживания военных лет, а также знаменитая поэма А. Твардовского «Василий Тёркин». Самой трудной задачей были поиски внешнего облика Тёркина.

Художнику хотелось передать тот образ, который сложился в народе, хотелось, чтобы Тёркина узнавали сразу, без подписи. Оригинал картины «Отдых после боя»1951 года был подарен руководителю КНР Мао Цзэдуну.

В 1953 году Юрий Непринцев пишет вторую авторскую версию картины для Георгиевского зала московского Кремля, а в 1955 году – третью версию для Государственной Третьяковской галереи.

  Со временем поэма неоднократно становилась литературной основой спектаклей, например на сценах МХАТ и Театра имени Моссовета.

 О Василии Тёркине был снят не только художественный, но и мультипликационный фильм.

 В 1979 году Олег Табаков создал фильм-моноспектакль.

 В 1984 году появился телебалет «Василий Тёркин» композитора В. Гаврилина.

Памятники Василию Тёркину

И хотя Тёркин, как признавался сам Твардовский, был плодом воображения, создания фантазии, ему возведено несколько памятников.

2 мая 1995 года, накануне 50-летия Великой Победы, в Смоленске был открыт памятник А. Т. Твардовскому и Василию Тёркину. Автор – смоленский скульптор А. Г. Сергеев.

Памятник из бронзы расположен в центре города, на площади Победы. Скульптор запечатлел поэта-фронтовика и воспетого им солдата на привале за дружеской беседой.

Это единственный памятник, изображающий автора и вымышленного героя вместе.

В Твери в 2005 году, накануне 60-летия Победы, жители одного из подъездов городского дома отреставрировали, покрасили статуэтку Тёркина с гармошкой из папье-маше. Подножием своеобразного памятника стала обыкновенная фонарная тумба.

Небольшая, чуть больше человеческого роста, скульптура установлена на Центральном бульваре Орехово-Зуево осенью 2009 года, а позолочена к столетию автора, Александра Трифоновича Твардовского, в 2000 году. Возможно, памятник имеет двойное посвящение. Второй персонаж – местный гармонист Сергей Борискин.

Есть памятник Тёркину и в городе Лебедянь Липецкой области. Он установлен на улице И. С. Тургенева у детского сада «Солнышко».

Твардовский создал собирательный образ русского солдата, который боролся против фашизма, защищая свою Родину. Поэт дал нам возможность проследить за ходом войны глазами простых солдат, он показал нам военные будни.

Поэма «Василий Тёркин» – яркое воплощение русского характера и общенародных чувств в годы Великой Отечественной войны. В образе Василия Тёркина поэт сумел выразить главное в русском национальном характере, выявить его лучшие черты.

То серьёзный, то потешный,
Нипочём, что дождь, что снег, —
В бой, вперёд, в огонь кромешный
Он идёт, святой и грешный,
Русский чудо-человек.

Источник: http://library.vsau.ru/?page_id=6274

Василий Теркин

Александр Твардовский, написавший поэму «Василий Теркин», дал ей второе название – «Книга про бойца».

В образе главного героя, которому посвящено повествование, писатель изобразил характерные черты отечественного солдата, столкнувшегося с необходимостью защищать Родину.

Василий Теркин стал излюбленным персонажем военных лет и послевоенного периода. Это собирательный патриотический образ, сумевший поддержать народный дух.

История создания

Твардовский – популярный советский писатель, поэт, журналист. Образ советского солдата создан в период Великой Отечественной войны.

Продумывая характер персонажа, Твардовский наделил его смекалкой и находчивостью, неиссякаемым позитивом и чувством юмора. Этого не хватало в буднях простых граждан в страшное для страны время.

Идея о бравом солдате пришла писателю задолго до написания поэмы. Авторство образа принадлежит коллективу журналистов, в состав которого входил Твардовский.

Писатель Александр Твардовский

В 1939 году было издано два фельетона об этом герое. В воображении публицистов он был удачливым и сильным представителем простого народа. Твардовский начал прорабатывать характер главного действующего лица будущей книги еще на фронте, в годы Советско-Финляндской войны.

Автор задался целью создать стихотворное произведение. Он не успел издать труд из-за новой войны. Нападение немцев в 1941 году изменило планы писателя, но публицист твердо решил назвать произведение «Книга про бойца». 1942-ой – год написания первых строк книги, которую впоследствии примут в издательство.

Хотя Василий Теркин – не реальная историческая личность, Твардовский, перенесший тяготы сражений и наступлений на врага, описывает мельчайшие подробности в книге.

Работая корреспондентом в полевых условиях, он был свидетелем реальных историй из жизни армейцев и пытался отразить их в сюжете.

Автор претендует на достоверность, и на то, что изображает исторические события в главах произведения.

Василий Теркин

Солдат, которого описывал публицист, обрел новые черты, свойственные времени войны и лишений. Он был не просто добряком и балагуром, а воином, от которого зависит победа. Персонаж готов принять бой в любую минуту и дать достойный отпор врагу во имя Родины.

Первые главы книги издавались во фронтовой газете. Затем ее стали публиковать многие издания, позволяя читателям вдохновиться образом труженика, спасающего родные земли.

Главы доходили и до фронтовиков, и до граждан, оставшихся в тылу.

«Книга про бойца» пользовалась любовью публики, и автору постоянно приходили письма с вопросами о том, как живут герои повествования, существуют ли они на самом деле.

«Книга про бойца» — поэма о Василии Теркине

Твардовский работал над произведением в годы войны. В 1943 году, попав в военный госпиталь после ранения, писатель решил, что приблизился к финалу поэмы. Впоследствии ему пришлось продолжить работу вплоть до 1945 года, до победы над фашистскими захватчиками.

Книга получила продолжение благодаря просьбам читателей. После победной весны Твардовский издал завершающую главу поэмы, назвав ее «От автора». В ней он прощался с героем.

Биография

Центральной фигурой повествования является деревенский парень из-под Смоленска. Он вынужден пойти на фронт, чтобы отстаивать Отечество.

Жизнелюбивый и прямолинейный персонаж демонстрирует недюжинную смелость и мужество, несмотря на окружающие его реалии. Душа компании, от которого всегда можно получить поддержку, Теркин был образцом для подражания.

В бою он первым нападал на врага, на досуге развлекал товарищей игрой на гармони. Обаятельный и харизматичный парень вызывает расположение читателей.

Солдат Василий Теркин

Мы знакомимся с героем в тот момент, когда он вместе с сослуживцами переходит реку. Операция происходит зимой, но река не до конца замерзла, и переправа срывается из-за вражеской атаки.

Доблестно выстоявший солдат ранен и попадает в медсанчасть. Оправившись от травмы, Теркин решает догнать взвод. Глава «Гармонь» посвящена его умению найти подход к коллективу и завоевать в нем уважение и доверие.

Солдат становится участником сражений и оказывает посильную помощь тем, с кем служит в одном отряде, и гражданским лицам.

Получив отпуск, он отказывается от поездки в родное село, захваченное немцами, чтобы быть полезным на фронте.

За смелость и мужество, проявленные в схватке, в которой удалось сбить самолет, Василию Теркину вручают медаль. Позднее военнослужащий получит новое звание. Он станет лейтенантом.

Солдат Советской армии

Из-за вражеского наступления линия фронта смещается, оказываясь на его малой Родине. Родители Василия живут в погребе. Удостоверившись в том, что старики живы, солдат больше не переживает за их судьбу. Мать попадает в плен, но Василий выручает ее из беды. Бабка и дед остаются в живых.

Твардовский не делится деталями биографии героя. Автор даже не дает имен другим действующим лицам повествования. Образ Теркина складывается из описания его характера. В финале остается неясно, выжил герой или умер. Но для Твардовского важно не это. Основная мысль, которую он хочет донести до читателя, – восхищение поразительной храбростью и героизмом народа.

Поэма воспевает русского солдата, способного отстоять честь страны, защитить семью и угнетенных сограждан. Произведение мотивировало читателей на новые подвиги.

Патриотическая ода в стихах помогала поднимать боевой дух фронтовиков, обессилевших от ежедневных сражений, и привносила в их жизнь нотку оптимизма.

Главная идея книги – подтверждение чистоты намерений и искренности русского человека, способного найти выход из сложной ситуации, не боящегося труда, отличающегося мужеством и смекалкой, честью и самоотдачей.

Интересные факты

  • Любопытно, что читатели повлияли на написание произведения. Читая поочередно издаваемые главы поэмы, люди писали Твардовскому письма из всех уголков Советского Союза. Из-за этого автор решил продлить издание книги.
  • После громкой победы Твардовский отказался описывать жизнь Теркина в мирное время. По его убеждению, оно требовало новых героев. Образ солдата должен был сохраниться в памяти читателей. Позднее подражатели издавали рассказы о Теркине, но сам писатель, как и обещал, не притронулся к написанию новых глав.

Памятник Александру Твардовскому и Василию Теркину

  • Поэма поделена на части, способные к самостоятельному существованию. Твардовский намеренно использовал такой литературный прием. Благодаря ему, читатель, включившийся в повествование не с начала, мог легко воспринимать сюжет. Это было важным на фронте, где ежедневно прощались с жизнью тысячи солдат. Они успевали прочитать одну главу и могли не узнать, чем она продолжится.
  • Имя и фамилия Василия Теркина часто встречались в военное время. Читатели задавали автору вопросы, связанные с прототипом героя, и непременно получали ответ о вымышленном и собирательном образе. Фамилия Теркин говорящая, она означает, что человек многое повидал на своем веку, был «потерт» жизнью.

Цитаты

Поэма ярко описывает могучий русский характер. Описательными и достоверными являются строки:

Действительно, советские солдаты не щадили себя в бою, самоотверженно отдаваясь сражениям, чтобы воцарился мир в Советском Союзе.

Веселый нрав Василия Теркина – солдата, отличавшегося сообразительностью и отвагой, – помогал сослуживцам переносить военное время.

В каждом взводе и отряде была душа компании вроде Теркина. Весельчак и балагур, он заряжал позитивом и дарил людям надежду.

Главной ценностью на войне остается человеческая жизнь. Теркин пытается любой ценой помочь тем, кто попадается на его пути. Будь то мелкое дело или вопрос жизни и смерти, он рискует собой, чтобы спасти ближнего. При этом солдат шутливо замечает:

Фото

Источник: https://24smi.org/person/984-vasilii-terkin.html

Образ Василия Теркина в поэме Твардовского «Василий Теркин». Книга про бойца»

Твардовский Александр Трифонович (1910 — 1971) — русский поэт, главный редактор журнала «Новый мир» (1950 — 54, 1958 — 70). Поэма «Василий Теркин» (1941 — 45) — яркое воплощение русского характера и общенародных чувств эпохи Великой Отечественной войны.

В поэме «За далью — даль» (1953 — 60, Ленинская премия, 1961) и лирике (кн. «Из лирики этих лет. 1959 — 67)», 1967) — раздумья о движении времени, долге художника, о жизни и смерти. В поэме «Теркин на том свете» (1963) — сатирический образ бюрократического омертвления бытия.

В итоговой поэме-исповеди «По праву памяти» (опубл. 1987) — пафос бескомпромиссной правды о времени сталинизма, о трагической противоречивости духовного мира человека этого времени. Поэмы «Страна Муравия» (1936), «Дом у дороги» (1946); проза, критические статьи.

Лирический эпос Твардовского обогатил, актуализировал традиции русской классической поэзии. Государственные премии СССР (1941, 1946, 1947, 1971).

Твардовского всегда интересовала судьба своей страны в переломные моменты истории. История и народ — вот главная его тема. Во время Великой Отечественной войны (1941-1945) А. Т. Твардовский пишет поэму “Василий Теркин” о Великой Отечественной войне. Решалась судьба народа. Поэма посвящена жизни народа на войне.

Читайте также:  Книги про иллюстрацию

 В “Стране Муравии” , “Василии Теркине” созданы образы масштабные, емкие, собирательные: события заключены в очень широкие сюжетные рамки, поэт обращается к гиперболе и иным средствам сказочной условности. В центре поэмы образ Теркина, объединяющий композицию произведения в единое целое. Теркин Василий Иванович — главный герой поэмы, рядовой пехотинец из смоленских крестьян.

Теркин воплощает лучшие черты русского солдата и народа в целом. Поэма построена как цепь эпизодов из военной жизни главного героя, которые не всегда имеют непосредственную событийную связь между собой. Теркин с юмором рассказывает молодым бойцам о буднях войны; говорит, что воюет с самого начала войны, трижды был в окружении, был ранен.

Судьба рядового солдата, одного из тех, кто вынес на своих плечах всю тяжесть войны, становится олицетворением национальной силы духа, воли к жизни.

Теркин дважды переплывает ледяную реку, чтобы восстановить связь с наступающими подразделениями; Теркин в одиночку занимает немецкий блиндаж, но попадает под обстрел собственной артиллерии; по дороге на фронт Теркин оказывается в доме старых крестьян, помогает им по хозяйству; Теркин ступает в рукопашный бой с немцем и, с трудом, одолевая, берет его в плен.

Неожиданно для себя Теркин из винтовки сбивает немецкий штурмовик; завидующего ему сержанту Теркин успокаивает: не последний. Теркин принимает командование взводом на себя, когда убивают командира, и первым врывается в село; однако герой вновь тяжело ранен.

Лежа раненным в поле, Теркин беседует со Смертью, уговаривающей его не цепляться за жизнь; в конце концов, его обнаруживают бойцы, и он говорит им: “Уберите эту бабу, Я солдат еще живой” В образе Василия Теркина объединены лучшие нравственные качества русского народа: патриотизм, готовность к подвигу, любовь к труду.

Черты характера героя и трактуются поэтом как черты образа собирательного: Теркин неотделим и неотъемлем от воинствующего народа. Патриотизм и коллективизм героя автор оттеняет и негативно: он подчеркивает отсутствие в Теркине черт индивидуализма, эгоизма, озабоченности своей персоной. Теркину свойственно уважение и бережное отношение мастера к вещи, как к плоду труда.

Недаром он отнимает у деда пилу, которую тот корежит, не умея ее наточить. Возвращая готовую пилу хозяина, Василий говорит: На-ко, дед, бери, смотри. Будет резать лучше новой, Зря инструмент не кори. Теркин любит работу и не боится ее. Простота героя — обычно синоним его массовости, отсутствие в нем черт исключительности.

Но эта простота имеет в поэме и другой смысл: прозрачная символика фамилии героя, теркинское “перетерпим-перетрем” оттеняет его умение преодолевать трудности просто, легко. Таково его поведение и тогда, когда он переплывает ледяную реку или спит под сосной, вполне довольствуясь неудобным ложем, и т.д.

В этой простоте героя, его спокойствии, трезвости взгляда на жизнь выражены важные черты народного характера. В поле зрения А. Т. Твардовского в поэме “Василий Теркин” находится не только фронт, но и те, кто трудятся в тылу ради победы: женщины и старики. Персонажи поэмы не только воюют — они смеются, любят, беседуют друг с другом, а самое главное — мечтают о мирной жизни. Реальность войны объединяет то, что обычно несовместимо: трагедию и юмор, мужество и страх, жизнь и смерть. В главе “От автора” изображается процесс “мифологизации” главного персонажа поэмы. Теркин назван автором “святым и грешным русским чудо-человеком” . Имя Василия Теркина стало легендарным и нарицательным.

Поэма “Василий Теркин” отличается своеобразным историзмом. Условно ее можно разделить на три части, совпадающие с началом, серединой и концом войны. Поэтическое осмысление этапов войны создает из хроники лирическую летопись событий.

Чувство горечи и скорби наполняет первую часть, вера в победу — вторую, радость освобождения Отечества становится лейтмотивом третьей части поэмы. Это объясняется тем, что А. Т.

Твардовский создавал поэму постепенно, на протяжении всей Великой Отечественной войны 1941-1945г.

Оригинальна и композиция поэмы. Не только отдельные главы, но и периоды, строфы внутри глав отличаются своей законченностью. Это вызвано тем, что поэма печаталась по частям. И должна быть доступной читателю с “любого места” .

Правдивость, достоверность широких картин жизни поэт подчеркнул тем, что назвал “Василия Теркина” не поэмой, а “книгой про бойца” .

Слово “книга” в этом народом смысле звучит как-то по-особому значительно, как предмет “серьезный, достоверный, безусловный” , — говорит Твардовский. Как и всем героям мирового эпоса, Тёркину даровано бессмертие (не случайно в поэме 1954г.

Теркин на том свете он попадает в загробный мир, напоминающий своей мертвечиной советскую действительность) и одновременно — живой оптимизм, делающий его олицетворением народного духа. Поэма имела огромный успех у читателей.

Василий Теркин стал фольклорным персонажем, по поводу чего Твардовский заметил: «Откуда пришел — туда и уходит». Книга получила и официальное признание (Государственная премия, 1946г.), и высокую оценку современников.

Содержание

В пехотной роте — новый парень, Василий Тёркин. Он воюет уже второй раз на своём веку (первая война — финская). Василий за словом в карман не лезет, едок хороший. В общем, «парень хоть куда».

Тёркин вспоминает, как он в отряде из десяти человек при отступлении пробирался с западной, «немецкой» стороны к востоку, к фронту. По пути была родная деревня командира, и отряд зашёл к нему домой. Жена накормила бойцов, уложила спать. Наутро солдаты ушли, оставляя деревню в немецком плену. Тёркин хотел бы на обратном пути зайти в эту избу, чтобы поклониться «доброй женщине простой».

Идёт переправа через реку. Взводы погружаются на понтоны. Вражеский огонь срывает переправу, но первый взвод успел перебраться на правый берег. Те, кто остался на левом, ждут рассвета, не знают, как быть дальше. С правого берега приплывает Тёркин (вода зимняя, ледяная). Он сообщает, что первый взвод в силах обеспечить переправу, если его поддержат огнём.

Тёркин налаживает связь. Рядом разрывается снаряд. Увидев немецкую «погребушку», Тёркин занимает её. Там, в засаде, поджидает врага. Убивает немецкого офицера, но тот успевает его ранить. По «погребушке» начинают бить наши. А Тёркина обнаруживают танкисты и везут в медсанбат…

Тёркин в шутку рассуждает о том, что хорошо бы получить медаль и прийти с нею после войны на гулянку в сельсовет.

Выйдя из госпиталя, Тёркин догоняет свою роту. Его подвозят на грузовике. Впереди — остановившаяся колонна транспорта. Мороз. А гармонь только одна — у танкистов.

Она принадлежала их погибшему командиру. Танкисты дают гармонь Тёркину. Он играет сначала грустную мелодию, потом весёлую, и начинается пляска.

Танкисты вспоминают, что это они доставили раненого Тёркина в медсанбат, и дарят ему гармонь.

В избе — дед (старый солдат) и бабка. К ним заходит Тёркин. Он чинит старикам пилу, часы. Догадывается, что у бабки есть спрятанное сало… Бабка угощает Тёркина. А дед спрашивает: «Побьём ли немца?» Тёркин отвечает, уже уходя, с порога: «Побьём, отец».

Боец-бородач потерял кисет. Тёркин вспоминает, что когда он был ранен, то потерял шапку, а девчонка-медсестра дала ему свою. Эту шапку он бережёт до сих пор. Тёркин дарит бородачу свой кисет, объясняет: на войне можно потерять что угодно (даже жизнь и семью), но не Россию.

Тёркин врукопашную сражается с немцем. Побеждает. Возвращается из разведки, ведёт с собой «языка».

На фронте — весна. Жужжание майского жука сменяется гулом бомбардировщика. Солдаты лежат ничком. Только Тёркин встаёт, палит в самолёт из винтовки и сбивает его. Тёркину дают орден.

Тёркин вспоминает, как в госпитале встретил мальчишку, который уже успел стать героем. Тот с гордостью подчеркнул, что он из-под Тамбова. И родная Смоленщина показалась Тёркину «сиротинушкой». Поэтому он и хотел стать героем.

Генерал отпускает Тёркина на неделю домой. Но деревня его ещё у немцев… И генерал советует с отпуском обождать: «Нам с тобою по пути».

Бой в болоте за маленькую деревню Борки, от которой ничего и не осталось. Тёркин подбадривает товарищей.

Тёркина на неделю отправляют отдохнуть. Это «рай» — хата, где можно есть четыре раза в день и спать сколько угодно, на кровати, в постели. На исходе первых суток Тёркин задумывается… ловит попутный грузовик и едет в свою родную роту.

Под огнём взвод Идёт брать село. ведёт всех «щеголеватый» лейтенант. Его убивают. Тогда Тёркин понимает, что «вести его черёд». Село взято. А сам Тёркин тяжело ранен. Тёркин лежит на снегу. Смерть уговаривает его покориться ей. Но Василий не соглашается. Его находят люди из похоронной команды, несут в санбат.

После госпиталя Тёркин возвращается в свою роту, а там уже все по-другому, народ иной. Там… появился новый Тёркин. Только не Василий, а Иван. Спорят кто же настоящий Тёркин? Уже готовы уступить друг другу эту честь. Но старшина объявляет, что каждой роте «будет придан Тёркин свой».

Село, где Тёркин чинил пилу и часы, — под немцами. Часы немец отнял у деда с бабкой. Через село пролегла линия фронта. Пришлось старикам переселиться в погреб. К ним заходят наши разведчики, среди них — Тёркин. Он уже офицер. Тёркин обещает привезти новые часы из Берлина.

С наступлением Тёркин проходит мимо родного смоленского села. Его берут другие. Идёт переправа через Днепр. Тёркин прощается с родной стороной, которая остаётся уже не в плену, а в тылу.

Василий рассказывает о солдате-сироте, который пришёл в отпуск в родное село, а там уж ничего не осталось, вся семья погибла. Солдату нужно продолжать воевать. А нам нужно помнить о нем, о его горе. Не забыть об этом, когда придёт победа.

Дорога на Берлин. Бабка возвращается из плена домой. Солдаты дают ей коня, повозку, вещи… «Скажи, мол, что снабдил Василий Тёркин».

Баня в глубине Германии, в каком-то немецком доме. Парятся солдаты. Среди них один — много на нем шрамов от ран, париться умеет здорово, за словом в карман не лезет, одевается — на гимнастёрке ордена, медали. Солдаты говорят о нем: «Все равно что Тёркин».

Источник: https://students-library.com/library/read/45527-obraz-vasilia-terkina-v-poeme-tvardovskogo-vasilij-terkin-kniga-pro-bojca

Книга «Василий Теркин. Книга про бойца»

Я не влюбилась в школе в «Василия Теркина». Тогда это было скучное програмное произведение о войне. Тогда все произведения о войне были скучными — хоть в прозе, хоть в стихах, хоть в прибаутках. Тогда — про любовь подавай, некогда в войну углубляться.

К тому же, на беду, изучение военно-патриотической литературы откладывается до мая. Логично, все привязано к празднику Победы. Только кто в мае учится? С апреля репетиции концерта для ветеранов, а потом и последнего звонка. Любовь, опять же. Солнце в глаз светит. Некогда разбирать и разбираться.

Еще помню, что для оценки нужно было выучить отрывок из «Книги про бойца». Я выучила два. «Переправу», потому что ее любил мой дед и «Теркин пишет», потому что это было единственное, что самой понравилось. Ни разборов, ни сочинений по нему мы не писали.

И хоть я была достаточно развитым подростком, эмпатичным, но ничем меня Теркин не зацепил. Да, знаю, да, был, да, проходили. Нет, не люблю.

В этом году экстренно захотелось прочитать что-то патриотическое. Только повеселее, а то правды жизни у меня самой хоть лаптем черпай. Вспомнила о Теркине. И в точку! Передо мной открылся новый герой! Это и былинный богатырь из русских сказок, и решительный революционер, и простой парень с девизом «Не унывай!» Как просто! Как необходимо! Как вовремя!

Два раза я рыдала над книгой. Первый, когда описывалось отступление в тыл и заход в деревню теркинского командира. Помните:

Второй — когда рассказывалось о холостой жизни самого Василия. Были и жена, и сын. А пришел в деревню на побывку, и места от подворья не осталось — все разрушено, все убиты.

То, что в школе учитель мог рассказать (или заставить кого-то из учеников в форме реферата пересказать классу), мне взрослой пришлось разыскивать самой. Оказывается, Теркин изначально был коллективным персонажем времен русско-финской войны.

Фельетоны о нем писали и сам Твардовский, и Щербаков, и даже Маршак! Звать его могли — Ваня Мушкин, Федя Протиркини или Вася Пулькин — но остановились на Васе, своем в доску рубаха-парне, Теркине.

Правда, из газетного малого Твардовский вырастил Василия Теркина — крупнее и солиднее по форме, и сделал «обыкновенного» парня из «необыкновенного героя». Но это, пожалуй, лучшее решение.

Все события показаны глазами друга Теркина — автора. Здесь нет штрафбатов, заградотрядов, смершевцев. Здесь и Сталину места не нашлось, потому что он был вне мира простого служивого. Отец-генерал — в нескольких главах.

Буденный — как немой укор на совести деда-солдата. Все, что выше, обозначено просто — «Закон» без лица, характера, индивидуальностей. Зато мать-земля, старуха-мать, жена, кисет и глоток погорячей — это солдат прнимает.

Этому и в поэме место нашлось.

32 главы от «Пролога» до «Эпилога». В них поместилась вся военная жизнь. Отступление первых лет войны, переломный бой за Днепр, наступление до «другого края Варшавского шоссе». Обстрелы-сабантуи, передышки у костра с гармошккой-трехрядкой и удалой песней, вязкость болот, ранения, бои, письма домой и из дома, смерть, санбаты и бани.

Поразила закругленность каждой главы. Все из этих 32 частей — самостоятельные произведения, полностью законченные. Отчасти я нашла этому объяснение — публиковались эти главы вразнобой, перепечатывались разными изданиями, учились бойцами наизусть.

И Твардовский был готов к этому. Только я увидела его личный страх смерти. С 1941 г. он был военкором, в самых горячих местах сражений. А ну, как не успеет дописать? Хоть что-то останется завершенным.

Тем более, что еще в Прологе сказано, что это — «книга про бойца без начала и конца, больно жалко молодца».

У Теркина есть полный тезка — «Василий Теркин» Боборыкина Петра Дмитриевича. Сам Твардовский и целая редколлегия газеты «На стаже Родины», где он появился, не знали об этом. Так что совпадение можно считать случайным.

Еще один интересный момент — Твардовского номинировали на Сталинскую премию в 1945 г. еще до официального завершения поэмы. «Не испортит», — решил Сталин и от руки, карандашом дописал его в список претендентов на премию 1 степени. Авансом, так сказать.

Читайте также:  Книги про дикий запад

А как иначе? Теркин отозвался в сердцах людей. Он стал не просто литературным героем, а действительным, реальным. Вот он —руку протяни. А язык поэмы? Простой, русский, понятный. Яркий и в описании солдатской жизни, и в панорамных картинах природы.

Как сейчас говорят, «единым кадром» мы поднимаемся с автором над полями, лесами, реками, осматриваемся, а потом опускаемся к назначенному месту, где находится Василий. И все до мелочей ясно.

Пожалуй, только одно произведение еще точнее, еще полнее описывает русскую жизнь — «Евгений Онегин» Пушкина. А это уровень, согласитесь! Так что премия — закономерное признание труда.

И если вернуться к моему школьному опыту и сегодняшнему, в статусе жены и матери, мое отношение к войне изменилось. Сейчас это не просто строчки в учебниках. Это большая жизнь. И лучше нам не знать — как там. Но опыт прежних поколений терять не стоит.

Источник: https://www.livelib.ru/book/1001403369-vasilij-terkin-kniga-pro-bojtsa-aleksandr-tvardovskij

Особенности поэмы военных лет. Василий Теркин («Книга про бойца»)

«Киров с нами» (1941) Н.Тихонов.

-волевая устремленность поэмы;

-архаичная лексика – одичный, высокопарный слог (старославянизм, высокая лексика), пафос одич произведения.

-трехсложный амфибрахий.

-мотивы «Слово о полку Игореве»;

-песня сквозь стиснутые зубы;

-Киров – политический деятель, 1й секретарь обкома ленинград. Руководитель, демократизм, «свой» чел-к, за ним шли, народ выдвигает таких людей.

«Февральский дневник» (1942) О.Берггольц.

-интимное, личные переживания;

-сливается индивидуальное «я» с народным «мы»;

-мысль о первооснове, о нравств. ценностях, даже если в доли война, первичные, незаменимые ценности (хлеб (любовь)/вода (счастье));

-человек – первооснова бессмертия и силы.

-идея любви;

«Зоя» М.Алигер.

-фронтовой корреспондент (докумен+худож);

-поэма о молодом поколении в войне;

-мученич пафос служения народу.

Образ Теркина.

В нем вес пафос пехоты. Труженник. Народный склад ума,хар-ра. Простодушный. Мастеровитый. Все по плечу.

Содержат образ – 1часть – показное ухарство, отвага, афоризмы. Автор отказывает герою в индивидуальности. Острый наблюдат ум. Чув-во юмора. Основательность – традиц рус начало (крестьянское). Монологическая.

Акимов (также ВТ занимались Выходцев и Люборев): достовернейший док эпохи.

2часть – рефлексия, взгляд в будущее, глубинное начало. Диалоги (свидет о появлении личности).

Знакомя с ним читателей уже в первой главе, поэт пишет: «Теркин — кто же он такой? / Скажем откровенно: / Просто парень сам собой / Он обыкновенный». И, подчеркнув эту, в отличие от фельетонного персонажа, обычность своего, по сути нового Теркина, он продолжает: «Красотою наделен / Не был он отменной. / Не высок, не то чтоб мал, / Но герой — героем».

Образ Василия Теркина действительно вбирает то, что характерно для многих: «Парень в этом роде / В каждой роте есть всегда, / Да и в каждом взводе». Однако в нем присущие многим людям черты и свойства воплотились ярче, острее, самобытнее.

Народная мудрость и оптимизм, стойкость, выносливость, терпение и самоотверженность, житейская смекалка, умение и мастеровитость русского человека — труженика и воина, наконец, неиссякаемый юмор, за которым всегда проступает нечто более глубокое и серьезное, — все это сплавляется в живой и целостный человеческий характер.

В его изображении естественно сочетаются классические и фольклорные, народно-поэтические традиции.

В «Книге про бойца» война изображена, как она есть — в буднях и героике, переплетении обыденного, подчас даже комического и трагического: «Бой идет святой и правый, / Смертный бой не ради славы, / Ради жизни на земле».

Являясь воплощением русского национального характера, Василий Теркин неотделим от народа — солдатской массы и ряда эпизодических персонажей (дед-солдат и бабка, танкисты в бою и на марше, девчонка-медсестра в госпитале, солдатская мать, возвращающаяся из вражеского плена, и др.), он неотделим и от матери-родины. И вся «Книга про бойца» — это поэтическое утверждение народного единства.

Наряду с образами Теркина и народа важное место в общей структуре произведения занимает образ автора-повествователя, или, точнее, лирического героя, особенно ощутимый в главах «О себе», «О войне», «О любви», в четырех главках «От автора». Так, в главе «О себе» поэт прямо заявляет, обращаясь к читателю:

И скажу тебе: не скрою, —

В этой книге, там ли, сям,

То, что молвить бы герою,

Говорю я лично сам.

Я за все кругом в ответе,

И заметь, коль не заметил,

Что и Теркин, мой герой,

За меня гласит порой.

Что же касается жанровых и сюжетно-композиционных особенностей поэмы, то, приступая к работе над ней, поэт не слишком беспокоился на этот счет, о чем свидетельствуют его собственные слова: «Я недолго томился сомнениями и опасениями относительно неопределенности жанра, отсутствия первоначального плана, обнимающего все произведение наперед, слабой сюжетной связанности глав между собой. Не поэма — ну и пусть себе не поэма, решил я; нет единого сюжета — пусть себе нет, не надо; нет самого начала вещи — некогда его выдумывать; не намечена кульминация и завершение всего повествования — пусть, надо писать о том, что горит, не ждет, а там видно будет разберемся» (5, 123).

Вместе с тем своеобразие сюжетно-композиционного построения книги определяется самой военной действительностью. «На войне сюжета нету», — заметил автор в одной из глав.

И в поэме как целом, действительно, нет таких традиционных компонентов, как завязка, кульминация, развязка.

Но внутри глав с повествовательной основой, как правило, есть свой сюжет, между этими главами возникают отдельные сюжетные связки, скрепы.

«Жанровое обозначение «Книги про бойца», на котором я остановился, не было результатом стремления просто избежать обозначения «поэма», «повесть» и т.п.

Это совпало с решением писать не поэму, не повесть или роман в стихах, то есть не то, что имеет свои узаконенные и в известной мере обязательные сюжетные, композиционные и иные признаки.

У меня не выходили эти признаки, а нечто все-таки выходило, и это нечто я обозначил «Книгой про бойца» (5, 125).

Книга Твардовского, при всей ее кажущейся простоте и традиционности, отличается редкостным богатством языка и стиля, поэтики и стиха. Она отмечена необычайной широтой и свободой использования средств устно-разговорной, литературной и народно-поэтической речи.

В ней естественно употребляются пословицы и поговорки («Я от скуки на все руки»; «Делу время — час забаве»; «По которой речке плыть, — / Той и славушку творить…»), народные песни (о шинели, о реченьке). Твардовский в совершенстве владеет искусством говорить просто, но поэтично.

Он сам создает речения, вошедшие в жизнь на правах поговорок («Не гляди, что на груди, / А гляди, что впереди»; «У войны короткий путь, / У любви — далекий»; «,Пушки к бою едут задом» и др.).

Сюжет книги складывался по мере хода всенародной войны, и его стержнем стала судьба всего народа. Герой представительствует за весь народ и является своеобразным воплощением богатырства русского народа. Теркин — «герой-народ».

Теркин в книге — не только общенациональный тип «русского чудо-человека», но и личность. Уникальность героя Твардовского — в сочетании в нем «всеобщего» и индивидуально-неповторимого.

Фольклорные герои одинаковы в начале и в конце рассказанной о них истории.

Эволюция же образа Теркина проявляется в смене основной эмоциональной тональности рассказа по мере движения сюжета; чем ближе к концу, тем все сдержанней проявления его веселости, все

Образ автора. Кроме «эпических» глав, героем которых является Теркин, «Книга про бойца» содержит «лирические» главы «От автор».

В первой из таких глав автор представляет читателю своего героя, во второй — делится с читателем «профессиональными» размышлениями о специфике содержания и сюжета самой книги; в третьей — дает еще одну характеристику герою, на этот раз прямо указывая на национальный масштаб обобщения в его образе («Он идет, святой и грешный/ Русский чудо-человек»). Наконец, в последней, завершающей книгу главе «От автора» дистанция между автором и героем почти исчезает: «мы с тобой» — обращается к Теркину автор.

Кроме четырех глав «От автора» лирическими по характеру являются еще несколько глав и фрагментов (« О себе »,«О любви»), в которых автор указывает на собственные общие с Теркиным черты. В целом фигура автора в поэме оказывается чрезвычайно близкой Теркину по жизненным оценкам и фронтовому опыту.

Своеобразие жанра и композиции. По аналогии с пушкинским «Евгением Онегиным» о «Василии Теркине» часто говорят как об энциклопедии фронтовой жизни.

«Василий Теркин» — своеобразная «солдатская библия». Т: это «именно «книга», живая, подвижная, свободная по форме книга…». Книга построена так, что каждая ее глава может быть прочитана как самостоятельное произведение.

Главы книги обладают композиционной законченностью и самостоятельностью. Однако это не означает, что книга не сложилась как целое.

Композиционное единство всему произведению придают моментальная узнаваемость главного героя в каждой главе, а также системе пронизывающих ее мотивов.

Основной стихотворный размер книги — четырехстопный хорей, но в некоторых фрагментах рядом с четырехстопными строчками — укороченные до трех или даже двух стоп стихи. В целом форме произведения (от мельчайших речевых единиц до объемных конструкций) присущи качества высочайшей естественности и смысловой прозрачности.

Высоко оценивал и жуков, и бунин. Это поистинне ценная книга: какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всем. Необыкновенный народный солдатский язык – ни сучк ни задоринки, ни единого фальшивого, литературно пошлого слова.

КРАТКОЕ СОДРЖАНИЕ В пехотной роте — новый парень, Василий Тёркин. Он воюет уже второй раз на своём веку (первая война — финская). Василий за словом в карман не лезет, едок хороший. В общем, «парень хоть куда».Тёркин вспоминает, как он в отряде из десяти человек при отступлении пробирался с западной, «немецкой» стороны к востоку, к фронту.

По пути была родная деревня командира, и отряд зашёл к нему домой. Жена накормила бойцов, уложила спать. Наутро солдаты ушли, оставляя деревню в немецком плену. Тёркин хотел бы на обратном пути зайти в эту избу, чтобы поклониться «доброй женщине простой».Идёт переправа через реку. Взводы погружаются на понтоны.

Вражеский огонь срывает переправу, но первый взвод успел перебраться на правый берег. Те, кто остался на левом, ждут рассвета, не знают, как быть дальше. С правого берега приплывает Тёркин (вода зимняя, ледяная). Он сообщает, что первый взвод в силах обеспечить переправу, если его поддержат огнём.Тёркин налаживает связь. Рядом разрывается снаряд.

Увидев немецкую «погребушку», Тёркин занимает её. Там, в засаде, поджидает врага. Убивает немецкого офицера, но тот успевает его ранить. По «погребушке» начинают бить наши. А Тёркина обнаруживают танкисты и везут в медсанбат…Тёркин в шутку рассуждает о том, что хорошо бы получить медаль и прийти с нею после войны на гулянку в сельсовет.

Выйдя из госпиталя, Тёркин догоняет свою роту. Его подвозят на грузовике. Впереди — остановившаяся колонна транспорта. Мороз. А гармонь только одна — у танкистов. Она принадлежала их погибшему командиру. Танкисты дают гармонь Тёркину. Он играет сначала грустную мелодию, потом весёлую, и начинается пляска.

Танкисты вспоминают, что это они доставили раненого Тёркина в медсанбат, и дарят ему гармонь.В избе — дед (старый солдат) и бабка. К ним заходит Тёркин. Он чинит старикам пилу, часы. Догадывается, что у бабки есть спрятанное сало… Бабка угощает Тёркина. А дед спрашивает: «Побьём ли немца?» Тёркин отвечает, уже уходя, с порога: «Побьём, отец».Боец-бородач потерял кисет.

Тёркин вспоминает, что когда он был ранен, то потерял шапку, а девчонка-медсестра дала ему свою. Эту шапку он бережёт до сих пор. Тёркин дарит бородачу свой кисет, объясняет: на войне можно потерять что угодно (даже жизнь и семью), но не Россию.Тёркин врукопашную сражается с немцем. Побеждает. Возвращается из разведки, ведёт с собой «языка».На фронте — весна.

Жужжание майского жука сменяется гулом бомбардировщика. Солдаты лежат ничком. Только Тёркин встаёт, палит в самолёт из винтовки и сбивает его. Тёркину дают орден.Тёркин вспоминает, как в госпитале встретил мальчишку, который уже успел стать героем. Тот с гордостью подчеркнул, что он из-под Тамбова. И родная Смоленщина показалась Тёркину «сиротинушкой».

Поэтому он и хотел стать героем.Генерал отпускает Тёркина на неделю домой. Но деревня его ещё у немцев… И генерал советует с отпуском обождать: «Нам с тобою по пути».Бой в болоте за маленькую деревню Борки, от которой ничего и не осталось. Тёркин подбадривает товарищей.Тёркина на неделю отправляют отдохнуть.

Это «рай» — хата, где можно есть четыре раза в день и спать сколько угодно, на кровати, в постели. На исходе первых суток Тёркин задумывается… ловит попутный грузовик и едет в свою родную роту.Под огнём взвод идёт брать село. ведёт всех «щеголеватый» лейтенант. Его убивают. Тогда Тёркин понимает, что «вести его черёд». Село взято. А сам Тёркин тяжело ранен.

Тёркин лежит на снегу. Смерть уговаривает его покориться ей. Но Василий не соглашается. Его находят люди из похоронной команды, несут в санбат.После госпиталя Тёркин возвращается в свою роту, а там уже все по-другому, народ иной. Там… появился новый Тёркин. Только не Василий, а Иван. Спорят кто же настоящий Тёркин? Уже готовы уступить друг другу эту честь.

Но старшина объявляет, что каждой роте «будет придан Тёркин свой».Село, где Тёркин чинил пилу и часы, — под немцами. Часы немец отнял у деда с бабкой. Через село пролегла линия фронта. Пришлось старикам переселиться в погреб. К ним заходят наши разведчики, среди них — Тёркин. Он уже офицер. Тёркин обещает привезти новые часы из Берлина.

С наступлением Тёркин проходит мимо родного смоленского села. Его берут другие. Идёт переправа через Днепр. Тёркин прощается с родной стороной, которая остаётся уже не в плену, а в тылу.Василий рассказывает о солдате-сироте, который пришёл в отпуск в родное село, а там уж ничего не осталось, вся семья погибла. Солдату нужно продолжать воевать.

А нам нужно помнить о нем, о его горе. Не забыть об этом, когда придёт победа.Дорога на Берлин. Бабка возвращается из плена домой. Солдаты дают ей коня, повозку, вещи… «Скажи, мол, что снабдил Василий Тёркин».Баня в глубине Германии, в каком-то немецком доме. Парятся солдаты. Среди них один — много на нем шрамов от ран, париться умеет здорово, за словом в карман не лезет, одевается — на гимнастёрке ордена, медали. Солдаты говорят о нем: «Все равно что Тёркин».



Источник: https://infopedia.su/1x389d.html

Ссылка на основную публикацию