Книги про бибигона

Приключения Бибигона

Приключение первое: Бибигон и Брундуляк

Я живу на даче в Переделкине. Это недалеко от Москвы. Вместе со мною живёт крохотный лилипут, мальчик с пальчик, которого зовут Бибигон. Откуда он пришёл, я не знаю. Он говорит, что свалился с Луны. И я, и мои внучки Тата и Лена — мы все очень любим его. Да и как же, скажите, его не любить!

Тоненький он, Словно прутик, Маленький он

Лилипутик.

Ростом, бедняга, не выше
Вот этакой маленькой мыши.

И каждая может ворона
Шутя погубить Бибигона.

А он, поглядите, какой боевой:
Бесстрашно и дерзко бросается в бой.

Со всеми, со всеми Готов он сразиться И никогда Никого

Не боится.

Он весел и ловок, Он мал, да удал, Другого Такого

Я век не видал.

Глядите: он скачет верхом на утёнке
С моим молодым петухом вперегонки.

И вдруг перед ним его бешеный враг,
Огромный и грозный индюк Брундуляк.

И крикнул индюк: — Брундулю ! Брундулю !
Сейчас я тебя загублю, задавлю!

И всем показалось, Что в эту минуту Смертельная гибель

Грозит лилипуту.

Но он закричал индюку На скаку: — Сейчас отсеку

Твою злую башку!

И, шпагой взмахнувши своей боевою,
На индюка он помчался стрелою.

И чудо свершилось: огромный индюк,
Как мокрая курица, съёжился вдруг,

Попятился к лесу, За пень зацепился И вниз головою

В канаву свалился.

И все закричали: — Да здравствует он, Могучий и храбрый

Боец Бибигон!

Но прошло всего несколько дней, и Брундуляк снова появился у нас во дворе — надутый, сердитый и злой. Страшно было глядеть на него. Он такой огромный и сильный. Неужели он убьёт Бибигона?
Увидев его, Бибигон быстро вскарабкался ко мне на плечо и сказал:

— Вон погляди: стоит индюк И смотрит яростно вокруг. Но ты не верь своим глазам, — Он не индюк. На землю к нам Сюда спустился он тайком И притворился индюком. Он злой колдун, он чародей! Он может превращать людей В мышей, в лягушек, в пауков,

И в ящериц, и в червяков!

— Нет, — сказал я. — Он совсем не колдун. Он самый обыкновенный индюк!
Бибигон покачал головой:

— Нет, он колдун! Подобно мне, И он родился на Луне. Да, на Луне, и много лет За мною рыщет он вослед. И хочет превратить меня В букашку или в муравья. Но нет, коварный Брундуляк! Со мной не справишься никак! Я шпагой доблестной моей Всех заколдованных людей От злой погибели спасу

И голову тебе снесу!

Вот какой он добрый и бесстрашный — маленький мой Бибигон!

Приключение второе: Бибигон и калоша

О если б вы знали, какой он сорванец и проказник!

Увидел сегодня калошу мою И потащил её прямо к ручью. И прыгнул в неё, и поёт:

«Вперёд, моя лодка, вперёд!»

А того не заметил герой, Что калоша была с дырой: Только пустился он в путь,

Как уже начал тонуть.

Кричит он, и плачет, и стонет,
А калоша всё тонет и тонет.

Холодный и бледный Лежит он на дне. Его треуголка

Плывёт по волне.

Но кто это хрюкает там у ручья? Это любимая наша свинья! Схватила она человечка

И к нам принесла на крылечко.

И внучки мои чуть с ума не сошли,
Когда беглеца увидали вдали:

— Это он, это он,
Бибигон!

Целуют его и ласкают его, Как будто родного сынка своего, И, уложив на кровать,

Начинают ему напевать:

«Баюшки-бай, Бибигон! Спи-засыпай,

Бибигон!»

А он как ни в чём не бывало Вдруг сбросил с себя одеяло И, лихо вскочив на комод,

Хвастливую песню поёт:

«Я знаменитый капитан, И мне не страшен ураган! Вчера я был в Австралии, Потом поехал далее И возле мыса Барнаул

Убил четырнадцать акул!»

Что поделаешь с таким хвастунишкой! Я хотел сказать ему, что хвастаться стыдно, но он в ту же минуту умчался во двор — к новым приключениям и шалостям.

Приключение третье: Бибигон и паук

Ни минуты не посидит он на месте, То побежит за петухом,

И сядет на него верхом.

То с лягушатами в саду
Весь день играет в чехарду.

То сбегает на огород, Гороху мелкого нарвёт И ну стрелять исподтишка

В громаднейшего паука.

Паук молчал, паук терпел,
Но наконец рассвирепел,

И вот под самый потолок
Он Бибигона уволок.

И паутиною своей
Так обмотал его, злодей,

Что тот на ниточке повис,
Как муха, головою вниз.

Источник: https://Chukovskiy.su/skazki/priklyucheniya-bibigona/

«Приключения Бибигона» К.Чуковского с иллюстрациями М.Митурича (1963 г.)

?После поста 1_9_6_3  о вариантах иллюстраций Мая Митурича к «Приключениям Бибигона» К.Чуковского хочется собрать в сообществе разные издания этой сказки. Дело в том, что интересны не только рисунки к ней, но и сам текст, то, как он менялся от издания к изданию.

В частности, прелестную лунную сестру Цинцинеллу Чуковский «то выбрасывал из текста, то возвращал обратно». И хотя книга 1963 года традиционно считается первым полным изданием «Приключений Бибигона», Цинцинеллы в ней нет. 

Чуковский, К. Приключения Бибигона / рисунки М.Митурича. — М.

: Советская Россия, 1963. — 62 с.

Свою последнюю сказку К.Чуковский писал в 1945 году. «Бибигон» — это первая в советской послевоенной литературе попытка разговора с детьми на почти забытом, нормальном мирном языке».»Сказка эта — совершенно мирная и счастливая…

Все приключения происходят в уютном дачном мире, населенном стрекозами, улитками, воронами, белками, курицами, лягушками, утятами. На даче живет автор со своими внучками Татой и Леной, которые сделали Бибигону кукольный домик и шьют ему камзолы и треуголки…

И неважно, что настоящие внучки уже были совсем большие: в 1945-м Тате исполнилось 20 лет, а Лене 14, маленькими были мальчишки, младшие внуки (а может быть, это воспоминание о довоенном лете 1939 года, когда — по свидетельству Таты, Натальи Николаевны Костюковой — и был вместе с внуками придуман Бибигон).

Это вневременной дачный мир с его вечными лужами, где кишат головастики, с пауками и мышатами. Этот мир всегда населен дедами и внуками, полон незаметных маленьких чудес (мышата играют в футбол!) и страшных шепотных тайн… И носитель самого ужасного зла здесь — индюк (надутый Брундуляк-Бранделяк из незапамятного детства Чуковского)». (И.

Лукьянова).»Единственный сохранившийся стихотворный опыт маленького Коли приводится в автобиографическом рассказе «Бранделяк», который не появлялся в печати после единственной публикации в «Мурзилке» в 1940 году.

В «Бранделяке» говорится об индюке, который жил во дворе, тряс красной бородой, и на приветствия отвечал по-французски: «Куркулю! Муркулю!» Мальчик звал индюка герцогом Бранделюк де Бранделяк и посвятил ему стихи. Стихи были такие:

Господин де Бранделюк -Замечательный индюк.Как я рад, что я знакомС этим важным индюком!Сам не знаю почему

Я завидую ему.

Кончались стихи так:

Если б не был я знакомС этим важным индюком,Не узнал бы я никак,Что спесивый и хвастливый Господин де Бранделяк -Просто напросто трусливый

Задающийся дурак».

Тетрадь со стихами Коля «носил за подкладкой фуражки, откуда она однажды выпала, верзилы-старшеклассники выхватили ее и начали издевательски зачитывать стихи вслух. Вскоре к «Бранделяку» досочинили какие-то гадкие слова и задразнили автора «Бранделяком».

Дразнилку распевала вся школа. Инспектор Прошка принял стихи на свой счет, возненавидел мальчика и не успокоился до тех пор, пока его не исключили из школы». (И.Лукьянова «Корней Чуковский» М., 2007).

В нашем фонде, к сожалению, не сохранились «Приключения Бибигона» 1966 года. Интересно знать, отличаются ли между собой принципиально издания 1963 и 1966 года (о некоторых мелких различиях могу судить по посту 1_9_6_3 ).

И самое главное — появилась ли в книге 1966 года Цинцинелла, или это произошло лишь в 1969-м году?

Очень хочу надеяться, что у наших коллекционеров найдутся журналы «Мурзилка» за 1945-46 годы, где впервые печаталась сказка, а также первое отдельное издание «Приключений Бибигона» 1956 года

Источник: https://kid-book-museum.livejournal.com/512537.html

Читать

Я живу на даче в Переделкине. Это недалеко от Москвы. Вместе со мною живёт крохотный лилипут, мальчик с пальчик, которого зовут Бибигон. Откуда он пришёл, я не знаю. Он говорит, будто он свалился с Луны, но мы не слишком-то ему верим. И я, и мои внучки Тата и Лена — все очень любим его. Да и как же, скажите, его не любить!

Тоненький он,

Словно прутик,

Маленький он

Лилипутик.

Ростом, бедняга, не выше

Вот этакой маленькой мыши.

И каждая может ворона

Шутя погубить Бибигона.

А он, поглядите, какой боевой:

Бесстрашно и дерзко бросается в бой.

Со всеми врагами

Готов он сразиться

И никогда

Никого не боится.

Он весел и ловок,

Он мал, да удал,

Другого такого

Я век не видал.

Глядите: он скачет верхом на утёнке

С моим молодым петухом вперегонки.

И вдруг перед ним его бешеный враг,

Огромный и грозный индюк Брундуляк.

Зафыркал индюк, запыхтел он ужасно

И нос у него стал от ярости красный.

И крикнул индюк: — Брундулю! Брундулю!

Сейчас я тебя загублю, задавлю!

И всем показалось,

Что в эту минуту

Смертельная гибель

Грозит лилипуту.

Но он закричал индюку

На скаку:

— Сейчас отсеку

Твою злую башку!

И, шпагой взмахнувши своей боевою,

На индюка он помчался стрелою.

И чудо свершилось: огромный индюк,

Как мокрая курица, съёжился вдруг,

Попятился к лесу, за пень зацепился

И вниз головою в канаву свалился.

И все закричали:

— Да здравствует он,

Могучий и храбрый

Боец Бибигон!

Но прошло всего несколько дней, Брундуляк снова появился у нас во дворе — надутый, сердитый и злой. Страшно было глядеть на него. Он такой огромный и сильный. Неужели он убьёт Бибигона?

Увидев его, Бибигон быстро вскарабкался ко мне на плечо и сказал:

— Вон погляди: стоит индюк

И смотрит яростно вокруг.

Но ты не верь своим глазам,-

Он не индюк. На землю к нам

Сюда спустился он тайком

И притворился индюком.

Он злой колдун, он чародей!

Он может превращать людей

В мышей, в лягушек, в пауков,

И в ящериц, и в червяков!

— Да нет,- сказал я.- Он совсем не колдун. Он самый обыкновенный индюк!

Бибигон покачал головой:

— Нет, он колдун! Подобно мне,

И он родился на Луне.

Да, на Луне, и много лет

За мною рыщет он вослед.

И хочет превратить меня

В букашку или в муравья.

Но нет, коварный Брундуляк!

Со мной не справишься никак!

Я шпагой доблестной моей

Всех заколдованных людей

От злой погибели спасу

И голову тебе снесу!

Вот какой он добрый и бесстрашный — маленький мой Бибигон!

О, если б вы знали, какой он сорванец и проказник!

Увидел сегодня калошу мою

И потащил её прямо к ручью.

И прыгнул в неё, и поёт:

«Вперёд, моя лодка, вперёд!»

А того не заметил герой,

Что калоша была с дырой:

Только пустился он в путь,

Как уже начал тонуть.

Кричит он, и плачет, и стонет,

А калоша всё тонет и тонет.

Холодный и бледный

Лежит он на дне.

Его треуголка

Плывёт по волне.

Но кто это хрюкает там у ручья?

Это любимая наша свинья!

Схватила она человечка

И к нам принесла на крылечко.

И внучки мои чуть с ума не сошли,

Когда беглеца увидали вдали:

— Это он, это он,

Бибигон!

Целуют его и ласкают его,

Как будто родного сынка своего,

И, уложив на кровать,

Начинают ему напевать:

«Баюшки-бай,

Бибигон!

Спи-засыпай,

Бибигон!

А он, как ни в чём не бывало,

Вдруг сбросил с себя одеяло

И, лихо вскочив на комод,

Хвастливую песню поёт:

«Я знаменитый капитан,

И мне не страшен ураган!

Вчера я был в Австралии,

Потом поехал далее

И возле мыса Барнаул

Убил четырнадцать акул!»

Ну что поделаешь с таким хвастунишкой! Я хотел сказать ему, что хвастаться стыдно, но он в ту же минуту умчался во двор — к новым приключениям и шалостям.

Ни минуты не посидит он на месте,

То побежит за петухом,

И сядет на него верхом.

То с лягушатами в саду

Весь день играет в чехарду.

То сбегает на огород,

Гороху мелкого нарвёт

И ну стрелять исподтишка

В громаднейшего паука.

Паук молчал, паук терпел,

Но наконец рассвирепел,

И вот под самый потолок

Читайте также:  Книги про землю

Он Бибигона уволок.

И паутиною своей

Так обмотал его, злодей,

Что тот на ниточке повис,

Как муха, головою вниз.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=236192&p=1

Как читать «Приключения Бибигона»

12 июня 2017Литература, История

Историк культуры Мария Майофис рассказывает о том, как устроены самые популярные советские книги, которые все читают в детстве

Сразу после публикации первых отрывков в журнале «Мурзилка» в ноябре 1945-го — августе 1946 года сказка Чуковского завоевала популярность у чита­телей: в редакцию Всесоюзного радио, транслировавшего авторское чтение поэ­мы, мешками приходили детские письма. Однако в дальнейшем судьба этого текста оказалась совсем не безоблачной.

История создания и публикации «Бибигона» — интересный пример того, как послевоенные надежды на изменения в обществе и культуре претворялись в определенные сюжеты и художественные формы и как потом эти сюжеты и формы вытеснялись публичной критикой и запретами на публикации.

В эпоху оттепели, после долгого перерыва, «Бибигон» снова стал доступен читате­лям. С тех пор он зажил полной жизнью в советской и постсоветской лите­ратуре.

В период с 2000-го по 2010-е сказка переиздавалась по неско­ль­ку раз в год, в честь главного героя поэмы назвали детский телеканал, в 2009–2010 годах Бибигон стал одним из ведущих программы «Спокойной ночи, малыши!».

Однако уже во второй половине 1950-х атмосфера и об­стоя­тель­ства первого появления «Бибигона» на свет стерлись из читатель­ской памя­ти. Восстановим их здесь, чтобы лучше понять эту во многом зага­дочную поэму Чуковского.

Почему в «Бибигоне» нет ни слова о войне

Обложка книги «Приключения Бибигона». Художник Май Митурич. 1963 год © Издательство «Советская Россия»

Чуковский начал писать «Бибигона» в июле 1945-го. Биографы и критики неоднократно замечали, что в тексте нет ни слова о прошедшей войне — и это намеренное умолчание, конечно, с самого начала входило в замысел Чуков­ского.

Он уже пробовал писать о войне в жанре детской сказки: в мало изве­стной сегодня военной поэме «Одолеем Бармалея!» (1942) аллегорически изображалась битва животных под предводительством Вани Васильчикова со злодеем Бармалеем, а в финале побежденного злодея расстреливали по «все­народному приговору».

В начале 1944 года партийные критики заклеймили эту сказку как «пошлую и вредную стряпню» и объявили «политически опас­ной» — за перенос челове­ческих конфликтов в животный мир. Разносная статья вышла в «Правде» и по­ста­вила на Чуковском клеймо «антинародного» поэта.

Но решение не писать больше для детей о войне было вызвано не напад­ками критиков — за ним сто­яло представление о том, что может дать советская детская литература юным читателям, только-только пережившим войну.

Чуковский называл «Бибигона» «последней сказкой своей жизни», как будто точно знал, что никогда больше не обратится к жанру, прославившему его как детского поэта.

Свой путь поэта-сказочника он хотел завершить произведени­ем, которое бы полюбилось и запомнилось читателям: по многу раз редактиро­вал и переписывал уже готовый текст, добавляя или, наоборот, сокращая эпи­зо­ды, вставляя новых персонажей, а иногда и целые главы, как будто пытаясь найти идеальную форму для воплощения своего замысла. В чем же он состоял?

Первое, на что обращает внимание читатель любого возраста, — сочетание в тексте стихов и прозы, а значит, разных интонаций и темпов речи.

Но и в по­э­ти­ческих фрагментах «Бибигона» размеры и ритмы стиха отличаются боль­шим разнообразием: здесь и хитрые чередования трехсложников, и четырех­стопный ямб со сплошными мужскими окончаниями, и хорей, как в считалоч­ках.

Интонация текста колеблется от высокой патетики в духе «Мцыри» до счи­­­талочки или предельно коротких прозаических фраз, останавливающих полеты Бибигоновой фантазии и его резкие перемещения в пространстве.

Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона».

1963 год© Издательство «Советская Россия»

В «Бибигоне», как и в более ранних «Мойдодыре», «Мухе-цокотухе» и «Федо­ри­ном горе», сказка плотно вписана в быт, только здесь — впервые в творче­стве Чуковского — окружающая обстановка становится предельно конкретной и автобиографической. Действие происходит не просто в деревне или загород­ном доме, но на даче поэта в известном писательском поселке Переделкино. С Бибигоном играют не просто дети, но внуки и внучки Чуковского, а в каче­стве других персонажей выступают и другие обитатели дома: кошка, собака, домработница Федосья Ивановна… Но главное — сам рассказчик, Корней Ива­нович Чуковский, пишет о Бибигоне стихи, придумывая его историю, и одно­временно является персонажем этой истории, собеседником и соседом чудес­ного человечка.

Летом 1945 года Чуковский решил, что именно такого героя с безудержной фантазией нужно подарить настрадавшимся за время войны детям, которых — в этом не приходилось сомневаться — после Победы вряд ли ждали социальное и материальное благополучие.

Как Мюнхгаузен превратился в Бибигона

Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона».

1963 год © Издательство «Советская Россия»

Литературная генеалогия Бибигона вырисовывается достаточно отчетливо: фантазер и хвастун, постоянно попадающий в переделки, побывал на Луне (и даже на ней родился), гордо заявляет о своем дворянском происхождении («граф Бибигон де Лилипут»), носит камзол и треуголку с пером… Все эти черты поразительно напоминают барона Мюнхгаузена — героя, о приключе­ниях которого Чуковский в 1923 году рассказал в переложении с английского книги Рудольфа Эриха Распе, а затем, в 1928-м, в обработке книги Готфрида Августа Бюргера, создавшего на основе книги Распе еще один вариант расска­зов Мюнхгаузена.

В 1920–30-е годы Мюнхгаузен был дорогим и важным для Чуковского персона­жем: в устных выступлениях и в критических статьях поэт настойчиво доказы­вал, насколько важна для формирующейся детской психологии и мировоззре­ния фантазия, как развивает она критическое мышление, чувство юмора и сло­га.

Неслучайно написанную в 1929 году статью «Разговор о Мюнхгаузене» Чуковский неизменно включал во все последующие переиздания своей книги «От двух до пяти».

Чтобы сделать параллель между Бибигоном и Мюнхгаузе­ном уже совершенно прозрачной, Чуковский демонстративно посадит любо­пыт­ного лилипута на свой письменный стол, где «среди книг и газет» он будет читать «Приключения барона Мюнхгаузена».

Впрочем, у Бибигона есть немало черт, указывающих на его существенное отли­чие от прототипа. В «Приключениях Мюнхгаузена» барон — главный герой и единственный рассказчик.

Ни у Распе, ни у Бюргера право голоса и перо не доверены больше никому, а значит, никто не ограничивает полет мюнхгаузеновского воображения.

В статье 1929 года Чуковский заметил: исто­рии Мюнхгаузена устроены так, что оценка их правдоподобия и художествен­ного мастерства находится в сфере компетенции читателя и основана на пол­ном доверии к его здравомыслию.

Бибигон обрисован иначе. Он редко говорит сам, в основном описывается рассказчиком-поэтом и, в отличие от ловкого Мюнхгаузена, не может само­стоя­тельно выбраться из передряг, в которые постоянно попадает на передел­кин­ском дачном дворе.

Если Мюнхгаузен всегда остается целым и невреди­мым, то Бибигон постоянно переживает крупные встряски: как минимум четы­ре раза тонет, после битвы с драконом на целый месяц оказывается прикован к постели и едва не погибает от ран В одной из ранних редакций сказки..

Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона».

1963 год © Издательство «Советская Россия»

Мир Мюнхгаузена — полный опасностей лес и большая дорога. Бибигон лишь изредка покидает пределы дачного двора. Из лоскутков ткани и обрывков бу­ма­ги ему сшили одежду, построили уютный кукольный домик, его еда не бо­ль­­ше горошины, а пьет он из наперстка… Мюнхгаузеновский размах умень­шен до микроскопических размеров, а большой мир авантюрного романа сжат до дачного участка.

Бибигон — это Мюнхгаузен одомашненный и приручен­ный, в буквальном смысле слова, так как он помещается на ладони.

Рассказчик неоднократно порицает Бибигона за хвастовство и самовлюблен­ность и даже в одной из первых глав всерьез предлагает своим читателям забрать у него несносного лилипута. Получается, что Чуковский-персонаж, от которого мы и узнаём о приключениях Бибигона, выполняет в сказке функ­цию здравомыслящего взрослого, который деликатно и назидательно ограни­чивает детские фантазии.

Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона».

1963 год © Издательство «Советская Россия»

Вероятно, все эти трансформации образ Мюнхгаузена претерпел по двум при­чинам. Одомашнивая его, описывая свой дачный дом и себя самого, Чуковский развивал им же созданный миф о дедушке Корнее, поэте-патриархе, ведущем идиллическую (а на самом деле, конечно, очень трудную) жизнь в Пе­ре­дел­кино.

В 1940-е годы Чуковский пытался экспериментировать с парадок­саль­ным жанром сказки — свидетельства «от первого лица».

В 1944 году в Ал­ма-Ате мультипликатор Михаил Цехановский экранизировал сказку Чуковского «Теле­фон»: в этом анимационном фильме совмещены снятое на кинопленку изобра­жение Чуковского, который читает текст, словно разыгрывая реально произо­шедшие с ним события, и мультипликационные образы животных. Мир «Биби­гона» построен по схожему принципу.

Однако была и другая причина. Помня о жесткой критике, которой подверг­лись в свое время и русские переложения Распе и Бюргера, и его собственные сказочные поэмы, Чуковский хотел выстроить прочную линию обороны от пе­да­гогов-дидактиков: герой, подобный Мюнхгаузену, уже не мог получить в сказ­­ке полную свободу действий, он нуждался во взрослых проводниках и посредниках.

Реабилитация фантазии

Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона».

1963 год © Издательство «Советская Россия»

«Приключения Бибигона» могли бы с успехом стать сказкой о том, как неиз­вестно откуда взявшийся мальчик-с-пальчик был перевоспитан в доме совет­ского писателя и успешно социализировался в Советском Союзе.

В первых гла­вах кажется, что Чуковский ведет свое повествование именно к такому, много­кратно опробованному в советской литературе финалу. «Я, конечно, засмеялся: „Что за вздор!“», — сообщает рассказчик о своей реакции на невероятные исто­рии Бибигона.

Но постепенно к недоверию примешивается жалость («Тонень­кий он, / Словно прутик, / Маленький он / Лилипутик») и даже восторг перед Бибигоновой храбростью, и старый поэт начинает любить Бибигона, уважать его и сочувствовать ему из-за разлуки с сестрой Цинцинеллой.

От эпизода к эпизоду становится яснее, что хвастовство и непоседливость — оборотные стороны Бибигоновой смелости. А его главная история — о Луне и заточенной там Цинцинелле, коварном драконе, злом волшебнике Брунду­ляке, скрывающемся под обличьем индюка, — оказывается правдивой.

В редак­ции сказки 1956 года все обитатели Переделкино видят после гибели Брунду­ля­ка, как спадает заклятье не только с мышки Цинцинеллы, но и с других лю­дей, которых индюк когда-то превратил в животных: Чуковский не пожалел красок для очевидной политической параллели с процессом реабилитации и освобождения заключенных, начавшимся после смерти Сталина.

Так рассказчик (он же скептически настроенный дедушка-поэт) проходит путь от недоверия к принятию и одобрению фантазии как важнейшего свой­ства человеческой личности.

Он оправдывает и обосновывает ее не чем иным, как храбростью, ведь именно храбрость и самоотверженность стали тракто­ваться к концу войны как главные достоинства советских людей.

Воспитанию храб­рости посвящали сотни и тысячи страниц педагогической периодики, учеб­ников психологии (возрожденной в рамках учебных программ как раз в сере­дине войны) и художественных книг.

Советская идеологическая конъюнктура 1945 года предоставила Чуковскому очень удобный инструмент для того, чтобы вернуть фантазии утраченные ею в предыдущие десятилетия права. Однако произошедшие уже в 1946 году идеологические сдвиги стали, в свою очередь, причиной поражения Чуков­ского в его битве с противниками фантазии.

Советская власть против Чуковского

Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона».

1963 год © Издательство «Советская Россия»

В июле 1946 года ЦК ВЛКСМ начал кампанию по водворению «воспитательно­го» начала в детской литературе. Чуковского вызывают для очного разбора «Бибигона», не понравившегося комсомольским чиновникам. Защищать его ездил Вениамин Каверин.

Через несколько дней первый секретарь ЦК ВЛКСМ Николай Михайлов вынес вердикт: поэма с самого начала заслуживала самой острой критики, но никто из писателей на нее так и не решился — видимо, в си­лу приятельских отношений с Чуковским.

Знаменитое постановление ЦК ВКП(б) «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“» Это постановление было принято 14 ав­густа 1946 года. Оно осудило деятельность журна­лов за публикацию «клеветнических» и «по­ш­лых» произведений Михаила Зощенко и Анны Ахматовой.

В результате Ахматова и Зощенко были исключены из Со­юза писа­телей, а их произведения начали изыматься из книготорговых сетей и библиотек, журнал «Ленинград» был закрыт, а в журнале «Звез­да» сменилось руководство.

Главным резуль­татом постановления стало усиление партий­ного контроля над всеми видами искусства и серия идеологических кампаний по уничто­жению авторов и направлений, вызывавших хоть ма­лейшее подозрение в связи с модер­низмом или культурой Запада.усугубило ситуацию.

29 августа на страницах «Правды» была напечатана статья журналиста Сергея Крушинского «Серьезные недостатки детских журналов», где «Приключения Бибигона» критиковались за примитивность, а редакция печатавшего поэму журнала «Мурзилка» — за неразборчивость. Эта статья оз­на­чала запрет на продолжение публикации в «Мурзилке» и невозможность лю­­бо­го другого издания «Бибигона».

К этому моменту в «Мурзилке» была напечатана значительная часть поэмы — правда, без финала, рас­сказывающего о победе Бибигона и фантазии (Чуков­ский называл эту часть сказки лучшей).

В авторском исполнении «Биби­гона» записали на радио, и всю первую половину 1946 года Чуковский собирал дет­ские отклики: письма, рисунки, поделки, подарки, — чтобы устроить по­том выставку в Политехническом музее.

Статья Крушинского означала крах всех этих начинаний. Сам Чуковский вос­при­нял произошедшее как персональную, биографическую катастрофу: «В сущ­­­ности, я всю жизнь провел за бумагой — и единственный у меня был душевный отдых: дети. Теперь меня ошельмовали перед детьми…» И он был прав: «Бибигоном» дело не кончилось, переиздания и других его детских про­изведений надолго приостановились.

Чуковский также был обеспокоен тем, что его читатели так и не узнали окон­чания истории отважного лилипута:

«Приключениям Бибигона» пришлось дожидаться публикации более десяти лет: сказку напечатали в 1956 году в составе книги «Чудо-дерево». А в 60-е, когда фантазия и романтический порыв снова оказались в почете, поэма вы­дер­жала три отдельных издания. Однако в целом советская литература после­военного времени так, кажется, и не нашла ключа к этой последней сказке Чуковского.

Что еще почитать о «Бибигоне»:

Липовецкий М. Метаморфозы Мюнхгаузена. Новое литературное обозрение. № 143. 2017.

Лукьянова И. Последняя сказка. И. Лукьянова. Чуковский. М., 2006.

Статья подготовлена в рамках работы над научно-исследовательским проектом ШАГИ РАНХиГС «Изоляционизм и советское общество: ментальные структуры, политические мифологии, культурные практики».

Искусство, История

Ключевые события европейской академической музыки: от Пифагора до Кейджа

Источник: https://arzamas.academy/mag/434-bibigon

«Приключения Бибигона»

Корней Чуковский сказка «Приключения Бибигона» Жанр: авторская сказка

Главные герои сказки «Приключения Бибигона» и их характеристика

  1. Автор, Корней Чуковский, который живет на даче в Переделкино
  2. Бибигон, маленький проказник, озорник, выдумщик и хвастун. Он очень веселый и беззаботный.
  3. Лена и Тата, внучки автора, веселые и озорные, очень любят Бибигона.
  4. Цинцинела, маленькая девочка с Луны, сестра Бибигона, такая же озорная и веселая.
  5. Брундуляк, индюк и колдун, который везде преследует Бибигона. На самом деле очень труслив,хотя и велик.

План пересказа сказки «Приключения Бибигона»

  1. Появление Бибигона
  2. Бибигон прогоняет Брундуляка
  3. Бибигон плавает в калоше
  4. Бибигона ловит паук
  5. Бибигона ловит ворона
  6. Бибигон боится пчелы
  7. Бибигон летит на стрекозе
  8. Письмо от Бибигона
  9. Возвращение Бибигона
  10. Цинцинела
  11. Смерть колдуна
  12. Советы автора.

Кратчайшее содержание сказки «Приключения Бибигона» для читательского дневника в 6 предложений

  1. На даче в Переделкино поселяется упавший с Луны Бибигон, маленький лилипут.
  2. Он сражается с Брундуляком, который оказывается колдуном, чуть не тонет и его чуть не съедают воронята
  3. Бибигон много играет, веселится и хвастает, но сильно пугается обычной пчелы
  4. Бибигон улетает на стрекозе и убивает на Луне дракона, чтобы освободить свою сестру Цинцинелу.
  5. Бибигон возвращается и приводит Цинцинелу.
  6. Бибигон сражается с колдуном Брундуляком и убивает его.

Главная мысль сказки «Приключения Бибигона» В жизни всегда должно быть место веселью и смеху, чтобы она не казалась серой и скучной.

Читайте также:  Книги про морские темы

Чему учит сказка «Приключения Бибигона»

Эта сказка учит нас тому, что хотя хвастать и нехорошо, но иногда на многие проказы просто закрываешь глаза, ведь в них нет ничего обидного для других. Эта сказка учит нас веселится беззаботно, не думая о плохом, и никогда не отступать перед врагами, какими бы грозными они не казались.

Отзыв на сказку «Приключения Бибигона»

Эта сказка на самом деле очень веселая и занимательная. Невозможно сохранять серьезность читая о приключениях и проказах маленького Бибигона. Многие истории кажутся совершенно невозможными, но автор так убедительно пишет о них, что ему невольно веришь. Эта очень добрая книжка для детей, которую иногда не вредно перечитать и взрослым.

Пословица к сказке «Приключения Бибигона»

Мал, да удал. Кто людей веселит, за того и народ стоит. Краткое содержание, краткий пересказ сказки «Приключения Бибигона» по главам
Бибигон и Брундуляк Автор живет в Переделкино со своими внучками и маленьким Бибигоном, который вроде бы свалился с луны.

Однажды Бибигон увидел толстого и страшного индюка Брундуляка, который решил его задавить. Бибигон помчался верхом на утенке, размахивая шпагой. И индюк испугался и убежал. Потом Бибигон рассказал автору, что на самом деле индюк — злой колдун, который также прибыл в луны и везде охотится на Бибигона.

Бибигон и калоша.

Однажды Бибигон решил поплавать в старой калоше, но калоша оказалась с дыркой, и Бибигон чуть не утонул, а его треуголку унесло волной. Бибигона спасла свинья. Когда Бибигон обсох, он выхватил шпагу и хвастливо запел про акул, которых он уничтожил.

Бибигон и паук.

Бибигон начал обстреливать паука горохом и тот схватил Бибигона, утащил в темный угол и обмотал паутиной. Бибигон вырвался, но упал в миску с молоком и чуть не утонул. Его спасла жаба. А Бибигон побежал танцевать с воробьихой и седой крысой, а потом играл с мышами в футбол.

Бибигон и ворона.

Однажды Бибигон не дал вороне унести молодого гусенка и ворона утащила Бибигона. Восемнадцать воронят в гнезде хотели съесть Бибигона, а индюк Брундуляк злорадствовал. Но Лена бросила Бибигону лилию и тот спустился на ней, как на парашюте.

Брундуляк замышляет недоброе и Бибигон продолжает всех убеждать в том, что тот колдун. Он показывает на собаку и объясняет, что это на самом деле почтальон Агафон. Потом он показывает жабу, которая была женой Федота.

А когда Бибигона спрашивают почему он не боится колдуна, он отвечает, что очень смелый.

Бибигон и пчела.

Бибигон продолжает хвастать и рассказывает, как он пугал медведя, крокодила и льва. Тут прилетает пчела и Бибигон со страху прыгает в чернильницу. Старуха Федотья его достает.

Грязного Бибигона несут к Мойдодыру и тот моет Бибигона, но лилипут остается чернокожим. Бибигон хвастает, что искупался в Черном море, а потом рассказывает о Луне и о своей сестре.

Бибигон обещает спасти сестру Цинцинелу от злого дракона.

Чудесный полет.

Через неделю Бибигон видит стрекозу, садится на нее и улетает. Все грустят и плачут. В домике Бибигона поселилась кукла Аглая, а дети смотрят в бинокли на луну и ищут Бибигона. Но вот улитка привозит письмо от Бибигона. В нем малыш сообщает, что убил злого дракона Караккакона и обещает прибыть в среду.

Все готовятся к прибытию Бибигона и делают ему подарки. Но Бибигона все нет. Вдруг его видят сидящим на одуванчике. Его тормошат и расспрашивают. Бибигон признается, что его сестра Цинцинела спряталась в лесу, потому что боится колдуна. Бибигон обещает сразить колдуна.

Великая победа Бибигона.

Бибигон приводит в дом Цинцинелу и девочке все нравится. Но вот она видит индюка и пугается. Бибигон готовится к битве. Он бросается на Брундуляка и тот начинает колдовать. Однако колдовство не действует на Бибигона и тот убивает колдуна. Все радуются.

Конец.

Автор рассказывает, что поселил Бибигона и Цинцинелу у себя, купил им книжек. Он просит не тормошить и не хватать малышей, чтобы не сделать им больно. Автор обещает новые рассказы о великих приключениях Бибигона. Иллюстрации и рисунки к сказке «Приключения Бибигона»

Источник: http://santyaguarundito.blogspot.com/2018/03/blog-post_17.html

Анализ произведения К.Чуковского «Приключения Бибигона»

Работа Сысуевой Юлии, ученицы 4 класса

Руководитель: Черноярова Н.С., учитель начальных классов

Анализ  произведения  К.И.Чуковского «Приключения Бибигона».

Впервые  сказка  под названием «Бибигон»   была издана после войны, в 1945-46гг. в журнале «Мурзилка». В 1956 году  «Приключения Бибигона»  вышли отдельным изданием в сильно исправленном виде. На процесс создания и содержание сказки повлияли тяжелые военные годы и личный опыт К.И.

Чуковского, который живя в эвакуации в Ташкенте, «принимал большое участие в работе организации, по розыску  потерявшихся детей и родителей», и  «сколько слез печали и радости было пролито им вместе с подшефными, сколько тяжелых  драм и сколько  самых невероятных счастливых случайностей  было пережито  вместе с ними!»

«Приключения Бибигона» — это замечательная история о приключениях крохотного лилипута, мальчика с пальчик, которого зовут Бибигон. Произведение  удивляет  и погружает читателя в мир удивительных приключений.  Оно  написано  стихами  перемежаемыми  прозой.

Повествование ведётся автором от своего имени. Корней Иванович сам является действующим лицом. Кроме него в сказке есть ещё реально существовавшие люди – внучки писателя Тата и Лена.

Писатель  рассказывает  о том, что он вместе со своими внучками живёт на  даче в  Переделкине, недалеко от Москвы. У них живёт Бибигон. Никто не знает, откуда он пришёл.

А сам Бибигон утверждает, «что свалился с Луны».

Вот как автор описывает своего героя:

Тоненький он,

Словно прутик,

Маленький  он

Лилипутик.

Но, несмотря на свой маленький рост Бибигон очень смел и отважен.

Со всеми, со всеми

Готов он сразиться

И никогда

Никого

Не боится.

Он весел и ловок,

Он мал да удал,

Другого  такого

Я век не видал.

Но у лилипутика, по-мнению автора, есть один недостаток – он очень любит хвастаться и сочинять небылицы. И ещё  —  попадать в разные, порою опасные, порою смешные,  ситуации.

Произведение состоит из 7  историй  о главном герое, его подвигах, неудачах, шалостях, победах, радостях и печалях.

 Первая глава  «Бибигон и Брундуляк».   Главный враг отважного и бесстрашного Бибигона – индюк Брундуляк. По словам Бибигона, Брундуляк  — злой колдун, который  тоже  спустился  с Луны и жаждет разделаться с  лилипутом, хочет превратить его в букашку или в червяка.

 Но Бибигон нисколечко не боится  и постоянно бросается  со своей шпагой в бой против  злого индюка. Положительные качества Бибигона подтверждает речь автора, выполненная прозой: «Вот какой он добрый и бесстрашный маленький наш Бибигон». Страшное в сказке олицетворяет Брундуляк.

Интересно, что из всех птиц выбран индюк. Я думаю, что не только городской ребенок, но даже и деревенский, увидев такую птицу, в первый момент будет напуган. Чуковский специально противопоставляет не только характеристики, но и размеры противников: крошечный лилипутик и огромный индюк.

В  главе «Бибигон и калоша»   лилипутик  притащил дырявую калошу и пустился в ней вплавь. Он едва не утонул, но его спасла домашняя свинья Хавронья. После чудесного спасения он опять принялся шалить и петь песни.

 В  главе  «Бибигон и паук»   неугомонный   лилипутик   разозлил  большого паука.

Паук  мочал, паук терпел,

Но  наконец  расвирипел,

И  вот  под  самый  потолок

Он  Бибигона  уволок.

И  паутиною  своей

Так  обмотал  его, злодей,

Что  тот  на  ниточке  повис,

Как  муха головою вниз.

И опять его спасли друзья. «Друзей у него много везде – в поле, и на болоте, и в лесу, и в саду. Все любят смельчака Бибигона». В этой сказке животные действуют и чувствуют как люди. А он, едва избежав гибели, уже хвастается, что «…возле мыса Барнаул   Убил  четырнадцать акул». Эти  опасные приключения  совсем ничему не научили Бибигона.

В главе  «Бибигон и ворона», он  вступает  в единоборство с огромной злой вороной и  оказывается  в  вороньем  гнезде.

А  в  гнезде –

Гляди, какие,

Безобразные  и  злые

Восемнадцать  воронят,

Как  разбойники  лихие,

Погубить  его  хотят.

Восемнадцать  воронят

На несчастного глядят,

Ухмыляются , а сами

Знай долбят его носами!

Теперь – то уж точно не  спастись бедняге — лилипуту! Но его выручила из беды внучка писателя Лена. Она бросила ему цветок – лилию, и на ней, как на парашюте,  отважный Бибигон  спустился  вниз.

Даже после этой истории Бибигон не перестаёт хвастаться. Он повторяет с гордым видом: «Я бесстрашный, я храбрый!» Корней Иванович не одобряет поведение своего любимца.

В главе «Бибигон  и  пчела»  рассказывается,   что   однажды Бибигон  как обычно хвастался своей смелостью, сидя на столе писателя:

Я всякого зверя

Сильней и храбрей!

Дрожит предо мной

Косолапый  медведь.

Куда же медведю

Меня  одолеть!

Ещё  не  родился

Такой  крокодил,

Который  бы  в  битве

Меня победил!..

Но тут прилетела

Мохнатая пчёлка…

— Спасите! – вскричал он.-

Беда! Караул! –

И   от  неё,

Как от лютого волка,

В чернильницу

Весь с головою нырнул.

Купание  в  чернильнице  закончилось  тем, что Бибигон стал чёрным, «как уголь». Пришлось  обращаться к Мойдодыру. Но даже известный Мойдодыр не смог отмыть «этих чёрных чернил».  А  Бибигон сочинил новую небылицу:

— По Кавказу я  скитался,

В Чёрном море искупался,

Море чёрное  — черно,

Всё чернилами полно!

Искупался я – и  разом

Стал, как уголь, черномазым,

Так что даже на Луне

Позавидовали мне.

 Внучки Корнея Ивановича  спросили, почему  Бибигон  всегда  говорит  о  Луне?  И он ответил, что Луна – его родина.

— Да, я родился на Луне,

Сюда свалился я во сне.

Он добавил, что на Луне у него есть сестра. Она не может прилететь  на Землю, ведь её стережёт ужасный дракон.  И скоро Бибигон  спасёт  её  от ужасного чудовища.

Конечно, никто не поверил лилипутику, ведь он такой хвастунишка.

Вскоре  Бибигон исчез. В главе «Чудесный полет» рассказывается  о том, как тосковали Тата и Лена, когда потеряли своего любимца. Как же они радовались, когда лилипутик  вернулся. Он рассказал, что побывал на Луне и  победил дракона. Бибигон спас сестру Цинцинелу, которая прячется от колдуна Брундуляка в лесной чаще.  

Кульминация произведения содержится в последней главе  «Великая победа Бибигона».  Здесь Бибигон познакомил  обитателей дачи со своей сестрой Цинцинелой и победил злого колдуна  Брундуляка. Чуковский не боится показать детям жесткость, и даже жестокость, если она оправдана спасением жизни окружающих.

А после этого — радость окружающих, и чествование героя. И рядом с Бибигоном его маленькая сестра. Чуковскому важно показать это единение любящих родных людей, ранее разлученных злыми силами. Оказалось, что не все истории, которые рассказывал Бибигон, были неправдой.

Вывод:

Важным в этой сказке является то, что сочувствуя и сопереживая всем злоключениям Бибигона и радуясь его победам,  автор  учит детей  состраданию, сопереживанию и ощущению  радости. Пугаясь сказочных чудовищ и колдунов, дети  учатся  преодолевать  настоящие реальные  опасности  и жизненные  трудности, на сказочном  примере  получают  образец  для  личного мужества  и  бесстрашия.

Чуковский говорил:  «По-моему, цель сказочников заключается в том, чтобы какою угодно ценою воспитать в ребенке человечность —  эту дивную способность человека волноваться чужими несчастьями, радоваться  радостям  другого, переживать чужую судьбу как свою… чтобы пробудить в восприимчивой детской душе эту драгоценную способность сопереживать, сострадать, сорадоваться, без которой человек —  не человек». (Чуковский К. «Об этой книжке» )

Источник: https://nsportal.ru/ap/library/literaturnoe-tvorchestvo/2014/10/12/analiz-proizvedeniya-kchukovskogo-priklyucheniya

Как читать «Приключения Бибигона»

?Вадим Алешин (vakin) wrote,
2017-07-09 19:01:00Вадим Алешин
vakin
2017-07-09 19:01:00Сразу после публикации первых отрывков в журнале «Мурзилка» в ноябре 1945-го — августе 1946 года сказка Чуковского завоевала популярность у чита­телей: в редакцию Всесоюзного радио, транслировавшего авторское чтение поэ­мы, мешками приходили детские письма.

Однако в дальнейшем судьба этого текста оказалась совсем не безоблачной.
Обложка книги «Приключения Бибигона». Художник Май Митурич.

1963 год
© Издательство «Советская Россия»
История создания и публикации «Бибигона» — интересный пример того, как послевоенные надежды на изменения в обществе и культуре претворялись в определенные сюжеты и художественные формы и как потом эти сюжеты и формы вытеснялись публичной критикой и запретами на публикации.

В эпоху оттепели, после долгого перерыва, «Бибигон» снова стал доступен читате­лям. С тех пор он зажил полной жизнью в советской и постсоветской литературе. Однако уже во второй половине 1950-х атмосфера и обстотельства первого появления «Бибигона» на свет стерлись из читательской памяти. Восстановим их здесь, чтобы лучше понять эту во многом загадочную поэму Чуковского.

Читайте также:  Книги про депрессию

Почему в «Бибигоне» нет ни слова о войнеЧуковский начал писать «Бибигона» в июле 1945-го. Биографы и критики неоднократно замечали, что в тексте нет ни слова о прошедшей войне — и это намеренное умолчание, конечно, с самого начала входило в замысел Чуковского.

Он уже пробовал писать о войне в жанре детской сказки: в мало известной сегодня военной поэме «Одолеем Бармалея!» (1942) аллегорически изображалась битва животных под предводительством Вани Васильчикова со злодеем Бармалеем, а в финале побежденного злодея расстреливали по «всенародному приговору».

В начале 1944 года партийные критики заклеймили эту сказку как «пошлую и вредную стряпню» и объявили «политически опасной» — за перенос человеческих конфликтов в животный мир. Разносная статья вышла в «Правде» и поставила на Чуковском клеймо «антинародного» поэта.

Но решение не писать больше для детей о войне было вызвано не нападками критиков — за ним стояло представление о том, что может дать советская детская литература юным читателям, только-только пережившим войну.Чуковский называл «Бибигона» «последней сказкой своей жизни», как будто точно знал, что никогда больше не обратится к жанру, прославившему его как детского поэта.

Свой путь поэта-сказочника он хотел завершить произведением, которое бы полюбилось и запомнилось читателям: по многу раз редактировал и переписывал уже готовый текст, добавляя или, наоборот, сокращая эпизоды, вставляя новых персонажей, а иногда и целые главы, как будто пытаясь найти идеальную форму для воплощения своего замысла.

В чем же он состоял?Первое, на что обращает внимание читатель любого возраста, — сочетание в тексте стихов и прозы, а значит, разных интонаций и темпов речи.

Но и в поэтических фрагментах «Бибигона» размеры и ритмы стиха отличаются большим разнообразием: здесь и хитрые чередования трехсложников, и четырехстопный ямб со сплошными мужскими окончаниями, и хорей, как в считалочках.

Интонация текста колеблется от высокой патетики в духе «Мцыри» до считалочки или предельно коротких прозаических фраз, останавливающих полеты Бибигоновой фантазии и его резкие перемещения в пространстве.
Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона».

1963 год
© Издательство «Советская Россия»
В «Бибигоне», как и в более ранних «Мойдодыре», «Мухе-цокотухе» и «Федо­ри­ном горе», сказка плотно вписана в быт, только здесь — впервые в творче­стве Чуковского — окружающая обстановка становится предельно конкретной и автобиографической. Действие происходит не просто в деревне или загород­ном доме, но на даче поэта в известном писательском поселке Переделкино. С Бибигоном играют не просто дети, но внуки и внучки Чуковского, а в каче­стве других персонажей выступают и другие обитатели дома: кошка, собака, домработница Федосья Ивановна… Но главное — сам рассказчик, Корней Ива­нович Чуковский, пишет о Бибигоне стихи, придумывая его историю, и одно­временно является персонажем этой истории, собеседником и соседом чудес­ного человечка.Летом 1945 года Чуковский решил, что именно такого героя с безудержной фантазией нужно подарить настрадавшимся за время войны детям, которых — в этом не приходилось сомневаться — после Победы вряд ли ждали социальное и материальное благополучие.

Как Мюнхгаузен превратился в Бибигона

Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона». 1963 год
© Издательство «Советская Россия»
Литературная генеалогия Бибигона вырисовывается достаточно отчетливо: фантазер и хвастун, постоянно попадающий в переделки, побывал на Луне (и даже на ней родился), гордо заявляет о своем дворянском происхождении («граф Бибигон де Лилипут»), носит камзол и треуголку с пером… Все эти черты поразительно напоминают барона Мюнхгаузена — героя, о приключе­ниях которого Чуковский в 1923 году рассказал в переложении с английского книги Рудольфа Эриха Распе, а затем, в 1928-м, в обработке книги Готфрида Августа Бюргера, создавшего на основе книги Распе еще один вариант расска­зов Мюнхгаузена.В 1920–30-е годы Мюнхгаузен был дорогим и важным для Чуковского персона­жем: в устных выступлениях и в критических статьях поэт настойчиво доказы­вал, насколько важна для формирующейся детской психологии и мировоззре­ния фантазия, как развивает она критическое мышление, чувство юмора и сло­га. Неслучайно написанную в 1929 году статью «Разговор о Мюнхгаузене» Чуковский неизменно включал во все последующие переиздания своей книги «От двух до пяти». Чтобы сделать параллель между Бибигоном и Мюнхгаузе­ном уже совершенно прозрачной, Чуковский демонстративно посадит любо­пыт­ного лилипута на свой письменный стол, где «среди книг и газет» он будет читать «Приключения барона Мюнхгаузена».Впрочем, у Бибигона есть немало черт, указывающих на его существенное отли­чие от прототипа. В «Приключениях Мюнхгаузена» барон — главный герой и единственный рассказчик. Ни у Распе, ни у Бюргера право голоса и перо не доверены больше никому, а значит, никто не ограничивает полет мюнхгаузеновского воображения. В статье 1929 года Чуковский заметил: исто­рии Мюнхгаузена устроены так, что оценка их правдоподобия и художествен­ного мастерства находится в сфере компетенции читателя и основана на пол­ном доверии к его здравомыслию.

Бибигон обрисован иначе. Он редко говорит сам, в основном описывается рассказчиком-поэтом и, в отличие от ловкого Мюнхгаузена, не может само­стоя­тельно выбраться из передряг, в которые постоянно попадает на передел­кин­ском дачном дворе.

Если Мюнхгаузен всегда остается целым и невреди­мым, то Бибигон постоянно переживает крупные встряски: как минимум четы­ре раза тонет, после битвы с драконом на целый месяц оказывается прикован к постели и едва не погибает от ран [в одной из ранних редакций сказки].

Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона». 1963 год
© Издательство «Советская Россия»
Мир Мюнхгаузена — полный опасностей лес и большая дорога. Бибигон лишь изредка покидает пределы дачного двора. Из лоскутков ткани и обрывков бу­ма­ги ему сшили одежду, построили уютный кукольный домик, его еда не бо­ль­­ше горошины, а пьет он из наперстка… Мюнхгаузеновский размах умень­шен до микроскопических размеров, а большой мир авантюрного романа сжат до дачного участка. Бибигон — это Мюнхгаузен одомашненный и приручен­ный, в буквальном смысле слова, так как он помещается на ладони.Рассказчик неоднократно порицает Бибигона за хвастовство и самовлюблен­ность и даже в одной из первых глав всерьез предлагает своим читателям забрать у него несносного лилипута. Получается, что Чуковский-персонаж, от которого мы и узнаём о приключениях Бибигона, выполняет в сказке функ­цию здравомыслящего взрослого, который деликатно и назидательно ограни­чивает детские фантазии.
Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона». 1963 год
© Издательство «Советская Россия»
Вероятно, все эти трансформации образ Мюнхгаузена претерпел по двум при­чинам. Одомашнивая его, описывая свой дачный дом и себя самого, Чуковский развивал им же созданный миф о дедушке Корнее, поэте-патриархе, ведущем идиллическую (а на самом деле, конечно, очень трудную) жизнь в Пе­ре­дел­кино. В 1940-е годы Чуковский пытался экспериментировать с парадок­саль­ным жанром сказки — свидетельства «от первого лица». В 1944 году в Ал­ма-Ате мультипликатор Михаил Цехановский экранизировал сказку Чуковского «Теле­фон»: в этом анимационном фильме совмещены снятое на кинопленку изобра­жение Чуковского, который читает текст, словно разыгрывая реально произо­шедшие с ним события, и мультипликационные образы животных. Мир «Биби­гона» построен по схожему принципу.Однако была и другая причина. Помня о жесткой критике, которой подверг­лись в свое время и русские переложения Распе и Бюргера, и его собственные сказочные поэмы, Чуковский хотел выстроить прочную линию обороны от пе­да­гогов-дидактиков: герой, подобный Мюнхгаузену, уже не мог получить в сказ­­ке полную свободу действий, он нуждался во взрослых проводниках и посредниках.

Реабилитация фантазии

Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона». 1963 год
© Издательство «Советская Россия»
«Приключения Бибигона» могли бы с успехом стать сказкой о том, как неиз­вестно откуда взявшийся мальчик-с-пальчик был перевоспитан в доме совет­ского писателя и успешно социализировался в Советском Союзе. В первых гла­вах кажется, что Чуковский ведет свое повествование именно к такому, много­кратно опробованному в советской литературе финалу. «Я, конечно, засмеялся: „Что за вздор!“», — сообщает рассказчик о своей реакции на невероятные исто­рии Бибигона. Но постепенно к недоверию примешивается жалость («Тонень­кий он, / Словно прутик, / Маленький он / Лилипутик») и даже восторг перед Бибигоновой храбростью, и старый поэт начинает любить Бибигона, уважать его и сочувствовать ему из-за разлуки с сестрой Цинцинеллой.От эпизода к эпизоду становится яснее, что хвастовство и непоседливость — оборотные стороны Бибигоновой смелости. А его главная история — о Луне и заточенной там Цинцинелле, коварном драконе, злом волшебнике Брунду­ляке, скрывающемся под обличьем индюка, — оказывается правдивой. В редак­ции сказки 1956 года все обитатели Переделкино видят после гибели Брунду­ля­ка, как спадает заклятье не только с мышки Цинцинеллы, но и с других лю­дей, которых индюк когда-то превратил в животных: Чуковский не пожалел красок для очевидной политической параллели с процессом реабилитации и освобождения заключенных, начавшимся после смерти Сталина.Так рассказчик (он же скептически настроенный дедушка-поэт) проходит путь от недоверия к принятию и одобрению фантазии как важнейшего свой­ства человеческой личности. Он оправдывает и обосновывает ее не чем иным, как храбростью, ведь именно храбрость и самоотверженность стали тракто­ваться к концу войны как главные достоинства советских людей. Воспитанию храб­рости посвящали сотни и тысячи страниц педагогической периодики, учеб­ников психологии (возрожденной в рамках учебных программ как раз в сере­дине войны) и художественных книг.Советская идеологическая конъюнктура 1945 года предоставила Чуковскому очень удобный инструмент для того, чтобы вернуть фантазии утраченные ею в предыдущие десятилетия права. Однако произошедшие уже в 1946 году идеологические сдвиги стали, в свою очередь, причиной поражения Чуков­ского в его битве с противниками фантазии.

Советская власть против Чуковского

Иллюстрация Мая Митурича к «Приключениям Бибигона». 1963 год
© Издательство «Советская Россия»
В июле 1946 года ЦК ВЛКСМ начал кампанию по водворению «воспитательно­го» начала в детской литературе. Чуковского вызывают для очного разбора «Бибигона», не понравившегося комсомольским чиновникам. Защищать его ездил Вениамин Каверин. Через несколько дней первый секретарь ЦК ВЛКСМ Николай Михайлов вынес вердикт: поэма с самого начала заслуживала самой острой критики, но никто из писателей на нее так и не решился — видимо, в си­лу приятельских отношений с Чуковским.

Знаменитое постановление ЦК ВКП(б) «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“»  [Это постановление было принято 14 ав­густа 1946 года. Оно осудило деятельность журна­лов за публикацию «клеветнических» и «по­ш­лых» произведений Михаила Зощенко и Анны Ахматовой.

В результате Ахматова и Зощенко были исключены из Со­юза писа­телей, а их произведения начали изыматься из книготорговых сетей и библиотек, журнал «Ленинград» был закрыт, а в журнале «Звез­да» сменилось руководство.

Главным резуль­татом постановления стало усиление партий­ного контроля над всеми видами искусства и серия идеологических кампаний по уничто­жению авторов и направлений, вызывавших хоть ма­лейшее подозрение в связи с модер­низмом или культурой Запада] усугубило ситуацию.

29 августа на страницах «Правды» была напечатана статья журналиста Сергея Крушинского «Серьезные недостатки детских журналов», где «Приключения Бибигона» критиковались за примитивность, а редакция печатавшего поэму журнала «Мурзилка» — за неразборчивость. Эта статья оз­на­чала запрет на продолжение публикации в «Мурзилке» и невозможность лю­­бо­го другого издания «Бибигона».

К этому моменту в «Мурзилке» была напечатана значительная часть поэмы — правда, без финала, рассказывающего о победе Бибигона и фантазии (Чуков­ский называл эту часть сказки лучшей).

В авторском исполнении «Биби­гона» записали на радио, и всю первую половину 1946 года Чуковский собирал детские отклики: письма, рисунки, поделки, подарки, — чтобы устроить потом выставку в Политехническом музее.Статья Крушинского означала крах всех этих начинаний.

Сам Чуковский воспри­нял произошедшее как персональную, биографическую катастрофу: «В сущности, я всю жизнь провел за бумагой — и единственный у меня был душевный отдых: дети. Теперь меня ошельмовали перед детьми…» И он был прав: «Бибигоном» дело не кончилось, переиздания и других его детских произведений надолго приостановились.

Чуковский также был обеспокоен тем, что его читатели так и не узнали окон­чания истории отважного лилипута:

«„Бибигона“ оборвали на самом интерес­ном месте… Главное, покуда зло торжествует, сказка печатается. Но там, где начинается развязка, — ее не дали детям, утаили, лишили детей того нравст­венного удовлетво­ре­ния, какое дает им победа добра над злом».

«Приключениям Бибигона» пришлось дожидаться публикации более десяти лет: сказку напечатали в 1956 году в составе книги «Чудо-дерево». А в 60-е, когда фантазия и романтический порыв снова оказались в почете, поэма вы­дер­жала три отдельных издания. Однако в целом советская литература после­военного времени так, кажется, и не нашла ключа к этой последней сказке Чуковского.

Автор Мария Майофис, историк культуры
Источник — arzamas.academy

Источник: https://vakin.livejournal.com/1664185.html

Ссылка на основную публикацию