Книги про рабство девушек

“Забудь и живи”. Истории женщин, проданных в сексуальное рабство

Согласно данным ООН, примерно 2.4 миллиона человек на Земле являются объектами торговли людьми в любой отдельно взятый момент времени. При этом 80% из них используются в качестве секс-рабов.

“Умный журнал” решил рассказать истории трёх таких женщин из разных уголков планеты.

Меган Стивенс

Меган Стивенс — это псевдоним, под которым молодая британка опубликовала книгу мемуаров “Куплена и продана” о том, как она оказалась в сексуальном рабстве в Греции. Своё настоящее имя 25-летняя женщина предпочла скрыть из-за страха, который она по-прежнему испытывает перед своими похитителями.

Впрочем, изначально это совсем не было похоже на похищение. Когда ей было 14 лет, Меган вместе с матерью отправилась на отдых в Грецию, где в первый же вечер познакомилась с симпатичным 22-летним албанцем по имени Джак.

Очень быстро их отношения переросли в настоящий роман, и вскоре Меган убедила свою мать не возвращаться в Англию. Та особо не упиралась, потому что сама сошлась с владельцем местного бара (с отцом девочки они развелись, когда той было четыре года).

Усугубляло ситуацию и то, что мать Меган имела проблемы с алкоголем и вообще не проявляла особой родительской заботы.

Несмотря на языковой барьер (девочка и её возлюбленный могли обмениваться лишь считанными словами), поначалу жизнь пары протекала безоблачно и красиво.

Однако через какое-то время Джак начал убеждать Меган переехать из курортного городка в Афины, где его родственники могли помочь им с работой. По его словам, ему нужны были деньги для помощи больной раком матери.

Поначалу Меган колебалась, ведь такой переезд означал расставание с её собственной матерью, но в конце концов согласилась. Однако в греческой столице её ждало совсем не то, что она рисовала в воображении.

Ночные Афины

Сначала Джак убедил её танцевать в баре топлесс, а через какое-то время поручил ей доставить небольшую картонную коробку на верхний этаж офисного здания. Там она обнаружила маленькую комнату без окон, а в ней мужчину, кровать и видеокамеру на треножнике.

Оказалось, что в коробке лежали упаковки с презервативами, которые неизвестный использовал, чтобы её изнасиловать. Параллельно он снимал всё на камеру. По словам Меган, это был её первый сексуальный опыт (их отношения с Джаком к тому моменту были ещё платоническими), и на постельном белье остались пятна крови.

После окончания действа мужчина дал ей комок купюр по 50 евро и отпустил.

Логичной реакцией было обращение в полицию, но Меган этого не сделала. Она продолжала слушаться Джака, который объяснял ей, что проституция — их единственный способ заработать.

Иногда, когда она выказывала непослушание, он сменял уговоры на угрозы — в частности, обещая убить её мать.

Постепенно Меган оказалась полностью подчинена своему “возлюбленному”, пока однажды тот просто не передал её другому сутенёру и не уехал.

Поначалу она “обслуживала” до восьми человек в день, а затем, когда её поместили в бордель, это число выросло до десятков. За короткий двухминутный секс клиенты платили по 20 евро, сменяя друг друга в порядке очереди. Как утверждает девушка, однажды ночью у неё было 110 (!) мужчин.

Всё это время её вынуждали отправлять открытки своей матери, в которых она писала, что работает официанткой в Афинах и у неё всё хорошо. По словам Меган, её воля оказалась полностью подавлена, и она превратилась в “робота”. Причудливая смесь страха и стыда не давала ей возможности искать пути к освобождению. Она не рассказывала ничего полиции даже тогда, когда её задерживали за проституцию.

После того, как у Меган случился психоз с попыткой самоубийства, её поместили на лечение в греческую клинику на три месяца. Там она пришла в себя и всё-таки смогла рассказать врачам о своей ситуации. Те связались с её матерью, и спустя шесть с половиной лет произошло семейное воссоединение. Вскоре после этого обе женщины вернулись на родину.

​После длительной психотерапии и борьбы с алкогольной зависимостью Меган всё-таки смогла найти любимого мужчину и забеременеть. Но она по-прежнему слишком напугана, чтобы попытаться привлечь своих похитителей к ответу, и предпочитает жить так, чтобы они её не обнаружили.

Ольга из Бишкека

Ольга рассказала свою историю журналистам на встрече жертв торговли людьми в столице Киргизии в 2011 году. Сделала она это при условии сохранения полной анонимности.

Осенью 2007 года Ольга, работница одного из городских кафе, гуляла по Бишкеку вместе со своей коллегой, когда к ним подошли два сотрудника милиции. Они предъявили удостоверения и попросили женщин показать паспорта, которых у них при себе не оказалось. Тогда милиционеры сказали, что нужно проехать в отделение.

Ничего не подозревавшие женщины согласились и только в машине поняли, что везут их в совершенно другом направлении. Ольга начала возмущаться, за что подверглась избиению и потеряла сознание. Это повторилось ещё раз, а когда она очнулась снова, то находилась уже за пределами Киргизии — в соседнем Казахстане.

Филармония Бишкека, рядом с которой были похищены женщины

https://www.youtube.com/watch?v=Dz6k3y5gQjA

Их привезли в многоэтажный дом в Алма-Ате, похожий на гостиницу. Единственной странностью этого здания были решётки, установленные на всех окнах и дверях.

Женщин завели в подвал, где их встретила хозяйка “заведения” с двумя сыновьями. Она объявила, что купила их с целью сексуальной эксплуатации, после чего подруг поместили к другим девушкам.

Ещё четверо были из Киргизии и по двое — из Узбекистана и Таджикистана.

Каждая из рабынь должна была ублажать клиентов в отдельной комнате. Ольга отказалась, после чего ей сломали руку. Она продолжала упорствовать.

Тогда ей сломали ту же руку ещё раз, и только после этого пригласили врача, наложившего гипс.

Через неделю подобных “уговоров” её вывезли в степь, подвели к вырытой в земле яме и сказали, что у неё есть только два варианта. После этого Ольга согласилась.

Алма-Ата

Больше года она прилежно исполняла свои обязанности и постепенно вошла в число тех, кому разрешали работать “на выезде”. По словам Ольги, среди её клиентов попадались соотечественники из Киргизии, и она просила их помочь — хотя бы просто подачей заявления в милицию — но никто не откликался.

Но однажды эта тактика всё же принесла успех. Единственными сердобольными из земляков оказались дальнобойщики, с которыми Ольга и ещё одна девушка из Киргизии провели ночь. Они согласились дождаться, когда обе пленницы сумеют выскользнуть из своей “гостиницы”, и спрятать их в кузове одной из фур.

Так жертвы похищения в конце концов смогли вернуться на родину.

В Киргизии Ольга дважды пыталась обращаться в милицию. В первый раз ей сказали, что сотрудники этого органа никак не могли совершить подобное, а во второй ответили более прямо: “Ворон ворону глаз не выклюет” и “Если не хочешь где-нибудь в горах очутиться – забудь и живи”.

Так она и поступила. Благодаря помощи одной из благотворительных организаций ей удалось выучиться на парикмахера и устроиться на работу по этой специальности в Бишкеке. Правда, где сейчас находится её бывшая коллега, вместе с которой их похитили, Ольга не знает. Предполагает, что по-прежнему в казахстанском рабстве.

Джилл Бреннеман

Единственной героине этого материала, не скрывающей своё имя, пришлось очень нелегко ещё до попадания в сексуальное рабство. Родившаяся в 1960-е годы в американском штате Нью-Гэмпшир Джилл Бреннеман испытала сексуальное насилие в собственной семье, когда ей было всего 5 лет.

В этом возрасте она зашла в спальню к своей матери, где та занималась сексом с любовником. Возмущённая мамаша предложила партнёру лишить “нашкодившую” дочь девственности в качестве наказания, причём сделать это побольнее. Тот с радостью согласился.

Видимо, это пришлось ему по душе, потому что в будущем насилие неоднократно повторялось.

При всём при этом у Джилл был ещё и отец, который составлял достойную пару матери. Когда девочка училась в девятом классе, родители решили переехать в новый дом, а ей сообщили, что брать её с собой не собираются. Добавляет красок этой истории тот факт, что внешне семья вовсе не принадлежала к числу “неблагополучных”, а относилась к пресловутому среднему классу.

С сотней долларов в кармане Джилл автостопом добралась до Цинциннати, где жила её подруга, и какое-то время провела у неё. Но вскоре взрослые хозяева дома попросили её и оттуда, и в 15 лет она оказалась бездомной.

Потратив все деньги на уличные видеоигры, Джилл вдруг осознала, что ей не на что купить еду. Так она начала воровать сэндвичи из кафе и искать пищу в мусорных баках, а по ночам отправлялась спать на кладбище, где её никто не мог побеспокоить.

Через пару месяцев подобной жизни Джилл и повстречала Брюса, в корне изменившего её судьбу.

Он подошёл к ней в торговом центре, и, узнав о её проблемах, посочувствовал и купил еду. Внешне Брюс был похож на её любимого музыканта Линдси Бакингема и сразу ей понравился.

Новый знакомый предложил девочке работу в модельном агентстве. Джилл уже не была наивным ребёнком и уточнила, означает ли это занятие проституцией. В ответ Брюс разъярился, наорал на неё и пошёл прочь.

В этот момент она и совершила главную ошибку своей жизни, побежав вслед.

После объяснений, что она ничего такого не имела в виду, благодетель смягчился и пригласил её поехать с ним. В машине он почему-то повязал ей на глаза повязку, и она поняла, что что-то здесь не так, но предпринять ничего было уже нельзя.

Брюс отвёз Джилл в свой загородный дом, отвёл в подвал, связал, засунул в рот кляп, подвесил на потолочной балке, а затем изнасиловал и жестоко избил.

После чего объявил, что теперь она является его рабыней и будет удовлетворять садистские нужды его клиентов.

После этого последовали шесть недель “тренировок”, в течение которых Брюс на практике знакомил её с разнообразными “приспособлениями”, используемыми любителями подобного секса.

Цель “занятий” состояла в том, чтобы приучить Джилл к боли, потому что клиенты должны были думать, что ей нравится всё, что они с ней делают.

Кроме того, в случае вопросов она должна была отвечать, что согласилась на роль секс-игрушки добровольно.

Когда Брюс решил, что она готова, он начал приводить к ней клиентов — любителей сексуальных издевательств всех видов. При этом он пристально следил за её поведением и жестоко наказывал, если она недостаточно убедительно разыгрывала страстное желание или же задавала какие-то вопросы. Однажды Брюс и вовсе провернул ловкий трюк.

Он заплатил одному из клиентов, чтобы тот предложил Джилл помощь в освобождении. Девушка поверила и, сумев “сбежать”, прибыла в условленное место, где её должен был ждать спаситель. Но там она встретила только Брюса с ещё несколькими мужчинами, которые подвергли её жесточайшему групповому насилию.

В ходе него она получила травму горла, на всю жизнь изменившую тембр её голоса.

Кошмар продолжался три года, пока однажды Джилл не оказалась одна. Брюса арестовали за преступление, никак не связанное с сексуальным порабощением людей, и она смогла покинуть место своего заточения.

Снаружи её ждала суровая жизнь, к которой нужно было приспосабливаться, но ещё очень долго самым страшным для неё было снова повстречать своего мучителя.

Поначалу она даже считала, что он специально выпустил её, чтобы устроить очередную издевательскую игру.

В конце концов Джилл удалось найти себя в жизни. Со временем она стала достаточно известным общественным деятелем, боровшимся против сексуального рабства. Правда, впоследствии Джилл вызвала гнев этого сообщества, потому что переключилась на защиту прав работников секс-индустрии.

А в 2010 году из-за финансовых проблем была вынуждена сама устроиться на работу в данной сфере, удовлетворяя клиентов со странными сексуальными фантазиями.

Она объясняла это тем, что имеет неплохой опыт, а придумать другой способ оплачивать счета за лечение своего пошатнувшегося здоровья у неё не получилось.

Источник: https://www.anews.com/p/71066845-zabud-i-zhivi-istorii-zhenshhin-prodannyh-v-seksualnoe-rabstvo/

Сломанные судьбы: 4 страшные истории о сексуальном рабстве

Скриншот из репортажа программы «Вести»

Несколько дней назад полиция задержала жителя Москвы Эдуарда Никитина, который 10 лет держал в сексуальном рабстве девятилетнего мальчика.

Никитин уже был судим по статье «Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14 лет».

Мужчина отсидел полтора года в тюрьме, вышел на свободу и жил на пенсию своей матери. Никитин познакомился с 9-летним соседским мальчиком Андреем, который жил с матерью и отчимом. По некоторым версиям, семья у мальчика была неблагополучной: мать злоупотребляла алкоголем, а ребенок нередко подвергался побоям.

Андрей доверчиво ходил в гости к мужчине, а родителям не признавался. Никитин давал мальчику деньги, а позже поймал ребенка в ловушку.

Самое удивительное при этом, что Никитин жил в коммунальной квартире, а соседи утверждали, что никогда не видели его пленника.

В соседней комнате жила мать Никитина, но женщина утверждает, что даже не думала о том, что Андрей находится у ее сына в сексуальном рабстве.

Никитин сделал за холодильником ширму, куда прятал мальчика и где организовал ему что-то вроде биотуалета. Из комнаты Андрею можно было выходить, только когда все спали.

Ребенка объявили в розыск, родители переехали, а он продолжил жить со своим похитителем.

Андрей и Эдуард Никитин иногда выходили на прогулку, но Андрей ни разу не предпринял попытку связаться с родителями или сбежать. Это продолжалось десять лет.

Читайте также:  Книги про козлов

На одной из их прогулок странная пара привлекла внимание полицейских. Патрульные попросили их предъявить документы, у Андрея не было при себе паспорта, так что он просто назвал фамилию.

Пробив его по базе, стражи порядки выяснили, что 19-летний юноша находится в розыске уже десять лет.

Эдуард Никитин не отрицал своей вины, сознался в преступлении и был взят под арест. Андрей же не помнит лиц родителей и как их зовут, не умеет читать и писать и никогда не ходил в школу. Он даже считает свой образ жизни совершенно нормальным.

Девушка провела в собачьей клетке 40 суток

Дебби (имя вымышленное) было всего 15 лет, когда она в 2006 году попала в руки насильников. Дебби нельзя считать «типичной» целью секс-рабства: ребенок из благополучной семьи, хороший дом, благополучный район.

Она хорошо училась в школе и была на хорошем счету у учителей. Однажды вечером «подруга» девушки Бьянка прогуливалась возле дома Дебби и позвала ее гулять вместе со своими взрослыми друзьями — двумя мужчинами.

Но когда Дебби подошла к Бьянке, та сделала вид, что хочет обнять ее, но вместо этого толкнула в машину.

На Дебби направили пистолет, связали и закрыли повязкой глаза. Они ездили несколько часов, чтобы запутать след и не дать пленнице возможность узнать направление. Дебби привезли буквально в соседний дом, накачали наркотиками и подвергли групповому изнасилованию.

На протяжении 40 дней Дебби держали в собачьей клетке, продавая другим мужчинам, которые заходили в дом. Полиция отыскала похищенную девушку, Дебби вместе с семьей приняла решение покинуть город.

Белоснежка и ее «хозяин»

Ужасный случай, который произошел в США. Женщина и ее сожитель продавали собственных детей в сексуальное рабство, находя клиентов онлайн. Одну из дочерей начали отдавать мужчинам, когда той было всего пять лет. В чат-румах, где общалась ее мать, девочку называли Белоснежкой.

Все началось с того, когда мать позволяла мужчинам брать девочку посидеть у них на коленях, но вскоре все стало заходить дальше. Белоснежка рассказывала в школе о том, что происходит с ней дома, но учителя всегда сначала разговаривали с родителями ребенка, а не сразу шли в полицию.

За подобные признания Белоснежку избивали.

Родители пытались найти клиента, готового заплатить большие деньги за то, чтобы «жениться» на девочке. Мать и отчим готовы были сбыть Белоснежку с рук. Они нашли заказчика, и Белоснежка почти охотно согласилась на сделку, решив, что любая ситуация лучше, чем та, в которой она жила.

Мужчина заплатил за девочку $5000 — следующие три года он обращался со своей пленницей как с мусором. При этом он настаивал на том, что Белоснежка должна посещать школу и учиться — для того, чтобы она была в состоянии поддержать беседу с его образованными друзьями. Белоснежка встретила мужчину и влюбилась в него. Узнав это, ее «хозяин» вышвырнул ее из дома.

Запертая на 18 лет

Семью похитителей Джейси — пару Гарридо — приговорили к 431 году лишения свободы в 2011 году.
Девочке было 11 лет, когда в 1991 году она просто возвращалась из школы домой. Филип, с помощью своей жены Нэнси, оглушил ребенка электрошокером и доставил к себе домой.

Там супруги раздели Джейси, заковали в наручники, завернули в одеяло и заперли в тесной звукоизолированной комнате. Через несколько дней Филип затащил девочку в душ и изнасиловал.

Но наручники с Джейси сняли только через неделю.
Спустя месяцы Джейси перевели в комнату, которая была чуть больше, и приковали к кровати.

Филип Гарридо часто был «под кайфом» — однажды он попал в тюрьму, и тюремщиком девочки стала его жена Нэнси.

В 13 лет Джейси забеременела, и только тогда Гарридо стали давать ей теплую пищу. Спустя еще три года она родила вторую дочь. Похитители заставили Джейси говорить девочкам, что их настоящей матерью была Нэнси, а она — просто их старшая сестра.

Когда Джейси нашли спустя 18 лет, она отказалась рассказывать, что происходило с ней все эти годы. Удивительно, что при этом Джейси выросла образованной и открытой девушкой — как и ее дочери.

Источник: https://www.cosmo.ru/sex-love/sex/slomannye-sudby-4-strashnye-istorii-o-seksualnom-rabstve/

«Сказали, либо я начинаю работать, либо они закопают меня живьем»: три ужасные истории девушек, попавших в сексуальное рабство

Вы знали, что в Восточной Европе по статистике на каждую тысячу населения приходятся 4 человека, которые находятся в сексуальном рабстве? В некоторых других регионах ситуация еще хуже. И попасть в эту ловушку могут не только девушки, которые охотятся за легкой жизнью, но и вполне себе умные и независимые.

Мошенники редко похищают жертв. Чаще всего они с ними заводят романтические знакомства через сайты или на курорте, ищут через сайты трудоустройства или в онлайн-конкурсах красоты.

Выбраться из рабства практически невозможно: женщин охраняют, постоянно перевозят с места на места, а после нескольких лет такой жизни можно просто сойти с ума или серьезно заболеть от невыносимых условий.

Естественно, лечить девушку уже не будут.

Ника

Турция, 6 месяцев

История отличницы и красавицы Ники — печальный пример. Девушка мечтала работать гидом и устроилась в одну из турецких фирм. В аэропорту Нику встречал мужчина, некоторое время россиянка действительно водила группы на экскурсии.

Однажды ночью ее разбудил Мехмед: «Вставай, матрешка. Хозяин приехал, теперь работать по-настоящему будешь». Мужчина потащил девушку в подземелье. Ника стала кричать о помощи, но он ударил ее так, что она потеряла сознание. Когда очнулась, то лежала на неудобном топчане. «Ну, жива — и слава богу.

А меня Татьяной зовут», — услышала над головой мелодичный украинский выговор. После рассказа украинки Нике стало по-настоящему страшно. Паспорта у нее теперь не было, телефона с деньгами — тоже. Таня на пять лет старше Ники. Окончила такой же институт культуры, но только в украинских Черновцах.

В невольничий подвал попала тем же путем: аэропорт, вежливые улыбки, приезд «хозяина», подземелье…

Кроме Тани и нашей Ники здесь обитали еще две девушки. С Николь из Анголы Ника общалась мало, в основном по-французски, а про маленькую китаянку вообще никто ничего не знал.

Один из охранников, азербайджанец Расул, сказал девчонкам, что им повезло: красавицы и умницы славянки «тянули на элиту» и высоко котировались у богатых гостей «хозяина». Если были послушны, их не били, вкусно кормили. Когда впервые Нику привезли к толстому и вонючему египтянину, с ней истерика случилась.

После этого ее побили и бросили в карцер — неработающий туалет. Без еды и воды она просидела двое суток. Таня уговорила ее не бунтовать: «Никуля, сейчас просто выжить нужно, понимаешь?».

knews

Полгода прошли как в бреду. Ее, наряженную как куклу, доставляли в дорогой отель к очередному клиенту, счет которым она потеряла.

Чтобы девушку не искали родственники, Мехмед иногда возвращал ей сотовый и велел звонить в Барнаул, держа нож у Таниного горла. Ника даже намеком не могла сказать матери о беде.

Анна Михайловна верила голосу дочки, сообщавшей, что все хорошо. Второй раз Ника была сильно избита и брошена в карцер, когда пыталась сунуть записку портье отеля.

Через три дня после наказания «русская матрешка» снова была готова к работе. Через пять месяцев ее повезли к богатому американскому клиенту. Ему Ника рассказала свою историю. Американец связался с международной миссией IOM и русским консульством в Стамбуле.

Прошел еще месяц, прежде чем турецкая полиция забрала девушек из притона. Но даже после конкретной наводки она не задержала ни Мехмеда, ни охранников, ни тем более «хозяина».

В международном аэропорту Шереметьево Веронику встречали сотрудник Бюро МОМ Николай и московская подруга, заранее купившая ей билет в Барнаул. После пережитого Ника хотела только одного — домой.

Ольга

Казахстнан, 1 год

— Я работала в Бишкеке в одном из кафе. Однажды мы с подругой, которая работала в одном кафе со мной, гуляли. К нам подошли сотрудники милиции. По крайней мере, они были в форме, предъявили удостоверения и попросили показать паспорта. У нас их не оказалось.

Тогда нас попросили проехать с ними в отделение. Поскольку мы были воспитаны в духе «наша милиция нас бережет», мы сели в их машину. Но вместо того, чтобы вести нас в отделение милиции, нас повезли в пригород. Я начала возмущаться. Тогда меня два раза ударили, и я потеряла сознание.

Так повторялось несколько раз.

Привезли меня в Алматы. Я тогда еще удивилась, почему мы сделали такой большой круг. Привезли нас в многоэтажный дом, устроенный как гостиница, только на всех окнах и дверях были решетки.

Нас завели в подвал, где была женщина, судя по всему, казашка, и двое ее сыновей. Она объяснила нам, что нас продали ей в сексуальное рабство. Кроме нас были и другие девушки. Из Кыргызстана нас было шестеро.

Еще были две девушки из Узбекистана и две из Таджикистана.

Всех девчонок держали взаперти в отдельных комнатах, куда прямо к ним заводили потенциальных клиентов. Я не соглашалась обслуживать их. Говорила, что это противозаконно. Тогда мне сломали руку. Но я все равно отказывалась.

Тогда ту же сломанную руку мне сломали еще раз. Приехал врач, который наложил мне гипс. Так продолжалось неделю. В один день они, наверное, устали, что я не поддаюсь, и меня вывезли в степь.

Поставили перед вырытой ямой и сказали, либо я соглашаюсь работать, либо меня закапывают живьем.

kommersant

Я подумала, что я еще молодая и что я смогу все-таки сбежать… И согласилась работать. Так прошло чуть больше года. Они видимо поняли, что я успокоилась, потому что начали нас вывозить к так называемым постоянным клиентам.

Среди моих клиентов были кыргызстанцы, я рассказывала им свою историю, просила, если они даже не вывезут меня, то пускай хотя бы напишут заявление в Кыргызстане. Тем более адрес дома, в котором я работала, они знали. Но никто не помогал.

И как-то раз меня и еще одну девушку из Кыргызстана повезли к клиентам. Нам попались дальнобойщики из Кыргызстана. Нас заперли на замок и утром должны были открыть. Мы рассказали парням свою историю, и они согласились нам помочь.

Ночью мы сбежали из гостиницы, парни поместили нас в своих фурах среди коробок и вывезли из Казахстана.

Ребята довезли нас до границы, дали нам денег на дорогу и попрощались. Моя напарница уехала домой, в Нарын, а я приехала в Бишкек. Когда я приехала в Бишкек, я обратилась в кризисный центр, мне помогли.

Но подругу я не смогла найти, она до сих пор в Казахстане, наверное. Я обращалась в милицию, но мне сказали: «Как это милиционеры могли продать девушку в рабство?».

Когда я обратилась во второй раз, мне ответили: «Ворон ворону глаз не выклюет» и «Если не хочешь где-нибудь в горах очутиться — забудь и живи».

Наташа

Австрия, 8 лет

Если одни попадают в рабство как товар, то другие крадут девушек и даже девочек для собственных утех. Наташа Кампуш из Австрии целых восемь лет жила в рабстве у своего мучителя. Когда ее все же освободили, мужчина застрелился.

Девушка сначала держалась в тени, а потом решила дать интервью в телешоу. Говорят, участвовать в нем она согласилась только после того, как ей посулили немалый гонорар — 100 тысяч евро.

До этого всем показывали лишь старое фото Наташи: десятилетняя девочка в платьице с пухлыми щечками.

Сейчас перед телекамерами предстала чуть ли не голливудская красавица: макияж, маникюр, непослушные волосы спрятаны под платок. Только немного щурится от софитов: за 8 лет своего заточения Наташа привыкла к подвальной темноте, и яркий свет все еще режет ей глаза. Рядом, невидимые за кадром, нет, не родители, а группа психологов. Они все еще очень нужны ей.

wikipedia

Источник: http://temafon.mirtesen.ru/blog/43729484845

Вера Эфрон: Продана

« Назад 13.12.2016 16:31

Вера Эфрон «Продана», сюжет

История начинается классически: молодая наивная девушка приехала из деревни в Санкт-Петербург в поисках лучшей жизни, но не поступила в университет.

Что делать дальше?

Денег нет, вещей тоже толком нет, из общежития выселяют. В деревню возвращаться не хочется. Хочется что-то изменить…

Очевидно, надо найти работу, причем срочно.

Волею судьбы Наташа знакомится с Сергеем – обаятельным мужчиной, который осыпает ее комплиментами и сразу проникается к ее проблемам. По простоте душевной героиня рассказывает ему обо всех своих трудностях, и Сергей сразу предлагает ей помощь по трудоустройству за границей. И девушка по своей наивности ему верит.

А милый, отзывчивый и обаятельный Сергей совершенно спокойно и хладнокровно продает ее в сексуальное рабство…

Нюансы и впечатления

Книга Веры Эфрон «Продана» написана очень хорошо – сюжет интересный и захватывающий, а стиль изложения яркий и правдоподобный. Живо, интересно, хлестко, эмоционально… Но страшно то, что описанная здесь история является правдой.

Сама история и описание чувств главной героини вызывает волну ужаса и сочувствия. Но вместе с тем лично меня глубоко удивила потрясающая наивность Наташи.

Какой-то неизвестный мужчина предлагает сомнительную работу за границей и обещает золотые горы – а она сразу верит. Он не дает ни координат организации, ни четких инструкций.

Не предлагает познакомиться с представителями компании, не подписывает с Наташей никаких документов. И все это девушку не смущает.

У нее нет загранпаспорта и визы, но ее все равно готовы взять за границу? Прекрасно! Через границу нужно переезжать, находясь в багажнике машины, поскольку нет визы? Ну, надо так надо! Просят отдать паспорт? Не проблема! Просто диву даешься, что все это не смутило человека и не заставило отказаться от этой авантюры.

Читайте также:  Книги про ресторан

Более того – пока главная героиня Веры Эфрон «Продана» добиралась из Петербурга в Литву, у нее было просто миллион возможностей передумать и сбежать. Но она не только не воспользовалась возможностью, но даже и не подумала об этом.

Например, на вокзале Сергей передал ее очень сомнительным людям, в компании которых ей предстояло продолжать путь. Наташа видела, как мужчина передавал Марату какие-то деньги, а девушка Эвелина, находящаяся рядом, честно сказала, что она – проститутка, а Марат – ее сутенер.

При этом новые знакомые Наташи проявили максимум хамства по отношению к девушке, как и друг к другу, и было понятно, что для них такое общение – норма. Они не скрывали наличие у них наркотиков и не обещали новой знакомой никаких золотых гор, в отличие от Сергея, и держались с ней пренебрежительно и грубо.

В общем, с первой минуты знакомства с Маратом было очевидно, что никаким солидным трудоустройством тут и не пахнет, а вот борделем – очень даже. Но Наташа ничего не поняла. И от этого еще страшнее…

Страшно представить, что в большие города нашей страны приезжают девочки из деревни, которые воспитаны в такой простоте и наивности, что обмануть их – ничего не стоит, и втоптать в грязь их чувства – проще простого.

Страшно, что есть люди, которые за версту видят таких вот наивных дурочек, и которые являются настолько циничными, что запросто могут продать нежную и ранимую девочку в сексуальное рабство.

Страшно даже то, что переговоры с Сергеем у Наташи проходили в Питерском кафе «Бродячая собачка» – поскольку я сама живу в Питере, то знаю это кафе.

И мне жутко думать, что когда я прохожу мимо этого безобидного места, там, совсем рядом (впрочем, как и в любом другом кафе) какой-то бездушный бандюган вешает лапшу на уши глупенькой молодой девочке, которой скоро предстоит пройти через круги ада из-за собственной наивности и чистоты. И все это происходит в центре города, у всех на виду – и никто об этом не знает, никто не может помочь.

Страшно, что наивность, доброта и воспитанность являются недостатками. Что подозрительность и жесткость – это норма. Страшно, что наш город уничтожает таких вот наивных людей, приехавших из провинции. Очень страшно…

А еще… В книге Веры Эфрон «Продана» указано, что впоследствии, после спасения, Наташа выучилась в Питере на психолога. Я тоже выучилась в Питере на психолога… А Питер – на самом деле не такой большой город, как кажется на первый взгляд. И психологи Питера – это своего рода каста, братство.

Начав разговор почти с любым практикующим психологом, можно обнаружить, что у вас есть общие знакомые. Соответственно, вполне может быть, что эта Наташа ходит где-то рядом. Возможно, я ее видела, я ее знала. Училась с ней, или работала, или просто встречала.

Возможно, рядом со мной находился человек, в душе которого находилась глубокая черная дыра – а я ничего не знала. И никто не знал.

Конечно, таких вещей никогда не знаешь. Но все равно страшно думать о том, что кто-то рядом с тобой, возможно, пережил такое, что тебе не снилось даже в самых кошмарных снах, по сравнению с чем все твои проблемы и трагедии – детский лепет.

В общем, книга «Продана», Вера Эфрон, произвела на меня глубокое впечатление, так что очень рекомендую. Если у вас крепкие нервы.

А вы читали эту книгу? Поделитесь своим мнением в комментариях!

Ваша Анастасия Черкасова, женский Интернет-журнал «100 миров»

Читать обзоры похожих книг:

Аллан Холл: Монстр. Дело Йозефа Фритцля

Оксана Калеми: Мамочка, вернись!

Комментариев пока нет

Источник: http://100mir.ru/prostitutsiya-i-seksualnoye-rabstvo-18/article_post/vera-efron-prodana

«Продаются Наташи», грустная книга о непрекращающемся трафике русских рабынь

?
http://www.fourthreich.info/ru/library/Books/Prodautsa_Natashi.pdf
Если вам хватит мужества и крепкой нервной системы, то советую прочесть книгу канадского журналиста Виктора Маларека «Продаются Наташи». В интервью Виктор сказал, что при написании этой книги он думал о своей дочери и о том, как страшно потерять ребенка, попавшего в сети торговцев живым товаром.

Книга составлена из записей бесед с проданными девушками, их сутенерами, правозащитниками и полицейскими. Рассказано о способах заманивания наивных девушек: работа няней, языковая практика au pair, студенческие гранты, подставные женихи на сайтах знакомств.

80% «добродетелей», которые направляют этих невинных созданий  на хорошую работу в рабство, это или их близкие знакомые, или друзья, или даже родственники. За счет высокого уровня доверия девушки считают, что уж этот человек плохого им не сделает и попадаются на обман.

После прибытия на место их увозят или сразу в бордель или на «тренировочные полигоны», места на подобие тюрем, где содержатся сотни женщин, постоянно подвергаемые изнасилованиям, побоям и пыткам, до их полного психологического уничтожения. С некрасивыми женщинами обращаются хуже, чем с животными, толстых тоже продают, на забаву в стрип-клубы.

Женщины, которые едут добровольно проститутками и думают получить какие-то «льготы» точно также становятся рабынями. Девушек специально подсаживают на героин, многие из них умирают от венерических заболеваний и накладывают на себя руки. Чаще всего добычей работорговцев становятся девочки из бедных или неблагополучных семей, а также приютов.

По статистике 80% ночных бабочек не занимаются проституцией по доброй воле, их принуждают побоями и запугиванием.Многие страны закрывают глаза на секс-рабство, считая, что лучше пусть насилуют чужестранок, чем местных женщин.

Далее несколько отрывков из книги:«Несколькими неделями раньше толстая, безвкусно одетая тетка из кадрового агентства в ее родном Харькове возбужденно расписывала, какую работу подобрала для Марики — официантка с нормированным рабочим днем в Тель-Авиве… Марика была совершенной простушкой. И отчаянно нуждалась в работе. Ее мать болела, отец пил беспробудно.

Две младшие сестренки таяли на глазах. Полученное предложение было единственным шансом свести концы с концами.«Этой ночью я впервые почувствовала, каково это — быть проституткой. Мне пришлось обслуживать восьмерых мужчин. Меня обуревали ужас и стыд. После каждого свидания я принимала душ, но не могла смыть грязь со своей души.

В течение следующих четырех месяцев меня заставляли заниматься сексом с сотнями и сотнями израильских мужчин. Молодые, старые, жирные, отвратительные. Солдаты, мужья, религиозные. Никого не интересовало, больная ли я, идут ли у меня месячные. Я вынуждена была работать, чтобы избежать наказания… Клиенты называли нас Наташа. Они никогда не спрашивали настоящее имя. Для них все мы — Наташи. Такая у них сексуальная фантазия. Эти придурки входили в гостиную и с тупой ухмылкой вопили: «Наташа!» — будто мы какие-то русские куклы. В ответ полагалось с улыбкой бросаться им навстречу».

Дрессировочные полигоны в Сербии

«София пришла в ужас от увиденного за время недолгого плена в этом здании. Ее печальный опыт типичен для женщин, столкнувшихся с дрессировочными полигонами (места, где ломают волю девушек. — «КП»), и воспоминания до сих пор преследуют ее во сне. «Там было полно молодых девушек… Одни плакали, другие тряслись от страха. Нам запретили разговаривать друг с другом, называть свои имена и упоминать, откуда мы. То и дело заходили какие-то мерзкие, уродливые мужики и тащили девушек в комнаты, а иногда насиловали у нас на глазах. Орали на них, приказывали двигаться по-всякому, изображать возбуждение, стонать… Отвратительно. Сопротивлявшихся били. Тех, кто упорно не подчинялся, на три дня запирали в темном подвале с крысами, лишая пищи и воды. Одна девушка отказалась от анального секса, и той же ночью владелец привел пятерых мужчин. Они держали ее на полу и по очереди насиловали анальным способом прямо перед нами. Она кричала и кричала, а мы все плакали. Я с ужасом ждала момента, когда меня подвергнут «дрессировке».

Воспитание через казнь

«Для сотен «объезженных» женщин из Восточной Европы следующим этапом становится печально известный рынок «Аризона» в Северо-Западной Боснии. Мара Радованович, вице-президент местного женского объединения «Лара» в близлежащем боснийском городе Бижелина, при упоминании рынка «Аризона» сокрушенно качает головой. «Торговцы приезжают туда покупать девушек. Им приказывают снять всю одежду и стоять у дороги голыми. Их выставляют на продажу, как скот». Радованович говорит, что женщин продают также на «аукционах секс-рабов» в ночных клубах вроде «Акапулько» и «Лас-Вегас», выросших прямо на территории рынка. «Обнаженные девушки выходят на сцену с номерами в руках. Мужчины ходят между ними, трогают их тела, проверяют кожу и даже заглядывают в рот, прежде чем предложить цену».Контроль над женщинами осуществляется посредством физического насилия и психологического устрашения, доведенных до предела. В Стамбуле двух украинок выбросили с балкона на глазах шести перепуганных русских пленниц. В Сербии украинскую девушку показательно обезглавили перед группой товарок по несчастью. В мае 1996 года израильский сутенер задушил русскую проститутку за попытку оставить себе 20 долларов, полученных от клиента в качестве чаевых. Ее тело бросили на окраине города Рамалла на западном берегу реки Иордан с таким расчетом, чтобы полиция обвинила в убийстве арабов».

Они сами виноваты

«Людвиг Файнберг — знаменитый израильский гангстер, отличающийся вспыльчивым нравом и склонностью к физическому насилию. Спокойным деловым тоном Файнберг без обиняков ответил, что это (покупка женщины. — «КП») очень просто. Он поставляет женщин из России, с Украины, из Румынии и Чехии. «Они точно знают, для чего их нанимают? — спросил я. — Их не принуждают?»

«Может быть, некоторые и не знают. Но какой же надо быть тупицей, чтобы думать, что тебя отправляют за границу работать официанткой или танцовщицей в клубе. Это кретинизм».

— Почему, по-вашему, растет секс-трафик из стран бывшего СССР и России особенно?

Виктор Маларек: — Трафик в России растет из-за повальной коррупции милиции, миграционных и пограничных служб и даже судей, которых подкупает организованная преступность по всему маршруту следования униженных женщин и девочек. Катастрофичные масштабы глобальной секс-индустрии во многом обусловлены взяточничеством.
Безусловно, Россия приняла жесткие законы в отношении секс-трафика, но вашему правительству, судебной системе, спецслужбам нужно усиливать реализацию этих законов. Ведь пока преступники преспокойно продолжают свое дело. Примерно 50 тысяч молдаванок, более 100 тысяч украинок и 500 тысяч русских девушек сейчас вовлечены в занятие проституцией за пределами своих стран. 80 процентов из них — жертвы трафика.

Источник: https://chto-chitat.livejournal.com/10118853.html

«Самые жестокие покупатели — полицейские». Монолог сбежавшей из сексуального рабства

40 миллионов человек по всему миру находятся в рабстве, на них зарабатывают до 32 миллиардов долларов ежегодно. 5 миллионов рабов (99% случаев — женщины) задействованы в секс-индустрии. Россиянка, которой удалось сбежать из сексуального рабства, рассказала «Снобу» о жестокости хозяев и покупателей и о том, почему она никогда не будет обращаться в полицию

Мария, 22 года:

Я из провинциального городка, приехала учиться в Томск, учебу бросила, но жить осталась. Во время учебы меня обеспечивала мама, а я откладывала деньги. У меня было достаточно средств, чтобы прожить на них некоторое время.

Мы с подругой снимали квартиру, но пришлось искать новую — не поладили с хозяйкой. Знакомый моей подруги по имени Али предложил помощь: комнату недорого, а заплатить можно было позже, когда у нас будут деньги. Мне этот Али вообще не нравился, но с ним общалась подруга.

Мы, конечно, согласились, перевезли свои вещи и получили ключи. Первую неделю мы жили спокойно. Али иногда заглядывал к нам — жил в квартире напротив со своей подругой Настей. Как-то после очередного визита у нас пропали ключи от квартиры, торчали в замке — и вдруг не стало. Мы оказались заперты. Несколько дней мы искали ключи.

Али приносил нам еду, но свои ключи, даже чтобы сделать дубликат, не давал. Однажды вечером Настя и Али пришли к нам и сказали собираться: «Одевайтесь как на вечеринку». Мы сделали макияж и оделись, как обычно. Настя отругала нас и сказала надеть платья. Мы ничего не понимали, было страшно, поэтому мы послушались.

В машине нам сказали, что мы должны отработать проживание в квартире и еду. Нас привезли на пустырь за супермаркетом. Из другой машины вышли две женщины и стали разговаривать с Настей и осматривать нас. Говорили, что мы симпатичные и принесем много денег. Стало понятно — нас продают. Я заплакала, подруга попыталась устроить скандал.

Нас привезли домой, побили, но не сильно, еще раз напомнили о «долге» и снова заперли. Паспорта у нас не забрали, только телефоны.

Несколько дней нас пытались заставить «отработать» долг, но мы отказывались. Нас били, лишали еды. Кричать в окно было бесполезно — нам никто не отвечал, окна квартиры выходили на какую-то помойку. Очень хотелось есть.

Мы сдались, думали, покупатели нас поймут и помогут. Так мы стали проститутками. Нас возили по саунам и гостиницам, на квартире мы никого не принимали. Клиенты звонили Насте, и у нас не было выбора, выезжать или нет.

Читайте также:  Книги про книги прошлое

Я ни разу не забеременела, хотя покупатели часто требовали секс без презерватива. Некоторые снимали процесс на видео, некоторые грубо хватали и насиловали. Вырваться было невозможно. Да и лучше было согласиться добровольно, чем сначала тебя насильно возьмет покупатель, а потом побьет Али. Однажды меня купили двое полицейских, они были самыми жестокими покупателями.

Один из них кинул меня в бассейн после того, как я сказала, что не умею плавать, больно растягивал мои половые органы, показывая их своему товарищу, и засовывал в них руки, потом изнасиловал до крови. Второй, под присмотром первого, заставил меня заняться с ним оральным сексом, перед этим не приняв душ. Вот вам и блюстители порядка.

Никогда не попрошу помощи у этих свиней.

Сначала нам не давали телефоны, потом позволили позвонить родным, чтобы никто ничего не заподозрил и не начал нас искать. Однажды мне удалось остаться в комнате одной, я сообщила матери адрес, по которому нахожусь. Я не говорила ей о том, что я в рабстве, не хотела тревожить, это убило бы ее. На следующий день к нам заявилась полиция.

Оказывается, мама подала в розыск, потому что долго не могла мне дозвониться. Мы не смогли открыть дверь полицейским, так как были заперты. Послали их в квартиру напротив, потому что там жил тот, кто нас запер, но там никто не открывал. В итоге полиция просто ушла и больше не появлялась.

Через несколько дней Али разрешил мне поехать к маме и успокоить ее при условии, что я вернусь, иначе они выследят меня и убьют мою мать.

Я забрала документы, телефон, ключи от дома и небольшую сумму денег, наплевала на все угрозы и не вернулась. Убедила всех, что скоро буду, и сменила номер.

Я приехала домой и увидела, что моя мать полностью поседела. Именно тогда я и решила, что ни один из родственников никогда не узнает о том, что со мной произошло. Поделилась только с несколькими подругами, но они сказали, что я сама виновата и могла бы все предвидеть. В полицию я не обращалась. Не верю в правосудие, по крайней мере, в нашей стране.

Что сталось с моими мучителями — не знаю. Настя, как я слышала, уже была судима по нескольким статьям, и в дальнейшем она отошла от дел, потому что за ней велась слежка.

Мою подругу еще некоторое время продавал Али, дальнейшая их судьба мне неизвестна. Надеюсь, что некоторых покупателей я успела заразить венерическим заболеванием, полученным от кого-то из них же.

Сомнительный повод для гордости, но какой-никакой, а способ самоутешения.      

После освобождения я просто жила, делая вид, что ничего не было, но плакала по ночам. Работала, встречалась с парнями. В какой-то момент увлекалась наркотиками. Я осталась одна со своими проблемами, продолжала воспринимать себя как вещь, которую можно купить, которой распоряжаются другие люди.

Только недавно, спустя полтора года, я научилась понимать, когда я хочу близости, а когда не хочу. Но мужчины стали мне неприятны, думаю о них что-то типа: «Это ты передо мной такой нормальный, но, когда тебя никто не видит, ты издеваешься над девушками». Все они видятся мне садистами и насильниками.

Ситуация изменилась, когда я начала жить с новой подругой. Она — творческий человек, учится на режиссера, я помогала рисовать декорации. Думаю, творчество отвлекло меня от негатива. Я даже умудрилась найти себе молодого человека. Мы живем вместе, но сексуальной жизни у нас нет. Я редко позволяю ему даже обнимать себя, поцелуи — еще реже.

Он не обижается, потому что понимает мои чувства. Иногда я думаю о самоубийстве. Останавливают только мысли о маме: я и так принесла ей достаточно горя, если совершу суицид — она сама убьет себя, а у меня еще младшая сестра. Не могу позволить себе калечить чужие жизни. Я иногда режу себя, иногда плачу.

В ближайшем будущем хочу записаться к психологу.

После всего случившегося я стала по-другому смотреть на чужие проблемы, даже если они кажутся глупыми, и всегда стараюсь помочь любой девушке, если она ко мне обратится.

Россия, страна рабов

По данным Walk Free Foundation, Россия занимает 7-е место в мире по общему числу рабов — их свыше 1 миллиона. Большинство — трудовые, но есть и сексуальные.

К проституции принуждают преимущественно женщин, приехавших из Узбекистана, Украины, Белоруссии, Молдовы, Таджикистана, Вьетнама и стран Африки.

В феврале этого года в Москве к 2,5 и 3 годам колонии приговорили двух граждан Украины, продавших свою соотечественницу в сексуальное рабство за 3000 долларов. Жертва нуждалась в деньгах и готова была продать свою почку. Ее обманом заманили в Россию, пообещав помочь с продажей.

Трое жителей Подмосковья пытались продать за 400 тысяч рублей двух 15-летних девушек. Их задержали при передаче денег. В мае суд приговорил их к срокам от 4,5 до 7 лет лишения свободы.

Жительница Пермского края Ольга Горячих три года продавала в рабство девушек из Челябинской области, Пермского края и Республики Удмуртия, предлагая им работу в барах Бахрейна. На продаже 23 рабынь Горячих заработала около 4 миллионов рублей. Ее осудили на 6 лет колонии.

В августе этого года в Москве задержали «модельного агента», который пытался продать в сексуальное рабство за 250 тысяч рублей трех женщин 22, 26 лет и 41 года, а также 46-летнюю женщину и ее несовершеннолетнюю дочь — за 550 тысяч рублей.

Бывает, что и сами полицейские участвуют в этом бизнесе. Глава чебоксарского угрозыска Андрей Какорлатов несколько лет покровительствовал сутенерам, которые заставляли работать проститутками несовершеннолетних.

Причем за покровительство сутенеры расплачивались секс-услугами.

Бывший оперуполномоченный оперативно-разыскной части по борьбе с торговлей людьми и организацией занятием проституцией, майор московской полиции Сергей Антипин заработал 1,3 миллиона рублей за крышевание борделя.

Подмосковного полицейского подозревают в похищении женщины и удержании ее в течение нескольких месяцев в сексуальном рабстве. 

Яков Костюковский, криминолог, социолог:

Все, что касается проституции, обязательно попадает в поле зрения правоохранительных органов. Почему это не пресекается? Потому что закроют бордель, а вместо него появятся три новых, о которых ничего неизвестно, а значит, их сложнее контролировать.

В этом есть определенный резон: раз не удается бороться, нужно хотя бы контролировать. Крышевание может быть устроено по разным схемам: иногда оно уходит так высоко, что не отследить.

Типичная схема на низовом уровне, когда сутенер или патрульный постовой отбирают паспорта у девушек и заставляют отрабатывать, фактически выкупать документы.

Олег Мельников, руководитель движения по освобождению людей из рабства «Альтернатива»:

Россиянок, как правило, продают за рубеж, в страны Персидского залива. В нашей стране в 80% случаев секс-рабынями становятся приезжие из Украины, Молдовы, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Вьетнама, реже из Африки.

Чаще всего им предлагают работу в массажных салонах, девушкам из Таиланда, например, говорят, что они станут домработницами. Бывают и те, кто едет заниматься проституцией осознанно, в надежде заработать, но у них отбирают документы, и девушки становятся рабынями.

В 99% случаев правоохранители в курсе происходящего.

В нашей организации хорошо отлажена схема освобождения из рабства в России. Проблема в том, что по поводу сексуального рабства обращаются нечасто: многие девушки просто боятся. Обычно обращения приходят от родителей, которые узнали, что их дочь где-то удерживают и заставляют заниматься проституцией.

Источник: https://snob.ru/entry/153565

Глава 6. ПРИЗНАНИЕ РАБЫНИ

На пыточных козлах лежали обнаженные тела двух рабынь. Руки и ноги девушек были привязаны к стойкам прямоугольной конструкции.

Я стоял на коленях в кругу обвинения со скованными за спиной руками. На шею мне набили тяжелое железное кольцо с прикованными к нему цепями. Их держали стоящие по бокам стражники. Меня раздели догола, на ногах висели тяжелые кандалы.

— Зарубить его! — кипятился Ибн-Саран, размахивая ятаганом.

— Нет, это будет слишком просто, — возразил Шакар, предводитель отряда аретаев.

Улыбнувшись, Ибн-Саран вложил ятаган в ножны. Я едва ворочался в стальных цепях. Положение было тяжелым.

— Пора выслушать признания рабынь, — произнес судья. Двое загорелых, раздетых по пояс рабов принялись крутить рукоятку ворота.

Рыжеволосая девушка, та, которая держала поднос с сахаром и ложками, зарыдала. Руки рабыни вытянулись. Рыжая невольница отчаянно извивалась и кричала:

— Господин! Хозяин!

Одетый в шелковый кафтан и каффию с агалом, Ибн-Саран приблизился к пыточному столу.

— Не бойся, малышка Зайя, — произнес он. — Помни, что надо говорить только правду.

— Я знаю, господин, — рыдала она. — Только правду. По сигналу судьи раб провернул рукоятку еще на один щелчок.

Тело девушки напряглось, кончики пальцев на ногах дрожали, вытянутые руки противоестественно вывернулись.

— Слушай внимательно, маленькая Зайя, — сказал Ибн-Саран, — и хорошо подумай, прежде чем отвечать.

Девушка кивнула.

— Видела ли ты, кто ударил кинжалом благородного пашу Сулеймана?

— Да! — закричала она. — Вот он! Это он его ударил, как вы уже доложили суду. Он!

Ибн-Саран расплылся в улыбке.

— Это был Хамид! — закричал я. — Хамид, помощник Шакара.

Присутствующий в зале Хамид не удостоил меня даже взглядом. Послышались возмущенные возгласы.

— Хамида мы знаем давно, — недовольно процедил Шакар. — И верим ему. К тому же он из рода аретаев.

— Если ты станешь настаивать на вине Хамида, — предупредил судья, — наказание будет более суровым.

— Это он ударил кинжалом Сулеймана, — сказал я.,

— На колени, — приказал судья. Я опустился на колени.

Судья снова подал знак рабу, стоящему у рукоятки ворота.

— Нет! Умоляю! — завизжала рыжая рабыня.

Ворот провернулся еще раз, деревянная шестеренка встала в новый паз.

Ее тело уже не прикасалось к пыточному столу.

— Хозяева! Хозяева! — отчаянно вопила девчонка. — Я сказала правду. Правду!

Раб провернул ворот до следующего щелчка. Рабыня зашлась диким криком.

— Ты сказала нам правду, маленькая Зайя? — спросил Ибн-Саран.

— Да, да, да, да, да! — выкрикивала она сквозь рыдания.

По сигналу судьи ворот ослабили. Ось провернулась назад, и тело невольницы рухнуло на пыточный стол. Один из рабов распустил узлы на кистях и лодыжках.

От ужаса девушка не могла даже пошевелиться. Ее швырнули на пол, и раб тотчас же приковал ее ошейник к вкрученному в каменные плиты кольцу. Рабыню била крупная дрожь.

— Надо допросить вторую свидетельницу, — объявил судья.

Ее запястья были уже за головой. Девушка смотрела мне в глаза. На шее у нее блестел ошейник.

— Хорошо подумай, дорогая, — прошипел Ибн-Саран. — Очень хорошо подумай.

Это была вторая девушка, подобранная по цвету кожи и волос к винной церемонии. Она отвечала за столом за серебряный кувшин с длинным носиком.

— Хорошо подумай, красотка Велла! — повторил Ибн-Саран.

— Я подумала, господин!

— Если скажешь правду, тебя не будут мучить.

— Я скажу правду, господин.

Ибн-Саран кивнул судье, тот поднял руку, и ворот завертелся. Девушка зажмурилась. Тело ее натянулось над столом, пальцы на ногах напряглись, веревки врезались в руки и ноги.

— Какова же правда, красотка Велла? — спросил Ибн-Саран.

Она открыла глаза:

— Правда — это то, что говорит Ибн-Саран.

— Мы хотим услышать от тебя, кто ударил кинжалом благородного Сулейман-пашу.

Девушка посмотрела на меня.

— Он, — сказала она. — Он его ударил.

Мое лицо не выражало никаких чувств.

Судья подал знак, и раб провернул ворот на один щелчок. Тело рабыни оторвалось от стола.

— Когда поднялась паника, этот человек пырнул пашу Сулеймана кинжалом, а потом отскочил к окну, где собрались все остальные. Так?

— Так, — простонала девушка.

— Я это видел своими глазами. Но я был не один.

— Нет, господин.

— Кто же еще это видел?

— Рабыни Велла и Зайя, господин.

— Красотка Зайя подтвердила, что видела, как обвиняемый ударил Сулейман-пашу.

— Я тоже это подтверждаю, — с трудом выговорила девушка.

— Почему вы, рабыни, говорите правду?

— Потому, что мы боимся лгать.

— Прекрасно, — довольно произнес Ибн-Саран. Девушка по-прежнему висела, растянутая над столом.

— Посмотри еще раз на обвиняемого.

— Да, господин. — Она повернула голову в мою сторону.

— Это он ударил Сулейман-пашу?

— Да, господин, именно он.

Судья подал знак, и длинная рукоятка ворота провернулась еще раз.

Девушка стонала, но не кричала.

— Взгляни на обвиняемого повнимательнее, — сказал Ибн-Саран. Наши взгляды встретились. — Этот человек ударил Сулейман-пашу?

— Этот.

— Ты уверена?

— Абсолютно.

— Достаточно, — произнес судья и махнул рукой. Рукоятка завертелась в другую сторону. Тело девушки упало на стол. Она смотрела на меня и едва заметно улыбалась.

Ей развязали руки и ноги. Один из рабов поднял ее со стола и швырнул на пол, рядом с первой рабыней. Стоящий поблизости раб схватил ее за волосы, просунул под ошейник цепь и, срывая кожу, протянул на горло, после чего приковал цепь к впаянному в плиты пола железному кольцу; Она уронила голову на пол. Рабыня.

Источник: http://mirror4.ru.indbooks.in/?p=306639

Ссылка на основную публикацию