Книги про беспризорников

Рекомендательный список книг про детей-сирот и беспризорников

Брошенные дети — это позор и боль любого общества. Как складываются судьбы тех, родитель кому — улица? Как в разных временах и странах выживали дети, на которых предпочитают не обращать внимания добропорядочные прохожие? В литературе книги про детей-сирот и беспризорников занимают немалую нишу.

Основанные на реальных случаях из жизни или выдуманные, с хорошим финалом или трагичной развязкой. Эти истории неизменно трогают душу, рождая сочувствие к самым беззащитным членам общества.

Загляните в любую книгу про детей-сирот и беспризорников, и вам откроется бездна несправедливости этого мира и глубина человеческого сострадания.

«Приключения Тома Сойера» Марк ТвенЭта книга не теряет актуальности с момента, когда увидела свет. Приключения сорванца и фантазера Тома, написанные с добрым юмором, тепло принимаются каждым новым поколением книгочеев. Как признавался сам Твен, он писал, основываясь на воспоминаниях о своем детстве.

«Республика ШКИД» Г. Белых, Л. Пантелеев

Петроград, 20-е годы. Гражданская война стала толчком к появлению множества беспризорников, ступивших на преступную стезю. Это книга об обездоленных детях, попавших в интернат. Пронзительная история о том, как из закаленных улицей «бузотеров» они станут людьми.

«Сын Полка» Валентин Катаев

Сироту Ваню Солнцева нашла в окопе группа советских разведчиков во время выполнения ими боевой миссии. Малыш был крайне истощен, но даже в этом состоянии готов отстаивать свою жизнь с помощью ржавого гвоздя. Солдаты приютили Ваню, и весь полк стал его родителями.

«Записки сиротки» Лидия Чарская

Трогательная, очень светла история о мытарствах и переживаниях осиротевшей девчушки, которая волею судеб оказалась в бродячем цирке. Впереди ее ждет масса испытаний и происков злоумышленников, но девочка обязательно справится и отыщет свою настоящую семью.

«Балетные туфельки» Ноэль Стритфилд

Трое детей в одночасье осиротели, когда их родителей забрало страшное землетрясение. Два брата и сестра вынуждены жить у своего британского дядюшки, который племянников не жалует. Несмотря на невзгоды, мальчишки помогают Анне идти навстречу ее мечте о балете.

«Маленький оборвыш. Похождения Робина Дэвиджера» Джеймс Гринвуд

В сборник вошли две повести автора. «Маленький оборвыш» – история Джима, сбежавшего от угнетающей атмосферы в собственной семье и начавшего бродяжничать. Вторая повесть о человеке, более семнадцати лет прожившем на тропическом острове в плену у аборигенов.

«Генералы песчаных карьеров» Жоржи АмадуНа песчаных отмелях близ портового города расположился заброшенный пакгауз, приютивший компанию беспризорных ребят. Жизнь по законам улицы заставила их рано повзрослеть. Они выживают только воровством.

Но даже в этих ожесточенных сердцах находится место любви.

«Дети пустоты» Сергей Волков

Каждый день мы видим их на улицах, но стыдливо стараемся не замечать. Но они замечают нас. Они многого не знают, но хорошо усвоили одно — за право жить им приходится бороться. Это рассказ о группе беспризорников, попытавшихся отыскать свое место в отвергнувшем их мире.

«Странники» Вячеслав Шишков

Двадцатые годы. Отгремели война и революция. А на улицах — тысячи сирот, пополняющих ряды преступников. Это история четырех из них. Жесткое, откровенное повествование о сложном выборе в пользу иной жизни. История отщепенцев, разными путями идущих к одной цели.

«Крещенные крестами» Эдуард Кочергин

Сороковые годы. Мальчик, родители которого стали жертвами репрессий, убегает из детдома в Омске. Он хочет добраться до Ленинграда, где надеется отыскать родню. Рассказ ведется от лица осиротевшего ребенка, чья личность уже затронута чудовищными реалиями тех лет.

«Без семьи» Мало Гектор

Реми не знает своей настоящей семьи. Он подкидыш, который долгие годы скитается по миру. Люди, с которыми ему доводится сталкиваться, разные, не все благосклонны к маленькому сироте. Доброе сердце, отзывчивость и оптимизм помогают маленькому Реми не унывать.

«Робинзонетта» Эжен Мюллер

Девочка-сирота оказалась в чужих для нее краях, среди незнакомых людей. Подобно человеку на необитаемом острове, она может рассчитывать только на себя. Девочка устояла в непростом водовороте жизни и даже сумела организовать собственное успешное хозяйство.

«Благие намерения» Лиханов Альберт

Надежда, только недавно окончившая педагогический институт, волею случая берется опекать осиротевших первоклашек. Девушка отважно и безропотно принимает на себя непосильную ношу чужого предательства и всей жизнью своей служит этим обездоленным детям. 

«Где нет зимы» Сабитова Дина

Паше тринадцать лет, а его сестренке восемь. У них есть только мама и кукла Лялька. Но однажды мама исчезает. Перед детьми вырисовывается перспектива оказаться в в разных детдомах, потому что Лялька за родителя не считается. Впереди у детей много открытий и трудностей.

«Дети подземелья» Короленко Владимир

В небольшом польском городишке в семье уважаемого судьи случается трагедия — умирает его жена. Убитый горем супруг все больше заботы отдает дочери, похожей на покойную мать. Сын Вася ощущает себя брошенным. Однажды он знакомится с двумя маленькими бродяжками…

«Дом, в котором…» Петросян Мариам

В обычном микрорайоне, среди одинаково серых зданий стоит Дом. Он, который внутри целый мир, снаружи ничем не отличается от остальных. Но в нем замкнута целая вселенная со своими правилами и законами. Туда не вмешивается наружный мир. Там живут те, от кого отказались.

«Легкие горы» Михеева Тамара

Маленькой Динке предстоит другая жизнь. Незнакомый край, новая семья — девочке кажется, что она навсегда останется здесь чужой, пришлой. Но в этих местах прекрасна не только природа, здесь люди открыты и чисты душой. И маленькая девочка обретет здесь новую Родину.

«Маленький оборвыш» Джеймс Гринвуд

Джим бежит из дома от издевательств пьющей мачехи и нищего отца. Простой и честный малый, Джим оказывается на улице, где законы бродяжничества толкают его на путь преступлений. Этой историей автор показывает, что условия жизни оказывают изрядное влияние на личность.

«Не отпускай меня» Исигуро Кадзуо

Кэти тридцать. Она выросла в особой школе-интернате, где получила прекрасное образование. Она узнала, что такое дружба и любовь. Она помнит, что все свое детство подспудно понимала — учителя и воспитатели многое замалчивают. И теперь она знает, для чего живет…

«Ночевала тучка золотая» Приставкин Анатолий

Два брата, Саша и Коля, являются воспитанниками детского дома в Подмосковье. В 1944 году они присоединяются к группе людей, отправленных на Кавказ осваивать новые земли. Чеченский край неласково принял братьев Кузьминых. Их жизнь здесь обернется трагедией.

«Приключения Оливера Твиста» Диккенс Чарльз

Второй роман великого Диккенса, интерес к которому не ослабевает до наших дней. Приключения осиротевшего мальчишки, прошедшего испытания лондонскими трущобами, лишениями, воровством, заставляют читателей искренне сопереживать ловкому и добродушному Оливеру. 

«Когда мы были сиротами» Исигуро Кадзуо

Кристофер Бэнкс имеет репутацию интеллектуала и великолепного детектива. С юных лет он мечтает сорвать покров тайны с гибели его родителей. Предоставившуюся возможность провести это расследование он не упустит. Кристофер едет в Шанхай, чтобы окунуться в прошлое…

«Ванька» А. П. Чехов

Рассказ о сироте, которого после смерти матери, служившей горничной в господском доме, услали в столицу, где Ванька стал учеником сапожника. Измученный тяжелой жизнью и измывательствами, мальчик пишет трогательное письмо к деду с просьбой забрать его в деревню.

«Тайная жизнь пчел» Сью Монк Кид

Лили Оуэнс потеряла маму в раннем детстве. В собственном доме жизнь девочки поистине невыносима, а потому она уходит оттуда. Идет искать следы давно ушедшего прошлого, а находит приют среди пчел и мудрых друзей. Былое откроется перед Лили, но не такое, как она ожидала.

«Сиротка» Мари-Бернадетт Дюпюи

Суровая зимняя ночь. Мужчина оставляет на пороге монастырской школы младенца. Утром девочку находит монахиня. Вместе с ребенком была оставлена записка с именем — Мари-Эрмин. У подросшей малышки обнаруживается певческий талант. И ей уготован трудный путь…

«Гарри Поттер и Философский камень» Дж. К. Роулинг

Летней ночью семья Дурслей стала опекунами малыша Гарри. Он осиротел в одну ночь, когда его родители были убиты. Спустя десять лет его примут в самую волшебную школу в мире. Так начинается путь мальчика, которому суждено вершить историю магического сообщества…

«Щегол» Донна Тартт

Теодор Декер лишился матери после теракта в музее. В тот трагический день к нему попала небольшая картина, которая станет его тяжкой ношей и его спасением. Долгие годы полотно будет дарить ему болезненное удовольствие обладания, пока сам Тео методично рушит свою жизнь.

«Рыжик» Алексей Свирский

Книга была написана в самом начале века двадцатого. Царская Россия в последние годы перед войной и переворотом не могла похвастать благополучием всех своих граждан. Это история об одном из тех, кто находился в самом низу общества — маленьком сироте Саньке Рыжике.

Источник: https://infourok.ru/rekomendatelniy-spisok-knig-pro-deteysirot-i-besprizornikov-1640414.html

Тематическая подборка: 12 книг о сиротах для детей и взрослых — Журнал «Чтение детям»

Тематическая подборка

«12 книг о сиротах для детей и взрослых» 

Людмила Петрановская. Дитя двух семей. Книга для приемных родителей

Семейный психолог Людмила Петрановская обратилась к проблеме формирования сложной идентичности приемного ребенка.

Она поднимает вопросы целесообразности сохранения тайны семейного устройства, отношения к кровным родителям, приема в семью ребенка, который помнит своих родных.

В качестве примеров, иллюстрирующих выводы автора, приводятся рассказы выросших приемных детей.

Для специалистов органов опеки и служб семейного устройства, детских психологов, студентов педагогических и психологических факультетов, приемных родителей и тех, кто задумывается о том, чтобы взять ребенка в семью

Издательство Класс

Ольга Бухина. Гадкий Утенок, Гарри Поттер и другие. Путеводитель по детским книгам о сиротах

Бывают темы, как будто лежащие на поверхности, но в то же время изученные слабо. Сколько страниц мировой литературы посвящено сиротам — не счесть. Писали о детях без отцов и/или матерей древние и средневековые авторы, за ними — Чарльз Диккенс и Роальд Даль, Астрид Линдгрен и Ханс Кристиан Андерсен, Вениамин Каверин и Корней Чуковский, не остается без внимания эта тема и сегодня.

Чем вызван такой интерес к архетипу сироты? Как эволюционировал этот образ за несколько веков? Какие ценности транслируют «История Тома Джонса, найдёныша» и «Голодные игры»? На эти и другие вопросы автор находит ответы, немало говорящие о нас, читателях.

Для родителей, библиотекарей и педагогов, стремящимся подобрать наиболее подходящую литературу для детского чтения

 Издательство ИД КомпасГид

Дина Сабитова. Где нет зимы 

У Павла и Гуль были бабушка, мама и чудесный старый дом — свидетель истории их семьи. Но все меняется в одночасье: бабушка умирает, мама исчезает, а дети оказываются в детском приюте. 

В этом романе для подростков Дина Сабитова говорит о настоящих ценностях: только семья и дом в современном мире, как и сто лет назад, могут дать защиту всем людям, но в первую очередь тем, кто еще не вырос.

И чувство сиротства, одиночества может настичь не только детей, оставшихся без родителей, но любого из нас, кто лишен поддержки близких людей и родных стен.

 Книга отмечена знаком «Нравится детям Ленинградской области»-2011.

Для детей старшего школьного возраста 

Издательство Самокат

Ренсом Риггз. Дом странных детей 

Шестнадцатилетний Джейкоб с детства привык к рассказам своего деда о его юности на далеком Уэльском острове, в приюте для странных детей: о чудовищах с тройными языками, о невидимом мальчике, о летающей девочке…

Единственным побочным эффектом этих выдумок были ночные кошмары, мучившие подростка. Но однажды кошмар ворвался в его жизнь, убив деда наяву…

Для детей старшего школьного возраста 

Издательство 

Клуб семейного досуга 

Джоан Роулинг. Гарри Поттер и Философский камень

Книга, покорившая мир, эталон литературы для читателей всех возрастов, синоним успеха. Книга, сделавшая Джоан Роулинг самым читаемым писателем современности. Книга, ставшая культовой уже для нескольких поколений. 

Одиннадцатилетний мальчик-сирота Гарри Поттер живет в семье своей тетки и даже не подозревает, что он — настоящий волшебник. Но однажды прилетает сова с письмом для него, и жизнь Гарри Поттера изменяется навсегда.

Он узнает, что зачислен в Школу Чародейства и Волшебства, выясняет правду о загадочной смерти своих родителей, а в результате ему удается раскрыть секрет философского камня. 

Для детей среднего и старшего школьного возраста 

ИздательствоМахаонИллюстраторДжим Кей

Григорий Белых, Леонид Пантелеев. Республика ШКИД 

Повесть о жизни бывших беспризорников уже без малого на протяжении века — одна из самых любимых книг многих поколений.

Полная юмора, озорных приключений и в то же время драматических событий и пронзительно трогательных эпизодов, повесть по праву считается одним из шедевров советской детской литературы. 

Само название книги отражает характерное для тех лет стремление вчерашних беспризорников называть все «по-советски, сокращенно». ШКИД — это Школа-коммуна имени Достоевского, созданная в 1920 году в Петрограде для беспризорных детей.

Её директор, Виктор Николаевич Сорокин — Викниксор, учитель гимнастики Константин Александрович Медников — Косталмед, и т.д.

Обидные поначалу прозвища со временем становятся уважительными — ребята оценили и полюбили своих мудрых и добрых наставников. 

Для детей среднего и старшего школьного возраста

Читайте также:  Книги про дедовщину
ИздательствоЭНАС-КНИГАИллюстраторВячеслав Кривенко 

Элинор Портер. Поллианна

История про необыкновенную девочку Полианну волнует сердца юных читательниц вот уже сто лет!

Чем же заслужила такую любовь простая веснушчатая девчонка одиннадцати лет? А тем, что научила всех вокруг «играть в радость»! Тот, кто начал играть в эту игру, забывал о своих бедах и болезнях, грустные становились веселыми, а злые — добрыми.

В чем же секрет этой удивительной игры? Спроси у Полианны!

Для детей среднего и старшего школьного возраста

Издательство АСТ

Иллюстратор Анатолий Слепков 

Тамара Михеева. Легкие горы 

Дина только-только идёт в школу, только-только находит новую семью, только-только знакомится со взрослыми. Всё в её жизни происходит впервые — и хорошее, и плохое.

Хорошее — это друзья, игрушки, бабушкины истории, дивный хвойный лес в Лёгких горах. Плохое — это недопонимание между родителями; хуже всего — что виной тому Дина.

Повесть «Лёгкие горы» полна запоминающихся, живых героев: всякий, кто помнит детство, узнает в них собственных дедушек и бабушек, маминых приятельниц или соседских мальчишек постарше.

Все они, даже неродные и даже недружные — как одна большая семья, ведь «в маленьком городе каждый кому-то кум, брат, сват».

Для детей среднего школьного возраста

ИздательствоИД КомпасГид ИллюстраторМария Пастернак 

Чарльз Диккенс. Приключения Оливера Твиста

История мальчика, оказавшегося сиротой, вынужденного скитаться по мрачным трущобам Лондона.

Перипетии судьбы маленького героя, многочисленные встречи на его пути и счастливый конец трудных и опасных приключений – все это вызывает неподдельный интерес у множества читателей всего мира. 

Для детей среднего школьного возраста

Издательство

Эксмо

Иллюстратор

Владимир Гальдяев 

Гектор Мало. Без семьи 

Повесть о жизни и злоключениях мальчика-подкидыша Реми, после долгих скитаний наконец обретающего семью.

Бродячая жизнь многому научила ребёнка, а дружба и поддержка тех, с кем свела его судьба, помогла перенести все испытания.

Для детей среднего школьного возраста 

Издательство

Детская литература  

Иллюстратор 

Федоровская М. 

Люси Монтгомери. Аня из Зеленых Мезонинов 

Один из самых известных романов канадской писательницы Люси Мод Монтгомери.

Одинокие брат и сестра, живущие на ферме, решают усыновить мальчика из приюта в Новой Шотландии, чтобы он стал помощником по хозяйству. Но по недоразумению к ним, на остров Принца Эдуарда, попадает одиннадцатилетняя Аня, неутомимая выдумщица и неунывающая искательница приключений, которая навсегда изменит их жизнь.

Для детей младшего школьного возраста

Издательство 

Захаров

Антон Чехов. Ванька 

С творчеством великого писателя Антона Павловича Чехова мы начинаем знакомиться с самого детства. 

Герой рассказа — девятилетний сирота Ванька Жуков, отданный в ученики городскому сапожнику. Мальчик пишет письмо своему деду Константину Макарычу и с тоской вспоминает родную деревню. Ванька рассказывает, как нелегко ему приходится у сапожника, и просит деда забрать его. Но на письме нет точного адреса…

Непростая судьба мальчика никого не оставит равнодушным, а рисунки Владимира Леонидовича Гальдяева душевно и тепло иллюстрируют этот замечательный рассказ.

Для детей младшего школьного возраста 

ИздательствоНигмаИллюстратор Владимир Гальдяев 

Приятного и полезного чтения 🙂

Источник: http://readchildren.ru/blog/tematicheskaya-podborka-12-knig-o-sirotah-dlya-detey-i-vzroslyh/

Беспризорные партизаны

? А.Власов, А.Млодик «Армия Трясогузки» Рис. Н.Кочергина Детская литература, 1969 Н.Картавый «Беспризорник Кешка и его друзья» Рис.В.Романова Хабаровское книжное изд-во, 1964

Когда «Красных дьяволят» уже успели забыть, а «Неуловимые мстители» еще не взяли лихим кавалерийским наскоком всю страну, у нас была «Армия Трясогузки».

В библиотеке за ней записывались в очередь. О читательской любви красноречиво свидетельствует затертая обложка: мою книгу прочитали оба класса в полном составе — наш и параллельный.

И не по разу: интерес к приключениям беспризорников, где-то в Сибири в годы гражданской войны организовавшим маленькую «армию», поддерживался нечастым, но регулярным показом по телевидению одноименного фильма.

Повесть действительно очень удачная — захватывающая, динамичная, с живым языком и правдоподобными персонажами. В отличие от героев «Красных дьяволят», мальчишки из книги Власова и Млодика совершают поступки хоть и неординарные, но все же вполне посильные для подростков.

Вторая часть, в которой один из ребят, нашедший своего отца, отправляется с ним в Читу, чтобы выполнить сложное задание в тылу колчаковской армии, менее убедительна, но читается почти с таким же интересом.

Повесть Николая Картавого «Беспризорник Кешка и его друзья» по сюжету очень напоминает «Армию Трясогузки», но появилась она раньше, в 1958 году. Здесь тоже Сибирь, точнее — Дальний Восток, Уссурийск времен иностранной интервенции. Город заполняют колчаковцы и американские, японские, чехословацкие солдаты.

Осиротевший Кешка прибивается к беспризорникам-неудачникам Ворону и Корешку. Позднее к ним присоединяется Кешкин дружок Ленька. Им не посчатливилось найти продуктовый склад, как компании Трясогузки, и мальчишки пробавляются, подбирая отбросы, прося подаяние, воруя.

Ребята мечтают присоединиться к партизанам и даже сами пытаются вести «подрывные действия»: распространяют случайно найденную пачку прокламаций. Но их неумелая вылазка только привлекает к себе внимание белой контрразведки. Лишь вступление в город партизанского отряда спасает Кешку от смерти.

По своим художественным достоинствам повесть Николая Картавого заметно уступает «Армии Трясогузки», но читается легко и с интересом. Особенно же удачны страницы, описывающие старый Никольск-Уссурийский, еще наполовину деревянный, со своеобразным малоросско-китайским колоритом.

Словно перебираешь старые открытки: Никольская, Хабаровская, Унтерберговская, Корсаковская, кафедральный собор,Суйфун, крепость, базары Сенной, Маленький, Китайский, Корейский. Есть даже описание опиумного притона в китайском квартале, впрочем, очень сдержанное.

   

Как свидетельствует небольшое послесловие, повесть во многом автобиографическая.

Автор книги, писатель Николай Павлович Картавый, прожил не менее удивительную и трудную жизнь, чем его герой. Он родился в Никольске-Уссурийском в 1910 году в бедной семье полтавского казака Павла Федоровича Картавого. Семья состояла из восьми человек, жили впроголодь.

Так же, как и герой его книги Кешка, Николай продавал газеты, пас скот на заимке у местного богача, торговал папиросами. В 1927 году Николай Картавый поступил на Океанский кожевенный завод учеником отдельщика. В том же году его приняли в комсомол, через год назначили секретарем комсомольской организации.

Одновременно он был начальником арсенала ЧОН (части особого назначения) и учился в вечерней школе. В 1932 году после успешного окончания краевой совпартшколы служил в Красной армии – был шифровальщиком в штабе В.К. Блюхера в Хабаровске.

После демобилизации заочно закончил Хабаровский пединститут, параллельно с учебой работал секретарем Хабаровской дирекции радиосвязи и вещания. После выхода на пенсию в 1971 году Николай Картавый написал еще одну книгу под названием «Уссурийцы», о жизни уссурийских казаков в период гражданской войны на Дальнем Востоке. При жизни писателя она не была издана – Николай Павлович Картавый скончался в 1981 году в Хабаровске.

Повесть о Кешке издавалась несколько раз, в том числе в центральных издательствах (под измененным названием «Кешка-партизан»). Известности «Армии Трясогузки» книга Н.Картавого не снискала, но у дальневосточных читателей пользовалась популярностью и даже была включена в программу внеклассного чтения.

Источник: https://kid-book-museum.livejournal.com/350469.html

Книга Беспризорники читать онлайн бесплатно, автор Николай Немытов на Fictionbook

Скачать полностью

– Максимка! Иди до… Максим, зараза! Башку сломаешь – домой не приходи!

На фоне окна второго этажа виднелся силуэт мамы Максима с поднятым в гневе кулаком. Танька фыркнула в ладошку. Илюшка оторвался от экрана-«газетки», прищурился, глядя на окно. Максим, висевший на турнике вверх ногами, раскачался и соскочил на землю.

– Хорошо, мам! – откликнулся он.

– Быстро домой!

– Ма! Мы Дмитрия Валентиныча ждем!

Женский силуэт в окне на мгновение замер, быстро поправил прическу, огладил талию, расправляя складки на платье.

– Дмитрия… Гм!.. Валентиновича? – повторила мама.

– Ага, – кивнул Максим. – У нас это… Ночные занятия по астрономии!

Танька уже тихонечко хихикала, закрывая рот ладошкой. Мамы двора дома 27 по улице Восьмого Марта очень уважали умного, вежливого, а главное – холостого учителя из пятнадцатой квартиры.

– Ну, раз так, – Максимкина мама высунулась из окна, оглядела скрытый сумерками двор (неловко получилось: вдруг молодой преподаватель стоял в тени тополей и слышал ее крик?), – раз так, то, конечно, занимайтесь. Но после – сразу домой! А завтра я спрошу Дмитрия Валентиновича: какие такие занятия по ночам? Понял?

– Да понял, понял, – пробормотал сын в ответ.

– Пять баллов, Сим, – Илюшка растопырил пальцы. – Врешь и не краснеешь.

– Да ладно, – отмахнулся Максим. – По-твоему, ей все в подробностях рассказать? Потом узнает сама.

– Скорее, увидит, – уточнил Илюшка.

– Ах, мам! У нас ночные занятия, – передразнила Танька, прогуливаясь по перекладине брусьев, словно в цирке по канату, – по астрономии, – кокетливо поправила волосы похожим жестом. – Ах, Дмитрий Валентнович? О, Дмитрий Валентинович!

– Артистка, – пробормотал Максим.

– Враль, – парировала Танька. – Тебе же от отца влетит, Сим.

– Как говорит наш общий друг и мудрец Ил, – врунишка указал на Илью, – это весьма проблематично.

«Мудрец» вздохнул, нажал на кнопку «непроливайки» – ученической ручки-компа, – вновь разворачивая из ее корпуса гибкий тонкий экран-«газетку».

– А разве мама не знает, что ты врешь? – спросил третий мальчик.

Он тихо сидел на скамейке, с удивлением наблюдая за происходящим. Эдик – так его звали – приехал из-за границы в гости к Таньке, мама которой приходилась двоюродной сестрой его отцу.

Максим взглянул на Эдика, как на говорящий камень.

– А разве я соврал? – враль пожал плечами. – Сейчас придет Валентиныч, проведет занятия. Ночные.

Эдик нахмурился – ответ скрывал какой-то подвох.

– Звучит правдоподобно, – пробормотал он, проглотив сомнения.

– Не заморачивайся. – Танька спрыгнула с брусьев. – Скоро все увидишь сам.

– Что увижу? – насторожился Эдик.

– Секрет, – девчонка приложила палец к губам. – Ты умеешь хранить секреты? – Она смотрела на гостя с загадочной улыбкой.

– Н-наверное…

Илюшка произнес беззвучную фразу в «газетку», экран булькнул в ответ, отправляя сообщение. У Таньки в кармашке брюк отозвалась «непроливайка»:

– Ниче себе, – Максим усмехнулся. – И на кого это у нас такой рингтон?

– Не твое дело, – прошипела Танька, доставая ручку-комп с мигающим зеленым огоньком входящего сообщения. Девочка развернула «газетку».

«Ты уверена в нем?» – писал Илья.

«Родители ушли в театр. Закрытие сезона. Куда его девать?» – набрала Танька пальцами по клавишам. Прозвучал колокольчик отправления.

– Ох, ох, – скривился Максим. – Меня бы постеснялись. Жених и невеста – голова, как тесто.

– Прекрати паясничать, – возмутился Илюшка. – Три месяца готовились, и что?

– Что? – Кривляка нахмурился.

– Скажем Валентинычу, что?

Илья вздохнул, потер пальцами переносицу. Эдик с самого знакомства вел себя странно. Например, не стал здороваться с ребятами за руку и спрятал ладони за спину. Может, в их стране так не принято?

Максим не упустил момент поиздеваться над чужаком. Плюнул в ладонь, протянул иностранцу:

– Замажемся на дружбу? – со своей привычной усмешкой предложил он. – Зови меня просто: Сим. Идет?

На что гость отступил, брезгливо морща нос.

– Прекрати! – вступилась за троюродного брата Танька. – Убери эту гадость!

– Ладно, – Сим остался доволен. Тряхнул пальцами, вытер о штаны.

Вот и получалось: с одной стороны, неприятно пожимать обслюнявленную ладонь; с другой – так все мальчишки в городе заводили друзей, и неписаный закон не вчера придуман.

– Не обращай внимания, – сказала Танька гостю. – Сим у нас немного с придурью.

– Сама дура, – беззлобно откликнулся Максим.

– А разве его не надо лечить? Разве за ним не должен присматривать врач? – пролепетал Эдик.

В общем, с общением не получалось. Не вовремя появился странный гость, очень не вовремя.

«Возможно, тебе придется остаться с ним», – скрипя душой «нашептал» в экран Илюшка.

– Еще чего! – вслух выпалила Танька, делая обиженный вид.

– Не понял, – растерялся Максим.

– Тебя не касается! – отмахнулась девчонка.

Из подъезда вышел высокий рыжий мужчина с большим тубусом за плечами и инструментальной сумкой в руках.

– Привет пилотам! – крикнул он друзьям.

Максим сорвался с места:

– Добрый вечер, Дмитрий Валентинович! Ого! Вы сбрили бороду?

Учитель приосанился, улыбнулся:

– В честь такого события… Пришлось.

Говорил Валентинович неспешно, немного растягивая слова, и отвечал после некоторой паузы, словно взвешивая каждое слово.

– В нашем отряде пополнение? – спросил он, заметив Эдика.

– Танькин троюродный брат с мамкой приехал, – пояснил Сим, многозначительно ткнул пальцем в небо: – Из-за границы.

При знакомстве учитель не подал Эдику руки, словно знал заранее – жест напугает гостя. Возникла неловкая пауза, в которую тут же вклинилась Танька.

– Вот решила показать брату, чем мы занимаемся, – затараторила она. – Обменяться опытом.

– Что ж. Хорошо, конечно, – кивнул Валентиныч. – Тогда не будем терять время, – он передал инструментальную сумку Симу. – Выдвигаемся к «железяке». Мы должны успеть до часа ночи вернуться. Потом трассовики уйдут в парк, и придется топать пешком, что нежелательно. Ясно?

– Подумаешь, – Максим забросил сумку на плечо. – До Перовских скал не так уж далеко.

– Среди нас есть девушка, – напомнил учитель (Танька смущенно потупилась), – и неподготовленный человек, иностранный гость. Думаю, как радушные хозяева, мы должны позаботиться об Эдуарде.

– Ага, – Сим отвернулся, чтобы учитель не видел его усмешку.

– Извините, – подал голос иностранный гость. – Вы собираетесь выйти со двора?

Источник: https://fictionbook.ru/author/nikolayi_nemyitov/besprizorniki/read_online.html

Книга: Беспризорник

Святослав Логинов

Беспризорник

— Ваши документы?

Ко всему был готов Лиходеев, но только не к этому. Откуда эта фигура в синей форме, с жезлом и погонами появилась здесь, в кабине первого звездолета, отправленного в пробный рейс, к ядру Галактики?

Читайте также:  Книги про аляску

— Документы, — настойчиво повторил милиционер и добавил: — Надеюсь, мне не придется перечислять все правила, которые вы нарушили за последние пять минут.

— Какие документы? — пролепетал Лиходеев.

— Значит, нет документов, — с некоторым даже удовлетворением констатировал милиционер.

К этому времени тренированная психика пилота справилась с первым шоком и Лиходеев начал действовать. Он резко шагнул вперед. Рука его не встретила преграды, изображение милиционера качнулось и лопнуло, как мыльный пузырь, проткнутый пальцем. Так и должно быть; но того, что последовало, быть не должно: милиционер появился в другом углу рубки. И, появившись, сказал скучным голосом:

— Попытка препятствовать инспектору при исполнении служебных обязанностей отягчает вашу вину.

Лиходеев решил не обращать внимания на плод взбунтовавшейся фантазии и вернулся к своим делам. Но тут оказалось, что звездолет не слушается управления. Мыльный пузырь сочувственно наблюдал за манипуляциями Лиходеева.

— Что меня всегда удивляло в наиболее злостных нарушителях, — сказал призрак, — это какое-то детское упорство. Не пытайтесь скрыться, двигатель блокирован.

Сомневаться в реальности призрака больше не приходилось. Лиходеев напряг мозг — и нашел верный ответ.

— Эй, — окликнул он инспектора, — вы же на самом деле где-то в другом месте, а здесь только ваше изображение, приспособленное к моей психике. Так?

— Ну… — заколебался призрак.

— Я понял! — возликовал Лиходеев. — Вы представитель высокоразвитой цивилизации, а я, наверное, влез в середину какой-нибудь галактической трассы…

— Межгалактической, — поправил представитель.

— Тем более, — подхватил Лиходеев. — Вы меня приняли за нарушителя, а на самом деле все не так. Мы, человечество, только начинаем выходить в дальний космос. Собственно говоря, это первый сверхсветовой полет.

— А где инструктор?

— Кто? — изумился Лиходеев.

— Тот, кто обучает вас вождению. С дублирующим управлением. Тормоз, сцепление, локатор и все такое.

— Я же сказал, — мягко ответил Лиходеев, решив защищаться до последнего, — что это первый испытательный полет, который…

— Сколько вам лет? — перебил его инспектор.

— Мне? Тридцать два.

— Да не вам, а вашей планете. Галактических лет.

— Не знаю, — растерялся Лиходеев. — Смотря откуда считать. Года два-три. Не знаю.

— Что? — возопил милиционер. — Цивилизациям, которые не достигли четырнадцати галактических лет, вообще запрещается выход на трассу без сопровождения взрослых! Даже на велосипеде. Нет, я этого так не оставлю. Кто у вашей цивилизации родители?

— У нас нет никаких родителей, — запротестовал Лиходеев.

— Мальчик, не надо отпираться, — укоризненно сказал милиционер. — Врать — это очень нехорошо. Сейчас мы поедем к тебе домой и я поговорю с твоей мамой. Твою машину я возьму на буксир, ты не бойся.

Звезды на экране дрогнули и начали смещаться. Через полчаса они приняли знакомые очертания — звездолет вошел в Солнечную систему.

— Боже мой! — причитал галактический инспектор.

— Кто бы мог подумать? В наше время, посреди густонаселенной галактики — и вдруг беспризорник! Бедный малыш, — обратился он к Лиходееву, — я представляю, как трудно тебе было без папы, без мамы.

Но ты не волнуйся, мы тебе поможем. Скоро сюда приедут лучшие специалисты по воспитанию. Они очень умные. А я подарю тебе от автоинспекции симпатичный манежик.

Звездолет достиг Земли. Лиходеев, еще недавно пытавшийся победоносно доказать свое право на межгалактические перелеты, увидел, как планета задрожала, неестественно вытянулась и распласталась огромным плоским блином. Над земным кругом воздвиглись хрустальные сферы, а из-за края преображенной Земли выметнулся устрашающий хвост китообразного и с шумом ударил по заплескавшейся вокруг воде.

— Кажется, неплохо вышло, — удовлетворенно сказал инспектор. — Иди, малыш, играй. Хотя погоди, ты же, наверное, голодный…

Земля еще раз преобразилась. Ее прочертили молочные реки, текущие среди зыбких кисельных берегов. На уединенных островах воздвиглись печеные быки, обильно приправленные толченым чесноком, в полях, под открытым небом, выросли русские печи, готовые испечь пирог всякому, кто не поленится подбросить дров.

— Теперь совсем хорошо, — сказал инспектор онемевшему от изумления Лиходееву. — Ты, детка, поиграй пока один, дядя скоро вернется, — добавил он и исчез.

Звездолет приземлился на центральном космодроме. Никто, впрочем, не обернулся в его сторону. Все локаторы были развернуты к лесу, туда, где на поляне у ручья, среди мотыльков и стрекоз, тихо кружился хоровод русалок.

Источник: http://www.e-reading.club/bookreader.php/34697/Loginov_-_Besprizornik.html

10 лучших книг про психически больных

Книги про психов – легкий способ пощекотать нервишки и заглянуть за завесу непонятного. Причудливые, страшные и даже мистические истории – в нашей новой подборке. 

Лена (Ligea)

Деннис Лихэйн: Остров проклятых

Тревожный, мрачный и захватывающий детектив, где не только герои с нарушениями психики, но и само действие происходит на отрезанном от мира острове, центром которого является самая настоящая псих.больница. Только держат там не мирных шизофреников, а опасных преступников.

Два федеральных пристава отправляются на этот остров, чтобы найти беглянку, сумасшедшую женщину, убившую своих детей.

Эти представители закона на первый взгляд нормальные парни: весельчак Чак, не очень талантливый, но зато легко находящий общий язык с людьми и Тедди, серьезный, вдумчивый, испытывающий посттравматический синдром после войны и гибели жены.

Странные вещи творятся на этом острове, чем дальше приставы продвигаются в расследовании, тем больше находят загадок и несостыковок. На острове проводятся ужасные эксперименты? Люди, там работающие не те, за кого себя выдают? А был ли побег? Или может быть с самими приставами что-то не то?

Чем дальше, тем запутаннее становится ситуация, уже совсем непонятно, кто тут жертва, кто преступник, а кто больной. Сюжет до самого конца держит в напряжении, а развязка для меня лично оказалась шоком.

Франк Тилье: Сновидение

Новый закрученный детективный триллер от французского мастера головоломок Франка Тилье. Группа полицейских безуспешно уже не первую неделю бьется над сложным расследованием: маньяк похищает детей прямо прямо из-под носа у родителей и действует очень обдуманно, никаких следов и зацепок.

Мотивы и причины тоже крайне туманны. Расследованию помогает психиатр Абигэль Дюрнан, и эта история по большей части о ней. Обычно психи не понимают того, что они больны, просто следуют своей извращенной логике, легко находя объяснения ужасным действиям.

С Абигель все наоборот, она отчаянно хочет быть просто нормальным человеком с ясным мышлением.

К сожалению, неизлечимая болезнь, которая мучает ее с детства, нарколепсия, обострилась после страшной аварии.

Полгода, начиная с момента, когда машина, в которой она была, врезалась в дерево, превратились в бесконечный кошмар, в котором разум Абигэль играет с ней в игры, путая реальность и сновидения, факты и фантазии.

Чтобы иметь хоть какие-то якоря в настоящем, женщина причиняет себе постоянную боль: сначала уколы иглами, затем ожоги и татуировки. Осложняется все тем, что маньяк-психопат, крадущий чужих детей, как-то связан с Абигэль и время от времени посылает ей «намеки».

Рю Мураками: Мисо-суп

Про Рю Мураками обычно говорят вполголоса и немного смущаясь «тот, другой Мураками, у которого жесть в книгах».

В его романах много того, что мы предпочли бы не замечать: преступлений, насилия, всех самых грязных и темных секретиков современной Японии. Приличные девочки такое не читают.

Но если поскрести этот липкий слой, то под ним обнаружатся серьезные и почти философские размышления о современниках, стране, причинах глубинных конфликтов.

Мисо-суп – это тоже не то, чем кажется на первый взгляд.

Локальная и камерная история, которая начинается незатейливо: молодой японец Кенжи, нелегально подрабатывающий гидом по злачным районам Токио, встречается с очередным клиентом, американцем Фрэнком, и сразу же начинает подозревать, что что-то идет не так.

Весь роман – это 3 дня, которые Фрэнк и Кенжи провели вместе. 3 дня и 2 героя (ну вообще 2.5, эпизодически появляется девушка Кенжи), при таких скромных ингредиентах Мураками выстроил отличный, по-настоящему страшный психологический лабиринт.

Тут и образцовый псих, со сложным внутренним миром и запутанной логикой, и резкие повороты сюжета, и шокирующие детали, но при всем это еще и глубокие размышления о таких разных цивилизациях. Осторожно, в книге есть элементы насилия и жестокости.

Сюзанна Кэхалан: Разум в огне, 2 месяца моего безумия

Симпатичная здоровая девушка, живущая в Нью-Йорке, работающая репортером в престижном издании вдруг начинает потихоньку сходить с ума. Ее атакуют галлюцинации, мучают резкие перепады настроения, появляется мания преследования, все то, что у нас емко называется «слететь с катушек».

Обеспокоенные ее странным поведением близкие люди практически силой сдают девушку в психбольницу, но даже лучшие доктора не могут понять в чем же дело.

Звучит, как неплохое начало психологического триллера, да? Только вот это не художественный вымысел, книга автобиографическая, автор Сюзанна Кэхалан и есть та самая обезумевшая девушка.

Два месяца жизни, когда врачи и семья боролись за то, чтобы сохранить ей жизнь, совершенно выпали из ее памяти. По записям видеокамер, дневникам, которые вели ее родные, по медицинским записям врачей позже она попытается восстановить день за днем все события того периода.

История эта довольна тяжелая, но не зря Сюзанна работала и продолжает работать журналистом, история затягивает с первых же страниц и скорее познавательная, чем грустная.

Кстати, благодаря этой книге теперь начали диагностировать и лечить это сложно произносимое аутоиммунное заболевание и многие молодые женщины (а почему-то заболевают именно они) теперь имеют шанс выздороветь.

Иэн Бэнкс: Осиная фабрика

Из всех книг моего списка – эта, пожалуй, эталонная в категории «про психов», и я бы ее отнесла в категорию Must read.

Если вы все-таки решитесь ее прочитать, то знайте заранее, что любопытство будут в вас бороться с отвращением, вы будете много раз ее закрывать ее и откладывать, некоторые страницы вам захочется вырвать и уничтожить, но вы дочитаете до конца и с большой вероятностью через несколько лет захотите пройти этот сложный путь заново.

Это роман о сложном подростке, которого зовут Фрэнк, и повествование ведется от первого лица, чтобы читатель в полной мере могу погрузиться в этот причудливый мир, построенный по сложным логическим законам главного героя. У Фрэнка есть брат, который только что сбежал из психушки, и отец, тоже слегка с причудами.

Живет эта не совсем нормальная семейка на острове, ставшим для Фрэнка чем-то вроде отдельной, оторванной от мира экосистемы. У него тут свои правила, свои законы и почти религиозные ритуалы.

Охраняют территорию жертвенные столбы, в «дар» им приносятся животные, обитающие на острове, иногда и люди, а всем этим безумием управляет «Осиная фабрика» — огромный циферблат на чердаке.

Всю книгу Фрэнк описывает свои ритуалы, убийства и жертвоприношения, местами читать очень тяжело и жутко, но с каждой строчкой понимаешь, что автор, Иэн Бэнкс, — чертов гений. Из извращенного жестокого мира Фрэнка просто невозможно вырваться, и в какой-то момент с ужасом понимаешь, что начинаешь испытывать к нему сочувствие и даже симпатию.

Марк Хэддон: Загадочное ночное убийство собаки

Эта книга у меня есть в бумажном виде, и я ее никому не отдам, хотя обычно легко расстаюсь с печатными изданиями. Но эта история такая живая, трогательная и настоящая, что мне хочется иметь возможность время от времени ее перечитывать, или просто подержать саму книгу в руках.

Нельзя сказать, что сюжет какой-то веселый или оптимистичный: начинается все с убийства собаки с кличкой Веллингтон, а расследованием этого преступления занимается Кристофер Бун, 15-летний подросток, у которого аутизм и еще какие-то отклонения, возможно синдром Аспергера.

Кристофер не умеет врать, не любит прикосновения, зато обожает простые числа и красные пожарные машины, чем больше он их увидит, тем лучше пройдет день.

Обычно книги про больных детей слишком тяжелые и слезовыжимательные, но здесь другой случай, нам предоставлена возможность посмотреть на мир глазами главного героя.

И этот мир не лучше и не хуже, он просто другой, в нем страшно уходить дальше своей улицы, но легко решать сложные математические задачки, здесь плохо распознаются эмоции, зато целый склад энциклопедических данных.

Взрослые, окружающие Кристофера, часто ведут себя менее логично, чем он и кто тут нормальный, а кто нет – еще большой вопрос. Я редко советую читать одну книгу всем-всем, но тут как раз такой случай, мне кажется, никто не останется равнодушным.

Себастьян Жапризо: Ловушка для золушки

Давно уже изданный детектив и сейчас не теряет актуальности. А все потому, что центральная тема: вся гамма женских чувств, зависть, обиды, злость, ревность, — ни капли не изменилась.  Жили-были 2 девушки, одна (Мишель), красивая, взбалмошная богатая наследница семейного бизнеса и вторая (Доменика), спокойная, рассудительная, сотрудница банка.

В детстве они дружили, потом на много лет друг друга потеряли, и однажды уже повзрослевшие встретились. А потом был страшный пожар. Девушка, очнувшаяся в больнице, ничего не помнит, хуже, что и ее никто не узнает из-за сильных ожогов.

Читайте также:  Книги про потрошителя

Кто она: Ми или До, жертва или преступница? Окружающие ее люди мало чем помогают и ведут какую-то свою игру, и чем больше героиня узнает прошлое каждой из девушек, тем меньше ей хочется быть одной из них.

Этот небольшой захватывающий детектив читается за одни вечер (или ночь), я вам обещаю, что вы не сможете заснуть, пока не перевернете последнюю страницу и не узнаете развязку.

Ника (Nostalgia)

Кен Кизи: Пролетая над гнездом кукушки

Эта книга о психбольнице и о том, что получается, когда туда попадает человек, которому не требуется лечение. Макмерфи (в кино его играет Джек Николсон) преступник, а не больной, поэтому он быстро начинает скучать и выдумывает все новые способы развлечься.

Как правило, все эти выходки противоречат укладу лечебницы и Макмерфи постоянно огребает от персонала. Такие невинные шалости как поиграть в отделении в баскетбол, провести ночью двух проституток или подраться с санитарами прекрасно характеризуют главного героя.

К сожалению, основная масса пациентов лечебницы – действительно больные люди, и на них происходящее влияет крайне негативно. Драматические ситуации начинают случаться все чаще, несмотря на то, что Макмерфи любит своих «психов» и старается сделать их скучную жизнь веселее.

Финал истории крайне печален и не оставляет никакой надежды на лучшее. Наверное, эта книга о том, что жизнь больного человека крайне хрупкая, и чтобы ее сохранить, ее нужно оберегать.

Проблема в том, что никто не хочет оберегать тех, кто перестал быть полноценными членами общества, и остался наедине со своей бедой.

Дэниел Киз: Цветы для Элджерона

Элджерон – мышь, над которой ставят эксперимент по повышению интеллекта. Ученые вдруг понимают, что интеллект можно разогнать подобно метаболизму до некой наивысшей точки. Конечно же, экспериментом на мыши дело не ограничивается и новую технологию применяют и на умственно отсталом человеке. Трогательная история с хорошей дозой жесткости и чудес. Такая, знаете, легкая научная фантастика.

Вообще, несмотря на то, что Дэниел Киз – писатель, он почти всю жизнь так или иначе работал с психически больными людьми или людьми с отклонениями, например, преподавал английский для детей с ограниченными способностями.

Все образы в его книгах имеют свои прототипы, какие-то реальны полностью, какие-то частично выдуманные. Сам Киз мечтал быть писателем, но родители посчитали, что ему надо быть врачом и он посвятил психологии несколько лет жизни.

Возможно, именно поэтому он пишет довольно четко, где-то даже научно, не расплываясь в метафорах и прочих стилистических приемах. Его очень приятно и легко читать.

По этой книге сняли фильм «Чарли» в 1968 году, он получил много наград, в т. ч. «Оскар» за лучшую мужскую роль. После него была еще куча экранизаций, но ни одна из них меня не заинтересовала (начинала смотреть и выключала). На эту тему я бы посоветовала посмотреть старенький фильм с Робертом Де Ниро, который не является экранизацией «цветов», но очень похож по посылу.

Дэниел Киз: Таинственная история Билли Миллигана

В 2017 году эта книга стала моей любимой художественной. И хотя стиль Киза довольно-таки научный, а произведение объемное, все равно читается на одном дыхании. Билли Миллиган – реальный человек с диагнозом множественной личности.

Это значит, что единовременно в сознании Билли может быть только какая-то одна личность, а другие «спят». При этом личность, которая в сознании, может совершить какой-то поступок, о котором никак не могут узнать другие личности.

Так они постоянно преподносят друг другу сюрпризы и изо всех сил стараются стать одним целым.

Некоторые личности раскрыты больше других, например, мы очень много знаем о Рейджене, Артуре, Томми и почти ничего, скажем, о Кристофере и Шоне. Интересно, что у разных личностей разные акценты и они из разных стран. Моей любимой личностью был югослав Рейджен ­– коммунист, который пьет водку, занимается спортом, отлично дерется, и обожает детей.

Книга понравится тем, кто любит научную фантастику, психологию и «основанное на реальных событиях». Сразу скажу, что фильм «Сплит», снятый на основе этой истории, не имеет ничего общего с Билли Миллиганом, это 2 разные истории.

Друзья, посоветуйте нам еще книг про психов, как видите, нам они очень нравятся. А у вас есть любимые книги в этом жанре?

Источник: https://www.be-bloggers.com/leisure/books/932-10-luchshikh-knig-pro-psikhicheski-bolnykh.html

Читать Беспризорный князь

Анатолий Дроздов

Беспризорный князь

Пролог

– Попался!

Левую руку будто тисками сжали – онемела. Кошу взгляд. Светло-синюю рубашку распирает солидный живот, под ним, удерживаемые черным ремешком, форменные брюки. Полицейский. И в самом деле попался…

– Пошли!

Бугай в полицейской форме тащит меня по перрону. Встречные пассажиры скользят равнодушными взглядами. Беспризорника отловили – эка невидаль! Одним попрошайкой на вокзале меньше. Сейчас отведут в дежурку…

Я знаю, где на вокзале комната полиции, но бугай почему-то ведет меня мимо. Мы выходим на привокзальную площадь, сворачиваем в проулок, ныряем в подворотню… Зачем? Здесь нет полиции! Пытаюсь это сказать, но мокрая, потная ладонь зажимает мне рот. В нос шибает запах розового масла. Полицейский пользуется духами?

Меня уже не тащат, несут. Я словно плыву через грязный, замусоренный двор, усыпанный обертками и пустыми пластиковыми бутылками. Я не знаю этого места, я здесь никогда не бывал. Меня заталкивают в глухую, узкую щель между двумя домами. Кирпичи, из которых сложены стены домов, серые от въевшейся многолетней пыли.

Потная ладонь исчезает, в глаза мне прыгает солнечный зайчик. Его испускает лезвие ножа. Оно отполировано до зеркального блеска, широкое и хищно скошенное. Я отчетливо вижу заточенную до бритвенной остроты кромку. Нож движется к моей шее. Это не полицейский! Маньяк! Он перережет мне горло, а затем разделает, как свинью. Маньяки всегда так делают.

Они специально выслеживают беспризорников, потому что знают: тех не будут искать…

Пытаюсь кричать, но горло будто морозом схватило. Отчаянно вырываю руку. Она, к счастью, поддается. Я свободен! Бежать! Скорей!

– Ангальязэ мэ! [1]

Счас! Нашел дурака!

– Ангальязэ мэ! Паракало! [2] – канючат над ухом.

Вздрагиваю всем телом и просыпаюсь. Оторопело гляжу по сторонам. Это не Москва. Исчез грязный, пыльный дворик, а с ним – и маньяк с ножом. В узкие окошки ложницы льется зыбкий свет, отрисовывая стены и лавки.

Сегодня полнолуние. Я в ложе, рука онемела, а рядом сонно лепечет жена. Все понятно. Во сне я разбрасываю руки, она подкатилась и пристроилась на левой. Жена это любит.

Рука занемела, мне привиделось, что за нее схватили.

Поворачиваюсь на бок и обнимаю жену. Она обрадованно жмется ближе.

– Досэ му фили! [3]

Чмокаю ее в щечку. В ответ мне сонно тычутся в висок и затихают.

– Калинихта! Сагапо! [4] – шепчу ей в ушко.

Спустя минуту жена мерно дышит. Ложусь на спину и закладываю руки за голову. Левую пронзают тонкие иголочки – отходит. Странный сон. С чего бы? Прошлое я вспоминаю все реже. России двадцать первого века больше нет. За окном – век двенадцатый.

Прежнего побирушку и Великого князя Киевского, владетеля земель и народов, разделяет пространство в восемь веков – не преодолеть. И не больно хочется, честно говоря. Никто не ждет меня в современной Москве.

Здесь у меня семья, друзья, дети… Женщину, которая дышит рядом, зовут Ксения, она дочь басилевса Византии Мануила Комнина. Не слышали о таком? В своем времени я тоже не слышал…

Она забавная, моя Ксюша. Днем старательно говорит по-русски, а вот ночью – во сне или во время ласк – только по-гречески. Забывается. И девочек наших рожая, кричала по-своему. Хорошо, повитуха греческий знает, Алексий научил.

Непонятный сон… Вещий? Кто-то вздумал зарезать князя? Так из желающих очередь стоит… Утро вечера мудренее, разберемся. Вновь поворачиваюсь на бок. Ксюша ощутила и завозилась, пытаясь устроиться на плече. Нет уж! Рука только отошла.

– Пефэно я сено! [5]

Подлиза! Ведь не отстанет! Сую руку ей под шею. Она устраивается и затихает. Опять отлежит. А куда денешься? Захотел быть зятем императора, терпи!

Глаза смыкаются, темнота…

1

Повозки тащились по броду. Колеса утопали в речном иле, измученные кони, подгоняемые ударами кнутов, упирались ногами в топкое дно, но двигались еле-еле.

Люди, бредушие по колено в воде, налегали на повозки плечами, пытаясь помочь лошадям, но без толку. Они, как и кони, обессилели. От долгой дороги, бессонной ночи, понуканий стражей.

А те не унимались: брызгая мутной водой из-под копыт коней, скакали обочь, крутя над головой плетками.

– Шибче! Шибче рушай, пся крев!

Удары плетей обжигали бока лошадей. Те вздрагивали, но не прибавляли шаг – усталость была сильнее боли. Перепадало и смердам, недостаточно старательным, по мнению стражей. Те только ниже опускали головы, не решаясь поднять на обидчиков взгляды. За ненависть, горевшую во взорах, могли не только плетью – мечом вытянуть.

Худо-бедно, но колонна двигалась. Выбираясь на противоположный берег, люди отводили повозки в стороны и обессиленно падали на траву. Лошади замирали на подрагивающих ногах и свешивали головы. Голодная малышня, ехавшая в повозках среди узлов с пожитками (дети постарше брели рядом со взрослыми), тихонько хныкала, но громко плакать боялась: измученные родители были щедры на затрещины.

Даже стража угомонилась. Выгнав последнюю повозку на берег, воины сползли с седел и повалились на траву, подобно смердам. Только предводитель остался в седле. Это был молодой рыцарь, скорее даже юноша, статный и широкоплечий. Пушок, пробивавшийся на верхней губе, делал его лицо по-детски милым. Однако любой, кто заглянул бы в холодные серые глаза юноши, сразу переменил бы мнение.

Окинув взором табор, Збыслав, так звали юношу слуги, или попросту Збышко, соскользнул наземь, снял стальной шлем и поклонился потемневшему от непогоды кресту, возвышавшемуся неподалеку от брода.

– Нех бендзе пахвалены пан Езус! И ты, Матка Боская…

Продолжить молитву Збышко не успел. Крылатая тень, следом и другая скользнули по земле, на мгновение закрыв табору солнце. Испуганно заржал жеребец Збышко, его поддержали кони стражей. Збышко поднял взор, и лицо его скривилось.

– Курва!

Два огромных крылатых змея, пролетев над путниками, развернулись над дальним берегом и приземлились у одинокого дуба, росшего посреди склона. Сложив крылья, змеи присели. На спинах их показались воины в кольчугах и шлемах. В больших корзинах, прицепленных к бокам змеев, виднелись головы других. Как только змеи коснулись земли, воины выскочили.

Их оказалось восемь. Из тех, кто сидел верхом, двое тоже спрыгнули. Образовавшийся десяток вытащил из корзин щиты и копья и построился в линию, преграждая дорогу. Один из воинов вышел вперед. Он был высок, широкоплеч, голубые глаза его выделялись на загорелом лице.

Золотая икона Божьей Матери украшала граненый шлем воина, отполированные зерцала доспеха блестели в лучах солнца.

– Я князь Иван! – крикнул воин, сложив руки рупором. – Повелеваю бросить зброю и встать на колени! Кто не подчинится – смерть!

– Холера!

Збышко вскочил в седло и закрутил над головой выхваченным из ножен мечом.

– До мне!

Стражники, опасливо поглядывая на змеев, нехотя забрались в седла и сгрудились за спиной предводителя. Тот бросил меч в ножны и отстегнул от седла копье.

– Напшуг!

Отряд всадников, ощетинившись копьями, устремился вверх по склону. Уставшие кони скакали медленно. Возможно, дело было не в этом. Спутники Збышко, со страхом глядя на змеев, поневоле придерживали животных, отставая от предводителя. Тот, увлеченный атакой, не заметил этого. Метя наконечником копья в лицо князю, он мчался по склону.

– Олята! – крикнул Иван воину, сидевшему на ближнем змее. – Подпусти ближе! Не то бегать потом за ним…

Воины князя засмеялись. Тем временем конь Збышко, подгоняемый всадником, подскакал совсем близко. Переменив решение в последний миг, лях не стал бить с седла и занес руку для броска. Змей заревел: трубно и злобно. У людей на берегу заледенило в жилах. Кони и вовсе обезумели.

Встав на дыбы, они рвались из постромок, вставая на дыбы, сбрасывали всадников и, освободившись от ноши, летели прочь, не разбирая дороги. Збышко тоже не усидел. Выронив копье, он скатился на землю. Копье потерялось в траве, Збышко не стал его искать. Выхватил меч.

После чего побежал к князю, выкрикивая боевой клич.

Источник: http://online-knigi.com/page/169167

Ссылка на основную публикацию