Книги про больных раком

Дарья Донцова: Рак – это просто болезнь, и она лечится!

Sobesednik.ru узнал, как именно писательница Дарья Донцова победила рак.

С именем 65-летней Дарьи Донцовой связана ошеломляющая цифра: 200.000.000 экземпляров – таких размеров достиг суммарный тираж ее книг. Дарья Аркадьевна – самый читаемый автор нашей страны! Могла ли она подумать о таком успехе, когда только-только начала писать – в больнице в 1998 году, борясь с раком молочной железы?! 

Соленая капуста спасала от тошноты

Писательница неоднократно говорила, что именно новое интересное дело помогло ей справиться с болезнью. И теперь эта потрясающая женщина несет важную миссию – она помогает другим людям, которые только начинают свой путь к выздоровлению. Всем и каждому она не устает повторять: «Все будет хорошо!» 

– Когда я узнала, что больна, я сильно испугалась. Врачи сказали, что мне осталось жить несколько месяцев. Но потом, когда я познакомилась со своим доктором, я поняла, что ни в коем случае не следует унывать, потому что можно выздороветь, – рассказала мне Дарья Аркадьевна во время знакомства. 

Она призналась, что первые три книги написала буквально рядом с туалетом. Потому что очень тяжело переносила химию. К сожалению, лекарств, которые могли бы облегчить это лечение, в конце 90-х в России не было. 

– Я тогда была репетитором немецкого языка, – вспоминала Донцова. – А еще преподавала в книжном магазине «Молодая гвардия». Я понимала, что от работы отказываться нельзя: только сядешь дома, как в голову полезут глупые мысли. Поэтому я спасалась от тошноты с помощью соленой капусты и огурцов. Между прочим, отлично помогало. 

«Я-то никогда не умру!»

Были у нее, конечно, и другие мотивации, самые главные – муж и дети. Однажды ее дочь Маша спешила к ней в больницу. И случайно увидела, как у здания морга над гробом плачет девочка. «Здесь у девочек умирают мамы», – ужаснулась она. «Но ведь я-то никогда не умру», – пообещала ей Дарья Аркадьевна. И просто не могла обмануть любимую дочь! 

Четыре сложные операции, множественные химиотерапии, пятилетний прием большого количества гормональных лекарств… Сложно представить, насколько трудно далась ей эта победа над онкологией! Но главное – она справилась.

И теперь писательница всячески поддерживает других онкологических больных. Участвует в благотворительных акциях, выступает на телевидении и по радио. А еще написала книгу «Я очень хочу жить.

Мой личный опыт», которая в 2013 году стала настоящим бестселлером. 

Источник: https://sobesednik.ru/zdorove/20180126-darya-doncova-lyudi-rak-eto-prosto-bolezn-i-ona-lechitsya

Книга Как я победила рак. Дневник исцеления. Содержание — О Луизе Хей

Работы американских ученых показали, что в группе больных, получавших 200 мкг селена в день (суточная потребность), было отмечено снижение смертности от рака на 50 %.

Немецкие ученые при раке печени к комплексному лечению прибавили селен, и больные стали жить дольше на 3–5 лет.

Известно, что в Финляндии проводится селенизация населения более 20 лет, и за это время смертность от онкологических заболеваний снизилась почти в 2 раза.

В работах российских ученых, особенно в трудах академика А. В. Вощенко, подчеркивается, что прием Неоселена наряду с соблюдением других мер профилактики приводит к уменьшению онкологических заболеваний и их рецидивов, а в ряде случаев – к полному исчезновению опухолей.

В августе я прослушала лекцию старейшего врача-онколога Анимаисы Павловны Михайловой. Эта почтенного возраста женщина прочла свою лекцию на одном дыхании, не пользуясь никакими бумажками, увлеченно и интересно.

Она отметила, что за последние 10 лет резко упало здоровье населения и выросла онкозаболеваемость. Причем рак выявляют в основном на 3—4-й стадиях течения болезни, когда человек обречен.

«Виновато» в этом много факторов: плохая экология, вода и воздух несут в себе болезнетворные начала, «мертвая» пища – недостаток в ней витаминов, минералов, пищевых волокон, социальные факторы: много стрессов, люди не умеют снимать психологическую нагрузку.

Оказывается, доброкачественные и злокачественные опухоли резко отличаются друг от друга. Клетки доброкачественной опухоли живут дружно, помогают друг другу и постоянно меняются: одни отмирают, другие растут.

Клетки злокачественной опухоли – независимые, развиваются очень быстро. Они никогда не отмирают, размножаются, «плывут» по сосудам по всему организму и где угодно отторгаются. Отторжение клеток – грозный признак.

Это метастаз, он может возникнуть в любой части тела.

Анимаиса Павловна рассказала, что в каждой клетке есть набор органелл, вода и селен. Вода в здоровой клетке находится в желеобразном состоянии, ее формула Н4О8. Селен является сторожем и защитником. Как только в клетку попадает болезнетворное начало, селен бросается на него, уничтожает, утилизирует и выбрасывает. Это – в здоровой клетке.

В больной клетке все по-другому. При онкологии клетка окисляется. Желеобразная вода преобразуется в простую воду и кислород:

Н4О8 – Н2О + О2.

Процесс идет дальше – другие клетки тоже перерождаются и перестают выполнять свои функции. Если это желудочно-кишечный тракт – функцию пищеварения, почки – выделения и т. д.

Опухоль берет в организме все, что ей нужно, отнимает массу энергии. Человек худеет, у него нет сил. И организм постепенно может погибнуть. Но если в клетке есть селен, он не даст ей умереть. Селен восстанавливает формулу воды, и вода принимает нормальное желеобразное состояние:

О2 + Н2О – селен – Н4О8.

Клетка, помимо селена, имеет сильную защиту – иммунную систему. Но если развился рак, то все резервы организма использованы. Сначала «падает» иммунитет, и только потом возникает рак.

При лечении онкобольным обязателен прием Неоселена – длительно и постоянно, начиная с большущих доз. Семь дней – по одному флакону в сутки (в чай, делить на четыре части). Постепенно дозу уменьшать, принимать 2–3 года.

Если во рту появится вкус чеснока – снизить дозу.

Корнем подавляющего большинства заболеваний является ослабленный иммунитет. Значит, и восстанавливать здоровье надо прежде всего с иммунной системы.

В мире ежегодно происходит 12 000 случаев самоизлечения рака, потому что организм начинает бороться, поднимается иммунитет.

Потом Анимаиса Павловна отвечала на вопросы. Я написала записку с вопросом, что мне делать, и получила ответ: «Держать иммунную систему на высоте. Больше ничего не надо!»

И я держу! Ежедневно пью Неоселен по 3 столовые ложки 3 раза в день и ем «живые» витамины, к синтетическим у меня аллергия.

Сила слова огромна. Удачно выбранному слову часто случалось остановить бегущие войска, превратить поражение в победу и спасти империю.

Э. Жирарден

Луиза Хей – автор книги «Исцели свое тело». Когда она узнала, что больна раком матки, очень испугалась. Позднее поняла, что рак – это болезнь, вызванная обидой. Ее обида была вызвана физическим, эмоциональным и сексуальным насилием, пережитым ею в детстве.

Чтобы все забыть, она ушла из дома, но это не помогло. Заболев, она стала изучать литературу по нетрадиционным методам лечения рака, потому что верила, что исцеление возможно. Она перешла на питание овощами, ела много брюссельской капусты и шпината.

И стала работать над очищением своего образа мыслей. Самым трудным для нее было произнести: «Я люблю тебя, я по-настоящему люблю тебя, Луиза». Она понимала, что вылечится только в том случае, если сможет принять и полюбить себя.

Поднимет свою самооценку, несмотря на все унижения, что она вынесла.

Любовь – это чувство глубокой признательности за то, какие мы есть. Надо избавиться от прежних, негативных мыслей и создать другой образ мыслей, позитивный.

Луиза упорно работала над своей способностью понимать и прощать. И она выжила, а затем стала учить других улучшать свою жизнь. «Любовь к самому себе – самое важное, что вы можете сделать, ибо, если вы любите себя, вы не причините зла ни себе, ни другим».

Сменить старые программы помогут аффирмации – позитивные высказывания. Надо четко сформулировать то, чего вы хотите. Например, если вы не хотите болеть и говорите себе: «Я не хочу болеть», подсознание, которое не воспринимает частицу «не», поймет ваше обращение как «Я хочу болеть».

Поэтому нужно сказать так: «Я хочу быть здоровым» или «Я абсолютно здоров». Чтобы избавиться от ненавистного, надо просто благословить его с любовью. Это срабатывает в отношении людей, ситуаций и различных объектов. Надо только верить в это. Чувство неполноценности вынесено нами из детства. Мы приняли на веру чье-то плохое мнение о себе.

Но каждый из нас достоин всех благ, и стоит поверить именно в это.

Начать можно с такой аффирмации: «Я заслуживаю всего хорошего в жизни».

Затем придумайте свои, и вы получите то, что желаете. Аффирмации подобны семенам, брошенным в землю. Почаще произносите их в настоящем времени. Можно их написать в виде стихов и песен. Главное, чтобы они вновь и вновь повторялись в вашем мозгу.

• Жизнь радостна и полна любви.

• Я достоин любви, я люблю и любим.

• Я здоров и полон энергии.

Можно записать их на кассету и прослушивать ее перед сном. «Скажите жизни, чего вы хотите, – и случится все самое лучшее».

Прочитав книгу Луизы Хей «Исцели свое тело», я воспряла духом. Есть люди, победившие эту болезнь! У меня тоже были обиды, и я благословила с любовью обидчиков, как советовала Луиза.

Я повторяла снова и снова: «Благословляю тебя (имя) с любовью, освобождаю и отпускаю тебя», а из глаз моих текли слезы, слезы горечи и утраты. Прошло время, и я смогла пересмотреть свои отношения и простить. Это было нелегко. Но без этого не произошло бы моего выздоровления.

Одновременно я отпускала свою болезнь, благословляя все испытания, посланные мне свыше.

Я сократила встречи с друзьями до минимума, потому что не было сил на общение. С наиболее близкими общалась по телефону. Меня очень поддерживала разговорами Валентина Ивановна, моя подруга. Она стала моим духовным наставником: сама перенесшая тяжелое заболевание почек, она смогла понять и поддержать меня. Я так благодарна ей!

Читайте также:  Книги про корею

Роскошь личного общения я могла позволить только с самыми близкими, с теми, перед кем не надо «выглядеть». Как часто знакомые ходят в гости к человеку, заболевшему раком, прощаются с ним.

Вот он и уходит навсегда, когда все простятся. Это мое личное наблюдение и мнение. На уровне подсознания раковый больной понимает, почему к нему проявлено такое повышенное внимание. И уходит.

Хотя в жизни, конечно, ему это внимание приятно.

24

Источник: https://www.booklot.ru/genre/nauchnoobrazovatelnaya/meditsina/book/kak-ya-pobedila-rak-dnevnik-istseleniya/content/2141529-o-luize-hey/

Книга жизни: вышел сборник рассказов людей, победивших рак

«Девять лет назад мне поставили диагноз: остролимфобластный лейкоз — рак крови.

Я боролась с болезнью три года и смогла победить! Но сегодня я по-прежнему сталкиваюсь с ситуацией, что люди, услышав мою историю, начинают говорить со мной как человеком, который смертельно болен.

Они не понимают, что рак можно вылечить, что человек с таким диагнозом когда-либо сможет выздороветь», — рассказывает Александра Миннахметова.

Александра Миннахметова — автор проекта

Саша — сотрудник благотворительного фонда «Берегиня». Она живёт в Перми и вместе с другими сотрудниками и волонтёрами фонда помогает пациентам местного детского онкоцентра и их семьям. В этом году «Берегиня» издала «Альбом выпускника онкологического центра» — сборник рассказов пациентов, которые в разное время лечились от рака и смогли побороть болезнь.

«Помню свои дни рождения в больнице»

«В 6 лет я заболела, — вспоминает Карина. — Возможно, болезнь спровоцировало то событие, что в детском саду нас повели в солярий. До сих пор помню эту картину, как мы стоим втроем в узкой кабинке солярия и загораем.

Чуть позже я стала плохо себя чувствовать, у меня поднялась температура, болели ноги и спина, я была слабая и вялая. В больнице врачи пытались понять, что со мной происходит, пришлось сдавать много анализов.

О том, что у меня рак, мы узнали случайно, когда мама «на всякий случай» решила сдать мои анализы на онко. Я и сейчас помню, как была расстроена мама, когда узнала, что у меня рак.

Пока я лежала в отделении вокруг меня было много слёз и смертей. Ребята, с которыми я знакомилась в онкоцентре, умирали. Но я верила, что обязательно стану здоровой! Я знала, что мне нужно жить.

Мой организм не принимает анестезию, поэтому лечебные манипуляции, в том числе и пункцию, мне делали без наркоза. Все процедуры я стойко переносила, и врачи меня всегда хвалили за это.

Помню, как встречала свои дни рождения в больнице. Каждый раз, задувая свечи на торте, я загадывала всего лишь одно желание – стать здоровой! И оно исполнилось.

Иногда я чувствую отголоски болезни – болит спина, я часто простужаюсь, но всё равно живу полной жизнью!».

Сейчас Карина Бритвина учится в обычной школе, в 10-м классе. У неё есть подруги, парень, она занимается спортом.

Андрей Антонов лечился от рака в общей сложности 12 лет. Целый год он провёл в онкоцентре, а потом жил и дома и ездил в центр только на процедуры. Антон до сих пор хранит открытки, которые друзья из садика присылали ему в больницу.

На протяжении всего времени лечения он не рассказывал друзьям, чем именно болен. Полностью выздоровел Антон к 18 годам. Сегодня ему уже 25.

«Эти 12 лет были испытанием для меня и моих близких, но если бы не болезнь, я не стал бы детским врачом», — говорит Антон.

Узнать и принять

Тем, кто столкнулся с раковым заболеванием, среди прочих испытаний выпадает ещё одно — окружающие чаще всего не могут принять сам факт болезни и не знают, как общаться с человеком, который болен.

«80% моих друзей отсеялись из-за моей болезни. И я не осуждаю их. Не просто поддерживать человека, лежащего в онкологии. Даже просто прийти в онкоцентр тяжело», — говорит Ева Гордиенко.

Принять болезнь людям сложно ещё и оттого, что многие не владеют практически никакой информацией о ней. Например, не знают о том, что сегодня процент детей, вылечившихся от рака, составляет 80% — такие цифры приводят врачи Пермского детского онкоцентра.

«Выявление болезни на ранних стадиях и своевременное лечение дают очень хорошие результаты: ребята могут полностью избавиться от онкологии и вернуться к полноценному образу жизни.

Такие примеры у нас есть, и их много», — рассказывает заведующая онкоцентром Лидия Подгорнова.

Сложности остаются и после того, как человек завершит лечение — из-за того, что он был надолго вырван из привычной социальной среды, вернуться в неё ему сложно. Люди живут обычной жизнью, в которой как будто бы и нет болезней, и тому, для кого стремление выздороветь было главной или даже единственной целью в жизни, зачастую непросто найти для себя какие-то другие.

Как помочь выпускникам онкоцентра и их близким людям поддержать и понять друг друга? Как помочь тем, кто узнал о своё диагнозе, не опустить руки и верить в возможность выздоровления? В поиске ответов на эти вопросы и был придуман проект фонда «Берегиня» — «Альбом выпускника онкологического центра».

Шанс есть!

В альбом вошли истории Карины, Евы и Антона и ещё пять рассказов. Он был выпущен осенью этого года тиражом 400 экземпляров, средства на его издание собрали на одной из краундфандинговых платформ. И это только начало.

«Мы обязательно будем делать его продолжение — публиковать новые истории, — рассказывает Александра Миннахметова. — Во время работы над альбомом мы столкнулись с тем, что часто люди неохотно рассказывают о том, что перенесли болезнь. Их можно понять — они не хотели бы возвращаться к тяжёлым воспоминаниям. Но в их рассказах есть своя, очень большая ценность.

Во-первых, узнав истории выздоровления после онкологического заболевания, больше людей, которые сейчас проходит лечение, узнают, что победить болезнь можно. Во-вторых, благодаря альбому мы сможем донести до людей информацию о том, что рак излечим.

К сожалению, хотя сегодня вся общая информация об онкозаболеваниях доступна в интернете, по-прежнему очень многие не понимают, что это за болезнь. Мы хотим пошатнуть всеобщий стереотип о том, что рак в 100% случаев смертелен. Да, онкология — это тяжёлое испытание для человека. Да, лечение всегда проходит очень тяжело.

Да, к сожалению, оно может не помочь. Но люди должны знать, что шанс вылечить рак есть!»

Источник: http://philanthropy.ru/heroes/2016/12/14/43142/

«Пожить в полный рост стоит»: три книги о раке | Милосердие.ru

Антон Буслов. Между жизнью и смертью. Corpus, 2016.

Антон Буслов – астрофизик и общественный деятель. В 2011 году он узнал, что болен лимфомой и написал об этом в свой блог. Так началась его книга «Между жизнью и смертью» – записи человека, который боролся с болезнью до последнего. «Рассказ человека, который сумел противостоять болезни» – такой у нее подзаголовок.

Антона не стало в августе 2014 года, но его книга не для тех, кто умирает. Это книга для тех, кто живет и хочет жить дальше.

Антон упорно лечился, даже несмотря на то, что в России после неудачного лечения его выписывали «доживать». И дали прогноз – до смерти 1,5-2 года, а прошло из них полгода. Но он нашел информацию о новом и потому дорогом препарате, который сулил надежду на выздоровление.

Антон Буслов стал известен как человек, которому собрали в интернете 150 тысяч долларов (около 4,5 млн рублей) за неделю. 30 тысяч человек откликнулись на его призыв о помощи, и Антон поехал в Нью-Йорк, чтобы лечится дальше.

Антон писал четко и понятно. Многих поддерживал морально. Он постоянно работал, создавал проекты, редактировал журнал, писал колонку в журнал «The New Times» – о себе и своей болезни, о том, как с ней жить, а не доживать. Некоторые из них вошли в книгу.

Однажды он написал открытое письмо вице-премьеру Ольге Голодец и рассказал о проблемах онкологических больных в России. Неожиданно для него самого чиновница ему ответила, а через год заявила, что Антон «практически написал программу развития онкологической службы в России».

Антон Буслов был человек действия и использовал каждое мгновение и любой шанс, чтобы жить. «Мне кажется, это ошибка – сдаваться. Если уж и умереть, то только во время отчаянной попытки выжить. Гарантии вам на это никто не даст. Но попробовать пожить в полный рост стоит».

 «Одному выгребать из онкоямы нельзя, стремно»

Ринат Каримов. Ринат vs лимфома: Как я надрал раку задницу. Аст, 2016.

Фото с сайта shop.ast.ru

Книжку с разухабистым названием, которое может смущать до тех пор, пока не углубишься в чтение, написал Ринат Каримов. Карамба, так называют его друзья, – московский татуировщик с неистребимым чувством юмора. Сейчас он в ремиссии.

Когда в январе 2015 года он заболел (у него тоже была лимфома), то завел аккаунт в «Инстраграме» и 36 недель рассказывал своим многочисленным подписчикам, как и чем лечится. Писал необычно – весело, с шутками. Несмотря на непростой предмет обсуждения, некоторые страницы книги, оформленные как посты в условной социальной сети, заставляют читателя хохотать в голос.

Фотографий в книжке много – и человек в вечном цейтноте лучше представляет себе то, как процесс лечения выглядит изнутри – тут и лысая голова, и куча лекарств, и космические интерьеры окноцентра. При этом читатель понимает, что помощь существует и надежда вернуться к обычной жизни реальна – нужно просто неукоснительно слушаться врачей. И не сдаваться, конечно.

Ринат фотографируется в шлеме из арбузной корки, под картинкой подпись: «Как вы понимаете, отчаиваться – не мое второе имя, поэтому я не отчаиваюсь». И это правда, хотя в других записях признается, что ему бывает страшно.

Что он делал, чтобы избавится от страха, когда «залипал в потолок и тонул»?

  1. Срочно звонил друзьям, писал в блог, перечитывал уже полученные сообщения с пожеланиями выздороветь «и тут же выплывал». «Еще я всегда вспоминаю слова моего друга (который сам много лет в ремиссии) в тот день, когда я узнал, что я болен: “Ты просто знай, что ты не один!”»
  2. Улыбался таким же, как и он, пациентам онкоцентра на Каширке: «Стоит … просто улыбнуться, и даже в их потухших глазах вспыхивает … живое!».
  3. Если кому-то плохо, взять его за руку: «Помогаешь… и на двоих ноша уже не такая тяжелая оказывается!»
  4. Планировать будущее: «Сейчас органичен, но в нагрудном кармане уже список дел, которыми займешься, когда все будет можно. Более того, в какой-то момент начинаешь понимать, что нельзя тебе лишь пару сотен вещей из триллиарда всего, что можно!»
Читайте также:  Книги про настю

«Мне вроде полагается страдать. А я хожу – отбрасываю тень, с лицом нахала, вполне счастливый»

Кирилл Волков. Несерьезная книга об опухоли. Аст, 2016.

Фото с сайта www.ast.ru

Молодой филолог-набоковед, успешный педагог с массой идей и проектов, Кирилл Волков однажды оказался в больнице, где ему объявили, что у него опухоль мозга и надежды вылечиться мало. Кирилл и не вылечился. Но оставил книгу, главы которой выкладывал в «Фейсбуке».

В ней он написал обо всем – об ужасе после того, как ему объявили диагноз, о своей депрессии, способах ее преодоления, о самоощущении человека, который внезапно оказался перед фактом, что смертен и – смерть придет скоро.

Это дневник. Читая его, со многим можно не соглашаться. Например, с тем, что, соблюдая все предписания врачей, Кирилл не отказывался и от народных средств лечения, общался ради эксперимента с разными целителями. Но его опухоль была неоперабельна – Кирилл это знал. И знал, что поможет ему только одно – жить по возможности по полной, используя каждый миг.

Кирилл с трудом говорил, но он много писал. Кроме «Несерьезной книги» он создавал книгу об одном дне из жизни гения, сочинял стихи, проекты для рекламы, общался с разными людьми, обретал новых друзей.

Кирилл Волков оставил нас своего книжного двойника. «Я отдаю ему всю свою жизнь, все чувства. Выговариваюсь. Мучаюсь. Очень боюсь соврать. Хочу создать точную копию и оставить ее в прошлом. Обнулиться. Может быть, забыть себя самого… Я перевожу свою память в пространство белого листа».

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/pozhit-v-polnyj-rost-stoit-tri-knigi-o-rake/

Найти в испытаниях смысл: 6 книг о раке

ФОТО Getty Images 

Бельгиец Тьерри Янсен, в прошлом хирург, а теперь телесно-ориентированный психотерапевт, регулярно консультирует женщин с диагнозом «рак груди». Из опыта своей работы он вынес убеждение: в борьбе с раком можно себе помочь, если действовать, а не чувствовать себя жертвой обстоятельств.

Как? Прежде всего важно (и вполне реально) уменьшить психологический стресс, телесное напряжение, побочные эффекты лечения, и в этом могут помочь методы альтернативной медицины.

И еще не надо отказывать себе в радости и удовольствиях — опираясь на достижения науки, Тьери Янсен показывает, что они укрепляют нашу иммунную систему и являются важнейшими составляющими процесса выздоровления. (Corpus, 2010).

Доктор медицины, нейробиолог и психолог, эксперт Psychologies Давид Серван-Шрейбер (1961–2011) узнал о том, что у него опухоль головного мозга, когда ему было 30 лет. Он обнаружил ее случайно, в ходе эксперимента, который проводил в своей лаборатории, изучавшей функционирование мозга.

В книге «Антирак» его личная история болезни переплетена с рассказом о биохимических механизмах рака, о достижениях интегративной медицины в этой области и практических рекомендациях.

В 2010 году, узнав о рецидиве своей болезни, Давид Серван-Шрейбер написал еще одну, последнюю книгу — «Прощаться можно много раз», где рассказал о своей ежедневной борьбе с болезнью и попрощался со всеми, кого он любил (обе — РИПОЛ классик, 2015).

Книга журналистки Катерины Гордеевой — продолжение одноименного документального телепроекта НТВ. Она объединяет рассказы врачей и ученых из разных стран о современных методах лечения онкозаболеваний с частными случаями.

Центральная линия книги — история врача Марины Пак, которая сама однажды оказалась пациенткой и начала вести дневник, задавая себе множество вопросов, ощущая растерянность, беспомощность, страх… и надежду.

Марина признается, что эту надежду ей подарила книга Давида Серван-Шрейбера «Антирак», которая «поменяла ход болезни больше, чем лекарства». В проекте Катерины Гордеевой звучат голоса и других людей, переживших рак, среди них — Людмила Улицкая, Лайма Вайкуле, Эммануил Виторган.

«Страхи и предрассудки, суеверия и кривотолки — вот что окружает человека, больного раком, в России», — пишет Гордеева. Ее цель — изменить отношение общества к этой болезни, сделать так, чтобы слово «рак» ассоциировалось не с трагедией, но с борьбой (Захаров, 2013).

Если героиню книги Екатерины Гордеевой поддержала книга Давида Серван-Шрейбера, то московскому журналисту Роману Суперу и его жене Юлии помогла уже книга самой Екатерины Гордеевой. Юлия 5 месяцев боролась с лимфомой Ходжкина, лечилась в онкоцентре на Каширском шоссе, и Роман проходил все испытания вместе с ней, а потом подробно описал все в книге.

На первом плане здесь — история семьи, история любви. Но в то же время это и социальный портрет, и рассказ о том, как лечат рак в сегодняшней Москве. «Для России эта болезнь как Вторая мировая: она затронула каждую без исключения семью. Но наше общество все равно… живет по принципу «меньше знаешь, лучше спишь», — замечает Роман Супер.

Теперь у нас еще одной честной и вдохновляющей книгой стало больше. (Индивидуум паблишинг, 2015)

Писательница Дарья Донцова подробно рассказывает о своем опыте борьбы с раком груди и победы над болезнью, для того чтобы поддержать женщин, которые столкнулись со страшным диагнозом. И убедить их: болезнь излечима, с ней можно и нужно бороться.

Донцова описывает чувства и поступки, знакомые многим онкологическим больным: попытки как можно дольше прятать голову в песок, не признавая диагноз, затем ужас, отчаяние и страх.

Она рассказывает о встречах с врачами, далеко не все из которых были внимательны и добросовестны, об операциях (в том числе и той, что большинству женщин кажется самой страшной, — радикальной мастэктомии), побочных эффектах химиотерапии и гормонального лечения и о том, как она с ними справилась… Донцова не устает повторять: болезнь — это не проклятье, это шанс изменить свою жизнь. Именно борьба с раком научила ее вопреки всему смотреть на мир с юмором и оптимизмом и ценить жизнь, замечать ее самые простые радости. Как известно, именно в палате реанимации, приходя в себя после операции, Донцова начала писать свой первый детектив. (Эксмо, 2013)

Когда серьезно болен кто-то из близких, мы часто теряемся, не знаем, как вести себя, чем помочь, что говорить и чего избегать.

Журналистка Летти Коттин Погребин, сама перенесшая рак, делится опытом: не нужно навязывать больному ореол «борца» или «героя», пытаться играть в психолога и угадывать, что он чувствует.

Важнее просто быть рядом, предлагать помощь и проявлять интерес к его реальным (а не воображаемым) мыслям, ощущениям и переживаниям. (Livebook, 2014)

Источник: http://www.psychologies.ru/self-knowledge/smysl-zhizni/nayti-v-ispyitaniyah-smyisl-6-knig-o-rake/

47 из 100: Парень, который победил рак на 4 стадии: «Если бы была возможность прожить жизнь заново, я бы снова выбрал рак»

Лариса Парфентьева

«Здравствуйте, Лариса! Меня зовут Марсель Имангулов. Можно с вами встретиться? Я бы хотел поделиться одной историей. Возможно, она вас заинтересует», — сказал приятный голос в телефонной трубке.

Честно говоря, я была заинтригована: «Интересно, о чем он хочет рассказать? Встреча с инопланетянами? Восхождение на Эверест? Воссоединение с потерянным братом спустя 30 лет?».

Мы встретились на следующий день, и история Марселя запала мне в самое сердце: он рассказал о том, как победил рак лимфатической системы на 4 стадии, хотя по прогнозам ему оставалось жить несколько месяцев.

Меня сразу поразили три вещи. Во-первых, его осознанность. Он уверен, что рак возник в его жизни, потому что он сам его создал. Своим отношением к жизни и поведением. Во-вторых, его оптимизм.

Он упорно называет и себя, и других онкобольных «приболевшими». «Меня иногда ругают за это слово, но я его использую, чтобы показать: человек, который болеет раком, просто „приболел“. Это такая же излечимая болезнь, как и другие.

Не надо ставить крест на себе. Надо бороться!».

В-третьих, самое главное — это его цель: «Для меня сейчас очень важно помочь другим людям. Они ведь практически все сдаются, когда слышат слово „рак“! Нужно донести одну вещь: рак излечим».

В общем, у нас получился разговор вовсе не о раке, а о настоящих ценностях, неутомимой борьбе, которую ведет внутри себя каждый из нас, вере, любви, невыносимой легкости бытия и законах жизни.

Лариса Парфентьева и Марсель Имангулов, — фото инстаграма Ларисы

— Марсель, расскажи, как всё началось?

— В январе 2013 года — тогда я работал барменом в одном ночном клубе — меня внезапно накрыл зуд. У меня дико стала чесаться голова и стопы ног.

Меня начали лечить от паразитов, я выпил гору препаратов и по результатам повторных анализов был здоров. Но при этом зуд становился с каждым днем все сильнее: он, как ураган, распространился по всему телу.

Никакие кремы, гели, лосьоны, таблетки, отвары, бани, примочки не помогали.

Я практически перестал спать и чесался круглые сутки. Кожа стала грубой и похожей на черепашью, но диагноз оставался не выясненным. Я ходил на иглоукалывание, мне делали операцию на прямую кишку, раздевали, осматривали десятки раз, глотал трубки и тонны таблеток, я садился на диеты, сдавал сотни анализов. Ничего не помогало.

К этому моменту я уже бросил работу и уехал в деревню к бабушке с дедушкой. Я совсем обессилел, не мог есть, спал по несколько минут в день и постоянно вскакивал от резкого зуда.

Я уже был не в состоянии носить одежду, потому что все тело превратилось в открытую рану. Этот ад продолжался 11 месяцев.

Кажется, тогда у меня чуть не съехала крыша и, признаюсь, я почти смирился с тем, что скоро умру.

Но мои близкие не сдавались. Однажды приехала тетя с профессором РБК, который был на пенсии. Я чесался 11 месяцев, а ему хватило пяти минут, чтобы поставить диагноз. Всего 5 минут! Диагноз был такой: лимфогранулематоз, или рак лимфатической системы.

Меня госпитализировали в онкологический диспансер, где подтвердился диагноз: Лимфома Ходжкина 4 стадии.

— Не представляю, как ты все это переживал 11 месяцев! А как ты отреагировал, когда узнал, что у тебя рак?

Читайте также:  Книги про книги проблемы

— Сейчас, наверное, будет звучать странно, но я был счастлив! «Ура, — думал я — наконец, знаю свой диагноз!». Это было облегчение, потому что было понятно, с чем сражаться.

Врачи говорили, что мне остается несколько месяцев, но я верил, что смогу выздороветь. За последние 2,5 года я прошел восемь курсов химиотерапии и два курса облучения. Два раза был на лечении в Израиле. Деньги собирали все миром. Я шесть лет работал барменом, и мне очень помогла поддержка Барменской Ассоциации России.

Полгода назад мне сказали, что наступила ремиссия. В моем случае, это значит, что очаги рака, которые остались, они «спят». И я верю, что у меня есть шанс дожить до 80 лет.

— Давай честно поговорим о причинах возникновения рака и других болезней. Для меня это довольно неоднозначная и неисследованная тема.

Большинство авторитетных для меня людей говорят о том, что все болезни — у нас в голове, и мы их во многом создаем сами. Ну и плюс, безусловно, внешние факторы: питание, вредные привычки, экология и так далее.

Я понимаю, что легко быть здоровой и рассуждать о том, что всё идёт «из головы».

Но у меня бы не хватило смелости и уверенности сказать в лицо онкологическому больному фразу типа: «Слушай, дружище, меняй мысли, отношение к жизни и рак уйдет», потому что любая серьезная болезнь — это трагедия, и люди в такой ситуации заслуживают сострадания.

— Знаешь, я считаю, что на 90% «создал» рак сам. В моем случае, как ты правильно сказала, это комплекс факторов: стрессы, обиды, самобичевание, питание, неправильный режим дня, вредные привычки и экология.

Начнем по порядку. Во-первых, в 2011 году у меня умер младший брат, и это был сильнейший стресс. Я страдал по нему два года, а потом начал чесаться.

Во-вторых, у меня была неправильная система ценностей, которая была навязана обществом: «Ты должен быть крутой, на классной тачке, с собственным бизнесом и уже в 20 лет зарабатывать миллион».

Когда всё началось, мне было 23, и я буквально выедал себя изнутри: «Ты — неудачник! Тебе уже 23, а у тебя даже машины нет». Я смотрел вокруг себя, на всех этих модных людей в ночных клубах, на всю эту показуху и гнобил себя за то, что не состоялся.

В-третьих, это личные обиды. Обиды нельзя держать в себе ни в коем случае, потому что они разъедают изнутри.

В-четвертых, один из самых важных факторов — это экология нашего региона. Сюда же можно добавить, что Россия по статистике стабильно занимает верхние строчки в рейтингах по онкологическим заболеваниям в мире.

В-пятых, я шесть лет работал барменом. Режим дня был сбит напрочь. Когда люди шли в 7 утра на работу, я только возвращался с неё. Плюс неправильное питание, вредные привычки.

Все эти факторы в разной степени — как я считаю — и стали причиной возникновения рака у меня.

— А генетика?

— Я знаю свой род на несколько поколений в глубину, и ни у одного из них рака не было. Если копаться еще дальше — то понять очень сложно, ведь онкологические заболевания стали диагностировать сравнительно недавно.

— Понятно. Ну вот ты же общался с другими онкобольными…

— Да, и они все офигительные!

— А что они говорят о своих причинах рака?

— Есть психологические группы поддержки для больных раком, где ты приходишь и рассказываешь свои мысли. Самый главный вопрос, который там задают: «Как ты считаешь, из-за чего у тебя рак?».

И все в один голос твердят: «Стресс и потеря близкого человека». Это самое главное. На втором месте — у более взрослых — нелюбимая работа, на которой они трудились десятилетиями.

— Мне кажется, людям при рождении надо раздавать памятки, где будет написано: «Помните, недовольство своей жизнью и нелюбимая работа — причина тяжелых заболеваний». И давай, чтобы закрыть эту тему о причинах, самый щепетильный вопрос — о больных детях. У них-то почему, как думаешь?

— Тяжелый вопрос. Мое мнение: экология. Ну и плюс недавно прочитал теорию, что на детях «работает» карма родителей.

— Да, есть такая версия. Один врач-онколог рассказывал мне историю про женщину, которая родила ребенка — для себя.

И у нее был «пунктик»: она была очень авторитарная, властная и постоянно говорила, что хочет, чтобы «ребенок был все время с ней». В итоге у девочки нашли рак в 8 лет.

И даже врач сказал с грустью: «Ну вот, хотела, чтобы ребенок был постоянно рядом — теперь даже на секунду не отойдешь от него».

Мы с тобой не врачи (и хочется это подчеркнуть), поэтому, конечно, о медицинской стороне тоже не стоит забывать. Но при этом очень важно помнить: то, что мы сами делаем со своей жизнью, это, возможно, ключевая причина не только наших болезней, но и болезней наших детей.

— Согласен.

— Сейчас твоя цель в том, чтобы помочь людям справиться с этой болезнью и научится не бояться?

— В сознании всей страны: онкология — это почти гарантированная смерть. Обычно тем, кто говорит, что болеет раком, задают один вопрос: «И сколько тебе осталось?». Надо научиться воспринимать рак, как сложный, но преодолимый этап.

Я столько раз наблюдал в больнице пережиток «совкового» мышления: люди, которые слышат диагноз «рак», сползают по стенке, впадают в депрессию и не хотят жить. Они тут же ставят на себе крест. Это очень опасно, поэтому настрой в лечении очень важен. Человек, уже списавший себя со счетов, может быстро «сгореть».

— Что самое главное стоит знать про рак?

— Что он не страшен и излечим.

— А кто тебя поддерживал во время болезни?

— Мои родители, моя девушка и друзья. Я постоянно думал о том, что родители, которые в 2011 году уже потеряли одного сына, должны увидеть своих внуков.

— Любовь сильно мотивирует, да?

— Очень сильно! Причем, любовь в широком смысле этого слова: от близких, окружающих и даже незнакомых людей. Я очень благодарен всем, кто меня поддерживал! Их вера в меня и тепло мощно заряжали. А с девушкой мы недавно расстались.

— А почему?

— Я считаю, что тут две причины. Во-первых, она долгое время находилась в напряжении из-за моей болезни и, думаю, очень устала. Во-вторых, мужчина всегда хочет выглядеть в глазах своей женщины сильным. И знать, что твоя девушка видела тебя слабым — это очень тяжело. И это сильно разъедает изнутри. Ну и есть еще одна причина: я катастрофически ревнивый собственник.

Марсель после курса химиотерапии, — из инстаграма Марселя

— Ты прав, ведь очень много пар распадается после переживания «трагедий». Люди не могут справиться с тем, что другой человек видел их потерянным, раздавленным или слабым. Причем, это ведь могут быть не только болезни, но и еще этапы, когда один из партнеров долго не может реализовать себя и становиться злым и раздражительным.

— Точно, очень много пар из-за этого разваливается.

— Как ты думаешь, почему в нашем обществе рак считается чуть ли не приговором?

— Это в корне неправильное представление! У меня есть знакомые, которые еще год назад были на четвертой стадии болезни, а сегодня у них уже семьи и дети. Конечно, многие, кто лечились со мной, умерли, но несоизмеримо большее количество тех, кто выздоровел. Вообще мы все очень сдружились. Никто тебя не поймет так хорошо, как человек, который проходит через то же самое.

— А как следует вести себя, если у близкого человека обнаружили рак?

— Во-первых, ни в коем случае не жалеть его. Во-вторых, не смотреть на него глазами жалобного пёсика, не показывать слабость, не рыдать и не биться об стену. В-третьих, нужно быть самим уверенным в его выздоровлении. Если вы будете тверды как камень, то и он сам поверит в это.

— Что ты посоветуешь людям здоровым?

— Во-первых, не забивать на свое здоровье. В России же такой менталитет: пока у нас что-то не начнет отваливаться, мы не идем в больницу. Во-вторых, не накручивать себя и не искать то, чего нет.

Некоторые люди, которые читали мою историю про зуд, при малейшем почесывании думают, что у них рак. Помните, что кожный зуд является симптомом многих заболеваний. В-третьих, все проблемы решаемы.

Безвыходных ситуаций нет.

— А что бы ты сказал больным, точнее, «приболевшим»?

— Самое главное: верить в себя и бороться. Еще быть открытым для тех, кто хочет помочь. Многие люди сразу закрываются, становятся отшельниками. Нужно сделать всё, чтобы не думать о болезни, как-то отвлекаться. Я для себя нашел идеальное средство: постоянно общался с разными людьми.

— Сейчас уже спустя несколько месяцев, как ты считаешь, твоя болезнь тебе больше дала или забрала?

— Конечно, дала больше.

Теперь красота мира воспринимается намного острее. Сегодня я посадил дерево в одном загородном поселке, а потом лег на траву и смотрел на чистое небо. Я слышал, как шелестят листья, как дует ветер, я ощущал это всё так глубоко, и так сильно. До болезни я этого не замечал. Я был так счастлив, просто лежа на траве и разглядывая одуванчики.

Я перестал нервничать по пустякам и стал более терпимым. Например, раньше, если мне наступали на ногу, я мог начать выяснять отношения, а теперь сам готов первый извиниться.

Еще у меня появилось железное терпение. Последние три года я провел, сидя в бесконечных очередях, поэтому научился никуда не торопиться. Я понял важный закон жизни: «Где бы ты ни был, твоя очередь все равно придет вовремя».

И вот еще. Я стал по-другому расставлять приоритеты. Например, раньше, если я торопился на встречу, но встречал женщину с коляской, которой нужно было помочь, я проходил мимо, потому что спешил. А сейчас я не могу пройти мимо. Лучше я опоздаю на встречу, но помогу человеку.

— Здорово! Знаешь, профессор психологии из университета Калифорнии Соня Любомирская проводила исследование и выяснила, что помощь другим людям лечит от депрессии. А какие у тебя планы на дальнейшую жизнь?

— Ну, дерево я уже посадил. Остался дом и сын. А еще мне бы хотелось написать книгу, которая кому-то поможет.

Фото из личного архива

— Насчет книги я тебе расскажу, как это делается. У меня в июне как раз выходит книга «100 способов изменить жизнь». И твоя история попадет во вторую часть книги.

Еще вначале ты говорил, что мы живем в мире перевернутых ценностей. А как поменялась твоя система ценностей сейчас?

— Люди готовы тратить кучу денег на «обёрточку»: крутой телефон, машину, пафосные рестораны. При этом они сидят на гречке и не чувствуют удовлетворения от жизни. Мы не замечаем мир вокруг, не обращаем внимания на людей, злимся. Мы двигаемся не в том направлении.

Я думаю, что вкладываться надо во впечатления, в путешествия, в горы, в природу. Только сегодня я понял, что хожу в рваных кедах, но мне пофиг. У меня нет ни айфона, ни машины и, знаете, я счастлив. Сейчас я чувствую, что по-настоящему живу.

— Ой, а помнишь, фильм «Достучаться до небес»? Герои, которым осталось жить пару дней, сбежали из больницы, чтобы посмотреть на море, потому что никогда его не видели…

— Конечно! Это один из моих любимых фильмов. Когда я болел, то тоже думал, что ни разу в жизни не видел море. Но моя мечта, к счастью, сбылась во время лечения в Израиле. Я даже письмо писал Тилю Швайгеру.

— О чем писал?

— О том, что живу в его фильме.

— Не могу не задать этот вопрос: бывает страшно, что сегодня может быть последний день?

— У каждого из нас — и приболевшего, и здорового — сегодня может быть последний день жизни. Конечно, иногда такие мысли проскакивают. Никто не застрахован, но в этом есть даже какая-то романтика, ведь именно это позволяет мне каждый день улыбаться как сумасшедший и любить этот мир как в последний раз.

— Если бы у тебя была возможность прожить жизнь заново….

— Я бы всё оставил как есть.

А вы до сих пор считаете, что ваши проблемы нерешаемые?

upd: Книга «100 способов изменить жизнь» уже в продаже! В ней —  еще больше мотивации и вдохновения. Под обложкой — новые неопубликованные «способы», концентрат из 1000 книг по саморазвитию и десятки реальных историй. Мечтай. Делай. Меняйся.

Подписаться на рассылку лучших постов вселенной «100 способов» можно тут. Присоединяйтесь!

Источник: https://blog.mann-ivanov-ferber.ru/2016/05/11/47-iz-100-paren-kotoryj-pobedil-rak-na-4-stadii-esli-by-byla-vozmozhnost-prozhit-zhizn-zanovo-ya-by-snova-vybral-rak/

Ссылка на основную публикацию