Книги про средние века

«Монахи войны», «Тысячелетнее царство» и еще три книги о Средневековье

«Афиша Daily» собрала новые и недавно переизданные книги обо всем, что связано с историей и культурой Средних веков

«Polystoria: Цари, святые, мифотворцы в средневековой Европе» под редакцией Михаила Бойцова и Олега Воскобойникова

Сборник научных работ, созданных сотрудниками Лаборатории медиевистических исследований при Высшей школе экономики, открывается пространной статьей об истории Абхазского царства, в VIII веке объявившего о своей независимости — как раз во время очередного династического кризиса в Византии. Поддержку абхазам-абзагам, судя по летописи, оказала Хазария, а их основными противниками стали грузины-багратиды, в свою очередь вассалы халифата — в общем, полноценная средневековая прокси-война. Хазария, по всей видимости, собиралась установить альтернативную политическую ось, где промежуточным звеном должны были стать аланы, в крещении которых приняли участие абхазские правители. Византия дважды посылала войска, но оба раза неудачно, на третий же раз абхазы перессорились сами — и Константинополь смог посадить лояльного претендента на трон: ойкумена была восстановлена.

Анна Литвина и Федор Успенский опубликовали исследование довольно сложной модели наименования княжеских детей на Руси. В отличие от более поздней западной традиции варяги избегали давать наследникам свои имена, однако бытовал обычай иметь тезку-племянника.

Таким образом разветвленная семья Рюриковичей скрепляла отношения между братьями, а также обеспечивала хоть какой-то уход за малолетними детьми в случае смерти князя — дядя всегда мог подставить плечо тезке.

Интересный момент: с помощью имен роднились и с половцами, но в этом случае варяги предлагали детям своих партнеров не родовые, а свои православные имена (самый известный пример — сына хана Кончака звали Юрги-Юрий в память о союзе с плененным им князем Игорем Святославовичем, в крещении Георгием).

Руководитель проекта Олег Воскобойников обращается к наследию Шартрской школы богословия и рассказывает о медленном и избирательном проникновении античного знания в схоластику.

Заканчивается сборник анализом двух примечательных средневековых мифов — об иудейском происхождении новгородской «ереси жидовствующих» и «Великом даре Александра Македонского русским царям»: «пусть владеют они землями от Варяжского моря до Хвалынского».

Издательство Издательский дом Высшей школы экономики, 2016, Москва

«Монахи войны. История военно-монашеских орденов от возникновения до XVIII века» Десмонда Сьюарда

Британский историк и популяризатор Средневековья Десмонд Сьюард написал довольно подробную книгу о хронологии развития военно-монашеских орденов в Европе. Тут и храмовники, и госпитальеры, и Drang nach Osten тевтонцев, и вечная феодальная грызня иберийских орденов.

Очевидно, автор борется с распространенным негативным имиджем движения — забавно, что в пример он приводит пропагандистский шедевр Эйзенштейна. В действительности нищенствующие рыцари были не хуже и не лучше своего времени, однако заметно выделялись своими строгими правилами быта. Большинство старых орденов унаследовало довольно жесткий бернардинский уклад монашества.

Братьям не разрешалось не только вступать в брак и иметь сексуальные связи, но и обладать любым имуществом, кроме одежды и оружия (тамплиеры изначально вообще должны были носить только то, что получали в качестве подаяния). Их рациону полагалось быть скудным, спать надлежало одетыми и в общих дормиториях, а волосы на голове — сбривать (серьезная жертва для средневекового феодала).

Многие соблюдали обет молчания, носили вериги, занимались флагелляцией. Сирийские бани — основное искушение для европейца тех времен — были запрещены.

На протяжении всего периода существования христианских королевств Леванта этих людей воспринимали как самую квалифицированную и фанатичную часть войск. Арабы традиционно не брали за них выкуп и казнили на месте.

С социальной точки зрения это была отличная возможность для европейских князей отделаться от своих младших безземельных отпрысков — при этом последним не приходилось жертвовать кастовой эстетикой, как при поступлении в обычный монастырь. На место куртуазных повестей о короле Артуре вставала Книга Иисуса Навина, которую братья знали наизусть.

К тому же монахам не были чужды культура и наука — многие из них занимались литературой: испанским рыцарям Калатравы и вовсе принадлежит первый перевод Данте на кастильский.

Однако основное культурное достижение военно-монашеских орденов заключалось в создании разветвленной кредитной системы. Их имидж вызывал доверие как у королей, так и у неверных, они научились хитроумно обходить библейский запрет на ростовщичество и стали самым надежным гарантом банковских транзакций на Ближнем Востоке.

Эта практика продолжилась и после потери Святой земли, когда госпитальеры успешно переквалифицировались в морских пиратов.

В книге подробно и даже беллетристически описаны их битвы и невзгоды, а также знаменитый процесс над тамплиерами, когда палачи Филиппа Красивого заставили их признаться в разных бесчинствах, в том числе в содомии с дьяволицами и поклонении котам.

Издательство «Центрполиграф», 2016, Москва, пер. Т.Шуликовой

Читать Bookmate

«Тысячелетнее царство» Олега Воскобойникова

Звезда портала «Постнаука», ординарный профессор ВШЭ Олег Воскобойников сочинил объемную монографию о культуре Европы с IV по XIV век — и проиллюстрировал ее множеством фотографий из личного архива.

Как и полагается последователю школы «Анналов», в своей работе он стремится собрать средневековую мозаику с большим включением элементов быта и узуса повседневной жизни того времени.

Например, новый для Средневековья обычай писать слова раздельно (в противоположность scriptura continua античности) не только впервые позволил читать «про себя», но и заложил основу для появления субъекта в литературе.

Да, люди разучились изображать трехмерное пространство, да, от астрономии остались только пересказы Макробия, но все это было лишь отражением смены жизненных установок, начало которой приходится еще на времена Римской империи.

Средневековье, наконец, предложило цельную картину мира — то, к чему стремилась античность, — и в ней властвовали символы и метафоры. Праздному любопытству философов был противопоставлен экстаз; люди не так уж интересовались медициной, потому что жили в мире христианской благодати. Их больше занимали модели поведения (свобода воли) и «настройка тела» — аскетика. Самым почитаемым древним мыслителем был вопреки распространенному мнению не Аристотель, а Псевдо-Дионисий: недаром главный собор Парижа назван его именем.

В России эта точка зрения традиционно пользуется популярностью — для читателей она не нова. Однако книга изобилует множеством интересных примеров, небольших деталей, цитат, анекдотов — и конечно же, это замечательное чтение.

Скажем, подробно разбирается литературная байка о том, как гетера Филлида оседлала Аристотеля, — в качестве примера самоиронии книжников, — или легенда о том, что Сенека был казнен, а не покончил с собой, дававшая иллюзорную возможность признать его святым.

А когда дело доходит до разбора наследия Бернарда Клервоского, Олегу Воскобойникову просто нет равных.

Издательство «Новое литературное обозрение», 2015, Москва

Читать Bookmate

«История тела в Средние века» Жака Ле Гоффа и Николя Трюона

Виднейший медиевист Жак Ле Гофф часто издавался в России — в частности, эта небольшая книжка выходила в «Тексте» еще в 2008 году. Работа Ле Гоффа и Трюона — сборник коротких размышлений обо всем, что касается человеческого тела и его выделений, разумеется, в средневековой перспективе.

Принято считать, что эта эпоха относилась к телу сугубо негативно, однако не все так просто. В то время как Григорий Великий говорит о нем как об «отвратительном вместилище души», святой Франциск обращается к нему «брат тело». Тело скорее воспринимали как инструмент, который необходимо определенным образом настраивать.

Пост и дисциплину пропагандировали еще в античности: христианство лишь изменило религиозные коннотации.

К примеру, Средневековье «изобрело» улыбку. «Гомерический» хохот повсеместно осуждался как нечто «вакхическое», «исходящее из желудка» — на смену ему приходит концепция божественной тихой радости, которую испытывают святые во время экстаза и ангелы в раю. Подтверждение можно найти и в Писании: Сара засмеялась, когда узнала, что родит сына в 90 лет, и мальчика даже назвали Исаак — «смех».

А вот рыдания — участь грешников в аду. Тем не менее монахи как на Западе, так и на Востоке молятся о даровании «тихих слез» божественной благодати и раскаяния в собственных грехах. Кровь и болезнь табуированы в Средние века (цирюльник считается представителем «нечистой профессии» — как и проститутка), но стигматы становятся самым очевидным признаком святости.

Средневековье очень телесно, и наилучшей иллюстрацией этого могут служить невиданные создания, населяющие готические храмы и поля манускриптов: каждое их щупальце или нога что-то символизирует. И это не говоря о народной культуре и бахтинском карнавале, где люди объедаются на Масленицу и мечтают о стране Кокани, окруженной заборами из колбас.

Перевод «Текст», 2016, Москва, пер. Е.Лебедевой

Читать Bookmate

«История частной жизни. Том 2. Европа от феодализма до Ренессанса» под общей редакцией Филиппа Арьеса и Жоржа Дюби

Монументальный проект издательства «НЛО» — перевод ключевого пятикнижия школы «Анналов». Это историческая антропология в чистом виде — еда, окна, кровати, заборы. Основной массив книги составляют два исследования Жоржа Дюби: о быте северофранцузских феодалов IX–XI веков и тосканской знати XIV столетия. Что у этих людей было общего, а что — различного?

Общим, безусловно, было специфическое восприятие границ частной жизни — не такое, как у нас. Для фландрийского или нормандского барона она определялась рамками семьи — но эта семья понималась более чем широко. Дюби отмечает, что феодальная раздробленность поставила семейные отношения на место институциональных.

В семью входили вассалы, «братья крови», все родственники, гости и даже челядь.

Все эти люди проходили ритуалы вхождения в семью, они собирались в зале, где проводилась семейная трапеза с «отцом» во главе; они должны были оказывать почести «матери» (вплоть до инцестуальных моментов, как свидетельствуют куртуазные романы).

Слово «приватный» имело отношение и к отхожему месту, и к наследству — очень странная на современный взгляд частная жизнь. Рядом с брачным ложем супругов все время кто-то спал, пищу со стола постоянно кто-то доедал — даже в момент смерти человек был окружен толпой.

Интересное исключение составляли женщины: с самого рождения они никогда не были одни, но их старались изолировать — то ли от того, чтобы им не нанесли вреда, то ли для того, чтобы его не причинили они сами.

При этом стоит отметить, что именно в рамках франкской традиции у невесты стали спрашивать формального согласия на брак — примечательное исключение из правил.

Во Флоренции же мы впервые видим «друзей» как часть семьи. Amici часто идут в завещаниях вслед за близкими родственниками, в доме для них даже есть специальная комната.

На удивление, итальянские семьи были тогда небольшими: согласно документам, лишь 12% горожан предпочитают жить кланами в одном доме.

В отличие от франкского замка здесь селятся кварталами; молодежь организует банды — такие как «Ла Берта» и «Ла Магроне», — которые дерутся между собой и даже участвуют в политической жизни города.

Флорентийцы поздно женятся (девушки даже вплоть до 19 лет — немыслимый возраст в других регионах), у них есть свои спальни, свои сундуки (вспомним Боккаччо) и свои кровати. Наконец, окна — настоящие врата во внешний мир улицы. Строгие матери запрещают дочерям подходить к ним, однако когда те превращаются в невест, наоборот, заставляют просиживать там часами.

Мыло, свеча, передник, ставни — для исследователя все это «улики», позволяющие понять глубинные процессы в обществе того времени. «Слишком человеческого» для серьезной науки не бывает. «Настоящий историк похож на сказочного людоеда. Где пахнет человечиной, там, он знает, его ждет добыча», — говорил Марк Блок, основатель школы «Анналов».

Читать «Новое литературное обозрение», 2015, Москва, пер. Е.Решетниковой и П.Каштанова

Источник: https://daily.afisha.ru/brain/3148-monahi-voyny-tysyacheletnee-carstvo-i-esche-tri-knigi-o-srednevekove/

5 романов о Средневековье

Средневековье привлекает и привлекало огромное количество авторов (и читателей, разумеется, тоже). Крестовые походы, рыцарские турниры, замки, таинственные монастыри… Многие пытались написать исторические романы на основе этого богатейшего материала, но подлинные шедевры получились лишь у очень немногих авторов.

Мы отобрали пять классических романов, действие которых происходит в Средние века.

Айвенго. Вальтер Скотт

Знаменитый роман Вальтера Скотта уже в XIX веке был признан классикой мировой приключенческой литературы, а в следующем, XX столетии — экранизирован огромное количество раз.

В истории о рыцаре, «лишенном наследства», есть всё, что нужно романтичному любителю средневековой Англии: рыцарские турниры и прекрасные дамы, гордые саксы и изворотливые норманны, придворные интриги и ожившие легенды.

Щедро приправив текст фольклором и поэзией Чосера, автор делает описание быта и нравов того времени даже более захватывающим, чем сам сюжет.

Собор Парижской Богоматери. Виктор Гюго

Судьба знаменитого романа Виктора Гюго приятно удивила и самого автора, и всю Францию. Старый готический собор, который власти собирались было снести, стараниями классика прославился на весь мир и стал одним из символов Парижа.

Историческая работа, проделанная писателем, колоссальна: в легенде о трагической любви горбуна к цыганке нет ни одного выдуманного имени.

А виртуозные описания архитектуры, нравов и быта города позволят читателю с головой погрузиться в позднее французское Средневековье.

Железный король. Морис Дрюон

«Железный король» — первая книга из популярной серии «Проклятые короли», вдохновившей Джорджа Мартина на создание «Песни льда и пламени».

История Франции, от Филиппа Красивого до Иоанна Доброго, бережно перенесена Морисом Дрюоном на страницы его произведений: за редким исключением все описанные события и персонажи реальны.

Читая о невероятной жестокости и интригах при дворе «железного» Филиппа IV, поневоле начинаешь задумываться, а может, действительно, все дело в проклятии Ордена Тамплиеров?

Крестоносцы. Генрик Сенкевич

Когда Генрик Сенкевич закончил своих «Крестоносцев», он уже был одним из самых читаемых писателей Европы. Этот роман стал не менее популярным, чем его же «Камо грядеши». К 550-й годовщине Грюнвальдской битвы (уже в 1960-м), занимающей центральное место в сюжете романа, Александр Форд снял по нему одноименный фильм, ставший самой известной работой польского режиссера.

Стоит отметить, что приключения рыцарей Мацько и Збышко не ограничиваются битвами с тевтонцами и служением «прекрасной даме». Помимо бытового и социального устройства, подробнейшим образом будущий нобелевский лауреат описал плен героев, пытки и даже способы излечения ран в ту далекую эпоху.

Баудолино. Умберто Эко

Как это часто бывает у автора, известного нам по «Имени розы», «Баудолино» — не простой исторический роман. Это и приключение, и жизнеописание, и притча, в которой современность и Средневековье взаимно переходят друг в друга.

Баудолино — не только земляк Эко, но и талантливый рассказчик, притом совершенно ненадежный! О судьбе крестьянского мальчика, усыновленного Фридрихом Барбароссой и потратившего полжизни на поиски мифического Царства пресвитера Иоанна, мы узнаем от него же постаревшего. Компанию нам составляет средневековый историк и судья — Никита Хониата. Стоит ли удивляться, что исторические факты срослись здесь с невероятными мифами, циничный юмор с философскими диалогами о христианстве, а привычные языки с вымышленными?

Источник: https://eksmo.ru/selections/5-romanov-o-srednevekove-ID13443553/

10 глупостей о средневековой жизни из книг в жанре «фэнтези»

Средневековье охватывает огромный промежуток времени — от 5-го века до н. э. до 15-го века н. э., и включает в себя большое количество европейских стран. Но вы легко заметите, что многие разоблачения здесь касаются именно Англии 14-го века, а всё благодаря работе Яна Мортимера The Time Traveler’s Guide to Medieval England («Путешествие во времени по средневековой Англии»).

Читайте также:  Книги про энергетику

Ян Мортимер

Должны ли романы-фэнтези быть исторически точными? Конечно, нет.

Часть процесса создания миров — это изобретение новых идей, или сочетание элементов различных культур и периодов времени, или даже использование исторических мифов и заблуждений.

Но если Вы читаете много книг или смотрите много фильмов с псевдосредневековыми установками, у вас может сложиться ошибочное впечатление, что вы действительно знаете, на что была похожа жизнь в Средневековье.

Фактрум рассматривает основные заблуждения и разоблачает их.

1. Крестьяне были единым классом людей, которые были более или менее равны между собой

Легко подумать, что люди в эпоху Средневековья были просто разделены на очень широкие классы: члены королевской семьи, дворяне, рыцари, духовенство и крестьяне в самом низу.

Но только то, что перед вашим именем не было слова «король», «лорд», «сэр», «отец» или «брат» (или их женских аналогов) не значило, что вы не были обеспокоены собственным социальным положением.

Существует обширный класс людей, которых сегодня мы могли бы просто назвать «крестьяне», но на самом деле и внутри этого классе была сложная иерархия.

Мортимер отмечает, что, например, в Англии в 14-м веке вилланы, феодальные крестьяне, прикреплялись к земле конкретного лорда. Вилланы не считались свободными людьми и могли быть проданы вместе с землей лорда. А свободные люди были из разных социальных и экономических классов.

Землевладелец, например, мог стать достаточно успешным для того, чтобы арендовать поместье лорда и, по существу, самому выступать в роли лорда. В деревне несколько семей могли держать в своих руках власть, заменяя собой большинство местных чиновников.

Мы склонны называть всех этих людей «крестьянами», но они сильно отличались между собой по тому месту, которое занимали в иерархической структуре в пределах своего класса.

2. Постоялые дворы были трактирами с большими общими залами внизу и комнатами на этажах

Есть несколько стандартных картинок, которые прочно укоренились в псевдосредневековом фэнтези, и одна из них — таверны. Вы и ваш спутник наслаждаетесь несколькими кружками эля в главном зале, слушаете все местные сплетни, а затем поднимаетесь в арендованную комнату, где спите (один или с любовницей) на жестком матрасе.

Пиво и сидр часто готовили и дома; муж мог потребовать, чтобы его жена научилась пивоварению

Это изображение не полностью вымысел, но правда немного сложнее, не говоря уже о том, что интереснее. Если бы вы объединили городскую гостиницу средневековой Англии с пивной, то, вероятно, получили бы что-то напоминающее тот фэнтезийный постоялый двор.

Были гостиницы, где можно было арендовать кровать (или, скорее, место в постели), и у них действительно были залы, для того чтобы поесть и выпить. Но они не были трактирами; владельцам гостиницы обычно разрешали подавать еду и напитки только своим постояльцам.

Мортимер отмечает, что вы, вероятно, нашли бы небольшой номер с несколькими кроватями, на которых могли разместиться до трех человек. Только в самых престижных гостиницах можно было найти комнаты с одной или двумя кроватями.

В городах были и специальные учреждения для выпивки: таверны для вина и пивные для эля. Пивные были более шумными заведениями. Но пиво и сидр часто готовили и дома; муж мог потребовать, чтобы его жена научилась пивоварению.

В книге «Жизнь в средневековой деревне» отмечается, что английская деревенская таверна часто была и чьим-то домом.

Как только ваш сосед открывал новую партию эля, вы могли пойти в его дом, заплатить несколько пенсов и сидеть выпивать со своими односельчанами.

Были и другие варианты для размещения. Путешественники могли рассчитывать на гостеприимство людей равного им или низшего социального класса, пользуясь их едой и кроватями в обмен на дорожные байки и чаевые. Или можно было отправиться в больницу, которая была не только местом лечения, но и гостеприимства.

3. Вы никогда не увидели бы женщину-оружейника или купца

Конечно, некоторые фэнтезийные истории будут ставить женщин в равное (или относительно равное) положение с мужчинами, наделяя их теми же самыми профессиями и ремеслами, что и мужчин.

Но во многих вымышленных историях женщина, которая делает броню или продает товары, показалась бы неуместной, хотя это неправильно отражает средневековую действительность. В Англии вдова могла продолжать торговое дело своего умершего мужа.

И Мортимер говорит, что среди портных, оружейников и купцов часто можно было встретить вдов. Некоторые женщины-купцы были на самом деле довольно успешны, вели международную торговлю и имели впечатляющий капитал.

Женщины занимались даже преступной деятельностью, в том числе разбоем. Многие банды в средневековой Англии состояли из семей, включая жен с мужьями и сестер с братьями.

4. У людей были ужасные манеры поведения за столом, кости и объедки они бросали на пол

Извините, даже в Средние века члены светского общества, от королей до вилланов, следовали определенному этикету, и этот этикет включал в себя также и правила поведения за столом.

Фактически, в зависимости от того, когда, где и с кем ели, приходилось соблюдать очень строгие правила. Например, если лорд передавал кому-то свою чашу за обеденным столом, это было знаком его расположения.

Следовало принять чашу, немного отпить и вернуть обратно.

5. Люди не доверяли никаким формам магии и часто сжигали ведьм

В некоторых фэнтезийных историях магия легко воспринимается всеми как часть повседневной жизни. В других к волшебству относятся в лучшем случае с подозрением, а в худшем — как к богохульству. Может быть, вы даже слышали библейское указание: «Ворожей не оставляй в живых».

В 11-м веке колдовство рассматривалось как светское преступление, но церковь делала ведьме несколько внушений, прежде чем отправить на костёр

Но не всегда магия в Средневековье рассматривалась как ересь. В своем эссе «Ведьмы и мифы средневекового „Времени горения“» Анита Обермайер говорит, что в течение 10-го века католическая церковь не была заинтересована в наказании ведьм за ересь; она больше была заинтересована в искоренении еретического суеверия о «ночных летающих существах».

И в 14-м веке в Англии вы могли обратиться к магу или ведьме для решения некоторых незначительных «магических» задач, например для поиска потерявшейся вещи. В Средневековой Англии к магии без каких-либо еретических компонентов относились терпимо. Но в конце 15-го века по Европе распространилась испанская инквизиция, и на ведьм действительно началась охота.

Сожжение ведьм не были чем-то неслыханным в Средние века, но оно не было широко распространено. Обермайер объясняет, что в 11-м веке колдовство рассматривалось как светское преступление, но церковь делала ведьме несколько внушений, прежде чем отправить на костёр.

Первое сожжение по обвинению в ереси состоялось в 1022 году в Орлеане, второе — в 1028 году в Монфорте. В 11–12 веках это были единичные случаи, но в 13-м веке сожжение на костре становится более распространенным наказанием для людей, повторно впавших в ересь. Тем не менее наказание зависело от того, где происходило действие.

В 14-м веке вас не сожгли бы как ведьму в Англии, но с большой вероятностью сделали бы это в Ирландии.

6. Мужская одежда была всегда практичной и функциональной

Да, средневековые люди разных классов интересовались модой. И иногда мода, особенно мужская, получалась довольно абсурдной. Вначале одежда была более функциональной, но в течение 14-го века мужская мода в Англии была довольно экспериментальной.

Корсеты и подвязки были характерны для мужчин, и мода все более и более поощряла мужчин показывать форму бедер и ног. Некоторые мужчины-аристократы носили одежду с рукавами такой длины, что рисковали споткнуться о манжеты.

Стало модным носить обувь с чрезвычайно длинными носками — у одной такой пары обуви, привезенной из Богемии, длина носков составляла около 50 сантиметров, и их нужно было привязывать к подвязкам мужчины.

Была даже причуда носить мантию так, чтобы голова проходила через отверстие рукава, а рукава в этом случае представляли собой объемный воротник.

Важно также отметить, что модные течения просачивались от королевской семьи к аристократии, а от нее вниз в простой народ. Через определенное время после появления модного веяния среди дворянства менее дорогая версия появлялась среди низших слоев населения.

Фактически регулирующие расходы законы были приняты в Лондоне для того, чтобы не позволять людям одеваться лучше и дороже, чем предполагает их положение.

Например, проститутке в 1330-х в Лондоне не разрешалось обшивать капюшон чем-либо кроме овчины или меха кролика, иначе одежду могли отобрать.

7. Слуги всегда были людьми низкого происхождения

На самом деле, будь вы высокопоставленной личностью, у вас, вероятнее всего, были бы высокопоставленные слуги. Лорд мог послать своего сына служить в поместье другого лорда, например к брату жены.

Сын не получал бы никакого дохода, но по-прежнему считался бы сыном лорда. Эконом лорда мог и сам быть лордом.

Статус в обществе основывался не просто на том, были ли вы слугой, но и на вашем семейном положении, а также на том, кому вы служили и что входило в ваши обязанности.

Труднее всего осознать, что в период позднего Средневековья в английских семьях в подавляющем большинстве слугами были мужчины. Мортимер описывает хозяйство графа Девона, в котором было 135 слуг, но только три из них были женщинами. За исключением прачки (которая не жила в семье), штатными слугами были мужчины, даже в домах, возглавляемых женщинами.

8. Медицина была основана на чистом суеверии

В романах-фэнтези исцеление часто происходит по волшебству. У вас должен быть свой священнослужитель, который получает дар исцеления от богов, а в противном случае рядом должен быть кто-то, кто может перевязать рану или сделать примочку.

Обертывание больных оспой в ярко-красную ткань, лечение подагры безвременником, использование масла ромашки для лечения боли в ухе — все это на самом деле эффективные способы лечения

Да, средневековая медицина была основана по большей части на том, что мы сегодня называем мистической чепухой. При постановке диагноза использовали астрологию и гуморальную теорию.

Кровопускание было самым признанным методом лечения, а многие целебные средства были не только бесполезны, но и очень опасны.

И хотя в то время уже были медицинские колледжи, мало кто из врачей мог в них учиться.

И все же некоторые аспекты средневековой медицины были логичны даже по современным стандартам. Обертывание больных оспой в ярко-красную ткань, лечение подагры безвременником, использование масла ромашки для лечения боли в ухе — все это на самом деле эффективные способы лечения.

И хотя слово «брадобрей» (парикмахер-хирург) приводит многих из нас в ужас, некоторые из них были на самом деле довольно талантливы.

Джон из Ардена использовал в своей практике анестезирующие средства, а многие хирурги были специалистами в снятии катаракты, лечении нарывов и в правлении костей.

9. Самая мощная группа войск состояла из покрытых бронёй рыцарей на конях

Джеймс Г. Паттерсон в эссе «Миф о конных рыцарях» объясняет, что, хотя образ сидящего верхом рыцаря и был популярен в Средние века, он не соответствовал реальностям войны.

Панцирная конница, объясняет он, может быть невероятно полезной, даже разрушительной против новобранцев, но гораздо менее действенной против обученной вражеской пехоты. А вот наземные войска, включая рыцарей, идущих пешком, которые часто исполняли роли командиров, были неоценимы в сражении.

Даже во времена крестовых походов, когда образ конного рыцаря казался символом боевой славы, основным способом ведения войны была осада.

В 14-м веке у англичан наиболее действенным методом ведения войны становится стрельба из лука. Так, Эдуард III в. 1331-м и отчасти в 1363 годах запретил футбол, потому что люди проводили слишком много времени за игрой и недостаточно — за тренировкой по стрельбе из лука. Особенно успешно английские лучники действовали против французской кавалерии.

10. Только мужское сексуальное удовольствие было важно

По общему убеждению, распространенному во время Средневековья, женщины были более похотливыми, чем мужчины. Точнее, намного похотливее. Насилие в средневековой Англии 14-го века было преступлением, но не между супругами. Жена по закону не имела права отказать своему мужу, но и муж не мог отказать своей жене.

Существовало мнение, что женщины всегда хотели секса, и отсутствие регулярных отношений плохо сказывалось на их здоровье. Женский оргазм был также важен; другое общее убеждение состояло в том, что женщина не может забеременеть без оргазма.

К сожалению, это привело к тому, что насильника невозможно было привлечь к ответственности, если жертва забеременела.

Источник: https://www.factroom.ru/culture/books/medieval-life

Лучшие книги и комиксы про Средневековье

После выхода игры Kingdom Come: Deliverance каждый может почувствовать себя в шкуре жителя Средневековья.

Игра максимально достоверно показывает, как нелегко было жить в ту эпоху и как много опасностей подстерегало людей на каждом шагу.

Такая жизнь на лезвии бритвы затягивает — и после игры хочется больше узнать о ней из других источников. Мы уже рассказывали вам об играх и фильмах о Средневековье, теперь пришло время книг и комиксов.

Денис Варков

Комиксы

Хороших реалистичных комиксов о Средневековье немного. Большинство либо подается в фэнтезийном сеттинге (Камелот, рыцари Круглого стола, Морагана ле Фей и тому подобное), либо смешивается с другими сеттингами, что мешает воспринимать комикс как чисто историческое произведение.

Я выбрал несколько комиксов, на которые определенно стоит обратить внимание, если вам интересна эта тема, а также привел короткий список историй, которые хоть и не совсем о Средневековье, но тоже достойны вашего внимания.

The Hedge Knight и The Sworn Sword

Это комиксы не о реальном Средневековье, а о вымышленном, так как основаны они на книгах Джорджа Мартина «Повести о Дунке и Эгге» («Межевой рыцарь» и «Верный меч»).

Адаптировал Мартина сценарист Бен Эвери для издательства Jet City. Оба комикса происходят в мире «Игры престолов», но во времена правления династии Таргариенов. Вопреки ожиданиям, здесь нет фэнтези и магии — лишь максимально реалистичная история о странствующем рыцаре по имени Дункан Высокий и его оруженосце Эгге, который впоследствии оказывается принцем Эйегоном Таргариеном.

Комикс максимально близок к Kingdom Come: Deliverance, так как главный герой в начале истории тоже никто, он простой оруженосец без титула, земель и прочего.

Благодаря своей находчивости и рыцарским умениям, которым его обучил покойный сир Арлан, Дункан добивается успеха. В комиксе и его продолжении отлично показываются нравы общества того времени, огромная пропасть между слоями общества и, конечно, сами поединки. Их в комиксе много, и нарисованы они художником Майком С. Миллером.

На основе «Межевого рыцаря», кстати, был снят фильм «История рыцаря» 2001 года с актером Хитом Леджером в главной роли.

Одну из ключевых сюжетных линий создатели фильма позаимствовали у Мартина, но остальной сюжет фильма заметно отличается.

В титрах фильма Мартин не упомянут, зато единственный сценарист A Knight’s Tale, Брайан Хелджлэнд, теперь работает над одним из приквелов «Игры престолов» для HBO.

Crecy

Комикс британского сценариста Уоррена Эллиса (наиболее известного по Transmetropolitan) от Apparat Comics рассказывает о знаменитом сражении между английскими и французскими войсками — Битве при Креси (регион на севере Франции). Эллис показывает ужасы войны, где сотни солдат оказываются в смертельной ловушке, и перед ними одна лишь цель — забрать с собой как можно больше врагов.

Комиксу помогает реалистичный и крайне детализированный черно-белый рисунок художника Рауло Касереса, который позволяет истории простого английского лучника Уильяма выглядеть по-настоящему захватывающей.

Читайте также:  Книги про крокодилов

Он — совершенной простой человек, оказавшийся посреди пушечного копейного мяса, вынужденный делать все возможное, чтобы выжить. И в момент, когда в него летят сотни стрел, а еще десяток рыцарей готов разрубить его на куски, Уильям задумывается, а нужна ли ему в действительности эта война.

Отдельное достоинство комикса — его реалистичность. Без преувеличений Эллис и Касерас демонстрируют, как люди гибнут жутким образом, как их тела наваливаются друг на друга, превращая еще живых, но раненых в самом низу, в кусок свежеотбитого мяса. Война — это место, где выживают не самые сильные, а самые умные и находчивые. И Crecy отлично это демонстрирует.

Достойны упоминания

    Prince Valiant — знаменитый комикс Хэла Фостера, издающийся с 1937 года. История скандинавского принца из Туле, который приезжает в Камелот, где становится известным рыцарем. Комикс охватывает значительный промежуток времени — от Римской империи до позднего Средневековья; Batman: Dark Knight of the Round Table — комикс DC, выпущенный в рамках импринта Elseworlds. В этой вселенной Брюс из Уэйнсмура родился в Камелоте, и в качестве Темного рыцаря он бросает вызов Моргане Ле Фэй; Ils ont fait lʼhistoire — французская серия исторических комиксов от издательства Glenat, в рамках которой были изданы переложенные на формат комиксов биографии Жанны ДʼАрк, Людовика XIV, Карла Великого и других; Templar — история Джордана Мехнера (автора Prince of Persia) от издательства First Second о нескольких рыцарях ордена Тамплиеров, выживших после распада ордена. Комикс рассказывает о том, как они предприняли отчаянную попытку сохранить сокровища Тамплиеров, на которые, после падения ордена обратили внимание многие их бывшие союзники; 1212 Las Navas de Tolosa — история битвы при Лас-Навас-де-Толоса между католическими королевствами Кастилии, Арагона, Наварры и Португалии и армией мавров династии Альмохадов, пересказанная в виде комикса от издательства Ponent Mon; Lake of Fire — история от издательства Image о группе крестоноцев, на глазах у которых упал инопланетный корабль, населенный инопланетными существами. Прекрасно показано противостояние церковников, считающих пришельцев демонами, и крестоносцев, пытающихся остановить гибель простых людей.

Александр Башкиров

Книги

«Айвенго» (Ivanhoe)

Один из первых исторических романов, написанных в мире, по сей день остается одним из лучших произведений о Средневековье. Собственно, кроме «Айвенго» про Средневековье можно читать только один роман, а про рыцарей — вообще ни одного. 

Это нечеловечески трудно — писать про внутренние европейские разборки закованных в доспехи аристократов так, чтобы это можно было читать в 2018 году, уже посмотрев «Игру престолов» и «Монти Пайтон и Священный Грааль».

«Айвенго» можно рассматривать и как очень простой роман, и как очень сложный.

Дело происходит в 12 веке, при дворе короля Ричард Львиное Сердце, и центральный конфликт разворачивается на фоне общей борьбы англосаксов и норманнов за власть над Британией.

Но сам конфликт предельно простой и понятный современному читателю — это история the judicial combat — «суда поединком» или рыцарской дуэли с серьезными юридическими последствиями.

В центре «Айвенго» — турнирная схватка двух очень разных профессионалов этого дела, на кону — судьба прекрасной девушки-еврейки, спасшей жизнь одному из рыцарей и обвиняемой в ведовстве.

Персонажи скрываются за боевыми псевдонимами — Храмовик, Рыцарь без наследства и так далее. Они мало говорят, зато много хлещутся на ристалище затупленными клинками.

Уже на первой странице «Айвенго» вам станет ясно, откуда ведут родословную Гора, Пес и прочие Рыцари Цветов из творчества Джорджа Р. Р. Мартина.

«Айвенго» написал Вальтер Скотт, шотландский поэт, вдруг решивший попробовать себя в нарождающемся жанре исторического романа (и долгое время выпускавший эти книги без указания автора). «Айвенго» — единственный хороший роман Скотта.

Его «Квентин Дорвард» и «Роб Рой» написаны в совершенно невыносимом стиле того времени и состоят главным образом из очень плохих диалогов. В эпоху Скотта, в начале 19 века, не существовало представлений о хорошей подаче материала — какими бы интересными не были сюжеты, в наше время это просто невозможно читать.

Словесные конструкции там неуклюжи, язык по мелодичности напоминает лязганье рыцарских доспехов:

Солнце садилось над одной из щедро поросших травой полян этого леса, который мы упоминали в начале этой главы.

Но в «Айвенго» Скотт каким-то образом, чисто интуитивно, нащупал прозу будущего — динамичное, сжатое, захватывающее повествование, целиком подчиненное основной идее. 

Разговоров, как я уже упоминал, минимум, проза естественно и мелодично развивается с великолепной первой фразы до последней. Стилистические огрехи случаются (приведенная выше фраза — именно из «Айвенго»), но к этому времени вас так увлечет история конфликта Уилфреда Айвенго с Брианом де Буагильбером, что книга пролетит мимо не хуже сезона топового шоу HBO или романа того же Мартина.

«Имя розы» (Il nome della Rosa)

Об этой гениальной книге я уже рассказывал в материале о лучших фильмах про Средневековье — она легла в основу одноименного кино с Шоном Коннери.

Первый — и единственный удачный, — роман итальянского профессора семиотики Умберто Эко рассказывает о серии зверских убийств монахов в отдаленном монастыре на севере Италии.

На дворе 14 век, и убийства могут быть как-то связаны с религиозными диспутами того времени — а также с Апокалипсисом.

По следу идет бывший инквизитор, ныне простой францисканский монах Вильгельм Баскервильский, повествование ведется от лица его юного спутника, послушника Адсона из Мелька.

Первый слой «Имени розы» — крайне остросюжетный детектив про бесчинствующего в горной обители маньяка и очень компетентного сыщика, параллели с творчеством Артура Конана Дойла настолько очевидны, что их трудно считать параллелями. Но самому Эко неинтересна чисто детективная интрига, хотя он очень профессионально с ней справился.

Писатель постоянно устраивает читателю испытания на прочность, вводя в простой, интригующий детектив с шикарными диалогами описания архитектурных конструкций, подробнейшие исторические отступления и философские споры. Как объясняет это сам Эко:

На какого идеального читателя ориентировался я в моей работе? На сообщника, разумеется. На того, кто готов играть в мою игру.

Я хотел полностью уйти в средневековье и зажить в нем, как в своей современности (или наоборот).

Но в то же время я всеми силами души хотел найти отклик в лице читателя, который, пройдя инициацию — первые главы, станет моей добычей. («Заметки на полях “Имени розы”», перевод Елены Костюкович).

Но под первым, детективным слоем романа дремлет не только второй, исторический, но и третий, философский. Как семиотика, Эко волнуют не только история и герои, но и символы, знаки, понятия и имена, которыми они оперируют. Гениальное название романа отсылает сразу ко всей мировой поэзии (от Шекспира до Экклезиаста), не отсылая при этом ни к чему, потому что — «что в имени тебе?»

Я уже хвалил «Имя розы» и как отличный детектив с крепким сюжетом и яркими персонажами, и как лучший в мире исторический роман с созданным автором виртуальным Средневековьем.

Но это не только прекрасный жанровый роман — это один из лучших романов вообще, книга книг, высшая точка постмодернизма, при этом умудряющаяся следовать классическим принципам поэтики Аристотеля (речь, конечно, про первый том «Поэтики»). 

Вновь слово Эко:

И ты в конце концов у меня взвоешь: «Что за выдумки! Я не согласен!» И тут-то ты уже будешь мой, и задрожишь, видя безграничное всемогущество Божие, выявляющее тщету миропорядка.

А дальше будь умницей и постарайся понять, каким способом я заманил тебя в ловушку.

Ведь я же, в конце концов, предупреждал тебя! Ведь я столько раз повторил, что веду к погибели! Но прелесть договоров с дьяволом в том и состоит, что, подписывая, прекрасно знаешь, с кем имеешь дело. Иначе за что бы такое вознаграждение — ад?

Достойны упоминания

«Барочный цикл»: «Ртуть», «Смешенье», «Система мира» (The Baroque Cycle: Quicksilver, The Confusion, The System of the World)

Так называемый The Baroque Cycle («Барочный цикл») историческо-приключенческих произведений современного американского писателя Нила Стивенсона состоит из восьми романов, которые в США «издательского удобства ради» издали тремя толстенными томами. У нас — тоже ради издательского удобства, — восемью жиденькими книжицами. Первый подход лично мне больше импонирует — но в 2018 году вы все равно будете читать в цифровом виде.

Прежде всего: НЕ ЧИТАЙТЕ «Барочный цикл» в переводе. Учите — или развивайте — английский, чтобы ознакомиться с текстом Стивенсона в оригинале. На мой взгляд, чисто по языку это лучшее литературное произведение, когда-либо написанное на английском — так считаю не только я но и, например, известный британский писатель Уоррен Эллис, автор комикса Crecy, о котором выше вам рассказывал Денис.

Я не буду ругать перевод всех восьми книг, исполненный Екатериной Доброхотовой-Майковой — чисто по объему это героический, монументальный труд. Но он передает только сюжет и детали, а не мощнейшую стилистику и потрясающую ясность речи Стивенсона, в каждом абзаце поднимающего читателя с твердой почвы исторических изысканий в космические дали литературного мастерства.

Первая книга цикла стартует 12 октября 1714 года, в день, когда в Бостоне происходит последнее официальное сожжение ведьмы в истории человечества. То есть отголосков средневековья больше всего в первых романах цикла, а основная его часть посвящена Новому времени.

Среди вымышленных персонажей затесались Исаак Ньютон, Готфрид Лейбниц и прочие видные деятели Эпохи просвещения.

Один из главных героев цикла — натурфилософ и близкий друг Ньютона Дэниэл Уотерхаус, и вся борьба с церковью и государством за научно-технический прогресс показана с его точки зрения.

Но мне больше по душе линия Джека Шафто по прозвищу Half-Cocked (в переводе Доброхотовой-Майковой — «Куцый хер»), профессионального бродяги и авантюриста, ради любви к прекрасной юной девушке (а затем — серьезной, умудренной годами даме) попадающего во все более дикие передряги и совершающего все более безумные поступки.

По-настоящему Стивенсон расписался ко второму тому американского издания, который начинается с романа Bonanza и рассказывает о том, как Джек бежит из турецкого плена и в весьма странной компании готовит операцию по угону испанского галеона с серебром.

 Фактически это самый масштабный в мире роман-ограбление, где в команду Джека (так называемый The Cabal) входят такие одиозные личности, как самурай-иезуит Габриэль и русский раскольник Евгений. 

Как и в любом хорошем heist movie, операция идет не по плану, и компании приходится спасать себя и награбленное, уходя от преследователей окружным путем… через весь земной шар.

 По времени действия «Барочный цикл» выходит за рамки этого материала — но во-первых, ничего лучшего на историческую тему вы в жизни не прочитаете, а во-вторых, борьба за выживание европейских бродяг в начале 18 века мало чем отличается от 15-го.

Лучшие фильмы про Средневековье

Лучшие игры про Средневековье

 
Источник

Источник: https://se7en.ws/luchshie-knigi-i-komiksy-pro-srednevekove/

Тематический список научно-познавательной литературы «история средних веков» цель дать информацию о книгах рассказывающих о средневековье

Тематический список научно-познавательной литературы «ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ»

Цель: Дать информацию о книгах, рассказывающих о Средневековье.

Средние века давно закончились, казалось бы, они очень далеки от нас. Однако нужно знать, что далекое Средневековье – это эпоха, когда были заложены многие основы современного мира.В Средние века развились те языки, на которых и поныне говорит население Европы, и сформировались – к концу этой эпохи – европейские нации с их укладом жизни и особенностями психологии.

В ту эпоху сложились основные европейские государства, многие парламенты, правовые и судебные системы.

События прошлого не повторяются. «История не возвращается,- утверждал Александр Иванович Герцен, — ей никогда не бывают нужны старые платья». Однако, не возвращаясь, прошлое помогает понять и оценить настоящее.

Историческая память – главный источник здравомыслия в жизни, политике.

Школьная энциклопедия «Руссика».

История средних веков. – М.: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2003. – 831 с., ил.

Том «История Средних веков» серии «Иллюстрированная энциклопедия «Руссика» содержит сведения о событиях, странах, городах и исторических деятелях Средневековья.

В издании представлено около 1500 цветных и черно-белых иллюстраций.

Рыцари // Детская энциклопедия, 2001.- 6.- 40 с.: ил.

Рыцари. Детская энциклопедия 6/2001: Познавательный журнал для девочек и мальчиков. 
Из небольших по объему статей читатель имеет возможность  вкратце познакомится с героями Средневековья – рыцарями, а также с терминами и понятиями, связанными с рыцарством.

Искусство средних веков и Возрождения. Энциклопедия/ Автор-состав: О.Б.Краснова. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. – 302 с.: ил.

В книге имеется исчерпывающая информация об искусстве Средних веков и Возрождения, об основных направлениях и школах двух великих эпох мировой культуры, о живописцах, скульпторах и архитекторах, творивших в этот период. Статьи расположены в алфавитном порядке и снабжены иллюстрациями.

Иллюстрированная всемирная история: С древних времен до ХVII века. — М.: Внешсигма: Астрель: АСТ, 1999.- 456 с.: ил.- (Я познаю мир).

Читайте также:  Книги про электричество

Книга «Иллюстрированная всемирная история: С  древнейших времен до ХVII века»,  серия «Я познаю мир» — одно из уникальных изданий, где авторы представляют целостную картину истории мира от первых, известных науке, шагов человека на земле до нашего времени.

Книга вызовет большой интерес и в связи с необычной манерой изложения, каждая страница книги сопровождается разнообразными информационными дополнениями и комментариями о жизни и деятельности государственных и общественных деятелей, о знаменательных в истории событиях и фактах, географических и научных открытиях, военных сражениях, социальных и природных потрясениях.

Достаточно полную информацию о Средневековье можно узнать из статей «Раннее средневековье «смутное время»: 501-1100 гг.» и «Средние века: 1101-1460 гг.»

Статьи интересны еще и тем, что снабжены табл. с краткой информации о положении дел в этот период времени в разных странах: Америке, Европе, Африке, Ближнем и Дальнем Востоке, Азии, Австралии и Океании. В конце энциклопедии.

Что позволяет сделать сравнительный анализ. В конце книги дается подробный Алфавитный указатель. Следует обратить внимание на вступительную статью к указателю.

В ней говориться о том, как с максимальной пользой использовать  указатель.

Лубченков Ю. Н. Все полководцы мира. Древний мир. Средние века.- М.: Вече, 2001.- 432 с.: ил.

Книга «Все полководцы мира» автора Юрия Николаевича Лубченкова охватывает период Древнего мира и Средних веков.

В ней представлено более  300 жизнеописаний выдающихся полководцев мировой истории.
Читатель познакомится с краткими биографиями таких полководцев, как Карл Великий, Кромвель, Саладин, Тимур, Чингисхан и другими.

Статьи расположены в порядке алфавита фамилий полководцев и для того, чтобы легче было ориентироваться во времени, после фамилии имеются даты жизни.

Атлас средневековья: История. Традиции. — М.: Премьера: Астрель: АСТ, 2000.- 64 с.: ил.

Период в истории Европы, который мы называем Средними веками, длился более 1000 лет: от падения Римской империи в 476 г. н.э. до эпохи великих географических открытий и завоеваний ХV-ХVI вв. Иногда средневековье называют «темными веками», считая его временем упадка науки, искусства, цивилизации, когда люди жили в страхе, бедности и неведении.

Книга «Атлас Средневековья: История. Традиции» доказывает, что это глубокое заблуждение. III-VI столетия были отмечены массовым перемещением народов. Германские и славянские племена вторглись на территорию Римской империи и там осели. Что интенсивное переселение народов. По прошествии смутных времен в IХ в. многие из них были объединены под властью Карла Великого и династии Каролингов.

Атлас содержит сведения о средневековых государствах, крестовых походах, распространении христианства, быте, культуре и обычаях народов, населявших Европу в IV-XV веках.
На форзаце книги имеется иллюстрация средневекового замка. Издание снабжено предметно-алфавитным указателем.

Мировая культура: Средневековье. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001.- 479 с.: ил.- (Мировая культура).

Книга «Мировая культура: Средневековье», серия «Мировая культура» Алексея Викторовича Порьяза посвящена истории культуры Средневековья. В ведении и заключении дается краткий обзор этого периода.

В самой книге  освещены такие аспекты цивилизаций средневековья, как история, экономика, социальное устройство, религии, наука, искусство, повседневная жизнь. Большое количество иллюстраций в книге поможет быстрее усвоить учебный материал.

Имеется пристатейный словарик незнакомых терминов.

Например: уже во вступлении на поля вынесено толкование терминов «Темные века» — исторический период в Западной Европе в V-X вв.; и «Великого переселения народов». Такая система отсылок к словарику существует на протяжении всей статей. В приложении имеется хронологическая таблица событий.

Контамин Ф. Война в Средние века. — СПб.: Ювента, 2001.- 416 с. — (Историческая библиотека)

Книга известного французского историка Филиппа Контамина «Война в Средние века» посвящена истории средневековых войн.

Труд французского ученого уникален, его книгу переводят на разные языки, а теперь с ней может познакомиться и русский читатель.

Использовав огромное количество самых разнообразных источников, Филипп Контамин представил богатый материал по истории войн в европейских странах. В книге дается и классический материал по истории оружия и анализ средневековой тактики и стратегии.

Автор обращается к таким редким, но важным темам, как «история мужества», считавшегося главной добродетелью воина. Книга эта достаточно серьезная, хотя и изобилует увлекательными подробностями.

Она предназначена для углубленного изучения этой части истории средневековья.

Ценна тем, что в конце книги имеются списки терминов,  сокращений; географический и именной указатели – все это поможет читателю легче ориентироваться в большом массиве информации.

Ли Г. Ч. История инквизиции в Средние века. — Смоленск: Русич, 2002.- 640 с.: ил.- (Популярная историческая библиотека).

Огнева О. Рыцари: Энциклопедия.- М.: РОСМЭН, 2001.- 111 с.: ил.- (Энциклопедия) — монументальный труд американского исследователя Огнева О. Рыцари: Энциклопедия.- М.: РОСМЭН, 2001.- 111 с.: ил.- (Энциклопедия), впервые вышедший в свет в 1888г., основан на обширном документальном материале, в том числе и на подлинных протоколах инквизиционных процессов, сохранившихся в архивах Европы.

Книга рассказывает о возникновении и деятельности инквизиции в Средние века. На страницах издания предстают живо описанные знаменитые процессы над Яном Гусом, Савонаролой, Жанной д’Арк, гроссмейстером тамплиеров Жаком де Молэ, «Синей Бородой» — Жилем де Рэ и др.

Состоит из трех частей: «Происхождение и устройство», «Инквизиция в различных христианских землях», «Частные случаи инквизиционной деятельности». Имеется заключительная статья. Книга также, как и предыдущая, рассчитана на подготовленного читателя, читателя, который имеется представление об истории инквизиции.

Стил Ф. Средневековый замок.- М.: БММ АО, 1997.- 64 с.: ил.

Холодный, сырой и продуваемый ветрами… Таким ли был рыцарский замок? Книга Филипа Стила «Средневековый замок», позволит изнутри взглянуть на то, какой в действительности была жизнь в доме-крепости.

Подробно описывается каждая часть замка, от ворот до гардероба. Рассказывается, как и что ели за трапезой и зачем раскрашивали пищу под золото. Вы узнаете,  кто выполнял всю грязную работу в замке, а кто принимал ванну. Побываете на рыцарском турнире и при осаде замка врагами. Вы заглянете в средневековый замок и узнаете множество интереснейших сведений о нем.

Куглер Б. История крестовых походов. — Ростов н/Д.: Феникс, 1998.- 512 с.

Перну Р. Крестоносцы. — СПб.: Евразия, 2001.- 320 с.: ил.

В европейской истории найдется не так уж много событий и явлений, давших название целой эпохе. К числу подобных событий, в значительной мере определивших дальнейшее развитие Европы, несомненно, относятся и крестовые походы.

Из книг немецкого ученого Бернгарда Куглера (1837 -1898) «История крестовых походов» и французского историка Режина Перну «Крестоносцы» становится ясно, что крестовые походы представляют собой одну из самых ярких страниц средневековой истории.

Это, пожалуй, единственная в своем роде авантюра, в которой участвовали добровольцы со всех уголков Европы.

Из книги очерков «Крестоносцы» можно узнать об образе жизни воинов, их видении мира, привычках и представлениях; то, как они справлялись с трудностями материального порядка — экипировкой, добычей провианта, тактикой, к чему они стремились, за что сражались. Книга ценна тем, что имеет географический указатель и именной глоссарий (толкование имен, встречающихся в тексте героев событий, сопровождаемый  датами  жизни). Обе книги рассчитаны на достаточно подготовленного читателя.

Легенда о Робин Гуде.- М.: Астрель: АСТ, 2001.- 96 с.: ил.- (Мифы и легенды народов мира).

Красивая английская легенда о Робин Гуде  переходит из поколения в поколение, история обрастает все новыми и новыми приключениями, ведь каждый мальчишка любого поколения хочет походить на прекрасного разбойника, защитника бедных и обиженных, из Шервудского леса. Как хорошо уметь метко стрелять из лука, отлично знать природу, быть очень смелым и всегда побеждать врагов!

Прочитав книгу «Легенда о Робин Гуде», серия «Мифы и легенды народов мира»,  вы поймете, как сын  саксонского графа остался без родителей и крова, как оказался в лесу и стал предводителем разбойников, что Робин Гуд – герой на все времена. Робин Гуд – это мечта о справедливости и надежда на лучшую жизнь. Книга оформлена  красочными иллюстрациями, воссоздающими дух того времени.

Огнева О. Рыцари: Энциклопедия.- М.: РОСМЭН, 2001.- 111 с.: ил.

Сколько веков минуло с тех пор, как жили на свете рыцари, а до сих пор они волнуют наше воображение.

Все интересно сейчас – и суровые непреступные замки, и доспехи, закрывающие воина с головы до пят, и крестовые походы, и гербы, на первый взгляд загадочные, но вполне понятные тем, кто знает особый язык – геральдику, и трубадуры, воспевающие рыцарские подвиги и походы в звучных стихах. Обо всем этом, а также о многом другом, что связано с рыцарями и рыцарством, как раз и рассказывают две детские энциклопедии «Рыцари».

Книга «Рыцари: Энциклопедия», автор Огнева О. Характерной особенностью энциклопедий издательства «РОСМЭН», к которой принадлежит данная энциклопедия,  является краткое изложение материала.

Энциклопедия рассказывает не только о высоком духе рыцарства, но и предпосылках появления рыцарей, их взаимоотношениях с вассалами, сюзеренами и другими сословиями: купцами, горожанами, крестьянами, а также об их повседневной жизни и развлечениях.

Большое место уделено войнам, осадам замков, крестовым походам, вооружению, снаряжению, геральдике.

Впервые в контексте рыцарства рассматриваются русские дружинники и японские самураи. Многочисленные яркие  иллюстрации сопровождаются пояснительными текстами. Имеется именной указатель.

Легенды Средневековья. — М.: РОСМЭ-ПРЭСС, 2002.- 315 с.: ил.- (Библиотека младшего школьника).

Книга «Легенды Средневековья», серия «Библиотека младшего школьника», знакомит читателей с европейскими легендами Средневековья. Авторы пересказов легенд позаботились о том, чтобы легенды читались легко. Когда-то герои легенд  жили, страдали, любили и совершали поступки, оставившие след в душах людей.

На страницах этой книги ожили и оказались в центре борьбы добрых и злых сил – хранитель Грааля Парсифаль с его верностью любому обету и жаждой подвига; Лоэнгрин – рыцарь Лебедя, защитник слабых и обиженных; Томас Лермонт, прозванный Рифмачом, с его даром пророчества; чародей-крысолов, который звуками своей флейты избавил город Гамельн от крыс; корабль-призрак «Летучий голландец», встреча с которым предвещала кораблекрушение; маг-чернокнижник доктор Фауст, продавший свою душу дьяволу; не знающий ни страха, ни раскаяния Дон Жуан, бросивший вызов самой смерти; и конечно, Тристан и Изольда, чьи чувства столь сильны и прекрасны, что их невозможно подчинить чужой воле.

«Всемирная история в лицах: Позднее средневековье. Энциклопедия для школьника», серия «Детский Плутарх»,  автор Владимир Петрович Бутромеев, знакомит с великими и знаменитыми людьми позднего средневековья.
Это монархи и религиозные деятели, поэты и писатели, ученые и художники.

«Всемирная история в лицах» — это знание школьной программы в интересных фактах, крылатых словах и изречениях, исторических анекдотах, свидетельствах современников, памятниках литературы и архитектуры –  тысяча лет человечества в биографиях великих и знаменитых людей. В книгах большое количество иллюстраций.

Популярная энциклопедия  «Всемирная история в лицах: Раннее средневековье. Энциклопедия для школьника», серия «Детский Плутарх», автор Владимир Петрович Бутромеев, знакомит с людьми раннего средневековья, оставившими неизгладимый след в истории.
Каждому значительному историческому лицу посвящены отдельные главы, материал которых основан на достоверных фактах и сведениях.

Вкниге «Братья Лимбурги. Времена года», автор Стародубова В., рассказывается о том, что миниатюры предназначались для украшения календаря Часослова и посвящены трудам и развлечениям 12 месяцев года. Сцены придворной охоты и пиров перемежаются с изображением пахоты, сенокоса, уборки урожая и т. д.

Помимо высоких художественных качеств, календарь Часослова представляет огромный интерес и как памятник средневековой науки и культуры, дающий точные представления о костюме, быте, орудиях труда, утвари и т. д. того времени, об архитектурном облике прославленных дворцов и замков, многие из которых не сохранились до наших дней или были перестроены.

Уникален во многих отношениях и собственно календарь Часослова. По своему принципу это так называемый «вечный календарь», по нему, сделав некоторые поправки, можно определить дни недели, любого года. Расшифровка календарных данных, сделанная авторами, представляет большой интерес, и никогда ранее не публиковалась. Даже только пролистав страницы этой книги, вы увидите много интересного.

В России миниатюры братьев Лимбургов «Времена года» в их полном составе публикуются впервые.

Источник: http://textarchive.ru/c-1832992.html

Ссылка на основную публикацию