Книги про людоедов

10 книг об искусстве для подростков. Про людоедов, фетишистов, Ван Гога и Фриду Кало

Родители часто задаются вопросом, как привить ребёнку любовь к искусству. Как отвлечь от интернета и отправить наслаждаться шедеврами живописи в ближайший музей? Заставить, конечно, можно. Но вот понравится ли подростку вернисаж или его одолеет скука — это вопрос. Читай-город предлагает подборку из 10 необычных книг по искусству, которые наверняка заинтересуют ребёнка.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Мы живём в век цифровых технологий и клипового мышления. Информации вокруг стало так много, что её невозможно принимать и усваивать всю.

Психика человека приспособилась, теперь мы реагируем на яркие образы, цепляющие послания, короткие сообщения. Полторы секунды на то, чтобы включиться или заскучать.

И если мы сами ещё помним долгие часы над трудным учебником как часть образовательной программы, то для современных детей и умные книжки стали другими. Нам, кстати, они тоже нравятся.

Всё мировое искусство — в одной книге с картинками. Биография великого художника в инфографике. Хулиганские шедевры стрит-арта на холстах знаменитых зданий по всему миру. Людоеды как герои знаменитых живописных полотен. Чучело акулы, проданное на аукционе за 12 миллионов долларов. Вот 10 книг, которые обязательно заинтересуют подростка и научат его разбираться в искусстве.

1. Биография в инфографике. Ван Гог

Инфографика — это схемы, графики, диаграммы в их самом жизнерадостном воплощении. Максимум информации в краткой и доступной форме. Яркие иллюстрации и самые необходимые факты о драматической жизни и необъятном творчестве величайшего художника. Воспринимается легко, запоминается надолго.

2. Фрида Кало. Биография в комиксах

Графический роман-биография самой знаменитой мексиканской художницы, чья история потрясла мир.

Маленькая и хрупкая, Фрида Кало обладала невероятной внутренней силой, сумевшей победить многочисленные жизненные невзгоды.

Теперь её картины продаются за миллионы долларов, а её образ воплощается на киноэкранах. Графическая биография «Фрида Кало» — новый формат знакомства с историей жизни художницы.

3. Потому что это — современное искусство!

Разбираться в современном искусстве — задача непростая. Это огромный пласт информации, множество парадоксов и невероятных фактов. Хорошо, что все они собраны в одной книге. Грейсон Перри — современный художник, обладатель премии Тернер и один из 100 самых влиятельных людей современного искусства. С юмором и здоровым сарказмом он честно и глубоко расскажет обо всём, что вас волнует.

4. Омерзительное искусство: юмор и хоррор в шедеврах живописи

В этой книге знаменитые сюжеты мифологии рассказаны с такими подробностями, что поневоле схватишься за сердце и Уголовный кодекс. Людоеды, сексуальные фетишисты и убийцы оказываются героями шедевров, наполняющих залы музеев мира.

После этой книги вы начнёте смотреть на живопись совершенно по-новому, везде видеть скрытые истории и тайные мотивы. Чтобы не было так страшно, всё это подано с юмором.

Не волнуйтесь, никакого разжигания и оскорбления чувств верующих — только эстетических и нравственных.

5. Кради как художник. 10 уроков творческого самовыражения

Известный бестселлер поможет читателям ощутить собственные творческие ресурсы и подскажет несколько лайфхаков из мира искусства. Эта позитивная, оригинально оформленная книга поможет каждому, кто стремится привнести творческое начало в свою работу и в свою жизнь. А потом опытным глазом присмотреться к жизни и творчеству великих художников.

6. Стрит-арт. За свободным искусством по миру

В Лондоне, Мельбурне, Сан-Франциско, во всех современных городах мира искусство вышло за рамки галерей и заполнило улицы.

От знаменитых трафаретов Бэнкси до виртуозных мозаик, которые не встретишь в дорогих дворцах.

Эффектные фотографии, интервью с мастерами и карты помогут отыскать среди тысяч граффити шедевры современного искусства и познакомят с ведущими мировыми художниками стрит-арта.

7. Краткая история современной живописи

Классический труд английского историка искусства Герберта Рида, впервые опубликованный по-английски в 1959 году и с тех пор регулярно переиздающийся по всему миру, обозревает основные направления и тенденции европейской и американской живописи конца XIX–XX века. Доведённый автором до 1950-х годов, впоследствии он был дополнен главой, посвящённой развитию живописного искусства в следующем десятилетии и публикуемой в русском переводе впервые.

8. Как продать за $12 миллионов чучело акулы

Курьёзные, поразительные и шокирующие подробности из истории создания и успеха самых знаменитых и самых дорогих произведений современного искусства.

Это лучшее, по мнению критиков, исследование рынка, которое понравится и простым читателям.

Увлекая внимание скандальными историями громких продаж, автор раскрывает сами принципы функционирования арт-бизнеса, обычно скрытого от глаз простых смертных. Уникальная возможность проникнуть в закулисье мира аукционов и галеристов.

9. Почему в искусстве так много голых людей? И другие важные вопросы об искусстве

Зачем нужны фрукты? О чём эта картина и что нам о ней думать? Почему в искусстве так много голых людей? В этой книге вы найдёте ответы на вопросы о том, как искусство помогает воспринимать окружающий мир, — от наскальной живописи до кубизма и от Ренессанса до современного искусства — о разных жанрах, включая натюрморты, пейзажи и портреты, и вопросы о роли и ценности искусства в прошлом и настоящем.

10. Как читать и понимать живопись. Интенсивный курс

Хотите легко разбираться во всех стилях, эпохах и именах? Этот прекрасно иллюстрированный справочник познакомит с изобразительным искусством во всём многообразии жанров, техник и стилей.

Предоставит возможность проследить историю его развития от первобытных времён до начала XX века. Раскроет секреты живописных техник и приёмов знаменитых мастеров.

Расскажет о том, как рождается картина.

Источник: https://mel.fm/blog/chitay-gorod/52764-10-knig-ob-iskusstve-dlya-podrostkov-pro-lyudoyedov-fetishistov-van-goga-i-fridu-kalo

Людоеды

Вовец открыл глаза и ничего не увидел – темнота, ни зги. Во рту 'эскадронная конюшня', как говаривал покойный дед. Голова трещит так, словно в виски по гвоздю-сотке заколотили, а по затылку кувалдой шандарахнули.

Желудок схватили такие спазмы, что Вовца скорчило. Ни охнуть, ни вздохнуть. Словно какой-то невидимый во мраке садист засунул ему в глотку свою волосатую лапу по самый локоть и теперь тискает желудок огромной ладонью.

Нет, так пить нельзя… Чтоб ещё хоть каплю? Лучше сразу застрелиться…

Он совершенно не помнил как добрался домой. Видимо, на 'автопилоте'. Спине жестко и холодно, значит, прямо на полу отключился. Давненько так не набирался, года полтора по крайней мере…

Его замутило. Попробовал подняться и вдруг сорвался куда-то вниз, упал! Ничего не понимая, пощупал вокруг себя, поводил ладонями – холодный шершавый бетон. Вовца пот прошиб – вот где оказался, в милиции. Видно, что-то натворил спьяна, заперли в камеру. Теперь пятнадцать суток влупят за хулиганку и весь отпуск накроется. А деньги?

Вовец сунул руку во внутренний карман. Только что жарко было, а тут сразу похолодел – пусто в кармане. Зарплата за два месяца и отпускные – как не бывало. И так ни хрена не платят на заводе – заказов нет, голый тариф, так даже и этого не уберег. А, может, менты изъяли под опись, штраф вычтут и вернут?

Но тут же приуныл Вовец: как же, вернут они, держи карман шире. Вернут, а потом ещё навернут…

Резкий вопль разнесся под низкими сводами, раскатился эхом, загулял от стены к стене. Кто-то кричал беспрерывно, истошно и безнадежно. Вовец заткнул уши. И так голова разламывается, да ещё эта сволочь орет.

Вспыхнул свет, такой яркий и резкий после сплошной темноты, что Вовец зажмурился. Когда открыл глаза, увидел яркий прямоугольник света, должно быть, дверной проем, забранный решеткой. Значит, действительно милицейская камера. Лучше бы не просыпался…

Крик прекратился, раздались голоса. Многократное эхо не позволяло разобрать слова. Вовец с трудом поднялся, шатаясь, доковылял до решетки, ухватился за нее. Впереди глухая бетонная стена, серая, ноздреватая, даже не побелена, не то что не покрашена. До неё метра два. К низкому потолку привешана лампочка в стеклянном колпаке и проволочном наморднике.

Близко загремело железо, лязгнул стальной запор. Вовец прижался щекой к холодной стене, стараясь заглянуть сквозь решетку вбок, вдоль по коридору. Он увидел высокую тележку, вроде тех, на которых в больницах больных на операцию возят. Только эта тележка выглядела гораздо грубее: сваренная из черных железных труб и некрашеная.

Из соседней камеры раздались беспорядочные крики. Оттуда стремительно выскочил человек и с разбега налетел на тележку. Она с оглушительным звоном опрокинулась, человек упал сверху и тяжко застонал.

В поле зрения появились двое здоровых мужиков, видимо, вышли из камеры, откуда только что вышвырнули бедолагу. Вышли посмеиваясь, не спеша. Бедолага сел на пол, заскулил, хватаясь руками за грудь.

По виду типичный бомж, на вокзале такие на каждом шагу встречаются. Маленький, сутулый, морда небритая, черная не то от загара, не то от грязи. Волосы слиплись сосульками. Одежонка грязная, истрепанная. На ногах какие-то ободранные башмаки хлябают.

Один из мужиков пнул бомжа тяжелым ботинком в бок.

– А ну подъем! Кому сказано! Ставь телегу на колеса, объедок!

Второй мужик стоял рядом, усмехаясь, постукивал резиновой дубинкой по ладони левой руки. Вовец с недоумением отметил, что на руку надета длинная суконная варежка. Такая же надета и на правую руку.

Подобные верхонки, только покороче, у Вовца в цехе подсобникам выдают, которые железо ворочают, стружку из-под станков выгребают и ящики с деталями таскают.

А такие длинные рукавицы из толстого сукна в горячем цехе водятся, в литейке.

Пока он все это соображал больной головой, бомж, не переставая скулить, поставил тележку на колеса и по команде лег на неё лицом вниз, вытянув руки вдоль тела. Тут же последовал удар дубинкой по затылку. Бомж обмяк и затих.

– А я тебя предупреждал – не ори, – удовлетворенно сказал мужик и опустил дубинку.

– Проведаю-ка я рыбачка, – сказал второй.

В руке у него блеснул кривой ключ, вроде железнодорожного. Таким проводники туалеты в вагонах запирают на остановках. Вовец отпрянул от решетки. Он понял, что речь идет о нем. Бесшумно отбежал, бросился ничком на нары и замер.

Надо же, только что еле на ногах держался, а тут как мотылек вспорхнул. Вспыхнул свет в камере, загремел замок, заскрежетали дверные петли. Вовец задыхался: сердце колотилось, как бешеное, где-то возле самого горла.

Воздуха не хватало.

Он весь закаменел от ужаса, ожидая удара.

– Да он сутки не очухается, – послышалось из коридора. – Такая доза слона свалит, а этому мозгляку и половины бы хватило. Нехай валяется. В запас пойдет. Лучше бичугу из третьей возьмем, пусть телегу толкает.

Раскатисто грохнула дверная решетка, затряслась, рассыпая звонкую дробь. И свет погас. Вовец с трудом переводил дыхание. Ему было страшно.

Только сейчас до него дошло, откуда взялся этот бессознательный страх. Только сейчас своей больной башкой он допер: мужики эти в суконных варежках не были милиционерами.

Это были работяги в спецовках, спокойно и деловито исполняющие обычную рутинную работу.

В гулком коридоре снова загуляло эхо. Беспорядочные крики ярости и боли. Зазвенела решетка на входе в камеру.

– А! Не будешь! Не обязан! А этого хочешь?… Хочешь?… Хочешь?… Хочешь?…

В ритм этим вопросам сотрясалась решетка и раздавались сдавленные стоны. Кого-то лупили резиновой дубинкой.

– Ты ж его кончил, Петро, – сказал кто-то недовольно.

– Козлом меня обозвал, паскуда… Сам, говорит, телегу толкай. А этот хмырь не укатит? Чего разлегся?

– Так ты же сам ему по кумполу врезал, чтоб не орал. Забыл уже? Ладно, грузим этого сверху и поехали. Время уже десять. Не успеем к раздаче, Гуня пайку урежет.

Задребезжали колеса, затихая в отдалении.

Вовец перевел дыхание. Боже мой, куда он попал? Что это за страшный подвал, где людей забивают насмерть? Как он здесь оказался?

Вовец поднялся, добрел до решетки, взялся за нее, чтоб не упасть. Голова кружилась. Нестерпимо хотелось пить. Свет в коридоре горел по-прежнему. Стояла тишина. Он хотел перехватиться поудобнее и с трудом отлепил руки от железных прутьев, они словно приклеились. Развернул ладони к свету и содрогнулся от ужаса и отвращения. Это была свежая липкая кровь. Самое мерзкое, что смыть её было нечем.

Вовец возвратился к нарам, поднял с них какую-то грязную тряпку и долго пытался оттереть руки, но до конца так и не отчистил. Потом повалился на грязный дощатый настил и чуть не завыл от бессилия и безысходности. Ну почему с ним? Почему обязательно с ним случилась эта поганая история? Что теперь будет? Что за выродки распоряжаются человеческими жизнями в этом подвале?

Источник: http://booksonline.com.ua/view.php?book=156198

Скачать: Людоед , Леонид Каганов

…Даша стояла двадцать минут на платформе монорельса, распахнутой всем ветрам. Моросил отвратительный полуснег-полудождь, и конечно его со всех сторон задувало под бетонный козырек. Особенно мерзли голые ноги.

Вагоны приползали и уползали каждую минуту, пассажиры вываливались толпой и давились у эскалаторов. Валерик все не появлялся, и мобик у него был отключен. Может, конечно, его на заводе задержали после смены, но тогда мог бы и позвонить.

Даша бы давно плюнула и ушла, но нужен был подарок для Пашки и мясо. Поэтому она ждала, переминалась с ноги на ногу, мерзла и куталась в плащ. Уже дважды к ней подходили какие-то типы и пытались познакомиться, но Даша посылала их к черту.

И когда совсем уже собралась уйти, появился Валерик. Вид у него был виноватый, но глаза горели. Успел уже набраться что ли?

Читайте также:  Книги про рабынь

— Дашка, прости, — буркнул он. — Давно ждешь?

Водкой вроде не пахло. Наверно надо было дать ему пощечину, но Даша так была рада, что он наконец появился, и можно уйти наконец с этой промороженной площадки, что ничего не сказала. Повернулась и пошла. Валерик затопал следом.

— Неудачный день, — бубнил он ей в ухо, а толпа прижимала его к дашиной спине. — У начальника цеха отпросился пораньше, поехал домой, ну это, переодеться. Из дому вышел — кредитку забыл. Хорошо вспомнил вовремя.

За кредиткой вернулся, дверь запер — слышу, Батон дисплей включил. Ты в курсе, что это животное повадилось на пульте спать? Ну я снова открыл квартиру и, раз, такой, ботинком ему по морде, чтоб знал.

Глянул на экран — а по дисплею показывают…

Загромыхал и завыл очередной вагон, платформа затряслась под ногами, и на некоторое время голос Валерика потонул в шуме. Новый поток людей прижал его к дашиной спине еще плотнее.

— …и все там в шоке, короче, — снова донесся голос Валерика, когда вагон умчался. — Я сам в шоке был, думал шутка такая! Нет, ты прикинь! Двадцать первый век, вообще убиться. Стыдно за Россию. У нас смертная казнь отменена, ты не в курсе?

— Не в курсе, — сухо ответила Даша.

— Своими бы руками задушил мразь, честное слово! — с чувством прошипел Валерик.

— Да отвали, все ухо уже обслюнявил.

Валерик замолчал. По эскалатору ехали молча, Даша взяла его под руку, чтоб не упасть на каблуках, потому что пальцы ног уже ничего не чувствовали.

— Ты подарок придумал? — спросила она наконец.

Валерик помотал головой.

— Придумаем щас чего-нибудь, — пообещал он и похлопал себя по карману, словно проверяя, не забыл ли кредитку опять.

Они спустились в торговый центр. Даша сразу свернула к «Заповеднику нежных существ». Валерик запротестовал — он предлагал спуститься в «Электроникс». Но Даша эту штуку знала: стоит парню попасть в «Электроникс», и он будет час стоять с открытым ртом, рассматривая каждую батарейку.

— У него наглазников нет, — твердил Валерик. — Сто пудов нет. Купим цветные наглазники, он, знаешь, как рад будет? Хорошие, стерео. Будет кино смотреть, он кино любит.

— Нет, — Даша топнула ногой. — Сначала за мясом. Мы приедем туда вообще к ночи, а люди голодные сидят.

— Сонька салат сделает, — неуверенно сказал Валерик. — И Пашка наверно что-то выставит.

— Да уж я знаю, что он выставит. Без закуски.

— И чего, потом с продуктами таскаться за подарком по всем этажам?

— Потаскаешь, не развалишься.

И они пошли в «Заповедник». Прямо у входа, как обычно, стояли стеллажи с самой разной мелочевкой, не имеющей никакого отношения к мясу. Валерик конечно первым делом накидал в тележку бутылок. Даша не удержалась, заглянула в косметическую секцию и разорилась на «Autumn style». Ну тот, который Дина Фаре рекламирует. Это подняло настроение. Хотя водка и шампунь в тележке смотрелись идиотски.

— На фига Пашке этот крем? — тупо спросил Валерик.

— Это шампунь, мой. Не трогай руками.

— А… — Валерик неряшливо бросил тюбик в тележку, потеряв к нему всякий интерес.

— Сейчас я водку твою швырну! — разозлилась Даша. — Ты вообще знаешь, сколько этот тюбик стоит?

— Сколько?

Даше вдруг пришла в голову идея.

— Слушай, давай Пашке подарим хороший крем для бритья?

Валерик посмотрел на нее как на больную.

— Хороший! — повторила Даша со значением. — Я выберу.

— Специалист по бритью! — фыркнул Валерик. — Да ты хоть раз в жизни брилась?

— Представь себе, раз в неделю.

— Ты? — изумился Валерик и даже опасливо отодвинулся, будто человек, который пять лет прожил с тайным трансвеститом.

— Ты в мой шкафчик никогда не заглядывал, женских журналов мо…

Читать целиком

Источник: http://knigosite.org/library/books/58583

10 самых известных современных каннибалов • Фактрум

Предлагаем вашему вниманию подборку историй о самых известных людоедах современности.

1. Дорангель Варгас

Известен как «Ганнибал Лектер Анд». Он был помещен в психиатрическую больницу в 1995-м году после того, как останки пропавшего человека были найдены в его доме. Но Варгаса выпустили два года спустя. В 1999-м полиция Сан-Кристобаля (Венесуэла) снова нашли человеческие останки у Варгаса, на этот раз по меньшей мере десять черепов, а также человеческие внутренности.

Варгас признался, что ел человеческие органы, но отрицал обвинения в убийстве, заявив, что тела передавались ему уже мёртвыми. Это заявление привело к гипотезе о том, что Варгас использовал прикрытие в виде незаконной продажи донорских органов. Каннибал рассказывал, что ел человеческие органы как груши и ничего плохого в этом не видел.

В результате преступник был пожизненно помещён в психиатрическую клинику.

2. Кевин Рэй Андервуд

Был арестован в апреле 2006-го года по обвинению в убийстве 10-летней Джейми Болин в городке Пурцелл (Оклахома, США).

Доказательств того, что именно он убил Джейми, изначально не было, но полиция обнаружила в его доме замороженное мясо девочки, следы человечины на шампурах от недавнего барбекю, а также видео, где людоед запечатлел весь процесс расчленения Джейми и употребления её в пищу. Под напором таких улик Андервуд во всём сознался.

3. Роберт Модсли

Роберт Модсли был проституткой, а заработанные деньги тратил на наркотики. В 1974-м году он убил одного из своих клиентов, после чего был отправлен в больницу для душевнобольных преступников. В 1977-м году Модсли и ещё один заключенный взяли в заложники одного из больных и держали в течение девяти часов, прежде чем санитары смогли проникнуть в камеру.

Когда дверь открыли, заложник был мёртв. Его череп был вскрыт, из него торчала окровавленная ложка, и было явно видно, что части мозга не хватает. Охранники поверили Модсли, который сказал, что съел часть мозга жертвы. Он был признан виновным в предумышленном убийстве и отправлен в тюрьму Уэйкфилд, где вскоре убил ещё двоих мужчин до того, как его поместили в одиночную камеру.

В 1983-м году для Модсли, в тюрьме построили специальную клетку, где он содержался под наблюдением. Любые контакты с людьми были запрещены, питание передавалось ему через щель. Эта камера являлась моделью для камеры Ганнибала Лектера в «Молчание ягнят».

4. Иссей Сагава

Японский студент Иссей Сагава учился в Сорбонне в Париже и в 1981-м году влюбился голландскую студентку. Вместо того, чтобы ухаживать за ней, он выстрелил девушке в затылок. Он убил возлюбленную, разрезал её плоть и съел сырой.

Затем Сагава совершил половой акт с остатками тела и разрезал его на части. Несколько кусков положил в холодильник, а остальное упаковал в чемодан и спрятал в лесу. Останки были найдены через два дня.

Полиция через неделю вычислила убийцу. Его арестовали, посадили в тюрьму, но через два года он был переведён в психиатрическую клинику, где написал мемуары. Эта книга стала бестселлером в Японии.

Сагава был депортирован в Японию, прошёл психическое обследование и был признан вменяемым. Японское правосудие не имело к нему никаких претензий, потому что Франция не отправила необходимые документы.

К 1986-му году, каннибал стал свободным человеком. Сагава известен, как «знаменитый японский людоед».

Он написал много книг, работал некоторое время ресторанным критиком, давал интервью и даже снимался в порно-фильмах.

5. Армин Майвес

Армин Майвес в 2001-м году искал в интернете жертву для акта каннибализма, причем писал открыто и не стеснялся этого. Бернд Юрген Брандес, который не знал Майвеса, вызвался быть его жертвой, пообщавшись с ним в немецком чате.

Эти двое встретились и воплотили план Майвеса в реальность. Майвес доедал останки Брандеса на протяжении нескольких месяцев. Он сам сознался в преступлении. Майвес был признан виновным в непредумышленном убийстве, т. к. жертва дала добровольное согласие.

Он был повторно осужден в 2006-м году и приговорён к пожизненному заключению.

6. Джеффри Дамер

Летом 1991-го года Джеффри Дамер был на испытательном сроке после того, как отсидел в тюрьме за сексуальные домогательства к мальчикам. Однажды в его дом соседи вызвали полицию, когда 14-летний подросток с криками выбежал из него, но Дамеру удалось убедить офицеров, что всё в порядке. Они оставили мальчика в руках Дамера и того больше никогда не видели живым.

Спустя время история повторилась: из дома Дамера выбежал другой 14-летний подросток, Трейси Эдвардс, с криками о помощи, и соседи опять вызвали полицию, которая на этот раз решила провести расследование. В жилище преступника царил настоящий ужас.

Были найдены части тела, принадлежащие 11-ти разным людям. Некоторые из них хранились в холодильнике и морозильной камере, другие были помещены в бочку с кислотой или висели как сувениры по всему дому.

Дамер признался в убийствах, каннибализме и половых актах с органами убитых им людей. Он был приговорен к 15-ти пожизненным заключениям, по одному за каждое убийство. Позже он признал себя виновным в убийстве друга в Огайо.

В 1994-м году один из заключенных тюрьмы, в которой Дамер отбывал срок, узнав о преступлениях, забил его до смерти железным прутом.

7. Николай Джурмонгалиев

Николай Джурмонгалиев работал разнорабочим в Алма-Ате (Казахстан) в 1980-м году. За этот год в городе пропало около 50-ти девушек.

Николай знакомился с девушками, убивал их и готовил из них мясные блюда, которыми кормил своих друзей. Однажды друзья заметили в квартире части человеческого тела и вызвали милицию. После ареста он заявил, что убил и съел много проституток, а также регулярно кормил ими знакомых.

Всего Джурмонгалиеву инкриминировали 47 убийств. Он был помещен в психиатрическую больницу, но во время транспортировки в 1989-м году сбежал, и был возвращён обратно только в 1991-м. Эти два года советские власти держали информацию о побеге Джурмонгалиева в тайне т. к.

боялись паники среди населения.

8. Каннибалы из Нитхари

В деревне Нитхари (Индия) в период с 2004-го по 2006-й год пропало 38 детей. Убийцей оказались известный местный бизнесмен по фамилии Кохли и его слуга.

Именно в доме слуги в отстойной яме нашли 17 останков тел детей.

Слуга Кохли признался в убийстве шестерых детей и одного взрослого, а также в сексуальных домогательствах к ним, также он признался, что вместе с бизнесменом они убивали, насиловали и ели органы детей.

Позже была доказана вина бизнесмена. Также было выявлено, что благодаря связям и деньгам бизнесмена полиция закрывала глаза на пропажу детей. Министерство безопасности Индии арестовало и отправило под суд полицейских чиновников, прикрывавших этот ужас. Обоих приговорили к смерти.

9. Сергей Гаврилов

27-летний Сергей Гаврилов из Самары убил свою мать после того, как она отказалась дать ему денег, предполагая, что он потратит их на водку и азартные игры. После убийства он забрал деньги и потратил их так, как и ожидала мать.

По возвращению в квартиру матери два дня спустя, Гаврилов решил поесть, но дома ничего не было. Он отпилил ноги своей матери, сварил их и съел. Останки он вынес на балкон. Была зима и тело быстро замерзло. Позже каннибал подходил и отрезал куски матери, чтобы приготовить их.

Когда его преступление было раскрыто, ему дали 15 лет.

10. Цутому Миядзаки

Цутому Миядзаки убил четыре девочки в префектуре Сайтама (Япония) в 1988-м и 1989-м годах. Он также сексуально домогался их после убийства и по крайней мере в одном случае пил кровь и ел их руки. Жертвы были в возрасте от четырёх до семи лет. Миядзаки также направлял издевательские письма семьям, а в конверт клал зубы и пелел жертв.

Он был пойман, когда приставал к другой девочке в июле 1989-го года. Полиция обнаружила в доме Миядзаки фотографии жертв и части тел. Процесс по его делу начался в 1990-м году, но психиатрические экспертизы задержали вынесение приговора до 1997 года.

Смертный приговор Миядзаки был обжалован в 2006-м году, но он остался в силе и Цутому был повешен за свои преступления в 2008-м году.

Источник: https://www.factroom.ru/facts/28655

Книга Кумаонские людоеды. Содержание — ТАКСКИЙ ЛЮДОЕД

Когда я выбирал место для засидки, я не предвидел возможности такого маневра; тигр подошел слишком близко, к тому же с короткой дистанции надо было стрелять по голове, к чему я не подготовился.

Придерживаясь старого правила, усвоенного мной много лет тому назад и которого я с успехом придерживался, я не тревожил тигра, пока он не остановился. Опершись на лапу, тигр слегка приподнял голову и открыл тем самым горло и грудь.

После удара тяжелой пули тигр подскочил и опрометью бросился в лес, потом с шумом свалился недалеко от того места, где в одно ноябрьское утро, привлеченный криком самки читала, я впервые увидел его следы.

И только теперь я узнал, что тигр был убит по ошибке: рана, которая, как боялись, могла сделать его опасным, при осмотре оказалась почти уже зажившей — свинцовая пуля повредила только небольшую вену в правом предплечье.

Удовольствие от получения великолепного трофея — тигр был в десять футов три дюйма «по кривой», а его волос находился в превосходном зимнем состоянии — смешивалось с сожалением о том, что ни мне, ни другим обитателям джунглей не придется никогда больше слышать раскатов его могучего голоса и что никогда больше его хорошо знакомые следы не появятся на тропах, по которым он и я ходили вместе пятнадцать лет.

В течение нескольких месяцев в долине Ладхия царило полное спокойствие, но в сентябре 1938 г. в Найни-Тал пришло сообщение, что близ деревни Кот-Киндри тигр убил двенадцатилетнюю девочку. В донесении, переданном мне Дональдом Стюартом из лесного ведомства, не было никаких подробностей, и, только попав через несколько недель в Кот-Киндри, я мог узнать детали трагедии.

Выяснилось, что около полудня девочка собирала падалицу мангрового дерева недалеко от деревни. В это время внезапно появился тигр. Прежде чем работавшие неподалеку мужчины могли оказать ей помощь, тигр уже унес свою жертву. Попыток преследовать тигра не делалось.

Всякие следы волока, как и кровь жертвы, исчезли; их смыло задолго до моего прибытия на место, и я поэтому затруднялся решить, куда унес тигр тело.

Читайте также:  Книги про опционы

Кот-Киндри находится примерно в четырех милях к юго-западу от Чука и в трех милях на запад от Така. Как раз в долине между Кот-Киндри и Таком в апреле прошлого года был застрелен леопард «из Чука».

Летом 1938 г. лесное ведомство наметило в этих местах рубки.

Возникли опасения, что если с людоедом не будет покончено до ноября, когда должны были начаться работы в лесу, подрядчики не смогут найти рабочих и контракты будут расторгнуты.

Об этом писал мне Дональд Стюарт вскоре после того, как была убита девочка. В ответ я обещал отправиться в Кот-Киндри, но, как должен признаться, делал это больше в интересах местных крестьян, а не подрядчиков.

Ближайший путь в Кот-Киндри поездом до Танакпура, а оттуда пешком через Калдхунга и Чука. Этот маршрут сокращает сотню миль пешеходной дороги, но зато проходит через места, пораженные самой свирепой в Северной Индии малярией.

Чтобы избежать их, я решил пойти горами до Морнаула, а оттуда по старой заброшенной дороге до конца ее в горах, расположенных над Кот-Киндри.

Пока я готовился к этому далекому пути, в Найни-Тал пришло известие о гибели человека у Сема, деревни на левом берегу реки Ладхия, примерно в полумиле от Чука.

В этом случае жертвой была женщина преклонных лет, мать старосты Сема. Несчастная была убита, когда рубила кустарник на высокой меже между двумя расположенными террасами полями.

Она начала работу у дальнего края этой межи, тянувшейся на пятьдесят ярдов, и рубила кусты уже в каком-то ярде от своего дома, как на нее с верхнего поля прыгнул тигр. Нападение было столь быстрым и внезапным, что женщина перед смертью успела только раз вскрикнуть.

Тигр понес ее по меже, пересек верхнее поле и исчез со своей добычей в густых джунглях. Сын женщины, молодой человек лет двадцати, работал в это время на рисовом поле в нескольких ярдах и стал очевидцем происшествия. Он был слишком потрясен, чтобы оказать какую-нибудь помощь.

По настоятельной просьбе молодого человека через два дня в Сем прибыл патвари[32] в сопровождении собранных им восьмидесяти человек. Люди пошли в направлении, по которому ушел тигр, и нашли одежду женщины и несколько осколков костей.

Убийство произошло в два часа дня, в ясный солнечный день. Тигр съел свою жертву в шестидесяти ярдах от дома, близ которого он ее убил.

Получив об этом донесение, Ибботсон, заместитель комиссара уездов Алмора, Найни-Тал и Гарвал, провел со мной «военный совет». В результате Ибботсон, который только что собрался улаживать земельные споры в Аскоте на тибетской границе, изменил свои планы: вместо того чтобы двинуться через Багасвар, он решил сопровождать меня в Сем и только оттуда поехать в Аскот.

Избранный мной маршрут требовал многих подъемов в горах; мы в конце концов решили пойти вверх по долине реки Нандхаур, пересечь водораздел между Нандхауром и Ладхия и вдоль последней спуститься к Сему. Согласно этому плану, Ибботсон вместе со своей женой вышел 12 октября из Найни-Тала, а на следующий день я присоединился к ним в Чоргаллия.

Подымаясь вверх по Нандхауру и занимаясь при удобных случаях рыбной ловлей (лучший результат за день был сто двадцать рыб, пойманных на легкие удочки для форелей), мы на пятый день пришли в Дурга-Пепал. Здесь мы отошли от реки и после крутого подъема стали на ночевку у водораздела. Выйдя на следующий день рано утром, мы разбили палатки на ночь на левом берегу Ладхия в двенадцати милях от Чалти.

В этом году муссон прекратился рано, и нас это вполне удовлетворяло, так как необходимо было неоднократно, чуть ли не каждые четверть мили, переходить реку, чтобы обойти крутые обрывы береговых скал.

При одной из таких переправ мой повар — рост его с сапогами равнялся пяти футам — был унесен течением и спасся из водяной могилы только благодаря помощи человека, несшего корзинку с нашим завтраком.

На десятый день после выступления из Чоргаллия мы разбили лагерь на залежном поле у Сема ярдах в двухстах от домика, близ которого была убита женщина, и недалеко от слияния рек Ладхия и Сарда.

На нашем пути к Ладхия мы встретились с полицейским офицером Джимом Уодделлом; он останавливался на несколько дней в Семе и привязывал в качестве приманки на тигра буйвола, которого любезно предоставил и нам.

Хотя тигр несколько раз приходил в Сем во время пребывания там Уодделла, но буйвола он не тронул.

На следующий день после нашего прибытия в Сем, пока Ибботсон беседовал с патвари, лесниками и старостами соседних деревень, я пошел на розыски следов тигра. Между нашим лагерем и местом слияния рек, а также по обоим берегам Ладхия тянулись большие песчаные участки. Тут я нашел следы тигрицы и молодого тигра-самца, быть может, одного из виденных мною в апреле тигрят.

Тигрица несколько раз переправлялась за последние дни через реку, а предыдущей ночью прошла по песчаной косе против места, где находилась наша палатка. Крестьяне подозревали, что эта тигрица и есть людоед, так как она посещала Сем и после того, как была убита мать старосты. Это предположение было, вероятно, правильным.

Изучение следов тигрицы показало, что она была средних размеров и молодой.

Как стала она людоедом, можно было выяснить только впоследствии; одним из возможных предположений могло быть и то, что она участвовала в людоедстве вместе с тигром из Чука в предыдущем брачном сезоне, получила вкус к человеческому мясу, а когда самец перестал снабжать ее этой едой, сама стала людоедом. Это было только предположение, и оно оказалось неверным.

Перед своим отъездом из Найни-Тала я написал танакпурскому тахсилдару и просил его приобрести четырех бычков и отправить их в Сем. Один из этих буйволов пал в пути, а три остальных прибыли 24-го числа. В тот же вечер их также привязали в качестве приманки.

Когда на следующее утро я пошел навестить своих буйволов, мне повстречались сильно взволнованные крестьяне из Чука. Поля у Чука были недавно вспаханы; тигрица предыдущей ночью прошла около спавших в поле трех семейств и их скота. К счастью, скот заметил тигрицу и предупредил своим поведением людей о приближении людоеда.

Пройдя полями, тигрица ушла по тропе в направлении на Кот-Киндри и прошла мимо двух моих буйволов, не тронув ни одного из них.

Источник: https://www.booklot.ru/genre/priklyucheniya/priroda-i-jivotnyie/book/kumaonskie-lyudoedyi/content/735371-takskiy-lyudoed/

Книга — Людоеды из Цаво (главы из книги) — Ефремов Иван Антонович — Читать онлайн, Страница 1

Закладки

Annotation

«На суше и на море», 1962.

Сокр. перевод с английского А. Ставиской.

Предисловие И. А. Ефремова.

Дж. Паттерсон

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О КНИГЕ ПАТТЕРСОНА «ЛЮДОЕДЫ ИЗ ЦАВО»

ПРИЕЗД В ЦАВО

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО С ЛЮДОЕДАМИ

НАПАДЕНИЕ НА ТОВАРНЫЙ ВАГОН

В ЦАРСТВЕ СТРАХА

СЧАСТЛИВОЕ СПАСЕНИЕ ЧИНОВНИКА

СМЕРТЬ ПЕРВОГО ЛЮДОЕДА

СМЕРТЬ ВТОРОГО ЛЮДОЕДА

ЛЬВИНОЕ ЛОГОВО

ЛЮДОЕД В ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ ВАГОНЕ

РАБОТА В НАЙРОБИ

notes

1

2

3

4

5

6

7

Дж. Паттерсон

Людоеды из Цаво

Главы из книги

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О КНИГЕ ПАТТЕРСОНА «ЛЮДОЕДЫ ИЗ ЦАВО»

КНИГА английского инженера Джемса Паттерсона получила международную известность в начале нашего столетия. Она выдержала несколько изданий и переведена на многие европейские языки (на русский не переводилась). Книга «Людоеды из Цаво» рассказывает о строительстве железной дороги в Восточной Африке.

Она содержит попутно очерки природы и этнографии Кении и рассказы об охотничьих приключениях автора. Однако не эти, пусть живо написанные, но все же дилетантские сведения обусловили широкую известность книги.

Центральный стержень ее – повесть о борьбе с двумя львами-людоедами, которые прервали строительство важного моста и замедлили всю постройку дороги.

Именно эта повесть о большой трагедии и выдающемся человеческом мужестве сделала книгу Паттерсона документом отважной борьбы с природой, документом, который не потерял своего интереса и для последующих поколений, в том числе и для наших советских читателей, умеющих ценить стойкость, храбрость и самоотверженный труд.

Поэтому из всей книги были выбраны лишь главы, рассказывающие о борьбе Паттерсона с львами-людоедами, все другие части опущены как устарелые. Может быть, любители истории исследования Африки и этнографии посетуют на этот выбор и сочтут, что книгу следовало бы перевести полностью.

Однако мне кажется, что интерес драматической центральной части книги не идет ни в какое сравнение с отрывочными и случайными наблюдениями автора над этнографией и природой Кении конца прошлого века.

Вот почему в нашем сборнике для массового читателя мы ограничились лишь главами о борьбе с львами-людоедами.

Повесть «Людоеды из Цаво» перекликается с написанными сорок лет спустя замечательными книгами Джима Корбетта об индийских тиграх-людоедах. В книгах невольно обращает на себя внимание громадное количество людей, погибших от тигров и леопардов-людоедов, и полная беспомощность населения перед страшным хищником.

Целые районы покидались людьми, пустели ярмарки, замирала жизнь на дорогах, прекращались заготовки леса. Очень похожую картину рисует Паттерсон на строительстве железной дороги. Всего два льва-людоеда появляются в районе строительства, и тысячи рабочих живут в постоянном ужасе, работы дезорганизуются и даже совсем прерываются.

Это сходство историй Корбетта и Паттерсона не случайно. Строительство железной дороги вели привезенные в Африку рабочие-индийцы. Они сохранили в Африке характерные черты быта индийского народа и в том числе религиозное отвращение к убийству любого животного.

Пассивность и покорность предопределению судьбы также характерны для главных религий Индии – брахманской и буддийской.

Можно с уверенностью утверждать, что в других условиях животные-людоеды не могли бы так свирепствовать. Жизнь их была бы очень короткой и число жертв несравненно меньшим. И дело тут не только в отсутствии огнестрельного оружия. Не окажись здесь инженера, Паттерсона, вместо него отлично расправились бы с людоедами своими копьями воины из племени масаев.

Итак, два льва-людоеда разгулялись на маленьком кусочке Индии, перенесенном в Африку, в полную силу своих азиатских коллег. По есть существенная разница между Джимом Корбет-том и инженером Джемсом Паттерсоном.

Корбетт был прирожденным охотником, уроженцем Индии, и те места, в которых он охотился за людоедами, были знакомы ему, как комната родного дома.

Этот человек, в беспримерном мужестве которого не может быть никаких сомнений, выступил на борьбу с людоедами, будучи вооружен отличным знанием джунглей и привычек зверей, какое дало ему более чем четвертьвековое знакомство с ними.

Инженер Паттерсон взялся за такую же задачу в чужой стране, едва знакомой ему, и его охотничий опыт не шел ни в какое сравнение с опытом Джима Корбетта. Конечно, скажут иные бывалые путешественники, тигр опаснее льва! На это можно ответить, что у Паттерсона не было столь совершенного оружия, электрических фонарей и магниевых вспышек, какими обладал Корбетт.

Молодая самоуверенность и отвага, да может быть еще и удача, спасли инженера Паттерсона и помогли ему выйти победителем.

Достаточно прочитать захватывающие страницы о его дежурстве на наспех сколоченном низком помосте, в непроглядной темноте, один на один с людоедом, чтобы понять, что борьба эта не всегда была равной и что явный перевес был на стороне львов-людоедов.

Я убежден, что наши читатели с интересом примут эту повесть о большом мужестве человека, сумевшего спасти жизнь многим простым людям – индийским рабочим, к которым он относился с неизменным уважением, так же как и к спутникам своих охот – коренным жителям Африки.

Профессор И. А. Ефремов

ПРИЕЗД В ЦАВО

ПОЛДЕНЬ 1 марта 1898 года застал меня на борту корабля, входящего в узкую и довольно опасную гавань Момбасы, порта на восточном берегу Африки. Город расположен на острове того же названия, отделенном от материка очень узким проливом, который и образует гавань.

Пока наше судно медленно разворачивалось неподалеку от старой причудливой португальской крепости, построенной более трех столетий назад, я все больше и больше поражался необычной красоте пейзажа, постепенно раскрывающегося передо мной. Вопреки ожиданиям все вокруг выглядело свежим и цветущим.

Читайте также:  Книги про фэнтези любовь

Древний город нежился в сверкающих лучах солнца, лениво отражаясь в неподвижном море; плоские крыши и ослепительно белые стены домов мечтательно проглядывали меж покачивающихся стволов стройных кокосовых пальм, огромных баобабов и раскидистых манговых деревьев, а темно-зеленые, поросшие густым лесом холмы и склоны материка служили выразительным фоном для этой прекрасной и неожиданной для меня картины.

Вся гавань была усеяна дау[1]. Я никогда не мог понять, как моряки этих маленьких судов находят путь от порта к порту без компаса и секстанта и как они ухитряются выдерживать страшные штормы, которые в определенные сезоны обрушиваются на восточные моря.

Я помню, однажды мы встретили такое суденышко, попавшее в штиль посреди Индийского океана. Заметив сигналы о помощи, капитан нашего корабля отдал приказ замедлить ход, чтобы узнать, в чем дело. На борту дау оказалось четыре человека, почти умиравшие от жажды. Они сбились с курса и уже несколько дней у них не было ни глотка воды.

Мы спустили им несколько бочонков с водой и указали путь к Маскату (порт, в который они плыли).

Наше судно продолжало свой путь, оставив их в безветрии посреди зеркальной глади моря. Я так никогда и не узнал, удалось ли им добраться до места назначения.

Пока наш корабль осторожно продвигался к якорной стоянке, полный романтизма пейзаж воскрешал в моей памяти картины волнующих приключений прошлого, безумных и отважных деяний пиратов и мореходов из книг, которыми я зачитывался еще в детстве.

Я вспомнил, что именно здесь в 1498 году великий Васко да Гама чуть не поплатился своим кораблем и жизнью из-за предательства лоцмана араба, который намеревался разбить корабль о рифы, и по сей день почти наполовину загораживающие вход в бухту.

Правда, заговор был раскрыт, и отважный мореплаватель приказал незамедлительно повесить лоцмана. Он разрушил бы город, если бы султан вовремя не принес ему извинений и не заверил его в своей полной покорности.

На главной улице Момбасы, которая называется улицей Васко да Гама, до сих пор сохранился странного вида обелиск, воздвигнутый, как говорят, великим мореплавателем в память посещения им острова.

Едва был брошен якорь, как, словно по волшебству, корабль окружила целая флотилия лодок и маленьких лодочек, переполненных шумными, жестикулирующими африканцами. Последовала небольшая схватка из-за моей персоны и багажа между двумя соперничающими лодочниками, и одержавший победу бахариа[2] быстро доставил меня на берег.

Мой приезд в Восточную Африку был вызван назначением на работу на строительство железной дороги в Уганду.

Сразу же по прибытии я справился у чиновников таможни, где мне найти управление дороги. Мне объяснили, что оно находится в трех милях отсюда, в местечке под названием Килиндини, на другой стороне острова. И ехать туда лучше всего на гари[3], маленьком открытом трамвае с двумя скамейками, соединенными спинками, под небольшим навесом.

Два рослых мальчика толкали сзади вагон, и он двигался по узким рельсам, идущим вдоль главной улицы города. Я тут же заручился местом на этом транспорте и вскоре катил по центральной улице.

Как только дорога выходит за пределы города, она идет мимо густых рощ манговых деревьев, баобабов и пальм, перевитых яркими лианами, свисающими красочными петлями с ветвей.

Источник: https://detectivebooks.ru/book/27729163/?page=1

Людоед

Людоед

Жил у нас во дворе один чудной дворник.

Угрюмый такой дяденька, никогда первым не здоровался, мамам с большими колясками дверь не открывал, ребятам зимой большую лопату не давал, а временами дамам неприлично скалился.

Ходил оборванный, весь из себя гразный, покачивающийся – холостой. Был он красноват лицом и кустист бровями. Высоченен был он, как помню, и немногословен. Некоторые его даже Людоедом звали. За глаза, конечно.

И жила у нас во дворе черезвычайно милая женщина – тетя Маруся. Женщина хорошая, что и говорить. Лицо, как тесто, мягкое, чуть рыхлое, улыбчатое.

Была она искусной кулинаркой – пироги ее на всю улицу славились неведомой пышностью и смаком; знахаркой — коли что приключалось, обращались прямиком к ней, и замечу, ни разу ее целебные пилюли не подводили.

Ну и конечно была она заботливой матерью — сын ее, Вовочка, как на площадку не выйдет, всегда умыт, причесан, в выглаженое одет, трогательно так, ‘’по-рекламски‘’ румянен.

И вот случилось однажды мне наблюдать такое: шли с рынка тетя Маруся с сыном. В руках первой, как водилось, красные авоськи, с торчащими оттуда фиалковыми попками баклажанов и редкими волосинками лука, а в пухлых ладошках Вовочки красовалась румянобокая маковая булка.

Шли, значит, культурно так, по асфальту. Вдруг мирной процессии преградила путь собачонка. Только не пузатая и ароматная как в стихах про гражданку с квитанцией со станции, а худющая и мелкая такая собачонка – в карие глаза заглянешь – расплачешься.

И вот Вовочка, как все дети к животным неравнодушный, протянуть хотел было собачонке булку и погладить по грязноватой холке… Но тетя Маруся мигом распознала преступный маневр.

Она мгновенно вырвала из его рук злосчастный кусок хлебной промышленности и, вцепившись до беловатых костяшек в сыновье плечо, развернула на сто восемдесят градусов.

— Не смей притрагиваться к этой вшивой твари! – завизжала она. – Пошла вон, псина! – пнула носком туфли собачонку.

Затем, благополучно забыв неловкий инцидент, тетя Маруся с сыном зашли во двор и, пройдя мимо, подметавшего ступени дворника, исчезли в темноте подъезда. Людоед кинул метлу, воровато огляделся, зашел в пристройку рядом с подъездом.

Вышел с подловатой ухмылкой на лице и как в два пальца громко засвистит! Вытянул из-за спины черный мешок, проворно развязал. Со всех углов нашего двора выбежали к нему коты и собаки. Грязные, до выпрающих ребер худые, они бежали на свист дворника, словно на дивную песнь Белоснежки.

Тот высыпал из мешка комковатой грудой объедки и стоял, огромный, улыбающийся, посреди радостно виляющих хвостов.

Через год дворника списали. ‘’За суровость, черствость к жильцам и неблагопристойный вид’’ – как после выяснилось. А тетя Маруся в тот же день отмечала именины. Весь подъезд собрала.

Источник: https://litnet.com/ru/reader/lyudoed-b32661

Каннибалы в комиксах

иллюстрация Синтаро Каго, автора Anamorphosis no Meijuu

Каннибалы, пожиратели себе подобных — не правда ли, мерзко? Однако вы удивитесь, как часто встречается каннибализм в реальном мире.

Это и необузданные инстинкты свиноматок, пожирающих своих поросят, и борьба за жизнь медведицы, потратившей за долгую спячку всю энергию, и даже мирные коровки не чужды этому.

Каннибализм бывает ритуальным, террористическим и даже сексуальным! Так что, в отличии от вампиров и оборотней, каннибалы из тех «монстров», которые легко встретить в реальном мире.

Может ваш сосед не откажется от сочной лопатки? Или коллега с вожделением смотрим на вашу аппетитную задницу? Или лучший друг или любовник — так бы тебя и съел!  Каннибализм прочно обосновался в массовой культуре. Не забывайте это, когда причащаетесь. Каннибалам посвящено множество книг, фильмов, музыки и даже комиксов. Вспомним некоторые из них, особо сочные!    

В 2006 году выходит комикс «The Hills Have Eyes: The Beginning», рассказывающий о героях вселенной  фильма «У холмов есть глаза», семействе мутантов-каннибалов. Комикс рассказал о событиях, которые произошли до сюжета фильма 2006 года.

В 2005-2006 издательство Avatar выпустило серию комиксов по мотивам фильма «Техасская резня бензопилой». В первом же номере семья каннибалов Хьюиттов уничтожает трех сбежавших преступников и двух их подружек.  Истории наполнены мрачной иронии и атмосферой безнадежности. Так одна из жертв уже считает себя спасенной, уплывая от Кожаного лица  по реке…

В следующей истории (выпуски №№2 — 4) Хьюитты встречают христианский хор, состоящий из молоденьких девушек.  Спастись удастся только одной, но каннибалы хитро используют улики против самой несчастной… Кстати, один из лучших моментов комикса обретение главным антагонистом своей знаменитой маски.

 В 2007 году эстафету историй о кровожадном семействе подхватило издательство Wildstorm.  Из всех их комиксов стоит отметить выпуски «Cut» и «New Line Cinema’s Tales Of Horror».

  В «Cut» компания молодых людей собирается снять фильм о семье Хьюиттов.

Загадочный тип устраивает им экскурсию в дом маньяков и начинающим киношникам вместо создания эксклюзивного фильма приходится стать … эксклюзивным блюдом.  

«New Line Cinema’s Tales Of Horror» не лишена мрачного очарования чёрного юмора. Её герой —продавец бензопил, который пытается продать свой товар знаменитому семейству. Но Хьюитты не желают обновлять инструмент и проваживают комивояжера. «Чтобы продавать в Техасе бензопилы нужна удача…», — сетует на судьбу наш герой. 

Невероятно популярные «Ходячие мертвецы» Роберта Киркмана также не обошли тему внутривидового гурманства. В#64 читатель встречает миляг, решивших отведать ножку одного из персонажей комикса. В процессе жертва сообщает, что заражена укусом зомби. Карма, жестокая ты сука.

Неожиданно одного из самых запоминающихся, в чем-то подобного культовому доктору Лектору, каннибалов мы встречаем в стильном нео-нуаре Фрэнка Миллера «Sin City». Кевин — настоящий монстр с ангельской внешностью. Он любит лакомиться частями своих жертв у тех на глазах.

В экранизации его роль исполнил обаятельный Элайджа Вуд. Роль, несомненно, подготовила его к великолепному образу из фильма «Маньяк».

Каннибал Кевин встретил смерть  от рук уродливого громилы Марва, который мстит за смерть проститутки, подарившей ему Любовь на одну ночь.

И даже сама смерть загадочного каннибала ужасает: «Он не кричит… Даже когда полуволк-полупес нажрался и кишки Кевина валяются вокруг… Он не кричит даже тогда, когда я хватаю пилу и заканчиваю дело. Он вообще не кричит».

Кевин — маньяк-каннибал с ангельским голосом

Среди любителей человечины можно встретить персонажа с трагическим прошлым. Таков Vermin из вселенной Marvel.

Когда-то его звали Эдвард Вэлан, в детстве он подвергся психическому и сексуальному насилию, а когда вырос и стал генетиком, подвергся чудовищным экспериментам.

В результате появился Vermin, супер-злодей, с которым придется вступать в схватку Человеку-пауку и прочим героям. Вообще, каннибализм не редок в супер-геройских вселенных.

Из знаменитых можно вспомнить колдуна Мовейса или мутанта Вендиго, однако, на их рационе не делается особого акцента.

Но от комикса западного отвлечемся в сторону манги. Японская культура особенным образом обращается с жестокостью, находя поэзию даже в самых изощренных страданиях, и не боится показывать самые отвратительные кошмары.

Манга «Анорексия» запоминается аргументами в пользу людоедства.  «Люди не испытывают чувства вины, поедая свинину или говядину». Причем главного героя, на свою беду познакомившегося с милой девушкой-каннибалом, даже постараются приобщить к новой диете. «Это будет каннибализмом, только если есть её вместе с кожей».  

А вот манга «Кровавые хроники» практически заслужила культовый статус. В частности потому, что работает с реальным историческим материалом. Авторы наполнили времена феодальной Японии таким количеством извращений и садизма, что комикс опасно открывать.

По крайней мере, не читайте его перед, во время или после еды. Каннибализм здесь лишь одна из масок кровавого маскарада. И когда мы говорим, что на страницах манги играют с остатками мужского достоинства, то просим понимать нас буквально.

И, наконец, пора обратить внимание на мангу  «Anamorphosis no Meijuu». 

Количество портящих аппетит моментов позволяет поставить этот комикс в один ряд с «Кровавыми хрониками». По сути это каталог отвратительных убийств, приправленных мрачной «людоедской» философией.  Группа спорщиков должна продержаться 48 часов в компании медиума, воскрешающего жертв жестоких убийств.

Если в американских историях про людоедов главное сюжет, то японцы делают ставку на психологический аспект. Для них главное шокировать читателя, а не заинтриговать его идеей касательно того, в чем развязка того или иного сюжета (кто выживет, кто умрет, а если герой спасется, то каким способом?).

Каннибалы, пожиратели людей, именно им принадлежит почётное место в списке самых отвратительных персонажей. Причём навсегда.

Будь то безумный античный Сатурн, пожирающий своих детей, или современный и даже очаровательный интеллектуал-психолог. Особый ужас в том, что истории о каннибалах вдохновлены самой реальностью.

И кто знает, читатель, где и с кем ты окажешься, однажды, за одним столом, и в каком качестве…

Источник: http://darkermagazine.ru/page/kannibaly-v-komiksah

Ссылка на основную публикацию